Возрождение неоклассических определений покупательной способности денег

Неоклассическое возрождение. Монетаризм,

ТЕМА 7 иКейнсианство. Неоклассический синтез

Экономическое учение Дж.М. Кейнса

Несмотря на видимую завершенность и доказанность, неоклассическое направление в конце 20-х годов XX века оказалось в серьезном теоретическом кризисе. Основные его положения стала опровергать сама жизнь. В это время большинство развитых стран переживали жесточайший за всю историю человечества кризис перепроизводства, который в последующем в некоторых странах (Германии, Испании, Италии) привел к власти национал-социалистов. В США этот кризис получил название «великой депрессии» (1929–1933). Несмотря на все заверения рыночно ориентированных правительств, оказалось, что преодолеть кризис без жестких мер со стороны государства невозможно. Способность рыночной экономики к саморегулированию была поставлена под сомнение.

В это время появляется новое направление экономической мысли – кейнсианство,основателем которого стал профессор английского Кембриджа,ученик А. Маршалла, Джон Мейнард Кейнс (основное произведение – «Общая теория занятости, процента и денег», 1936). Периодически воспроизводимые длительные неравновесные состояния в национальном хозяйстве, с точки зрения Кейнса, доказывают ограниченность неоклассических равновесных моделей, неспособность рынков к «расчищению» по Вальрасу. Общей причиной макроэкономического неравновесия Кейнс считал несоответствие инвестиций и сбережений, вызывающее дисбаланс совокупного спроса и совокупного предложения.

У неоклассиков равновесие инвестиций и сбережений устанавливалось автоматически, благодаря регулирующей функции процентной ставки (модель И. Фишера). Кейнс не согласился с этим положением. Инвестиции в его модели, как и у неоклассиков, находятся в обратной зависимости от процентной ставки (а также в прямой зависимости от предельной доходности капитала), сбережения же зависят не от процентной ставки, а от уровня дохода. И вообще они формируются по остаточному принципу: сначала люди принимают решения о расходовании части располагаемого дохода на потребление, оставшаяся часть предназначена для сбережения.

Определяя мотивы, руководствуясь которыми люди принимают решения

потреблении, Кейнс вывел основной психологический закон: по мере роста дохода все меньшую часть его прироста ( Y ) люди намерены тратить на потребление ( C ) и все большую – на сбережение ( S ). Иными словами, при увели-

чении дохода предельная склонность к потреблению ( MPC =

дельная склонность к сбережению ( MPS = Y S ) растет. Например, при доходе

100 д.ед. человек все деньги тратит на потребление, то есть предельная склонность к потреблению будет равна 1, а к сбережению – 0. Если доход увеличится на 100 д.ед. и составит 200 д.ед., то из этих дополнительных 100 д.ед. человек потратит 90 д.ед. на потребление (настолько увеличится его общее потребление), а 10 д.ед. пойдут на формирование сбережений. Предельная склонность к потреблению составит 0,9, а к сбережению – 0,1. Из основного психологического закона следовало, что с ростом доходов общество сталкивается с проблемой растущих сбережений, которые однажды могут превысить инвестиции. В этой ситуации совокупный спрос превысит совокупное предложение, часть товаров окажется нераспроданными, и проявит себя кризис перепроизводства. Для его ликвидации необходимо управление совокупным спросом, искусственное увеличение спроса с помощью методов государственного регулирования.

Кейнс разработал теорию эффективного спроса, то есть такого спроса, от уровня которого зависит объем производства в стране и который находится под управлением государства. Это существенным образом отличало подход Кейнса от подходов неоклассиков, у которых совокупное предложение зависит от имеющихся ресурсов и их производительности, а экономика всегда функционирует в состоянии полной занятости ресурсов. Для неоклассиков, совокупное предложение определяло совокупный спрос, а не наоборот. Это положение восходило к закону рынков Сэя. В Теории Кейнса причина и следствие меняются местами: совокупный спрос определяет совокупное предложение, уровень производства и занятости в стране. Недостаток спроса может быть причиной вынужденной безработицы и неполной загрузки мощностей.

Эффективный спрос в закрытой экономике без госсектора включает две составляющие: потребительский спрос (С) и инвестиционный спрос (I). Пер-вым, в силу действия основного психологического закона, управлять чрезвы-чайно сложно. На инвестиционный спрос можно воздействовать с помощью кредитно-денежной политики. Увеличение предложения денег способствует снижению их стоимости (процентной ставки), это положительно влияет на уро-вень инвестиций. Также Кейнс обнаружил, что инвестиции в одних отраслях вызывают цепную реакцию, в результате чего совокупный спрос увеличится в большей степени. Эффект мультипликатора показывает, на сколько увеличится доход при увеличении автономных инвестиций на единицу. Кейнс доказал, что величина мультипликатора инвестиций находится в прямой зависимости от

предельной склонности к потреблению: m =

. Например, при предельной

1 − MPC

склонности 0,75 мультипликатор равен 4, а при склонности 0,8 – уже 5. Кредитно-денежная политика может оказаться неэффективной, а рас-

смотренная цепь взаимодействий может не сработать, если экономика находится в состоянии так называемой «ликвидной ловушке». Это ситуация абсолютно эластичного спроса на наличные деньги, и она имеет место тогда, когда уровень

процентной ставки чрезвычайно низок, не оправдывает рисков банковских вложений, а также когда цены в стране падают и реальная стоимость денег растет. В таком случае люди предпочитают копить ликвидность, а не вкладывать сбережения в банк, деньги не превращаются в инвестиционные ресурсы. На помощь снова должно прийти государство, которое располагает, помимо кредитно-денежной, также фискальной (налогово-бюджетной) политикой.

В закрытой экономике с госсектором совокупный спрос включает, кроме потребительского и инвестиционного спроса, третью составляющую – государственные расходы. Кейнс считал, что в ситуации ликвидной ловушки более эффективной является фискальная политика, а именно, та ее часть, которая связана с прямым государственным финансированием отдельных отраслей.

Признавая цикличность как естественную закономерность развития рыночных систем, Кейнс разработал общую теоретическую модель государственного регулирования рыночной экономики,направленного на сглаживание циклических колебаний. Антициклическое регулирование по своему характеру яв-ляется дискретным, то есть меняющимся в зависимости от стадии цикла. Во время подъема государство должно проводить ограничительную кредитно-денежную политику (сокращать предложение денег, способствовать росту их стоимости – процентной ставки) и ограничительную налогово-бюджетную политику (увеличивать налоги и сокращать государственные расходы). Все это вкупе призвано сдерживать подъем. Во время спада государству следует переходить к стимулирующей (экспансионистской) политике, то есть действовать противоположным образом: увеличивать денежную массу, уменьшать стоимость денег, снижать налоги и увеличивать государственные расходы. Это должно способствовать экономическому росту.

Поскольку Кейнс создал целостную концепцию взаимосвязи макропеременных и выявил основные макроэкономические закономерности, его считают основателем макроэкономического анализа, подобно тому, как А. Маршалл является, по всеобщему признанию, основателем микроэкономического анализа.

Идеи Кейнса нашли применение в экономической программе американского Президента Франклина Рузвельта, благодаря чему экономика США смогла выйти из «великой депрессии» и сохранить черты рыночной экономики. В других странах, как мы выяснили, дело обстояло совсем по-другому. После Второй мировой войны теоретическая концепция и практические рекомендации Кейнса являлись руководством к действию правительств ведущих развитых стран.

Неоклассическое возрождение. Монетаризм,

Дата добавления: 2018-06-01 ; просмотров: 176 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Теории денег

5.3. Количественная теория денег

Количественная теория денег – это экономическая доктрина, объясняющая зависимость между количеством денег в обращении, уровнем товарных цен и стоимостью самих денег. Ее суть заключается в утверждении, что количество денег в обращении является первопричиной пропорционального изменения уровня товарных цен и стоимости денег. Это положение сначала применялось к металлическим деньгам, а затем и к бумажным.

В развитие количественной теории денег внесли свой вклад многие известные мыслители, оставившие свое собственное видение этих проблем, свои версии и выводы, отражающие эволюцию самой теории, насчитывающую более чем 400-летнюю историю.

Принято считать, что впервые идею о прямой зависимости уровня товарных цен от количества драгоценных металлов в стране выдвинул французский мыслитель Жан Боден (1530-1596), который пытался объяснить причину дороговизны товаров в Западной Европе увеличением притока золота и серебра из американских колоний, что, по его мнению, и вызвало “революцию цен”. Если раньше рост цен связывали с порчей монет как главной причиной, то в новых условиях, когда с открытием американских рудников бесконечный поток золота и серебра устремился в Испанию и затем распространился по всей Европе, такое традиционное объяснение уже было недостаточным.

В это же время была установлена и обратная зависимость между количеством денег в обращении и их ценностью.

Еще в 1556 году доминиканский священник Наваррус писал о том, что деньги имеют большую ценность в условиях редкости, чем в условиях избытка, “они становятся дороже, когда больше спрос и меньше предложение”.

Возникновение идей количественной теории денег в XVI веке было естественной реакцией на изменение экономических условий хозяйствования в странах Европы, вызванного открытием Америки и новых источников богатства в виде драгоценных металлов.

Эти идеи в XVII и XVIII веках находят отражение в трудах английских философов Дж. Локка (1632-1704) и Д. Юма (1711-1776), французского философа Ш. Монтескье (1689-1755) и других мыслителей. Локк отмечал, что увеличение количества монет в стране вдвое должно привести пропорционально к снижению их стоимости в два раза. Юм писал, что ” стоимость денег определяется их количеством”.

Количественная теория денег получила свое дальнейшее развитие в трудах представителей классической школы политической экономии. Взгляды Д. Рикардо (1772-1823) носили двойственный характер. Как основоположник трудовой теории стоимости он, с одной стороны, признавал, что стоимость металлических денег определяется затратами труда на их производство, с другой стороны, отмечал, что в отдельные периоды стоимость денежной единицы изменяется в зависимости от изменения количества денег. Дж. Ст. Милль показал зависимость стоимости денег от спроса и предложения, проложив путь для развития неоклассической теории ценности. Он писал, что стоимость денег изменяется обратно пропорционально количеству денег и подчеркивал его прямое влияние на уровень товарных цен. Как приверженец количественной теории денег, он предупреждал об опасности их избыточного предложения.

Критика количественной теории денег К. Марксом

Однако количественная теория денег имела и своих противников. С критикой ее основных постулатов выступал К. Маркс, отмечая в качестве одного из коренных недостатков этой теории сведение денег только к функции средства обращения при игнорировании их функции как меры стоимости. Он считал, что основная ошибка количественной теории коренится в гипотезе о том, что товары вступают в процесс обращения без цены, а деньги без стоимости. По его мнению, деньги обладают стоимостью еще до того, как они вступают в обращение, и в зависимости от стоимости денег, с одной стороны, и стоимости товаров, с другой стороны, устанавливаются цены товаров.

Другой порок количественной теории денег Маркс видел в ошибочной исходной посылке о том, что в обращение может вступать любое произвольно установленное количество денег. Маркс утверждал, что количество денег в обращении определяется действием объективного экономического закона, согласно которому в обращение вступает такое количество полноценных денег, какое необходимо для обращения. Причинная связь явлений у него выступает в совершенно противоположном виде: “Цены не потому высоки или низки, что в обращении находится большее или меньшее количество денег, а наоборот, в обращении потому находится большее или меньшее количество денег, что цены высоки или низки”.

Еще одной ошибкой количественной теории денег Маркс считал недооценку роли денег в функции образования сокровищ, выступающей в качестве стихийного регулятора металлического денежного обращения. В противовес мнению сторонников этой теории о том, что в обращении может находиться избыточное количество золотых и серебряных монет, которое вызывает их обесценение, Маркс утверждал, что благодаря механизму автоматического регулирования излишняя денежная масса выходит из обращения и оседает в виде сокровища.

Читайте также:  Цены в Монако на продукты, жилье, товары и услуги, отдых

Спор между “денежной” и “банковской” школами

Проблема влияния денежной массы на уровень цен и стоимость самих денег приобрела особую актуальность с развитием денежно-кредитного обращения. Если при металлическом денежном обращении действовал механизм прямого влияния, то в условиях распространения кредитных инструментов расчетов (векселей, банкнот, чеков) воздействие денежной массы на цены опосредуется уровнем учетной ставки. Впервые механизм косвенного влияния денежной массы на уровень цен описал английский экономист Г. Торнтон (1760-1815).

С середины XIX века теоретическая проблема влияния денежной массы на уровень цен приобретает характер практической проблемы регулирования денежной эмиссии в условиях распространения кредитных средств платежа (векселей, банкнот, чеков). Вокруг этой проблемы в Англии развернулся спор между двумя школами экономической мысли: “денежной” и “банковской”.

Сторонники “денежной школы” (лорд Оверстон, Р. Торренс) опасались чрезмерной кредитной экспансии и предлагали осуществлять контроль над эмиссией кредитных инструментов. Путем регламентации размеров банкнотной эмиссии они считали возможным регулировать покупательную способность денег и предотвращать экономические кризисы.

Сторонники “банковской” школы (Т. Тук, Дж. Фуллартон) считали, что банкноты выпускаются в порядке кредитования хозяйства в соответствии с потребностями экономического оборота и регулярно возвращаются в эмиссионные банки, а значит, их количество регулируется автоматически. Регулирование банкнотной эмиссии осуществляет сама банковская система. Этот спор закончился принятием в 1844 году Акта о банковской хартии (Акта Роберта Пиля), который ограничил размеры не обеспеченных золотом банкнот Банка Англии. Жесткий порядок регулирования денежной массы был установлен и в других европейских странах. Однако победа “денежной школы” оказалась временной, дальнейшее развитие денежной теории и практики больше соответствовало положениям банковской школы.

Трансакционная версия количественной теории денег

К началу XX века количественная теория денег становится господствующей и выступает важнейшей составной частью неоклассического направления политической экономии. Наибольшую популярность получили два ее варианта: трансакционный и кембриджский.

Большой вклад в развитие количественной теории денег внес американский экономист И. Фишер (1867-1947), опубликовавший в 1911 году книгу “Покупательная сила денег”, в которой он представил трансакционную версию этой теории. Суть его подхода заключается в выражении функциональной зависимости факторов, влияющих на покупательную способность денег, с помощью уравнения обмена:

Уравнение обмена представляет собой двоякое выражение суммы товарообменных сделок (трансакций) за определенный период:

  1. как произведение количества денег (M) на среднюю скорость их обращения (V);
  2. как произведение количества реализованных товаров (Q) на их среднюю цену (P).

При этом Фишер вводит некоторые допущения: он исключает из рассмотрения банковские депозиты и чековое обращение, а также устраняет влияние двух факторов: скорости обращения денег (V) и объема реализованных товаров (Q), предполагая их в качестве неизменных величин.

Подводя итоги, Фишер делает вывод о том, что “при наличии принятых условий” уровень цен изменяется:

  1. прямо пропорционально изменению количества денег в обращении (M);
  2. прямо пропорционально изменению скорости их обращения (V);
  3. обратно пропорционально изменению объема торгового оборота (Q).

Первое отношение он считает наиболее важным и выражающим суть количественной теории денег.

Концепция Фишера подвергалась критике за механистический подход, при котором учитывается лишь функционирование денег в качестве средства обращения, т. е. деньги, переходящие из одних “трансакций” в другие, и не принимается во внимание целый ряд других факторов, влияющих на рост цен. Устранив из анализа влияние двух факторов: изменения скорости обращения денег (V) и изменения объема торгового оборота (Q), – Фишер выводит лишь одну причинно-следственную связь , а именно изменение объема денежной массы как причины изменения уровня товарных цен.

Позже это уравнение стали выражать в другой форме, где показатель общего товарооборота (Q) в средних ценах (P) был заменен показателем национального дохода (Y) с учетом индекса цен (P):

В отличие от И. Фишера экономисты кембриджской школы в лице А. Маршалла (1842-1924) и его последователей (А. Пигу, Р.Д. Хоутри, Д.Х. Робертсона и др.) сосредоточили свое внимание не на обращении денег, а на их накоплении у хозяйствующих субъектов, на анализе “реальных кассовых остатков”. При этом они использовали методы не макроэкономического, а микроэкономического анализа, направленного на изучение мотивов поведения хозяйствующих субъектов и факторов, формирующих их спрос на кассовые остатки.

Экономисты кембриджской школы преобразовали уравнение Фишера, введя коэффициент k, выражающий долю годового дохода (Y), которую хозяйствующие субъекты предпочитают хранить в денежной форме:

Вместо трансакционной версии Фишера, основанной на скорости движения денег в товарообменных сделках, была предложена новая концепция скорости обращения денег в доходах, которая отражает процесс превращения кассовой наличности в расходуемые доходы. Коэффициент k как величина, обратная скорости обращения денег (k = 1/V), выражает отношение между расходами и кассовой наличностью, где V – скорость обращения денег относительно дохода. Этот подход означает, что изменение цен обратно пропорционально скорости, с которой происходит восстановление кассовой наличности после ее уменьшения в результате произведенных расходов. Таким образом, экономисты кембриджской школы разработали две версии количественной теории денег: первая базируется на категории кассовых остатков, вторая – на категории дохода.

Кембриджский вариант не нарушает основополагающих принципов количественной теории денег, а лишь переносит акцент с технологической стороны экономических процессов (трансакций) на субъективно-психологическую – мотивы накопления денег, что подчеркивает удобство обладания деньгами, во-первых, как “готовой покупательной силой”, во-вторых, как страхового резерва на случай непредвиденных расходов. Во всех версиях сохраняется главный постулат количественной теории о зависимости уровня цен от количества денег в обращении.

Кейнсианская теория денег

Идеи кембриджских экономистов развивал Дж. М. Кейнс, положив их в основу своей теории предпочтения ликвидности, в которой выделяются три мотива хранения денег в виде кассовой наличности (спроса на деньги):

  1. трансакционный мотив – потребность в деньгах для текущих сделок;
  2. мотив предосторожности – потребность в деньгах на случай непредвиденных обстоятельств;
  3. спекулятивный мотив – стремление к хранению богатства в наиболее ликвидной форме.

Исходя из этого Кейнс утверждал, что общий спрос на деньги для текущих сделок и на непредвиденные расходы (L 1 ) определяется уровнем доходов (Y), а спрос на деньги для спекулятивных целей (L 2 ) обратно пропорционален ставке процента (r). Таким образом, функция спроса на деньги (M) в соответствии с теорией Кейнса имеет следующий вид:

M = L 1 (Y) + L 2 (r).(5.4)

В дальнейшем Кейнс не только выступил с критикой количественной теории денег и полным отрицанием основных ее постулатов, но и разработал принципиально новый подход, выразившийся в создании денежной теории производства. В центре его внимания находится уже не проблема размещения ограниченных ресурсов и связанная с этим проблема цен, а вопрос о факторах, определяющих объем производства и занятости. Отправной точкой анализа выступал “совокупный спрос”, стимулирование которого должно осуществляться путем государственного вмешательства с помощью бюджетной (фискальной) и денежно-кредитной политики. При этом преимущество отдается фискальной политике как наиболее эффективному средству, непосредственно влияющему на величину совокупного спроса. Стимулирующая фискальная политика предполагает увеличение государственных расходов и снижение налогов, причем допускает использование денежно-кредитной эмиссии для покрытия возникающего в связи с этим бюджетного дефицита. Небольшие темпы инфляции рассматривались как стимулирующий фактор. Денежно-кредитной политике отводилась второстепенная роль, и в качестве одного из главных ее инструментов выдвигалось изменение (снижение) процентной ставки с целью стимулирования роста инвестиций. В отличие от классической количественной теории денег в кейнсианской теории спроса на деньги главная роль отводилась норме процента.

С середины 50-х годов XX века наблюдается возрождение интереса к количественной теории денег благодаря работам М. Фридмена и его последователей, представляющих чикагскую школу экономической мысли, которая получила название монетаризма.

Современный монетаризм является альтернативным кейнсианскому подходом и представляет собой усложненный вариант классической монетарной теории. Сторонники монетаризма утверждают, что спрос на деньги не является функцией только ставки процента и дохода, а на него влияет также норма прибыли от всех видов реальных и финансовых активов. В отличие от кейнсианской теории деньги рассматриваются как субститут не только финансовых, но и всех остальных видов активов.

Монетаристы видят в деньгах и денежной политике важнейший фактор экономического развития и отдают предпочтение денежно-кредитной политике по сравнению с бюджетной. Их главное правило (правило денежной массы) состоит в том, что денежная масса должна расти с постоянной скоростью, приблизительно равной скорости увеличения объема производства. Они считают, что для стимулирования производства необходимо в нормальных условиях стремиться к постоянному низкому темпу увеличения денег в обращении на уровне 3-5%. По их мнению, важнее контролировать количество денег в обращении, чем норму процента и объем кредита.

В заключение еще раз отметим, что количественная теория денег за свою более чем 400-летнюю историю прошла путь от доктрины, устанавливающей взаимосвязь между величинами, характеризующими состояние денежного обращения (денежная масса, уровень товарных цен, скорость обращения денег), до макроэкономической теории денежного анализа, направленного на разработку механизма денежно-кредитного регулирования экономики.

Эволюцию количественной теории кратко охарактеризовал М. Блауг: “В пору своего расцвета количественная теория денег перестала быть тем, чем она была когда-то, – теорией, рассматривавшей основные причины изменения ценности, или покупательной способности, денег; скорее, она стала теорией о том, как M влияет на совокупный спрос на товары и услуги MV и через MV – на цены P и уровень производства T”.

Покупательная способность населения

Покупательная способность обратно связана с количеством финансовых средств, которые необходимы для приобретения установленного потребительского ассортимента из услуг и товаров. Этот показатель характеризует способность потребителей, или целых групп населения, покрывать экономические затраты при актуальном, в определенный период времени, уровне цен.

Динамику потребительской возможности устанавливают индексы инфляции, т.е. падения способности приобретать на рынке, и дефляции – возрастания потребительской способности. В связи с этим, покупательная способность связана не только с платежеспособностью населения, но, также и с валютной конвертируемостью. Это связано и с тем, что возможность покупать одну и ту же денежную единицу различна в разных странах. Концептуальным сравнением для международных показателей экономики является расчет на паритет потребительских возможностей. Покупательная способность положительно и в сильной степени коррелирует с доходами населения и их распределением в условиях рыночной экономики, а также стимулирует потребительский уровень.

Факторы влияния

Целый ряд внутри- и внешнеэкономических факторов влияют на показатель покупательной способности населения. Т.к. эта величина довольно изменчива, она может возрастать или уменьшаться под действием демографической обстановки и социально-политических особенностей, эффективности государственного менеджмента и уровня фискального напряжения частных предприятий.

Кроме того, важнейшее значение при формировании стоимости услуг и товаров имеют цены на основные энергоносители, в основном, на нефть и газ, которые, в свою очередь, также зависят от сложившихся в определенное время внутри- и внешнеэкономических обстоятельств. В частности, важное значение имеет степень интегрированности государства в глобальную торговую систему, его репутация, как надежного и предсказуемого экономического партнера и, связанная с этим, инвестиционная привлекательность экономики страны.

Нельзя недооценивать влияние на покупательскую способность населения неблагоприятных факторов международной политики, различных природных катастроф, эпидемий, других возможных форс-мажорных обстоятельств. С другой стороны, разумная политика государства в области финансов, направленная на развитие свободной экономической конкуренции. Прогрессивная динамика возрастания валового внутреннего продукта, особенно за счет высокотехнологичных видов промышленности, защита внутригосударственного рынка с целью поддержки собственного товаропроизводителя, недопущение коррупционного давления на бизнес, диверсификация источников импорта (особенно энергоносителей) будут иметь положительное влияние на доходы населения, платежеспособность и покупательную способность населения в целом.

Читайте также:  Кейнсианские концепции управляемых денег

Уровень дохода и потребительская способность

Как известно, совокупный доход населения, произведенный экономикой государства, распределяется соответственно вкладу в его получение всего ряда факторов производства: земли, вложенного труда, предпринимательской способности и капитала. Такое распределение в экономике получило название первичного или функционального. Следствием его являются первичные доходы: предпринимательская прибыль, заработная плата, дивиденты и рента. Их размеры зависят, прежде всего, от условий экономической конкуренции.

Уровень дохода является основополагающим фактором потребительской способности населения самых разных слоев. Доходы лицам, которые не владеют производственными факторами (например, пенсионеры, инвалиды) и, потому, не могут получать первичные доходы. Поступают в виде социальных трансфертов: пособий, пенсий, стипендий и других выплат (вторичные доходы). Эти доходы не обуславливаются участием в общественном производстве и поступают как результат перераспределения первичных (функциональных) доходов. Уровень вторичных доходов напрямую зависит от социальной защищенности населения в каждом конкретном государстве.

При расчете показателя покупательной способности населения экспертами-экономистами оценивается целый ряд предпосылок успешного стимулирования этого показателя. Например, одно из ключевых значений имеют сбалансированность годового бюджета, уровень трудоустройства населения, объем расходов пенсионного фонда, стоимость примерного расчетного ассортимента товаров, характеризующая типичную структуру и уровень месячного потребления одного человека.

Исследуя потребительский бюджет населения в целом, изучаются возможности потребления его слоев, проводится оценка количества купленных отдельных товаров в расчете на каждую изучаемую группу. Подытоживая полученные данные, аналитики делают заключение об уровне дохода физических лиц, а также изменения способности покупать услуги и товары для широких кругов населения в самых разных направлениях, включая товары широкого потребления, рынок недвижимости, сферу развлечений и отдыха.

Паритет покупательной способности и уровень жизни

В макроэкономике для унификации финасово-экономических индексов проводится пересчет денежных средств на паритет потребительской способности конкретной страны. По этим термином, понимается принцип, который устанавливает курс на валюты двух стран, основываясь на изменении стоимости услуг и товаров.

Согласно теории ученого-экономиста Густава Кассела, за одну и ту же сумму финансов, которая пересчитана на валюту определенной страны, в различных государствах нельзя купить равнозначное количество товаров и услуг, даже учитывая отсутствие ограничений для таможенного оформления грузов, транспортировки и трат при перевозке. Т.е. паритет покупательской способности заключается в возможности потенциального потребителя купить на фиксированную сумму денежных средств определенный объем услуг и товаров, разный для каждой отдельно взятой страны.

Таким образом, покупательская способность населения это интегративный показатель, с помощью которого довольно объективно изучается уровень жизни населения. Установление этого показателя невозможно без учета и квалифицированного анализа целого ряда макро- и микроэкономических факторов.


1.9 Неоклассическое возрождение. Монетаризм, школа «экономики предложения», теория рациональных ожиданий

70–80-е годы XXвека ознаменовали кризис кейнсианства. Расширение государственного вмешательства в экономику, в том числе в форме прямого увеличения государственной собственности, привело к снижению эффективности хозяйствования, обострению проблемы дефицита бюджета и инфляции. Это совпало с периодом так называемых стагфляционных кризисов в США и Западной Европе, поводом к которым послужило повышение цен на нефть странами ОПЕК (международной корпорации экспортеров нефти).

Стагфляция означает сочетание спада производства и инфляции (роста цен). Два негативных явления раньше не сопровождали друг друга. К тому же, согласно кейнсианской концепции, они требовали противоположных мер государственного регулирования. Борьба со спадом, по Кейнсу, должна проводиться путем искусственного стимулирования спроса, главным образом, с помощью роста бюджетных расходов, а также увеличения предложения денег. Все это могло привести к дальнейшему обострению финансовых проблем: росту дефицита госбюджета и усилению инфляции. Борьба с инфляцией, напротив, требовала сокращения государственных расходов и ужесточения кредитно-денежного регулирования.

В это время все громче звучит лозунг: «Назад к Смиту!». Начинается неоклассическое возрождение. Происходит возврат к идеям либерализма, обосновывается необходимость уменьшения активности государства в экономике и выработки стандартов государственной политики, вместо кейнсианской концепции дискретного регулирования. Неоклассическое направление развивается не только вглубь (разрабатываются новые теории и концепции), но и вширь: в его рамках появляются новые самостоятельные школы. Прежде всего, новые классики пытаются создать собственную макроэкономику, альтернативную кейнсианской.

Одним из новых ответвлений, имеющим наиболее сильные позиции и в настоящее время, является монетаризм(основатель — профессор Чикагского университетаМилтон Фридман). Главным произведением М. Фридмана, написанным совместно с Анной Шварц, является «Денежная история Соединенных Штатов Америки: 1867-1960 гг.», где авторы попытались доказать денежное происхождение «великой депрессии» 19291932-х годов. Название этой школы происходит от английского «money» — «деньги». Основополагающий тезис М. Фридмана, «только деньги имеют значение», следует интерпретировать так: размер денежной массы определяет уровень цен в стране и значение прочих номинальных (имеющих денежное выражение) переменных, например, номинальной процентной ставки. Но он совершенно не означает, что с помощью денежно-кредитной политики можно воздействовать на реальную экономику — уровень производства и занятости. Экономика, по мнению Фридмана, всегда функционирует в состоянии полной занятости и не имеет резервов роста. Правда, он считал, что с помощью денежно-кредитной политики экономических субъектов можно на время ввести заблуждение. Макроэкономический шок они по неведению примут за благоприятную конъюнктуру на их микроэкономических рынках, увеличат выпуск продукции и занятость. Однако со временем, столкнувшись с ростом цен на контактных рынках, в первую очередь, рынках факторов производства, они поймут, что заблуждались. Произойдет переоценка ценностей и восстановление «statusquo»: производство и занятость вернутся к прежнему уровню, а цены вырастут пропорционально увеличению денежной массы. Теоретическая схема М. Фридмана базировалась на «трех китах»:теории естественного уровня безработицы, концепции адаптивных ожиданий и концепции нейтральности денег(«денежной вуали»).

Признавая исключительно важным разработку стандартов кредитно-денежного регулирования, М. Фридман предложил так называемое «денежное правило» («правило Фридмана»), согласно которому государства должны увеличивать денежную массу, ориентируясь на сглаженный долгосрочный рост реального валового национального продукта, то есть, по его подсчетам, на 3–4% в год. Увеличение денежной массы сверх этого, по мнению Фридмана, приводит к инфляции, в то время как Кейнс считал, что деньги способны стимулировать деловую активность и вызывать рост производства. М. Фридман выступил противником активной, то есть меняющейся в зависимости от стадии цикла, кредитно-денежной политики, которую предлагали кейнсианцы. Он доказывал, что между принятием соответствующих мер и их эффектом существует лаг (промежуток) времени, поэтому эти воздействия могут оказаться не только несвоевременными, но и опасными и зачастую сами провоцируют экономический цикл.

Теоретическая концепция монетаризма была положена в конце 70-х — 80-е годы в основу экономической политики Президента США Р. Рейгана и Премьер-министра Великобритании М. Тэтчер.

Другой школой, развивающейся в рамках неоклассического направления, является школа «экономики предложения» (supply-sideeconomics) Основатель школы —А. Лаффер. В отличие от последователей Кейнса, ее представители считают, что увеличить производство можно не путем стимулирования спроса, а с помощью стимулирования самого предложения, в первую очередь, посредством снижения налогов. Оптимизация налогов: установление обоснованной ставки налогообложения и эффективной структуры налогов, — позволяет одновременно решить две проблемы: достигнуть максимальных темпов экономического роста и снизить уровень инфляции в стране.

Высокие налоги, по мнению представителей школы «экономики предложения», подрывают стимулы предпринимательской деятельности, уменьшают возможности инвестирования, приводят к росту издержек и цен. Кроме того, в условиях нехватки собственных ресурсов для развития предприниматели вынуждены увеличивать спрос на кредит, что приводит к росту процентной ставки и также способствует снижению инвестиционной активности, удорожанию производства. Налогообложение доходов от сбережений (процентов, дивидендов) изменяет предпочтения людей в пользу увеличения потребления и сокращения сбережения. А высокая ставка налога на заработную плату меняет предпочтения людей в пользу увеличения досуга и сокращения предложения труда. Так обосновывается эффективность налогов как инструментов воздействия на совокупное предложение товаров и услуг.

А. Лаффер предложил одну из первых моделей оптимизации налогообложения, представленную в виде “кривой Лаффера” (рис. 2).

Рисунок 2 — Кривая Лаффера

“Кривая Лаффера” показывает зависимость налоговых поступлений в казну от величины налоговой ставки (в % к чистому доходу). Кривая состоит из двух отрезков. На первом отрезке повышение налоговой ставки приводит к увеличению налоговой суммы, поступающей в бюджет, на втором — к ее снижению. Эта обратная зависимость объясняется двумя причинами. Во-первых, при высоком налогообложении в действие вступает такая сила, как стремление избежать налогов, «уйти в тень». Во-вторых, на этом “плохом” участке налоговая ставка растет в меньшей степени, чем сужается база налогообложения по причине спада производства.

По расчетам А. Лаффера, оптимальной ставкой налогообложения, обеспечивающей максимум бюджетных поступлений в долгосрочном периоде, является 35% от чистого дохода. При этом экономика функционирует в состоянии полной занятости и достигает потенциала экономического роста.

Предложения А. Лаффера по снижению налогов были частью программы выхода из стагфляционного кризиса Р. Рейгана, где они сочетались с мерами монетаристской направленности.

И, наконец, третьим современным ответвлением неоклассического направления и наиболее ортодоксальным вариантом монетаризма является новая классическая макроэкономика, более известная кактеория рациональных ожиданий. Ее представители (Роберт Лукас, Томас Сарджент) отрицают позитивное влияние дискретной экономической политики на поведение хозяйствующих субъектов не только в долгосрочном, но и в краткосрочном периоде. По их мнению, современное общество достаточно информировано и высоко интеллектуально. Обладая накопленным практическим опытом, люди способны не только предугадать меры экономической политики, но и предвидеть их последствия. Кроме того, они не просто располагают адаптационным механизмом, но и используют его с некоторым опережением. В противовес монетаристской концепции адаптивных ожиданий, представители новой классической макроэкономики разработали концепцию рациональных ожиданий. Рациональные экономические субъекты своими действиями сводят на нет реальный эффект любой активной экономической политики. Попытки стимулировать производство с помощью роста денежной массы или увеличения бюджетных расходов, по убеждению представителей школы, приводят лишь к росту общего уровня цен. Признавая неэффективность дискретного регулирования, они выступают за консерватизм в экономической политике, основанный на строгих правилах государственного регулирования.

Индекс покупательной способности (ИПС)

Что такое индекс покупательной способности простыми словами: определение индекса, где применяется ИПС, как рассчитывается индекс, формула расчета индекса покупательной способности.

Что такое индекс покупательной способности?

Индекс покупательной способности (general purchasing power index, ИПС) – экономический показатель, чаще всего применяемый для оценки привлекательности той или иной мировой валюты.

Индекс покупательной способности показывает, сколько товаров и услуг можно приобрести за единицу валюты. Соответственно изменения индекса ИПС указывают на динамику инфляции в стране и стабильность валюты в целом. Чем выше цены, тем ниже покупательная способность валюты, и наоборот.

Зачем нужен индекс покупательной способности?

Индекс покупательной способности используется для того, чтобы проанализировать изменения объемов товаров и услуг, которые может позволить себе приобрести население на одну и ту же сумму в текущем году и том, что исследуется. Также этот индекс отражает то, как соотносятся между собой номинальная и реальная заработные платы населения. Величина индекса покупательной способности обратна индексу цен на товары или тарифам.

Покупательная способность денег того или иного государства зависит от уровня обеспеченности одного человека и в то же время является показателем благосостояния всего населения страны. Когда покупательная способность начинает резко расти, страна переживает волну дефицита, когда спрос становится больше предложения, и люди, ощущая возможность купить больше, начинают активно ею пользоваться. Потому рост покупательной способности – явление не однозначно положительное. При дефиците наблюдается стремление к равновесию, для достижения которого приходится либо увеличивать объемы производства, либо повышать цены. Как вы понимаете, увеличить объемы производства намного сложнее, чем просто повысить цены, поэтому второй вариант действий куда более распространен при дефиците.

Читайте также:  Деньги и глобальные монетаристы

Когда покупательная способность денег понижается, это само собой, также не несет с собой ничего хорошего, отражаясь и на экономике отдельной страны, и на экономике всего мира. В отличие от процесса повышения покупательной способности, ее понижение приводит к инфляции. А в особенно «запущенном» случае денежная единица может просто обесцениться. Тогда на одну и ту же сумму потребитель сможет приобрести уже меньше товаров или услуг. Обесценивание некоторых мировых валют создаст проблемы для всей мировой экономики. Так, например, может произойти с долларом, мировой резервной валютой.

Ежегодно многие развитые страны проводят исследования, использующие статистику инфляции и динамику цен. Эти исследования призваны дать информацию, которая необходима для оперативной реакции на возможные в разных странах мира кризисы. Вместе со статистикой цен приводится еще и показатель покупательной способности денег.

Как рассчитывается индекс покупательной способности (формула)?

Для расчета индекса покупательной способности используется следующая формула:

ИПС = 1 / Индекс потребительских цен

Его величина показывает относительное изменение покупательной способности денег, находящихся на руках у населения. Если, например, инфляция в потребительском секторе составила за год 12,5% (цены на потребительские товары и услуги в среднем увеличились на 12,5 %), это означает, что ИПЦ = 1,125, а ИПС = 1/1,125 = 0,889.

Результат показывает, что покупательная способность денег снизилась в среднем на 11,1%, т.е. на ту же сумму денег население купит товаров меньше на 11,1%, чем в базисном периоде, или, иначе, сохранение неизменного уровня жизни сегодня об­ходится на 11,1% дороже, чем вчера.

Полезные статьи по теме

Эксперты журнала FORTRADER

Журнал FORTRADER — это большая команда специалистов в торговле на финансовых рынках. Трейдеры, управляющие, инвесторы, программисты, тестировщики, технические администраторы — мы все работаем для Вас каждый день уже много лет. Иногда мы пишем статьи сообща, тогда автором становится целый журнал.

Покупательная способность римских денег.

Вопрос о покупательной способности является интересным, но трудным. Большинство людей ожидают получить некое число, вроде обменного курса, например, что денарий стоил 20 $. К сожалению, это не так просто.

Во-первых, Римская империя использовала монеты на протяжении более 700 лет. За этот период взлеты и падения, инфляции и рецессии происходили так же, как и на протяжении многих лет с 1300 до 2000 г. н. Мы не можем считать “Древний Рим” как один период, а должны понимать, что любая информация, которая относится к времени Августа, может совершенно не подходить для времени Константина или даже Траяна. Цены и заработная плата варьировалась по всей империи, цены в Риме сильно отличась от цен в маленьком городке в Сирии. Такая же ситуация наблюдается и в наши дни, когда мы видим различия в цене свежих фруктов во Флориде, Нью-Йорке и на Аляске. Самой большой проблемой, однако, является то факт, что очень мало товаров, которыми пользовались римляне, по-прежнему играют такую же роль в современной торговле. Мы можем сравнить еду, но мы должны учитывать изменение диетических пристрастий, во избежание вопросов о цене в денариях на пиццу-“пепперони”. Сохранившиеся записи о заработной плате и ценах весьма разрозненны. У нас есть относительно немного систематизированных прайс-листов, большинство информации приходится собирать по кусочкам из случайных упоминаний в сохранившихся документах. В некоторых случаях это может привести к кажущимся противоречиям, но с учетом различий в заработной плате и ценах, которые мы наблюдаем в зависимости от региона и времени, римская денежная система выглядит почти стабильной. Закончим со вступлением и рассмотрим несколько примеров зарплат и цен, которые могли бы представлять интерес.

Этот золотой ауреус Марка Аврелия стоил 25 серебряных денариев и был примерно равен месячному жалованью легионера.Золото, вероятно, использовалось в основном богатыми людьми для крупных покупок. Обычный человек редко имел в распоряжении столько денег сразу.

На реверсе этого денария Септимия Севера изображен модий (8,704 литра) наполненный фруктами.

Рацион римлян очень зависел от зерна. Средний взрослый римский мужчина съдал два фунта пшеничного хлеба каждый день. Так как буханки хлеба всегда были доступны на рынке, большинство примеров цен, которые дошли до нас, относятся к стандартной мере пшеницы – модию (modius, 8,704 литра). Из модия зерна выпекалось примерно 20 буханок хлеба весом около фунта (327,45 грамма), хватавших на десять дней. Особое место в менталитете римлян занимала концепция “справедливой цены” – максимально допустимой цены зерна. Политики и общественные деятели могли добиться значительной поддержки в народе, гарантируя доступность хлеба на рынке, вплоть до покупки дорогостоящего зерна и перепродажи его себе в убыток на общественных началах. В первые годы чеканки, “справедливая цена” равнялась около 4 асса за модий. Ко времени Цезаря цена выросла до 12 ассов; при Нероне – около 2 денариев или 32 асса. Эти цены выглядят гораздо стабильней по сравнению с инфляцией, которую современный мир пережил в течение XX столетия. Войны III века положили конец этой стабильности, частые повышения цен привели к тому, что рядовые работники получали зарплату практически на уровне прожиточного минимума.

Такой республиканский денарий 137 г. до н.э. легионер получал за три дня службы. На него можно было купить достаточно пшеницы, чтобы обеспечить себя хлебом почти на месяц.

На этот дупондий Нерона (1/8 денария, 1/2 сестерция или 2 асса) в I в н.э. можно было купить буханку (фунт) хлеба в Помпеях или Риме или две буханки в небольшом городе Италии, где жизнь была дешевле и цены ниже.

В республиканский период, около 200-150 гг до н.э., мы находим сведения о том, что жалование легионера было установлено на уровне 3 ассов в день, а пшеница стоила 4 асса за модий. То есть, зарплата за два месяца обеспечивала солдата хлебом на год. После обесценивания денария с 10 до 16 ассов в 141 г. до н.э. жалование легионера поднялось до 5 ассов в день, а цена на пшеницу – чуть более 6 ассов за модий. Во времена Юлия Цезаря легионер зарабатывал 10 ассов в день, а модий пшеницы стоил 12 ассов. С учетом локальных особенностей эти цены сохраняли стабильность пропорционально заработной плате. В эпоху ранней империи модий стоил два денария в Риме, в сельских районах Италии мог стоить в два раза меньше, а в житнице Империи, Египте – лишь 8 ассов (половина денария). Буханка свежего хлеба продавалась за дупондий (1/8 денария, 1/2 сестерция или 2 асса) в дорогих городах, таких, как Рим или Помпеи, и за половину этой стоимость (один асс) в провинции. К этому времени легионер зарабатывал почти денарий в день. Преторианской гвардии в Риме выплачивалась повышенная зарплата из-за привилегированного положения и ради компенсации их затрат на проживание в столице. Сравнивая сегодняшние цены на хлеб в супермаркете, можно предположить, что асс примерно соответствует одному доллара США, а денарий – примерно $ 20.

Этот денарий Юлии Месы (218 г. н.э.)примерно равнялся дневному жалованию солдата. Однако, помимо зарплаты солдаты получали от императорадополнительные выплаты, которые должны были гарантировать лояльность войска. За много лет эти бонусы могли превышать зарплату.

Этот антониниан Филиппа I (247 г. н.э.) иллюстрирует растущую инфляцию III века.В то время как номинальная стоимость этой монеты равнялась двум денариям, покупательная способность была, как у старого денария. Несмотря на увеличение веса на 50%, снижение пробы приводило к тому, что чистого серебра в такой монете было не больше, чем в денарии начала века.

Введение антониниана (двойного денария) в 214 году нашей эры стало констатацией факта значительного ухудшения денария. В действительности покупательная способность новой монеты была примерно такая же, как у денария в прошлом столетии. Ужасная инфляция следующей половины III столетия привела к падению ценности антониниана до уровня прежних мелких номиналов. В 294 году нашей эры, попытку стабилизировать ситуацию предпринял император Диоклетиан. Он отменил старую монетную систему и начал выпуск новой монеты под названием “nummus” (также известной как “follis”). Предполагалось, что эта монета должна была иметь такую же покупательную способность, что и денарий в начале империи. Работник на ферме мог зарабатывать 2 нуммия в день, а ремесленник – до 12. Жалование военных исчислялось более сложно, кроме зарплаты учитывались регулярные подарки от императоров и раздачи зерна. Учитывая важность армии в судьбе императоров, не трудно понять их заработную плату в размере более, чем 1000 нуммиев в год (частично в виде бесплатного зерна). В 305 году модий пшеницы продавался в пределах 2 – 10 нуммиев в зависимости от региона (Египет оставался самым дешевым, а Рим – самым дорогим регионом).

Существуют сведения от 320 г. .н.э. о продаже хлеба в Антиохии за 2 нуммия. Монета к тому времени уменьшается до размера AE3. Тот же источник упоминает о мясе по 4 – 8 нуммиев за фунт и вине по 6 – 14 нуммиев за секстарий (около 0,544 литра) в зависимости от качества. Как ни странно, можно увидеть параллель с современными ценами, если мы уподобил нуммий доллару. У нас есть относительно немного информации о ценах на мясо и вино для других периодов, но упоминается, что общая стоимость пищи для семьи из четырех человек в эпоху Флавиев (конец I в. н.э.) равнялась 200 денариям в год или немного более чем один дупондий (1/8 денария или 2 асса) на человека в день. На эти деньги можно было позволить себе не намного более, чем домашний хлеб, оливковое масло и дешеве вино.

В 320 г. н.э. за два таких посеребренных нуммия Криспа можно было купить фунт хлеба. Этот тип монеты по размеру и покупательной способности представляет собой нечто среднее между первыми большими посеребреными монетамиДиоклетиана и крошечными медными монетками ранней Византии. Цена за модий пшеницы изменялась соответственно: от 2 нуммиев в 305 г. до 40 нуммиев в 327 году нашей эры.

Золотой солид не был привязан к стоимости медных монет. В свое время этот солид Феодосия (379 – 395 гг) равнялся 7200 нуммиев и на него можно было купить 30-40 модиев пшеницы.Дневное жалование кавалериста было составляло 180 нуммиев, то есть солид равнялся плате за полтора месяца.

Одежда была относительно дорогой. В 240 году нашей эры пара армейских ботинок стоила 22 денария, а теплый плащ самого высокого качества для ношения в холодную погоду мог стоить до 60 денариев. Цены на простые, но высокого качества шерстяные и шелковые ткани в 305 году нашей эры были в районе 16 нуммиев и 10 ауреусов за фунт соответственно, а цена на самые необычные окрашенные шелковые ткани с золотыми нитями доходила до 125 ауреусов за фунт, то есть в три раза дороже веса золота. Понятно, что такая одежда предназначалась для императора и его свиты.

Ссылка на основную публикацию