Возврат к золотому стандарту в США

Золотой стандарт в США после 1929 г.

Золотой стандарт в США после 1929 г.

Выше были вкратце описаны ключевые причины повсеместного крушения послевоенного золотого стандарта; рамки нашей книги не позволяют вдаваться в описание конкретных ситуаций в различных странах. Однако, поскольку Соединенные Штаты вскоре вернулись к золотому стандарту, а мы чуть ниже опишем этот новый тип золотослиткового стандарта, было бы полезно дать краткий обзор событий, которые привели к его установлению в США.

События, которые привели к новому типу золотого стандарта

В США в первые годы всемирной экономической депрессии позиции золотого стандарта оставались прочными. В течение ряда лет мы испытывали большой чистый ввоз золота, вследствие чего имели избыток желтого металла. Несмотря на бум крайне спекулятивного характера на фондовых рынках в годы, непосредственно предшествовавшие биржевому краху 1929 г., в стране более восьми лет наблюдалась почти беспрецедентная в нашей истории стабильность товарных цен[280]. В августе 1931 г., за месяц до того как Великобритания вышла из золотого стандарта, запасы денежного золота в Америке достигли рекордного уровня в 4,6 млрд долларов. К январю 1933 г. они снизились до 4,1 млрд долларов, но все равно не знали себе равных, составляя 1 / 3 известных мировых запасов.

Затем на нас неожиданно обрушились события, кульминацией которых стали «банковские каникулы» в начале марта 1933 г. Вкладчики бросились в банки за своими деньгами, доверие к национальной валюте оказалось резко подорвано, и наблюдалась ярко выраженная тенденция к тезаврированию денег, необычная в том отношении, что тезаврировалось преимущественно золото, которому в этом смысле отдавалось решительное предпочтение перед бумажными деньгами. Крах доверия широких масс к деньгам и банковской системе был вызван в первую очередь быстро растущими страхами перед политикой дешевых денег, которую энергично протаскивали руководители государства и депутаты конгресса, тем, что Рузвельт, в противоположность президенту Гуверу, не выступил решительно за здоровые деньги ни во время избирательной кампании, ни в промежутке между выборами и инаугурацией[281], а также широко распространившимися сразу после выборов упорными слухами о том, что избранный президент готов прислушиваться к сторонникам девальвации доллара и прочих радикальных мер денежной политики.

Если бы Рузвельт сразу после своего избрания совместно с президентом Гувером сделал заявление в духе Гровера Кливленда о том, что золотой стандарт и существующий золотой доллар будут сохранены любой ценой, и что ради этого при необходимости будут мобилизованы все финансовые ресурсы Соединенных Штатов, такое заявление, вкупе с разумной политикой межпартийного сотрудничества, возможно, смогло бы предотвратить катастрофический крах наших денег и банковской системы в начале 1933 г. В таком случае краха американского золотого стандарта и последующей девальвации доллара удалось бы избежать.

Однако, столкнувшись с ситуацией, сложившейся к моменту его инаугурации, президент и его соратники в течение марта – начала апреля приняли весьма разумные меры по борьбе с банковским кризисом. Принятый в качестве чрезвычайной меры закон о банках от 9 марта 1933 г. по большей части содержал в себе здравые положения, и его осуществление на первых порах также носило здравый характер.

К 4 марта 1933 г. почти во всех штатах банки либо закрылись, либо работали в условиях введенных правительством жестких ограничений. У населения временно возникли затруднения с получением денег, а кроме того, с того момента стало практически невозможно получать золотую монету. 6 марта президент объявил о начале «банковских каникул» и фактической приостановке золотого стандарта. Три дня спустя чрезвычайный законопроект о банках был принят конгрессом[282].

Страна быстро отреагировала на эти энергичные чрезвычайные меры. С 4 марта по 4 апреля в резервные банки было возвращено денег на 1225 млн долларов, а доля резервов по отношению к банкнотам Федерального резерва и вкладам, вместе взятым, выросла с 45 до 60%. Средства, вырученные благодаря обратному притоку денег, «были использованы банками – членами Федеральной резервной системы на сокращение своей задолженности перед резервными банками на 1 млрд долларов, а также на сокращение акцептованных коммерческих бумаг в резервных банках на 130 млн долларов. Общие резервы двенадцати федеральных резервных банков с 4 марта по 5 апреля выросли с 2800 млн до 3490 млн долларов, достигнув максимального уровня с осени 1931 г. 7 апреля учетная ставка Федерального резервного банка Нью-Йорка была снижена с 3 1 / 2 до 3%»[283].

К 29 марта около 12 800 банков из 18 000, существовавших до кризиса, получили лицензии на неограниченное возобновление операций; они представляли около 90% депозитов, хранившихся в банках – членах Федеральной резервной системы.

С конца февраля по конец апреля не было зафиксировано сколько-нибудь серьезной девальвации доллара, которая сказалась бы на обменных курсах иностранных валют или на ценах. По курсу телеграфных переводов на Францию с ее золотым стандартом доллар упал на 4,4%; по отношению к фунту стерлингов он также обесценился на 4,4%; оптовые цены выросли на 1%, а стоимость жизни снизилась на 0,8%, в то время как обыкновенные акции в среднем выросли на 6,7%. Индекс промышленного производства по расчетам Совета Федерального резерва вырос на 4,7%, индекс производственной активности, расчитывающийся Кливлендской трестовой компанией, повысился на 4,9%. Ежемесячное число закрывшихся коммерческих предприятий снизилось на 19%, а их обязательства – на 22%.

Иными словами, деловая атмосфера улучшалась, доверие восстанавливалось, и чрезвычайная ситуация, оправдывавшая временные жесткие меры, уходила в прошлое. В таких обстоятельствах самое разумное, что могла сделать президентская администрация, это как можно скорее вернуться к золотому стандарту с полной конвертируемостью бумажных денег в золото и отменой всех ограничений на вывоз золота и владение им, сопроводив эту меру решительным заявлением со стороны президента о том, что правительство при необходимости готово привлечь все свои резервы для поддержания золотого стандарта.

Разумеется, принятие масштабных чрезвычайных мер общего характера ради помощи должникам в течение разумного периода времени было вполне оправданным. Здравая позиция по этому широкому вопросу была изложена еще двумя годами ранее в заявлении британского комитета Макмиллана в связи с ситуацией в Англии: «…По нашему мнению, проведение любым правительством внезапной и не объявленной заранее девальвации валюты, курс которой соответствует ее паритету… ни в коем случае не может быть названо целесообразной мерой. Международная торговля, коммерция и финансы основаны на доверии. Одним из краеугольных камней, на которые опирается это доверие, является общее убеждение в том, что все страны, насколько это в их силах, стремятся удержать ценность своей национальной валюты на уровне, установленном законом, и юридически признают ее обесценивание лишь после того, как это обесценивание уже произошло де-факто. В последние годы мы наблюдали многочисленные примеры того, как вследствие либо военных бедствий, либо политических ошибок или коллапса цен курс валюты падал настолько ниже паритета, что возвращение к нему сопровождалось бы вопиющей социальной несправедливостью, либо потребовало бы от страны непомерных усилий и жертв при невозможности рассчитывать на какую-либо адекватную компенсацию… Однако мы столкнулись бы с совершенно новым принципом, причем таким, который, несомненно, стал бы шоком для международного финансового мира, если бы правительство величайшей нации-кредитора в качестве сознательной и позитивной политической меры однажды утром объявило, что оно принимает закон, согласно которому ценность национальной валюты уменьшается по сравнению с паритетом, которому соответствует ее курс, до какого-то более низкого уровня…[284] В атмосфере кризиса и бедствий, которая бы неизбежно сопровождала такую крайнюю и неожиданную меру, как девальвация фунта стерлингов, вполне может оказаться так, что состояние вещей, наступившее непосредственно после такого события, окажется хуже по сравнению с тем, которое ему предшествовало»[285].

Вместо того чтобы в конце весны 1933 г. принимать меры к скорейшему восстановлению золотого стандарта, существовавшего до «банковских каникул», администрация Рузвельта предприняла ряд радикальных мер, направленных на сознательное снижение золотого содержания доллара. Эти меры привели к отказу от золотомонетного стандарта, необратимой порче золотой денежной единицы страны, аннулированию золотых контрактов на десятки миллиардов долларов, включая контракты самого правительства, запрету на хождение в США золотых монет и золотых сертификатов, национализации запасов золота и серебра и получению президентом не менее чем на десять лет почти неограниченной диктаторской власти над национальной валютой.

2 июля 1933 г. Рузвельт направил свое послание госсекретарю Халлу, которое прозвучало «громом с ясного неба» и привело к прекращению работы Всемирной экономической конференции, от которой мы и ведущие страны мира с достаточными основаниями ожидали серьезных результатов в отношении международной денежной стабилизации на основе золота.

Несколько месяцев спустя, в радиообращении от 22 октября, президент неожиданно и без предварительного публичного обсуждения объявил об одобрении в качестве официальной политики США плана Уоррена по закупкам золота, целью которого было быстрое повышение товарных цен до желаемого уровня – предполагалось, что тот будет соответствовать уровню 1926 г., – и их последующее поддержание на этом уровне посредством системы денежного регулирования. Этот план, не увенчавшийся успехом, был без особого шума отменен в начале 1934 г.[286]

К концу 1933 г. мы практически лишились всякой надежды на восстановление золотомонетного стандарта с использованием старого золотого доллара в качестве законной меры ценности.

Американский золотой стандарт нового типа

Закон 1934 г. о золотом резерве, вступивший в силу в конце января, дал Соединенным Штатам новую законную денежную единицу, ценность которой в золоте примерно соответствовала ценности бумажного доллара на тот день, и создал в стране денежную систему нового типа, существенно отличающуюся от всех денежных систем, доселе встречавшихся в мировой истории. Тремя выдающимися чертами новой денежной системы были следующие:

1. Законодательная стабилизация доллара, осуществлявшаяся не посредством фиксированной цены на золото, а по усмотрению президента, в рамках фиксированного диапазона цен на золото, находившихся в пределах 50—60% прежнего золотого доллара[287].

Это положение закона дополнялось административным указом президента, согласно которому ценность доллара в золоте на тот момент приравнивалась к 59,06 цента – при таком курсе цена унции чистого золота поднималась с прежней законодательно установленной цены в 20,67 доллара до новой административной цены в 35 долларов, повысившись на 69,3%. Отныне единственным разрешенным типом размена на золото оставался размен, по усмотрению правительства, золотых сертификатов нового типа, законное владение которыми разрешалось только федеральным резервным банкам и правительству. Экспорт, хранение и транспортировка золота отныне дозволялись лишь при таких условиях и в таких объемах, которые административным указом устанавливал министр финансов с одобрения президента.

Читайте также:  Функция меры полезности в теориях денег

2. «Прибыль от девальвации» поступала в созданный правительством стабилизационный фонд. В момент принятия закона о стабилизации национальное правительство и федеральные резервные банки совместно владели золотом в монетах и слитках на сумму, немного превышающую 4 млрд долларов. Так как в соответствии с планом девальвации ценность нового доллара приравнивалась к ценности чистого золота, содержащегося в старой золотой монете на сумму в 59,06 цента, ценность этих 4 млрд долларов в золотой монете и в золотых слитках увеличивалась на 2811 млн долларов в пересчете на новые доллары. После принятия стабилизационного закона дополнительные поступления золота увеличили эту прибыль приблизительно до 2819 млн долларов, из которых примерно 2 млрд долларов составляли стабилизационный фонд правительства, причем в качестве активного фонда использовалось немногим более 200 млн долларов.

3. Третье важное положение стабилизационного закона предусматривало передачу юридических прав на золото, находившееся в распоряжении руководителей Федерального резерва, правительству США, а выплаты этим золотом производились правительством в виде нового типа не обращающихся «золотых сертификатов».

Что представляет собой наш нынешний денежный стандарт? Стандарт, созданный новыми законами, с трудом поддается определению. В юридическом смысле его можно определить как ограниченный товарный стандарт, так как в законе явно предусматривается возможность изменять золотую ценность доллара в соответствии с повышениями и понижениями уровня товарных цен. Однако с момента принятия закона золотое содержание доллара не менялось, и этот закон проводится в жизнь таким образом, который де-факто превращает новую денежную систему в золотослитковый стандарт. Пока правительство или его агенты сохраняют готовность по первому требованию покупать и продавать золото на обширном рынке наподобие того, который в настоящее время состоит из правительств и центральных банков дружественных стран, с оплатой приблизительно по фиксированной цене, которая ныне составляет 35 долларов за унцию, позволяют свободный импорт и экспорт купленного и проданного золота в неограниченном количестве и приводят объем внутренней денежной массы в соответствие с объемами имеющегося в стране золота, ценность бумажного доллара в золоте будет более-менее соответствовать ценности фиксированного количества золота на крупном и свободном международном рынке. А это и есть главное «конституирующее качество» золотого стандарта.

Однако в той степени, в какой правительство препятствует свободному экспорту и импорту золота или не допускает того, чтобы экспорт и импорт золота приводил к увеличению или уменьшению денежной массы в стране на соответствующую величину, или в той степени, в какой правительство злоупотребляет своим законным правом изменять золотое содержание золота, изменяя официальную цену золота, ценность доллара в золоте будет отличаться от ценности фиксированного количества золота на крупном и свободном международном рынке, и в той же самой степени в стране будет наблюдаться отход от золотого стандарта.

Согласно определенной таким образом сущности золотого стандарта, вероятно, ни одна из значимых стран мира, за исключением США, в настоящее время (1944 г.) не имеет или не имела в течение нескольких последних лет золотого стандарта. Однако в ряде стран – например, в Бразилии, Колумбии и Венесуэле – сейчас действует стандарт, по своим параметрам приближающийся к золотому стандарту.

Почему Трамп будет вынужден вернуться к золотому стандарту

Автор: Ник Джиамбруно (Nick Giambruno)

Как я показал в предыдущей статье, следующий кризис будет большим.

Международный валютный фонд (МВФ) и глобалисты воспользуются им, чтобы навязать свой порядок посредством так называемых «специальных прав заимствования» (СПЗ).

Президент Дональд Трамп (Donald Trump) может ответить лишь одним возможным способом…

Трамп – первый современный президент США, открыто враждебно относящийся к глобализму. Он неоднократно высказывался против него.

Трамп также высказывался против глобальной валюты:

«Как не существует глобального флага и гимна, так не существует и глобальной валюты. Вот какие США я представляю».

Трамп не собирается пожертвовать ведущим статусом американского доллара и доверить денежную политику всемирному центральному банку. Ведь это все равно что опустить американский флаг, поднять флаг ООН и салютовать ему.

Тем не менее Трамп может противодействовать глобалистам и их планам об СПЗ лишь одним способом: вернув доллар к золотому обеспечению в той или иной степени.

Любовь Трампа к золоту не должна удивлять…

Она очевидна из его зданий. Только посмотрите на золотые буквы его имени…

Трамп также немало заработал на золотых инвестициях.

После того как американское правительство в 1975 г. узаконило частное владение золотом, Трамп стал агрессивным покупателем. Он покупал его примерно по $185. Затем, как он отмечает:

«Мы продавали в диапазоне $780-790. Мы неплохо заработали. Получилось проще, чем в строительном бизнесе».

В сентябре 2011 г. Трамп принял у коммерческого арендатора в качестве залога золотые слитки. Арендатором был APMEX, один из крупнейших дилеров драгоценных металлов в США.

Дональд Трамп с Майклом Хэйнсом (Michael Haynes) из APMEX

Трамп тогда сказал:

«Trump Organization всегда стремилась к «золотому стандарту». Мы рады приветствовать APMEX в качестве нашего арендатора по адресу Уолл-стрит, 40, – в престижном и историческом месте. Золото, начинавшее как драгоценный товар, стало действенной валютой и общепринятым денежным стандартом. Центральные банки мира держат золото в качестве резервного актива. Оно также блестящий, потенциально прибыльный инструмент для диверсификации портфеля, особенно при волатильности фондового рынка».

Но пристрастие Трампа к золоту уходит еще глубже. Советую посмотреть это малоизвестное видео за 2015 г. На 39-й секунде тогдашний кандидат Трамп говорит:

«Вернуть золотой стандарт будет очень сложно, но это было бы чудесно. Тогда у нас был бы стандарт, служащий основой для наших денег».

Похожие настроения он высказывает и в еще одном видео:

«Интервьюер: Можете ли вы представить себе сценарий, когда наша страна вернется к золотому стандарту?

Трамп: Мне нравится золотой стандарт. В золотом стандарте есть что-то очень красивое.

…Есть что-то очень красивое в том, чтобы иметь нечто прочное. Ведь наша страна раньше была очень прочной, потому что основывалась на золотом стандарте. Сейчас этого больше нет. В такой идее есть что-то очень красивое».

Настоятельно рекомендую посмотреть эти видео. Можно увидеть, с каким энтузиазмом Трамп говорит о золоте и золотом стандарте.

Все это вместе показывает, что Трамп открыт и, возможно, полон желания вернуть золотой стандарт…

Это важно, потому что «пузырь всего» должен лопнуть еще при его президентстве.

Я считаю, что это приведет к беспрецедентному кризису.

И глобалисты воспользуются этим для последнего рывка к созданию всемирного центрального банка. Они также попытаются потеснить доллар как главную резервную валюту и заменить его СПЗ.

Возвращение доллара к золотому обеспечению – единственная надежда Трампа, чтобы это остановить. Я думаю, что он об этом знает.

Победит ли доллар, обеспеченный золотом, или СПЗ МВФ – вопрос на миллион. И ответ мы узнаем в ближайшие годы.

Т.Дерден: к золотому стандарту; Вашингтон разрушает финансовый порядок

Мир должен подготовиться к возвращению золотого стандарта, поскольку Вашингтон разрушает финансовый порядок: (эта статья опубликована в рубрике “Мнение эксперта” в издании Global Times. ) Свойство золота выступать в качестве безопасного убежища в последние недели проявилось в полной мере. Спотовая цена золота достигла $1335,11 за унцию 13 августа этого года, самого высокого уровня с 2013 года.

Я полагаю, что цена на золото в будущем может достичь $1800 за унцию, и в то же время начнутся дискуссии о возвращении мира к золотому стандарту. В эти дни структура глобального рынка претерпевает огромные изменения. США вышли за пределы многосторонних договоренностей в целях защиты и повышения ценности своего рыночного пространства. В результате признаки структурной перестройки на мировом рынке становятся все более очевидными, но они по-прежнему далеки от привлечения общего внимания мирового финансового сообщества. На самом деле, многие люди все еще надеются, что таких структурных изменений не произойдет, поэтому они думают, что рынок может вернуться к прежним временам.

Тем не менее, невозможно вернуться к прошлому, потому что структурные преобразования основаны на глобальном избытке капитала и очень масштабных избыточных мощностях, которые могут вызвать серьезные мировые экономические и финансовые кризисы.

Так, каков же выход?

Самым значительным изменением является возвращение к золотому стандарту. Поскольку избыток капитала и избыточные мощности оказали большое давление на мировое рыночное пространство, мировая финансовая система также пытается адаптироваться к огромным изменениям, связанным со статусом доллара. С точки зрения мировой финансовой системы, доллар является супервалютой, которая имеет сильную поддержку глобальной геополитики.

Предполагается, что статус супервалюты должен быть непоколебим, но проблема в том, что сами США хотят отказаться от этого статуса, стремясь в будущее, которое характеризуется фристайлом президента Дональда Трампа, тем самым оставляя мировой рынок в состоянии неопределенности.

Как будут выглядеть валюты “последолларовой эпохи”? Какая валюта может заменить доллар?

Фактически это будет процесс непрерывных испытаний. В нынешнюю эпоху в рамках Бреттон-Вудской конференции было бы трудно добиться успеха, поэтому новая супервалюта должна быть выбрана путем обширных экспериментов.

Прежде всего на ум приходят цифровые валюты. Правительства разных стран прилагают усилия в этом направлении, и рыночные силы также взращивают различные цифровые валюты, такие как Биткоин и Либра. Но эти валюты далеки от универсального признания и доверия со стороны мировых рынков, и они также далеки от того, чтобы завоевать поддержку крупных экономик.

Во-вторых, речь идет о региональных валютах, включая евро. Политики всего мира фактически упустили много возможностей после Второй мировой войны, потому что мировая политика серьезно нарушила глобальный финансовый порядок, но никто этого не допустит. Результатом является ослабление статуса региональных валют, таких как евро.

Остается лишь золотой стандарт. После распада Бреттон-Вудской системы вопрос о золотом стандарте никогда не снимался с повестки. Золотой стандарт по сути представляет собой мировой финансовый порядок. Когда старый финансовый порядок сталкивается с крахом, необходимо создать новый финансовый порядок. Когда США отделили стоимость доллара от золота, они фактически взяли на себя ответственность за мировые финансы, и таким образом был сформирован новый финансовый порядок. Именно этот финансовый порядок позволил США получить огромные дивиденды. Теперь США не желают продолжать брать на себя и выполнять такие обязанности по поддержанию текущего мирового финансового порядка, и Трамп постоянно вмешивается в работу Федрезерва и в функционирование мирового финансового рынка. Такое развитие событий указывает на необходимость поиска и построения нового финансового порядка, который станет фундаментальной основой для возрождения золотого стандарта на мировом финансовом рынке.

Читайте также:  Конкуренция как свойство производственных отношений в капитализме

Таким образом, золотой стандарт – это попытка мирового рынка и финансовой системы сбалансировать “Трамповское будущее”. Это означает, что США могут пойти своим путем, и американцы будут иметь право позаботиться о себе, но и другие страны мира также будут иметь право делать свой выбор. Другими словами, это будет процесс перебалансировки на мировом финансовом рынке, в результате которого США столкнуться с проблемами. Нужно сделать выбор: выполнить обязательства и взять ответственность за международные финансы или отказаться от международного статуса доллара, что позволит доллару стать обычной валютой.

Это просто суждения и прогнозы, сделанные с точки зрения гео-капитализма. Для США золотой стандарт – это выбор, которого нельзя избежать. Наличие выбора имеет большое значение. Страны всего мира заберут свои золотые запасы, хранящиеся в США, и встанет большой вопрос по поводу реакции США. Центральные банки увеличат свои запасы золотых резервов, чтобы подготовиться к возвращению золотого стандарта. Цены на золото будут расти, а долларовые активы и цены на энергоносители также будут задеты этим процессом.

Кроме того, самый главный вопрос заключается в том, готовы ли США принять какие-либо большие изменения, или они хотят вернуться к старому финансовому порядку и отказаться от своего текущего пути. Это еще предстоит увидеть, и это требует времени и наблюдения.

История развития золотого стандарта США и причины его отмены

На протяжении истории золото использовалось в качестве валюты, средства обмена и сбережения: стоимость любого товара или услуги на рынке была основана на цене золота. Поскольку взвешивать золото без надлежащего оборудования было затруднительно, сразу чеканились монеты разного достоинства. Самое раннее известное упоминание о торговле золотыми монетами относится к 643 г. до н. э. в Лидии (современная Турция). Поскольку на тот момент стоимость монет определялась стоимостью металла, то страна с наибольшим количеством золота имела наибольшее богатство. Именно с этого началась гонка между странами за Новый Свет в поисках золота.

Золотой стандарт представляет собой денежную систему, в которой единицей расчетов является стандартизированное количество золота, то есть стоимость валюты напрямую связывается с ценностью золота. Страна, использующая золотой стандарт, не может увеличить количество денег в обращении, не увеличивая при этом свои золотые запасы.

Многие считают, что золотой стандарт является началом денежной системы США, однако первый стандарт был биметаллическим, когда и золото, и серебро использовались в качестве денежных единиц. Он функционировал с 1792 по 1834 гг.

В 1785 г. правительство США приняло собственную валюту, после чего в апреле 1792 г. министр финансов Александр Гамильтон принял первый акт о чеканке монет, согласно которому $1 равнялся 371,25 частицы серебра, отчеканенного в монету из 416 частиц. Золотые монеты использовались для обозначения сумм в $2, $5 и $10. Чеканка первых долларов США была начата в 1794 г., до этого в обороте были испанские монеты.

Основной проблемой использования этой системы стала иностранная валюта и колебание цены на металл на различных мировых рынках, что привело к сложной системе расчетов. Поскольку серебро стало дешевле, оно использовалось почти исключительно для внутренних закупок, а золото предназначалось для привоза из-за рубежа. По сути, экономика США в течение первых 40 лет работала на серебряном стандарте. При этом на рынке продолжался обмен металлами в чистом виде между продавцами.

1834 г. – переход на золотой стандарт

В 1834 г. конгресс предпринял меры, чтобы устранить проблемы, вызванные соотношением цены серебра и золота, и вернуть использование золотых монет для внутренних операций. Для этого было незначительно сокращено количество золота в золотых монетах. Кроме того, были изменены требования к чеканке золотых и серебряных денег.

Положительный эффект от данных решений был краткосрочным: очень быстро население обнаружило, что нововведения удобны для погашения долгов, существовавших до корректировки содержания золота. Таким образом, люди смогли погасить свои существующие долги с немного меньшим количеством денег, чем им пришлось бы потратить до изменения. В итоге это привело к снижению цен на золото по сравнению с соотношением цен на мировом рынке. Как следствие, в США для сделок применяли только золото.

К 1850 г. серебряные монеты почти никто не использовал, и они полностью исчезли с рынка. Это стало проблемой, поскольку в стране не было золотых монет эквивалентных $1. В результате в 1853 г. был издан еще один акт о выпуске новых серебряных денег для операций на сумму менее $5.

1862 г. – выпуск бумажных банкнот

До 1861 г. США фактически не имели единой банкнотной системы. 17 июля 1861 г. конгресс принял акт, обязывающий казначейство выпустить новые денежные знаки. Впервые начали выпускаться бумажные деньги без конвертации в серебро, золото или любой другой металл, что сделало их первым официальным платежным средством на бумажных деньгах (США ненадолго отказались от золотого стандарта во время гражданской войны).

Несмотря на то что до гражданской войны в Соединенных Штатах не было бумажных денег, признанных законным платежным средством, в стране было множество их разновидностей (казначейские билеты и векселя). Цель этих бумажных денег состояла в том, чтобы зафиксировать обещания одной стороны заплатить золотом или серебром другой.

1879 г. – “классический” золотой стандарт

Когда гражданская война закончилась, конгресс принял решение вернуться к металлическому стандарту, выяснив рыночный курс доллара к золоту и постепенно выводя доллар из обращения. К 1879 г. правительство достигло полного паритета между золотом и долларом, что означало официальный возврат страны к золотому стандарту. Тем не менее бумажные деньги также существовали и были законным платежным средством. Период с 1879 по 1913 гг. считается одним из наиболее экономически стабильных в американской истории.

1900 г. – второй золотой стандарт

Многие производители серебра и общественность верили в появление более дешевых денег и хотели, чтобы серебро вернулось к своему первоначальному статусу. Данная ситуация вызывала серьезное беспокойство у правительства США, которое не было заинтересовано в возвращении к серебряному стандарту. Чтобы успокоить производителей серебра, Казначейство Соединенных Штатов приняло решение о покупке металла и чеканке серебряных долларовых монет. Но их стоимость сохранялась на искусственно высоком уровне (намного выше рыночной стоимости), чтобы приравнять один к одному с золотом.

К 1900 г. обратный переход к бивалютному стандарту в США начал вызывать беспокойство. Чтобы смягчить эти опасения, правительство разработало “Закон о золотом стандарте”, который объявил золотой доллар стандартной расчетной единицей, а любой тип денег, выпущенный правительством, поддерживал паритет с золотом. Однако серебряные доллары оставались законным платежным средством.

1913 г. – эпоха ФРС

В ответ на периодические банковские паники и сокращение золотые резервов была учреждена Федеральная резервная система в качестве кредитора последней инстанции. В функции ФРС входило не только поддержание золотого стандарта, но также и регулирование выпуска банкнот Федеральной резервной системы, которые на 40% были обеспечены золотом.

1928 г. – золотой стандарт и Великая депрессия

Во время разгара Великой депрессии США снова пришлось отказаться от золотого стандарта. После того как в 1929 г. фондовый рынок рухнул, а цена на золото выросла, люди массово захотели обменять свои долларовые накопления на золото. Ситуация ухудшилась после банкротства ряда банков. Люди стремились хранить свои сбережения в золоте, потому что не доверяли ни одному финансовому учреждению.

ФРС продолжала повышать процентные ставки в попытке увеличить стоимость доллара, что впоследствии усугубило кризисное состояние экономики, увеличив расходы на ведение бизнеса. Многие компании обанкротились, создав рекордный уровень безработицы в стране.

1933 г. – золото вне закона

“Свободный оборот золотых монет не является необходимым”, – заявил президент Франклин Рузвельт. Он национализировал золото, издав распоряжение (“Закон о золотом запасе 1934 г.”), согласно которому все золотые монеты, слитки и сертификаты должны быть переданы ФРС по цене $20,67 за унцию. Накопление золота в монетах или слитках каралось штрафом в размере до $10 тыс. и/или тюремным заключением. Вскоре Соединенные Штаты удерживали крупнейшие в мире запасы золота. К тому времени, когда банки вновь открылись 13 марта, все их золото было передано Федеральной резервной системе. Банки больше не могли выкупать доллары за золото. Кроме того, никто не мог экспортировать золото. Великая депрессия закончилась в 1939 г.

1944 г. – Бреттон-Вудское соглашение

Представители США и 43 других стран встречаются в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Гемпшир, для нормализации коммерческих и финансовых отношений. Соединенные Штаты держали большую часть мирового золота. В результате большинство стран просто привязали стоимость своей валюты к доллару, а не к золоту.

Бреттон-Вудское соглашение 1944 г. установило обменную стоимость для всех валют в пересчете на золото. Каждая валюта имеет фиксированный паритет по отношению к доллару, который привязан и может быть обменен на золото по $35 за унцию. (Однако это не относится к американцам, которые все еще не могут держать золото.) Доллар становится мировой резервной валютой.

Центральные банки поддерживали фиксированные обменные курсы национальной валюты и доллара, покупая валюту своей страны на валютных рынках, если их валюта становилась слишком низкой по отношению к доллару. Если курс, наоборот, вырастал, они дополнительно печатали национальную валюту и продавали ее.

Конец золотого стандарта

В 1960 г. Соединенные Штаты имели золотой запас в $19,4 млрд, в том числе $1,6 млрд в Международном валютном фонде. Этого было достаточно, чтобы покрыть $18,7 мkhl в эквиваленте иностранной валюты. Однако американцы покупали больше импортных товаров, расплачиваясь долларами, что привело к большому дефициту платежного баланса. Это вызывало опасения, что США больше не смогут обеспечить поддержку доллара золотом. Кроме того, Советский Союз стал крупным производителем нефти и разместил свои долларовые резервы в европейских банках. Эти резервы стали известны как евродоллары.

Читайте также:  Устранение из теорий денег функции меры стоимостей

К 1970 г. США держали в золоте только $14,5 млрд против 45,7 млрд. в эквиваленте иностранной валюты. В то же время экономическая политика президента Никсона привела к стагфляции. Все больше банков выкупали свои активы в обмен на золото. В результате США больше не могли выполнять свои обязательства.

1971 г. – закрытие “золотого окна”

15 августа 1971 г. президент Ричард Никсон закрывает “золотое окно”: он изменил соотношение доллар/золото до $38 за унцию. ФРС больше не имела права выкупать доллары в обмен на золото. Это сделало золотой стандарт бессмысленным.

Правительство США пересмотрело цены на золото до $42 за унцию в 1973 г., а затем, в 1976 г., полностью отделило стоимость доллара от драгоценного металла. За десятилетие золото подорожало на 2330%: с $35 за унцию до $850. Полный отказ от золотого стандарта позволил печатать больше фиатных (бумажных) денег и способствовал росту экономики.

Доллар США уже не вернётся к Золотому стандарту

30 августа 2012

Ностальгия по золотому обеспечению доллара периодически просыпается в умах отдельных американских политиков — особенно когда приближаются выборы. В этом году тоска по «золотому» доллару неожиданно набрала силу и вышла из маргинального сектора в мейнстрим. Республиканцы включили Золотой стандарт в проект партийной платформы, которую они собираются принять на съезде в Тампе (штат Флорида) 27–30 августа.

«Великая старая партия», как иносказательно величают себя республиканцы, намерена потребовать аудита Федеральной резервной системы (ФРС) — Центробанка США — и создания комиссии по возвращению американской валюте её золотого содержания. Его отменил в 1971 году однопартиец нынешних «фискальных ястребов» президент Ричард Никсон. Из-за высоких темпов инфляции, большого дефицита платежного и внешнеторгового баланса, огромных расходов на войну во Вьетнаме бремя золотого стандарта (он означал, что доллары по первому требованию должны быть обменены на золото) оказалось непосильным для Америки.

Сегодняшняя ситуация ненамного лучше: инфляция пока под контролем, но суммарный долг США (почти $16 трлн) превысил валовый внутренний продукт страны. Для сравнения: в 1971 г. долг был чуть более 36% ВВП. Ну а войн у Америки нынче не одна, как во времена Никсона, а непонятно сколько. Основные боевые действия идут в Афганистане, но ещё не полностью окончена эпопея в Ираке, в прошлом году США провели серьёзную военную акцию в Ливии, периодически наносят удары по «Аль-Каиде» в Йемене, для ликвидации бен Ладена американские спецназовцы высадились в Пакистане, для отражения ракетной угрозы со стороны Северной Кореи создается дорогостоящая система ПРО в Азии, а на «задней конфорке» греется «постоянно-вероятный» вооруженный конфликт с Ираном.

Финансовые аналитики относятся к «золотой» инициативе республиканцев с изрядным скептицизмом. Как писала пару дней назад газета Financial Times, «это предложение заставляет вспомнить о „золотой комиссии“, которую создал президент Рональд Рейган в 1981 году, через 10 лет после того, как Ричард Никсон порвал связку между золотом и долларом. Эта комиссия в конечном итоге высказалась за сохранение статус-кво».

Агентство деловой информации Bloomberg приводит слова Эрика Дэвидсона, замдиректора по инвестициям банковской корпорации Wells Fargo: «Я не вижу в этой дискуссии ни перспективы, ни реальной вероятности».

С точки зрения серьёзных экономистов, золотой стандарт доллара — чистый консервативный популизм, сродни рогозинской идее заставить российскую авиацию летать на отечественных самолетах, которых почти нет. Идею «золотого доллара» активно продвигал в ходе нынешней предвыборной кампании техасский конгрессмен Рон Пол, который на этапе праймериз противостоял (но проиграл) Митту Ромни. Сторонники Пола малочисленны, но фанатичны, и они угрожали внутрипартийной сварой на съезде, если их тезисы об аудите ФРС и золотом стандарте не будут включены в проект платформы РП. Республиканский истеблишмент уступил.

Когда Никсон решил отменить золотой стандарт, унция золота стоила 38 долларов. В прошлую пятницу на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже золото завершило торговую сессию на отметке $1673,40. Золотые запасы США составляют (по состоянию на февраль 2012 года) 8133,5 тонны. (Для сравнения: у КНР — 1054,1 т, у России — 883,3 т, у Японии — 765,2 т). Долларовая масса в обороте — более $10 трлн. Хотите — займитесь арифметикой на калькуляторе. Вы очень быстро убедитесь, что обеспечить все доллары золотом, даже при гигантских золотых резервах США и дороговизне драгметалла, абсолютно нереально.

Да и не нужно. Как пишет в своём блоге обозреватель The New York Times, нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман: «Поворот к мистицизму твёрдых денег происходит несмотря на то, что события продемонстрировали преимущества отсутствия золотого стандарта, использования валюты, которую можно свободно печатать в экстренных ситуациях. Эти преимущества, как оказалось, даже больше, чем ранее показывал стандартный анализ».

Актуальная цена на монету “Георгий Победоносец” – ЗДЕСЬ

Самая популярная монета в мире “Филармоникер” – ДАЛЕЕ

В США думают о возвращении золотого стандарта

В проекте программы, которая на следующей неделе должна быть принята на съезде республиканцев, содержится пункт о проведении аудита Федеральной резервной системы и создании «комиссии по золоту», которая должна будет рассмотреть вопрос о восстановлении связи между долларом и золотом, сообщает Financial Times.

ФРС уже пятый год проводит ультрамягкую денежную политику: базовая ставка федерального финансирования была снижена до рекордного минимума 0-0,25% в конце 2008 г., затем ФРС провела два раунда количественного смягчения, выкупая с рынка ипотечные и казначейские облигации, а сейчас проводит операцию по замене краткосрочных казначейских бондов в своем портфеле на долгосрочные. Многие участники рынка ожидают, что осенью ФРС объявит о третьем раунде; вероятность этого не исключили члены Комитета по операциям на открытом рынке, свидетельствует опубликованный в среду протокол их последнего заседания.

Вливание в финансовую систему беспрецедентных объемов ликвидности подрывает доверие к необеспеченным бумажным деньгам, уверены многие эксперты; в качестве доказательства они приводят рост цены золота, которое в глазах инвесторов приобретает монетарные функции. Ультрамягкая политика ФРС под руководством прежнего председателя Алана Гринспэна в 2003-2004 гг., по мнению многих экономистов, способствовала надуванию кредитного пузыря. В начале прошлого десятилетия золото стоило $250 за унцию, а в прошлом году цена достигла исторического рекорда в $1920. Затем произошла сильная коррекция, на сегодняшних торгах золото стоит $1668.

Один из инициаторов кампании за ограничение полномочий ФРС и возврат золотого стандарта – республиканец Рон Пол, председатель подкомитета по финансовой политике палаты представителей, который участвовал в кампании по выдвижению в кандидаты на пост президента (в итоге республиканцы выдвинули Митта Ромни). Пол более 30 лет борется за ликвидацию ФРС, его изданная в 2009 г. книга End the Fed («Покончить с ФРС») вошла в список бестселлеров. Внесенный им законопроект об аудите ФРС приняла палата представителей (правда, сенат относится к нему настороженно). Во время предвыборной кампании Пол набрал новых приверженцев своей позиции. Способность ФРС печатать деньги нарушает дух конституции, утверждают они: ничем не обеспеченные бумажные деньги угрожают цивилизации, позволяя правительствам финансировать войны, надувать пузыри и провоцировать финансовые кризисы.

Марша Блэкберн, член палаты представителей и сопредседатель комитета по разработке программы республиканской партии, настаивает, что вопросы о ФРС и золотом стандарте рассматриваются не только для того, чтобы умиротворить Пола и его сторонников. «Они приняты [к рассмотрению], потому что республиканцы их поддерживают”, – сказал она.

Эпоха необеспеченных бумажных денег началась в 1971 г., когда прекратила существование Бреттон-Вудская валютная система. Она была создана в 1944 г. США и 44 странами-союзниками, которые поддерживали конвертацию своих валют в доллары по фиксированным курсам. США, в свою очередь, гарантировали конвертацию долларов в золото по цене $35 за унцию для иностранных центробанков. Но из-за роста бюджетного и торгового дефицитов, сопровождавшегося увеличением бумажных денег в обращении, США отказались от обмена долларов на золото (в 1970 г. им было обеспечено лишь 22% денежной массы США). После этого страны перешли на плавающие валютные курсы. «Мир вступил в эпоху необеспеченных бумажных денег, была создана денежная система, основанная на вере», — говорит Дэвид Фуллер, директор Stockcube Research и издатель инвестиционного бюллетеня Fullermoney.

«В республиканской партии и в Америке в целом все яснее понимают, что мы не сможем вернуться к процветанию, просто печатая все больше денег», – говорит Шон Филер, председатель консервативной организации American Principles Project, которая выступает за восстановление золотого стандарта. Предлагаемая к созданию республиканцами комиссия сможет лишь давать рекомендации, но Филер считает, что даже так она сможет дать политикам и обществу понять, какие выгоды несет золотой стандарт. «Конечно, мы не перейдем к нему с нуля», – говорит Филер.

Фуллер считает, что рост цены золота с начала прошлого десятилетия объясняется именно монетизацией металла в глазах инвесторов и обывателей, однако очень скептично оценивает возможности возврата к золотому стандарту. Не ясно, по какому курсу доллар может быть привязан к золоту, указывает Фуллер; невозможно будет договориться и о том, чтобы в новой системе участвовали все страны, а вводить золотой стандарт в одних только США или даже в группе стран невозможно, потому что страны, не согласные с такой политикой (а тем более враждебные по отношению к США), будут ее подрывать.

Одно из негативных последствий неограниченного печатания денег Федеральной резервной системой – это неизбежный всплеск инфляции, уже не первый год заявляют критики ФРС. Однако инфляция остается на низких уровнях. Кроме того, указывают противники золотого стандарта, его введение (и, соответственно, ограничение денежного предложения) лишит центробанк возможности смягчать шоки для экономики.

В программе республиканской партии в 1980 г., после отмеченных высокой инфляцией 1970-х гг., говорилось о «восстановлении заслуживающего доверия денежного стандарта», в 1984 г. говорилось о том, что «золотой стандарт может быть полезным механизмом». Затем золотой стандарт не упоминался. Президент Рональд Рейган в 1981 г. создавал комиссию, аналогичную той, что предлагается сейчас, но она в итоге поддержала статус-кво действующей денежной системы.

Ссылка на основную публикацию