Нефть в Германии

Бензин и дизтопливо Третьего рейха: легенды и мифы

Вообще, вокруг того, куда и зачем в Германии 30-40-х годов устанавливали дизели и бензиновые двигатели, написано много. Но, к сожалению, в основном своем большинстве это не то чтобы легенды и мифы, а, скорее, недопонимание сути.

Начнем, наверное, с самого распространенного мифа о том, что в Германии нефти не было вообще. Это неправда, нефть на немецких землях была. И добывалась промышленным способом аж с 1881 года.

Правда, ее было не так много, как хотелось бы. Но, жирно подчеркну, на конец 19-го – начало 20-го веков на нужды Германии нефти хватало.

Совсем другое дело, если речь шла о военных действиях, которые являются просто бездной в плане потребления горючего. И если в Первую мировую с этим более-менее справлялись все страны, то вот чем ближе к началу Второй (где-то с 1933 года), тем все становилось интереснее.

Немецкий Генштаб не был населен дураками. Там сидели вполне умные и адекватные генералы, которые понимали суть вещей. Нашей аудитории, в большей части состоящей из людей служивых, не надо объяснять (слава богу) некоторых постулатов.

Собираясь воевать, немецкие генералы прекрасно учли все или почти все. В том числе и то, что своей нефти маловато будет для более-менее приличной войны. А так как амбиции Гитлера простирались куда дальше, чем Австрия и Чехословакия, понятно, что о запасах топлива пришлось побеспокоиться.

Ситуация: своей нефти мало, рассчитывать полностью на импорт в условиях войны опасно. Что, собственно, и получилось к 1945 году, когда в Германии встало практически все. Но об этом чуть позже.

Значит, нужно было что-то, из чего можно получать топливо, да еще чтобы этого что-то было своего и побольше. Ну правильно, каменный уголь. Его в Германии было не просто много. В особенности – бурый уголь, что вообще стало спасением, поскольку он не был таким востребованным.

Химическая промышленность Германии – это вообще песня, метод добычи жидкого топлива из каменного угля был разработан и запатентован Фридрихом Бергиусом еще в 1913 году, собственно, все… добываем и перерабатываем по полной.

А если учесть, что кроме метода Бергиуса (гидрогенизации с помощью водорода) был метод его конкурентов Фишера и Тропша, то проблем с получением бензина, пусть и синтетического, зато в достаточных количествах, не было совсем.

Разница методов, если коротко, состояла в том, что методом Бергиуса можно было получить с/бензин, методом Фишера и Тропша — синтетические бензин, соляр и мазут.

В среднем на производство 1 тонны топлива расходовалось 4 тонны каменного угля или от 8 до 10 тонн бурого угля.

Линейка синтетических бензинов была весьма впечатляющая.

Vergaserkraftstoff. Это длинное и непонятное слово можно до сих пор увидеть в музеях, на канистрах и бочонках. На самом деле это не проклятие, это маркировка автомобильного бензина.

Этот бензин был окрашен в красный цвет, октановое число было 72. Автомобильный бензин категорически нельзя было использовать в авиационных двигателях, поскольку он загустевал при температуре воздуха -25°C. После того как зимой 1941 года немцы столкнулись с замерзшими двигателями в СССР, бензин модернизировали. Но было очень неприятно оставить под Москвой столько техники в состоянии металлолома.

Некоторые «исследователи» сообщают даже о разложении на фракции при более низких температурах, но это сказки, не подтвержденные документально. На деле достаточно было превращения в кисель, который не могли прокрутить насосы немецких машин.

Авиационных бензинов выпускалось несколько.

Бензин А3. Окрашивался в синий цвет, октановое число 70, с добавлением тетраэтилсвинца октановое число возрастало до 80.

Это был бензин второго сорта, использовался для учебных, связных и транспортных самолетов. Применять в боевой технике запрещалось, но под конец войны немцы, вполне ожидаемо, лили все, что горело.

Бензин В4. Окрашивался тоже в синий цвет, но более темного оттенка. Октановое число 72, при добавлении тетраэтила свинца — 89. «Боевой» бензин для заправки бомбардировщиков и торпедоносцев.

Бензин С3. Окрашивался в зеленый цвет, октановое число 80, в ходе войны ОЧ повысилось от 94 в 1940 году до 97 в 1943-м. Понятно, что С3 заливали только в истребители.

Надо отметить, что одновременно существовал еще бензин марки С2. Все характеристики как и у С3, но этот бензин производился из нефти.

Авиасолярка. Так как немцы вполне нормально использовали дизельные двигатели (Юнкерс «Юмо» 204, 205) на самолетах, то для них требовалось специальное дизельное топливо. Оно также имело два вида, Е1 – из нефти и Е2 – синтетическое.

Стоит отметить, что синтетическое дизельное топливо не смогло стать полноценным заменителем нефтяному. Основная причина все та же, что и у бензинов – склонность к загустеванию при низких температурах. В этом плане синтетическое дизтопливо могло дать фору синтетическому бензину.

Поэтому и получилось некое разделение: бензины в основном были синтетическими, а мазут и дизтопливо – из нефти.

И тут становится понятно, что основным потребителем нефти был немецкий флот. Точнее, той части, которая касалась соляра и мазута.

Вообще, любой корабль, даже стоя на якоре в порту, потреблял в те времена топливо. А в походах и тем более — линкоры и крейсеры сжигали в котлах озера мазута. Кстати, стаи подводных лодок Деница, терроризировавшие союзников, тоже отличались нормальным таким аппетитом.

И здесь, думаю, наметился тот самый раздел. Флоту с его аппетитами достались продукты крекинга нефти, а автомобили, танки и самолеты получили продукцию угольно-химических заводов.

Кстати, вполне оправдано, ибо когда Румыния была вразумлена советскими войсками, немецкий флот фактически встал на мертвый прикол. Что касается танков и самолетов, трудности тоже имелись, но вызваны они были наступлением союзников и захватом угольных бассейнов в земле Северный Рейн — Вестфалия, Бранденбург и Саксония, в которых тоже добывался уголь и производился синтетический бензин, оказались на пути РККА. Со всеми проистекающими.

В общем, принцип «не класть все яйца в одну корзину» вполне сработал.

Тем более что танковый дизель – это явление очень редкое по тем временам. Стоит вспомнить, что все, абсолютно все танки предвоенного периода, немецкие, советские, французские и британские – все были бензиновыми.

Почему? Все просто. Бензиновый двигатель был проще и дешевле. Его мощности и крутящего момента вполне хватало большинству танков того времени, потому что они были не такие уж и тяжелые, скорее, наоборот. А уж первые немецкие послевоенные танки были скорее танкетками.

Если кто не помнит, PzKpfw I весил 5,4 тонны, а PzKpfw II – целых 9,5. А самый массовый PzKpfw III, в зависимости от модификации весил от 15,4 до 23,3 тонны.

Понятно, что бензиновые двигатели вполне справлялись с задачей перемещения таких машин. Кроме того, на танки того времени вполне нормально «залетали» авиационные двигатели. И тут вот вам высокие обороты бензинового двигателя, обеспечивающие высокую скорость танка. Ну чем не инструмент для «блицкрига»?

Вообще, в плане на момент 1941-42 годов все было прекрасно и все шло именно по плану, да простят мне некоторую тавтологию. Но в 1942 году началось то, чего как бы пятью годами ранее никто не ожидал. Начался рост брони, вооружения, а, соответственно, и общей массы танка.

Вот появление танка Т-34 и параллельно с ним двигателя В-2 стало этаким Рубиконом. И все у нас было разложено красиво: легкие и быстрые танки Т-60, Т-70, Т-80, самоходки СУ-76 – это бензиновые моторы. Высокооборотистые и быстрые. Что потяжелее – Т-34, КВ, ИС, ИСУ в ассортименте – дизели.

Да, дизель больше подходит для тяжелой техники, ибо он неспешен, низкооборотист, зато имеет просто восхитительный крутящий момент. Соответствующая трансмиссия – и все, можно даже получить на выходе скорость более 40 км/ч. Советские конструкторы получали.

Сказать, что немцы «не смогли» в плане дизеля для танков – погрешить против истины. Конечно, смогли бы, это все-таки немцы. Но вставал вопрос логистики. Мало того, что надо было привезти больше нефти из Румынии, переработать ее, но и взвалить на войсковых снабженцев управление потоками горючего.

Люфтваффе – ну тут ничего не поделать, три вида бензина и один вид дизтоплива, да и то в небольших количествах, не так уж много самолетов с авиадизелями было у немцев. Самый распространенный – «Юнкерс-52», выпущенный количеством менее 5 тысяч единиц. Остальных было и того меньше, в основном летающие лодки.

А вот в Вермахте как-то так изначально сложилось, что бензиновые двигатели оказались вне конкуренции. Не сказать, что бензин стал безальтернативным топливом, просто менее проблемным. Добыча – у себя, производство – у себя, доставлять один сорт для всех, от танковых полков до мобильных прачечных. Удобнее.

Можно, конечно, усомниться в возможности немцев запилить нормальный дизельный двигатель для танка, но вот почему-то не хочется. Учитывая, какую они создавали технику, уверен, что-что, а дизельный двигатель они осилили бы.

Здесь, скорее, нежелание усложнять себе жизнь излишней логистикой.

Тем более что в плане безопасности дизельный и бензиновый двигатели вопреки куче мифов опять же практически одинаковы.

Пары солярки в полупустых баках взрываются ничуть не хуже бензиновых. С тем, что поджечь бензин легче, чем дизтопливо, соглашусь. Зато потушить солярку, которая попала на что-то горючее (например, хлопчатобумажный комбинезон) – та еще проблема. А так как хоть какой-то основанной на документах статистики нет и уже не предвидится, то и выводы на тему «кто более пожароопасен» сделать очень сложно.

Кстати, подтверждением моих доводов может служить создание в 1944 году австро-германским СП из австрийской фирмы Simmering и немецкой Porsche K.G. для танка Tiger II вполне себе хорошего дизельного двигателя Sla 16 мощностью 750-770 л.с.

Стоит отметить, что дизель ничем не уступал своим бензиновым собратьям в плане мощности («Майбахи» NL-210 и 230, которые таскали на себе «Тигры» и «Пантеры», имели мощность 650 л.с.), прошел все надлежащие испытания, господа из ОКХ сказали, «я, зер гут» и… Продолжили эксплуатацию бензиновых двигателей.

Вот и получается в итоге, что немцы просто не сочли необходимым устраивать себе лишнюю головную боль двойной номенклатурой по топливу, маслам и запасным частям. И не стали брать на вооружение дизельные двигатели.

Очень сложно сказать, был ли такой путь верным и правильным, поскольку разбомбленные союзниками заводы обескровили Вермахт и Люфтваффе, а сдавшаяся на милость Советского Союза Румыния оставила неподвижным Кригсмарине.

Но это уже предмет совершенно отдельного обсуждения.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Добыча нефти в Германии: дорого, но все же рентабельно

В ФРГ глубоко под землей хранятся миллионы тонн нефти. До них хотят добраться немецкие энергетические концерны, ведь, по мнению экспертов, не за горами новый скачок цен на энергоносители.

Нефтедобывающая платформа в Северном море

В кризисные времена полезные ископаемые подешевели, но почти никто не сомневается в том, что, как только появятся первые признаки оживления мировой экономики, – цены на нефть, газ, уголь и другие энергоносители вновь взлетят вверх. Поэтому США, страны Европы, Китай, Индия и сейчас напряженно ищут доступ к любым дополнительным источникам поставок ископаемых и, прежде всего, нефти.

В Германии, по данным экспертов, недра уже почти полностью исчерпаны, однако к нефти это не относится. Ее многомиллионные залежи расположены глубоко под землей, а потому добыча “черного золота” связана с серьезными расходами. В прошлом году в ФРГ было добыто три с половиной миллиона тонн нефти, что соответствует 24 миллионам баррелей. Для сравнения – крупнейшее меторождение Саудовской Аравии поставляет то же количество нефти всего за одну неделю.

Концерны качают отечественную нефть

Нефть добывают и в Нижней Саксонии

Тем не менее, обойтись без этих труднодоступных резервов энергетические концерны не в состоянии. Причины просты: эксперты предсказывают резкий скачок цен на нефть уже в самом ближайшем будущем. Именно поэтому такие предприятия как немецкий концерн RWE Dea стремятся форсировать добычу отечественных нефтяных ресурсов. “Даже разработка таких небольших месторождений оправдывает себя”, -поясняет представитель RWE Dea Дерек Мёшер (Derek Möscher).

На территории Германии расположены в общей сложности 44 нефтедобывающих комплекса. Только в Баварии в прошлом году ежедневно добывали около 33 тысяч тонн нефти. Даже в песчаных грунтах к югу от Берлина французский концерн Gas de France уже приступил к пробным бурениям для освоения найденного там месторождения. Но самые богатые залежи нефти находятся на севере Германии. В федеральной земле Нижняя Саксония ежегодные объемы добычи нефти достигли 1,2 миллионов, а в Шлезвиг-Гольштейне почти 2,2 миллионов тонн. Около двух третей всей нефти, которую добывает RWE Dea, приходится на прибрежные отмели Северного моря.

“Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна. – рассказывает Дерек Мёшер. – Здесь мы ежегодно добываем два миллиона тонн нефти”.

Разработанное еще в 1980 году месторождение, расположенное на глубине в 2 тысячи метров, до сих пор не исчерпано. По словам Мёшера, оттуда еще можно будет выкачать 30-35 миллионов тонн, а из расположенных поблизости небольших залежей – еще около 14 миллионов тонн нефти.

На мелководье северного морского побережья уже проводятся пять новых разведочных бурений. Концерн RWE Dea не прекращает поисков нефтяных залежей и в других регионах, например, на территориях, расположенных севернее города Гифхорн в Нижней Саксонии или в округе Плён федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн.

Цель оправдывает средства

Нефтеперерабатывающий комбинат в городе Шведт

Разведка месторождений нефти весьма дорогостоящее предприятие, особенно если учесть, что квота попаданий равна, в лучшем случае, 40 процентам. Стоимость только пробных бурений обходится в 30 миллионов евро. Однако перспектива того, что цена на нефть может подскочить до 600 евро за тонну, заставляет и RWE Dea, и другие энергетические концерны делать дорогостоящие инвестиции в разведку нефтяных залежей.

В связи с появлением все более совершенных технологий разработки и добычи нефти, а так же новых нефтеочистных сооружений, концерны начали переоценивать потенциал уже известных залежей природных ресурсов. По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 миллионов тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной.

Больше чем капля в море

Представитель концерна RWE Dea Дерек Мёшер в этой связи указывает, что целью поисков новых месторождений является не только и не столько извлечение прибыли, сколько снижение зависимости отечественной промышленности от импорта нефти.

Из собственных запасов Германия может покрыть лишь четыре процента от общего объема нефти, необходимого для экономики страны. Однако, если учесть ограниченность запасов нефти во всем мире и предсказуемое повышение цен на нее, – это куда больше, чем “капля в море”.

Автор: Клаус Дойзе / Виктор Вайц
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Цена на нефть показала рекорд скорости падения

Мировые цены на нефть упали на рекордные 12 процентов за одни сутки. Подобной динамики не наблюдалось последние семь лет. Причина обвала “черного золота” – сообщение правительства США о превышении запасов. (08.01.2009)

Контекст

Если цены на нефть не вырастут, магия Путина быстро исчезнет

Мировая печать посвящает статьи экономическому кризису в России. Экономический рост резко прекратился, что привело к сокращению реальных доходов населения. Доверие граждан к властям и СМИ подорвано, считают газеты. (03.01.2009)

Читайте также:  Бензин в Германии: цена и виды топлива

Эксперты: Низкие цены на “черное золото” обернутся нефтяным кризисом

Рынком нефти движет страх перед длительной рецессией, и цены на “черное золото” продолжают падать. Но, как это ни парадоксально, потребителю еще слишком рано впадать в эйфорию в связи с понижением цен на бензин. (29.11.2008)

Снижение цен на нефть стимулирует экономику ФРГ

Как цены нефть могут сказаться на европейской и, в частности, на немецкой экономике? Почему цены на энергоносители падают и как долго это будет продолжаться? Каким странам это выгодно, а каким – нет? (21.11.2008)

Можно ли остановить рост цен на нефть с помощью политики?

Цена на “черное золото” с начала 2008 года выросла примерно на 40 процентов. Саудовская Аравия, самый крупный экспортер нефти в мире, созвала в экстренном порядке международный саммит. (23.06.2008)

Как в Германии нефть добывают

Нефтяным резервам Германии, две три которых скрыты в морском грунте устья Эльбы, предстоит интенсивная разработка. Инвестиции окупаются. (26.02.2006)

  • Дата 29.05.2009
  • ТемыИнго Маннтойфель, Дорожный сбор, Томас де Мезьер, Газета Süddeutsche Zeitung, Миграция, Газета Die Welt, Зигмар Габриэль, Газета Bild, Газета Handelsblatt, Вольфганг Шойбле
  • Ключевые словаНефть, добыча, Германия, RWE Dea, Gas de France, Шлезвиг-Гольштейн
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/HzVs

Также по теме

Уголь Кузбасса: последствия добычи для региона и будущее экспорта в ФРГ 26.11.2019

Кузбасс наращивают добычу угля и его экспорт в ФРГ, несмотря на падение цен на это топливо. Рост угледобычи негативно влияет на экологию. Но обо всем этом речь шла не в Новокузнецке, а в Берлине.

В Эквадоре из-за протестов остановлена добыча нефти на трех месторождениях 08.10.2019

Отмена субсидий на топливо вызвала скачок цен и привела к массовым протестам. Три нефтяных месторождения захвачены. Сотни демонстрантов задержаны. Тысячи протестующих идут маршем на столицу Эквадора.

Ваттовое море: 10 лет в списке Всемирного наследия 28.06.2019

Немецкий глагол “waten” означает “переходить вброд, шлепать по воде или грязи”, чем и занимаются здесь туристы по время отливов.

Нефтяные карлики Европы

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

На самом деле, когда-то и Франция и Италия вполне комфортно чувствовали себя с такими небольшими объемами. Больше им просто было не нужно. Но, как пишут обычно в таких случаях и про все европейские страны, “бурный рост промышленности повлек за собой невероятное увеличение потребности всех стран в нефти”.

Кормушкой всей Европы долгое время было Северное море. Оно и сейчас кормит, но только Великобританию и Норвегию. О викингах мы уже писали, и их добыча нефти стремится вверх, тогда как соседке везет в этом плане меньше. На сегодняшний момент страна добывает порядка 100 млн. тонн нефти в год. Цифра для Европы громадная, но и она не позволяет Британии оставаться без импортного сырья достаточно долго. Прежде нефть и газ доставлялись в Великобританию в основном с шельфа Северного моря, однако количества этого топлива уже давно было недостаточно для того, чтобы покрыть растущие потребности страны. Только в течение периода с 2003 по 2004 годы, падение добычи составило более 10%. По данным Министерства торговли и промышленности Великобритании – общие запасы нефти на начало 2004 г. составляли 3767 млн. тонн, в том числе доказанные – 3481 млн. тонн. Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Среди континентальных – самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн. тонн нефти. Это будущее страны, но она уже уверенно говорит о том, что статус экспортера нефти ей больше не по плечу.

Извечный противник Британии Франция в деле добычи нефти ей не соперник. Зато именно Франция может похвастать первым опытом промышленной добычи черного золота. Впервые шахтный способ добычи нефти был применен на месторождении Пешельбронн во Франции. Там более ста лет (с 1735 г.) велась промышленная разработка как тяжелой, так и легкой нефти шахтами и скважинами с поверхности. За два века во Франции добыча на этих месторождениях около миллиона тонн нефти. Пусть немного, зато тогда страна была в авангарде добытчиков. В 1963 году шахтная добыча на Пешельбронне была прекращена. Итог этой разработки таков: с поверхности добыто 2 млн. тонн, дренажным шахтным способом на уже истощенной залежи – 1 млн.тонн. Кроме уникальной сейчас добычи нефти открытым способом, стране похвастать нечем. В 2006 году потребление нефти во Франции составило 1,97 млн. баррелей в день, а добыча – 21,5 тыс. баррелей. Всё, что будет добыто за год на французских месторождениях, стране хватит максимум на три недели. Разведанные запасы нефти во Франции не так уж велики – 122 млн. тонн. Сами французы считают, что цена независимости от иностранной нефти для них будет слишком высока. Да и зачем им нефть, если есть вино?

Близлежащая Италия просто нефтяной гигант по сравнению с Францией. Ежегодный объем добычи колеблется в пределах 4-6 млн. тонн. Промышленная добыча нефти началась в стране в 50-х годах прошлого столетия. Достоверные запасы «черного золота» составляют 85 млн. т., которых при существующих темпах добычи хватит всего на 12-15 лет. Самые крупные месторождения на суше – Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, на континентальном шельфе – Роспо-Маре, Акила, Джела. На большинстве морских месторождений Италии добывается тяжелая нефть – 8-22° API, что осложняет ее переработку. В конце 90-х годов на большинстве морских месторождений в связи с истощением запасов добыча нефти прекратилась. В итоге к 2003 г. 90% всей нефти в Италии производилось на суше. Итальянцы не унывают – и по их прогнозам, в стране еще много нефти, которую нужно просто добыть.

Совсем плохо дело с добычей нефти в Испании. Оговоримся, не с добычей нефти испанскими компаниями, а именно в стране. Главное месторождение – Касабланка -на шельфе Средиземного моря. Но добыча на своей территории покрывает только 1% потребностей страны. С 1988 г. (пик добычи) до 2000 г. уровень производства собственной нефти сократился с 1,8 млн. тонн до 300 тыс. тонн. Да и добывать тут особенно нечего – разведанные запасы нефти достигают 1 миллиона тонн.

С Германией ситуация другая – все в стране уверены, что нефти в ее недрах хранится очень много. Гораздо больше, чем любых других ресурсов. Но представляете ли вы себе качалки в центре Европы, вдоль автобанов? Вот и немцы не представляют. Основа нефтяной промышленности Германии – прибрежные районы. Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна, где страна ежегодно добывает два миллиона тонн нефти. По словам экспертов, оттуда еще можно будет выкачать 30-35 млн. тонн, а из расположенных поблизости небольших залежей – еще около 14 млн. тонн нефти. По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 млн. тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной, но из-за роста цен на нефть может стать новым проектом трудолюбивых бюргеров. В прошлом году в ФРГ было добыто три с половиной миллиона тонн нефти, поэтому будущих запасов стране хватит надолго.

Соседка Германии, Австрия, также не может похвастать размахов в добыче нефти. Причем ее падение всего за несколько десятилетий настолько катастрофично, что не позволяет даже обеспечивать собственных автолюбителей бензином. Ее месторождения расположены в северо-западной части Нижней Австрии, близ Вены, но запасы весьма ограниченны. Пик добычи нефти пришелся на 1955 (3,5 млн. тонн), после чего происходило постоянное снижение объема добычи. В 1990-е годы ежегодно добывалось ок. 1,1 млн. тонн нефти. Но австрийцы своей нефтью гордятся – запасы около Вены являются одними из крупнейших в Западной Европе и оцениваются в 95,3 млн. тонн. К преимуществам австрийских нефтяных месторождений относятся относительно неглубокое залегание нефтяных пластов (около 1700 м), близость к индустриальным центрам и высокое качество нефти. Поэтому австрийская нефтедобывающая промышленность является наиболее конкурентоспособной в Западной Европе: ее сырая нефть имеет самую низкую себестоимость. Это вызвано тем, что большинство нефтяных скважин фонтанирует, и поэтому не требуется сложного нефтяного оборудования для добычи нефти. Правда, Австрия не старается форсировать разработку месторождений – экология для страны, которая немало зарабатывает на туризме, все таки важнее.

Гораздо хуже дела в Польше, что сразу объясняет большую активность страны в деле нахождения источников импорта нефти и газа. В соответствии со статистическими данными, в 2003 г. структуры АО “Польская нефтяная и газовая промышленность” добыли около 200 тыс. тонн нефти и свыше 4 млрд. м3 газа. Даже Австрия добывает в десятки раз больше нефти. Правда, в стране и добывать нечего – на конец 1999 г. конкретизировано местоположение 95 залежей нефти, оцениваемых в более чем 12 млн. тонн, в том числе более 10 млн. тонн относятся к категории промышленной разработки. Видимо, здесь у Творца просто кончилась нефть.

В Украине, которая лежит совсем рядом и постоянно ввязывается в газовые войны, с нефтью дела обстоят не очень. Это парадоксально, ведь именно выходцы с этой страны были первыми строителями месторождений Тюмени, наряду с выходцами из Азербайджана. Добыча нефти в стране не превышает 5 млн. тонн в год. Власти говорят, что возможно осваивать шельф Черного моря, только для этого нужно много денег и технологий. Пока же все деньги уходят на газ. Не далеко ушла и Белоруссия, которая добывает порядка 1,8 млн. тонн нефти в год. Для нее “Дружба” не просто слово, а целый нефтепровод.

Европа, обладая крупнейшими энергетическими компаниями мира, превратила весь мир в свои нефтяные колонии по причине того, что в самих странах Старого Света нефти просто нет. Совокупная добыча крупнейшими представителями континентальной части не превышает годового объема работы российских компаний по типу “Башнефти” и “Татнефти”. Порою кажется, что все эти месторождения проще закрыть, но на самом деле они выполняют несколько важных функций – позволяют осваивать новые технологии, являются полигоном для обучения молодых специалистов и позволяют жителям страны с уверенностью говорить, что нефть у них есть. В это же время ВР, ENI, PKN Orlen, Gaz de france бороздят весь остальной мир в поисках действительно большой нефти.

Нефть в Германии

CEPetroleum — это сокращение от Central European Petroleum. Небольшая канадская компания поставила перед собой амбициозную задачу развернуть в Германии масштабную добычу нефти. Берлинский офис на Александерплац — форпост CEPetroleum на немецкой территории. Даже берлинская телевизионная башня выглядит из окна компании скорее как нефтяная вышка.

Разрабатывая архивы

«Уже сегодня Германия добывает 15 процентов своего потребления газа, а также 2,5–3 процента потребления нефти. Что касается газа, то 15 процентов вроде бы немного, но это половина объема газа, импортируемого из России», — старший советник CEPetroleum Яап Бауман, худощавый суховатый мужчина с короткой седой бородкой и в очках, больше похожий на аптекаря или ветеринара, раскладывает на столе бумаги со статистикой. Г-н Бауман говорит на прекрасном немецком, хотя родился он в Голландии и долго работал в Канаде и на Ближнем Востоке. Однако настоящей его страстью стал «восточный блок» и ГДР. После того как Бауман несколько лет проработал на строительстве нефтепроводов из Советского Союза, он заболел нефтедобычей в Восточной Европе. «Я лучший осси среди иностранцев», — усмехаясь говорит он.

Добыча нефти и газа в Германии действительно имеет долгую историю. Первые документы о нефтедобыче — еще самыми примитивными способами — относятся к XV веку. Тогда монахи монастыря у озера Тегернзее в Верхней Баварии продавали сочащуюся из-под земли нефть-сырец как лекарство. Промышленная добыча началась в Германии в XIX веке, а в 1960-е был достигнут ее пик — 56 млн баррелей нефти в год.

До сих пор в Германии ведется добыча на 50 нефтяных и 80 газоносных полях, в первую очередь в федеральной земле Нижняя Саксония (газ и нефть) и Шлезвиг-Гольштейн (нефть). Нефть добывается даже в курортных зонах. Например, на дорогом балтийском курортном острове Узедом до сих пор ведется добыча, заложенная еще в 1960-е годы в ГДР. Нефтяные качалки тут тихо работают за лесопосадкой, отделяющей добычу ресурсов от курортной зоны.

По данным федеральной службы горного дела, на 1 января 2012 года разведанные запасы нефти в Германии составляли 22,8 млн тонн, а предполагаемые запасы — еще 12,5 млн тонн. Что касается газа, то его разведанные запасы составляют 79,5 млрд кубометров, предполагаемые — еще 53,1 млрд кубометров.

Большинство работающих сегодня в ФРГ станций нефтегазодобычи находятся на территории бывшей Западной Германии.

CEPetroleum же сделала ставку на бывший Восток. Яап Бауман подходит к висящей на стене карте балтийского побережья Германии, расчерченной линиями и пестрящей яркими пометами. «Вот эти черные точки — старые места добычи нефти, еще времен ГДР. Но они принадлежат не нам, а GdF, поскольку GdF — правопреемница компании, работавшей там», — говорит г-н Бауман. Рассказывать о нефтедобыче в ГДР явно доставляет ему удовольствие.

«Многие годы бурильщики ГДР были мировыми лидерами в вопросах глубинного бурения. В 1960–1970-е годы в ГДР умели бурить нефтяные и газовые скважины на такую глубину, на которую не добирался никто. Даже сегодня шесть из десяти самых глубоких скважин мира находятся в Мекленбурге — Передней Померании, они все по 7–8 тысяч метров. Что очень важно, во времена ГДР было пробурено много исследовательских скважин, и все геологические данные были тщательно собраны и помещены в архивы. А сегодня мы, CEPetroleum, как следопыты, ищем и исследуем эту информацию. Мы ищем в университетах, научных центрах, в городских архивах. Вдобавок мы очень активно опрашиваем старых бурильщиков, которые присутствовали при заложении этих исследовательских скважин. Согласно немецкому праву, тот, у кого есть информация, не обязан ею делиться. У GdF была вся информация, но они не делились ею. Для GdF эта добыча была слишком маленькой по сравнению с африканскими проектами, а другие компании просто ничего не знали об этих изысканиях. Возможно, GdF решила эксплуатировать уже работающие скважины, пока они действуют, но не развивать производство дальше, я не знаю. Но мы точно первая компания, которая ищет нефть в Восточной Германии после объединения страны».

Читайте также:  Моря Германии: Балтийское и Северное

У властей двух регионов Восточной Германии (Бранденбурга и Мекленбурга — Передней Померании) CEPetroleum получила эксклюзивные права на геологоразведку на побережье Балтийского моря. В разведку уже инвестировано около 70 млн евро, в ближайшие года два ожидаются вложения еще 70–100 млн евро. По оценкам CEPetroleum, при благоприятном развитии ситуации и своевременном получении всех необходимых разрешений полноценную добычу нефти, лежащей на глубине от 2 до 3 тыс. метров, компания может начать уже в 2016 году.

«Мы исходим из того, что в наших районах исследования находятся миллиарды баррелей нефти. Разумеется, вы никогда не можете вынуть всю нефть из породы — обычно добывается от 5 до 40 процентов, но все равно речь идет об огромных объемах по европейским меркам, — говорит Яап Бауман, и его глаза загораются. — Здесь везде можно бурить с помощью электродвигателей, потому что на каждом лугу есть доступ к электросети высокого напряжения. Это крайне важно для экологичности производства. Смотрите дальше: нефть не должна транспортироваться на тысячи километров. Вы просто грузите нефть на железную дорогу — и через полсотни километров она уже на нефтеперерабатывающем заводе в городе Шведт, одном из крупнейших НПЗ мира. Так что у нас под боком и огромный рынок сбыта, и совершенно готовая инфраструктура».

Томас Шретер, перебиравший до этого статистические отчеты, вступает в разговор: «Видите, в 1960–1970-е годы было собрано огромное количество геологических, сейсмических данных. Все эти данные были положены в сейф, и много лет ими никто не пользовался. На шельфе Балтийского моря исследования были проведены в 1980-е, совсем незадолго до того, как ГДР исчезла. Проводила их компания “Петробалтик”, совместное предприятие ГДР, Польши и СССР. Поляки до сих пор разрабатывают нефтяные месторождения, которые были найдены таким образом. Но и эти данные неполные. Ведь вы никогда не можете найти всю нефть. Вы можете найти только то, что ищете. А ищете вы только то, о чем можете иметь представление. Но представления о том, где может находиться нефть, постоянно меняются. Например, поляки достигли максимальных успехов после применения технологий 3D-сейсмики — во времена ГДР эта технология просто отсутствовала. Посмотрите на Мексиканский залив. Этот регион вот уже семьдесят лет самым тщательным образом прочесывают в поисках нефти. И уже четыре-пять раз исследователи говорили: нет, ну теперь-то мы уже все нашли. И каждый раз происходит нечто, что меняет ситуацию. Например, когда появилась 3D-сейсмика, сразу вдруг нашли массу нефти. Ну теперь вроде все нашли. Но тут появилась технология прямых углеводородных индикаторов — и сразу случились новые находки. Исследователи полагали, что теперь-то уж точно все, но тут появились технологии компьютерного анализа геологических слоев под соляными слоями. И сразу же нашли еще больше нефти. А когда кончилась и она — началась добыча в глубоком море. И так далее. Так что речь идет исключительно о том, какими технологиями и концепциями вы вооружены. И поскольку мы только вторая компания, которая ищет в этом регионе нефть последние 250 миллионов лет, то у нас очень хорошие шансы».

Нефть под собором

Впрочем, далеко не всегда находке нефти в Германии предшествуют кропотливые поиски. Журналист научной редакции издания Spiegel Кристоф Зайдлер со смехом вспоминает историю обнаружения углеводородов под средневековым центром города Шпейер. «В этом городе на юго-западе Германии в 2006 году местные власти проводили бурение для установки станции по добыче геотермальной энергии. И никто не ожидал найти там нефть, об этом просто не думали. Но вдруг из скважины забила бурая жидкость! И вот сейчас две компании занимаются добычей нефти. Они, буквально как в вестерне, прочертили на карте прямую линию, и одна компания добывает нефть с одной стороны линии, а другая — с другой. При этом нефтяное поле находится прямо под городом, но с помощью современной техники можно проводить горизонтальное забуривание — и это не угрожает средневековому собору в центре города», — рассказывает г-н Зайдлер.

Германия действительно является важной ресурсодобывающей страной. Однако наиболее активно разрабатываемые здесь полезные ископаемые традиционны и даже скучны.

Самый важный ресурс Германии — стройматериалы: песок, гравий и строительный камень. Оборот отрасли добычи этих ресурсов составляет миллиарды евро. Затем идут залежи угля и калийных солей — по запасам последних Германия занимает четвертое место в мире после Канады, России и Белоруссии. Всего, по данным немецкой федеральной службы горного дела, в 2011 году на территории Германии было добыто ресурсов на 20,8 млрд евро, а импортировано на 137,5 млрд евро, из которых 89 млрд пришлось на импорт энергоносителей.

Между тем недра Германии располагают и куда более редкими и дорогими ресурсами, нежели простой песок и строительные камни. «В Рудных горах ведутся поиски лития, там должно быть вполне достаточно лития по мировым масштабам. В Лаузице на востоке страны есть медь и золото. Собственно, добыча золота и индия — побочный продукт добычи меди. Есть также залежи олова, а в этих залежах, в свою очередь, имеется индий, который можно добывать параллельно с оловом. Вообще, очень многие проекты добычи ресурсов продвигаются в Восточной Германии. Это связано с тем, что в ГДР был большой дефицит валюты, страна не могла закупать ресурсы на мировом рынке, поэтому восточные немцы очень тщательно изучали свою страну и Восточная Германия отлично исследована в плане геологии», — говорит Кристоф Зайдлер.

Самое интересное сырьевое месторождение Восточной Германии — это, конечно, медное месторождение в Лаузице, недалеко от границы с Польшей. Запасы меди на востоке страны были открыты еще в 1950-е годы в ГДР. Согласно тогдашним оценкам восточногерманских геологов, под городом Шпремберг спрятано до 1,5 млрд тонн медной руды. На протяжении пятидесяти лет месторождение оставалось нетронутым, однако на фоне растущих цен на медь добыча оказывается вполне выгодной. Начиная с 2002 года мировая цена на медь выросла более чем в четыре раза, сегодня она превышает 8 тыс. долларов за тонну, и, возможно, это еще не предел. «Разумеется, цены на мировом рынке ресурсов сильно влияют на привлекательность добычи в Германии. Особенно отчетливо это видно на примере цен на медь: хотя они достаточно волатильны, но в перспективе растут очень быстро», — полагает г-н Зайдлер.

Впрочем, помимо крупного месторождения меди Германия может похвастаться и совершенно экзотическими ресурсами, говорит исследователь: «На территории Восточной Германии есть еще одно интересное место — городок Делич недалеко от Лейпцига. Там найдено месторождение редкоземельных металлов. Оно было известно еще во времена ГДР, но не описано полностью. Геологи видят его узким стволом, наподобие шахты лифта, уходящей резко вниз, — и тут встает вопрос, расширяется эта шахта внизу или нет. Компания, владеющая правами на месторождение, надеется, конечно, что на определенном уровне месторождение расширяется и мы имеем не шахту лифта, а бутылку. С геологической точки зрения это, конечно, очень заманчиво, особенно если учесть, что сегодня 98 процентов мировой добычи редкоземельных металлов сосредоточено в Китае. Но один из моих любимых примеров — добыча золота на Рейне. Речь идет о компании Holcim, она производит стройматериалы, и на Рейне они добывают гравий. Они пропускают через свои механизмы огромное количество песка и гравия, производят сотни тысяч тонн песка и гравия в год. А побочным продуктом является добыча золота из воды. В год они добывают около 30 килограммов золота, и эта добыча им ничего не стоит. Они даже не применяют ядовитые химикаты, которые обычно задействуются при добыче золота. Они просто пропускают массы воды через искусственные щетки — и тяжелые частицы золота оседают в фильтрах. В результате они являются крупнейшим немецким производителем золота. Разумеется, это ничего не меняет в том факте, что подавляющий объем золота Германия импортирует, но главное, что при желании в Германии можно добывать в том числе и золото, главное знать, где и как копнуть».

Город на зыбком угле

Для жителей восточногерманского городка Шенкендёберн, расположенного в паре километров от польской границы, вопрос о том, где «копнуть» в поисках ресурсов, не стоит вовсе. Они отлично знают, что копать можно во дворе любого дома — городок, в котором живет чуть меньше четырех тысяч человек, стоит на одном из крупнейших месторождений бурого угля. Собственно, городом в традиционном российском понимании Шенкендёберн не является. Самостоятельно управляющийся населенный пункт представляет собой группу небольших поселков, рассыпанных по территории в несколько квадратных километров и разделенных полями и лесом. Однако большая площадь городка вскоре может резко сократиться. Шведская энергетическая компания Vattenfall, уже разрабатывающая бурый уголь в непосредственной близости от Шенкендёберна, собирается расширить добычу и заложить новый карьер, который сожрет сразу несколько входящих в Шенкендёберн поселков.

Собственно, и нынешним положением дел с карьером жители городка недовольны. Карьер площадью 6 тыс. га был заложен еще в 1974 году, чтобы снабжать бурым углем построенную неподалеку электростанцию Йеншвальде. Работающая до сих пор электростанция имеет мощность 3 ГВт, это третья по мощности электростанция Германии. Каждый день в топках Йеншвальде сгорает 60 тыс. тонн бурого угля, а при максимальной загрузке станция способна сжечь 80 тыс. тонн угля в день. Фактически это весь бурый уголь, добываемый на карьере, который является лишь придатком электростанции-гиганта.

«Где я буду похоронен?»

Впрочем, главное беспокойство жителей Шенкендёберна вызывает не сохранение карьера, а его развитие. После тридцати лет работы нынешний карьер почти полностью истощился: слой бурого угля на востоке Германии не особенно богатый, от 6 до 15 метров толщиной. Чтобы продолжить снабжать топливом электростанцию-гигант, Vattenfall вынуждена закладывать новый разрез. Согласно планам компании, новый — не меньшего размера — карьер должен обеспечить работу электростанции еще на 20–25 лет. И съесть три поселка, входящие в населенный пункт Шенкендёберн.

В затронутых поселках проживает около 900 человек, и не все из них смотрят на перспективу переселения с оптимизмом. То тут, то там во дворах домов можно увидеть плакаты: «Мы не хотим терять дом» или «Защитим свое будущее».

Уничтожение населенных пунктов, стоящих на пути добычи ресурсов, не уникальное событие в Германии. Так, в 2006–2009 годах при расширении принадлежащего компании RWE карьера Гарцвайлер на западе страны было переселено десять населенных пунктов. Согласно планам компании, вплоть до 2045 года карьер, активная площадь которого составляет более 4 тыс. га, должен выдавать от 35 до 45 млн тонн бурого угля. Для расширения другого разреза компании RWE тоже планируется переселить два населенных пункта с общим населением 2 тыс. человек. Однако обыденность процесса переселения граждан, живущих на залежах полезных ископаемых, равно как и то, что под добычу ресурсов занято только 0,2% территории Германии, не делает менее драматичным каждый новый случай стирания с карты страны очередного городка.

Зависимость Германии от импорта ресурсов долгие годы была одной из самых болезненных для немцев тем. Поставки зарубежного сырья были и остаются критическими для важнейших отраслей немецкой экономики, в первую очередь для ресурсоемкого машиностроения, определяющего структуру немецкого экспорта, а также для энергетики. Именно поэтому возможность хоть немного уменьшить эту зависимость будет получать всевозможную поддержку со стороны федеральных немецких властей. «Можно с уверенностью сказать, что добыча ресурсов в Германии не заменит импорт. Однако важно, что, во-первых, добыча сама по себе является миллионным и даже миллиардным, если речь идет, например, о меди в Лаузице, бизнесе, — рассуждает Кристоф Зайдлер. — А во-вторых, имея собственную добычу, пусть и ограниченную, страна улучшает свои переговорные позиции со странами-экспортерами».

Нефть в Германии

Героическое сопротивление Красной Армии сорвало безумный гитлеровский план молниеносной войны против Советского Союза. Вместо того, чтобы за 6-7 недель поставить СССР на колени, захватив его основные промышленные районы, в том числе и источники нефти, гитлеровская армия теперь, на восьмом месяце войны, под ударами наших войск откатывается назад, не достигнув своих целей.

Между тем, только успех тактики “блитц-крига” на Западе на протяжении первых двух лет войны спасал Германию от острого нефтяного кризиса. Неудача “блитцкрига” в СССР делает для Германии-впервые в этой войне- проблему снабжения ее армии, промышленности и транспорта горючим и смазочными маслами совершенно неразрешимой.

В этой связи представляет интерес статья видного английского нефтяного эксперта Вальтера Леви, помещенная в журнале “World Petroleum” за июль 1941 г., и датированная 22 июня 1941 г. – днем вероломного нападения фашистов На СССР, Эта статья освещает состояние нефтяной проблемы в Германии в связи с вопросами военной стратегии фашизма, учитывая в известной мере и те изменения, которые может внести в этот вопрос и нападение гитлеровской Германии на СССР.

Ниже мы излагаем основное содержание этой статьи.

Когда в 1939 г. война началась, тогдашняя англо-французская стратегия основывалась на возможности ожидать истощения германских нефтяных и других ресурсов, отсиживаясь за линией Мажино. Такие взгляды, конечно, питали ь опытом прошлой мировой войны – “мировой войны I” (“World War I”), как ее называет автор.

Однако, как известно, события развивались совсем по-другому. Обрушиваясь всеми своими силами поочередно на отдельных противников, Германия сумела подчинить себе ряд стран континентальной Европы в течение очень коротких “молниеносных” кампаний. Конечно, расход нефти и нефтепродуктов в течение этих кампаний был очень велик. Так, например, 18 дней кампании в Польше стоили Германии 2 миллиона баррелей, завоевание Голландии, Бельгии и Франции потребовало около 9 млн. баррелей. Однако это составляет около половины тех нефтяных запасов, которые Германия захватила в этих странах, -в значительной мере благодаря предательству соответствующих правительств. Кроме того, в промежутках между отдельными кампаниями оказывалось возможным создавать необходимые запасы, В результате всего этого первые два года войны не привели к ожидавшемуся нефтяному банкротству держав оси, и расход нефти в Германии лишь на одну четверть превысил соответствующие цифры мирного времени. Каковы же источники и перспективы снабжения Германии нефтью? О них дает представление следующая таблица, данные которой округлены.

Источники снабжения Германии нефтью (в тысячах баррелей)


Источник1940 г.1938 г.
Добыча сырой нефти (Включая продукцию Австрии и Чехословакии, а также оккупированной Германией Польши и Эльзаса,)80004200
Производство синтетической нефти и других заменителей3100016300
Импорт из Румынии112007600
Импорт из других стран Европы6000600
Импорт из-за океана34500
Итого56 20063 200

Как видно из этой таблицы, уже в 1940 г. источники, снабжающие Германию нефтью, не могли покрыть даже ее потребностей мирного времени, характеризуемых данными таблицы за 1938 г. Несмотря на резкое увеличение производства всяких заменителей естественной нефти, Германия могла свести концы с концами только благодаря использованию запасов собственных и захваченных в покоренных ею странах.

Однако действительное положение держав “оси” значительно хуже. В 1938 г. Германия должна была думать только о себе. Италия и другие страны Европы ввозили нефть из-за границы, главным образом, по морю Потребление нефти Италией в мирное время превышало 20 млн, баррелей. Не имея, залежей угля, Италия не может развивать производство синтетической нефти, и ее внутренние ресурсы ограничиваются 2-3 млн. баррелей нефти, которые можно получать в Албании, и производством заменителей в количестве, эквивалентном еще 2 млн. баррелей. Таким образом, дефицит нефти в Италии даже по нормам мирного времени составляет около 15 млн. баррелей в год.

Читайте также:  Система образования в Германии

Оккупированные Германией Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Голландия, Франция, Греция и Югославия могут произвести не больше 4 млн. баррелей в годт в то время как их годичное потребление в мирное время составляло 65 млн. баррелей. В условиях блокады оккупированные страны, а также германские вассалы’ (Италия, Венгрия, Болгария) могут получать нефть только из Германии или с помощью Германии. Разумеется, ни для каких “мирных” целей они нефти не получат, но для того, чтобы Германия могла использовать вооруженные силы своих “партнеров”, а также их промышленность и сельское хозяйство, она вынуждена во что бы то ни стало некоторое количество нефти им -поставлять. По мнению Леви, минимальное количество нефти, которое Германия вынуждена поставлять в разные страны Европы (включая Италию), составляет 35-40 млн. баррелей в год.

Считая, что для своих собственных нужд немцы должны иметь на 10 млн. баррелей в год больше, чем они получали в 1940 г. (см. таблицу), Леви приходит к заключению, что Германия должна изыскать дополнительные источники для получения 45-50 млн. баррелей в год.

При этом следует иметь в виду, что статья Леви написана до разбойничьего нападения Германии на СССР. В его подсчетах поэтому не учитывается огромный расход нефтепродуктов, вызванный необходимостью вести “войну моторов” с нашей страной и хотя бы с грехом пополам поддерживать коммуникации на тысячеверстных фронтах этой войны. При учете этих обстоятельств дефицит нефтяного баланса Германии, конечно, колоссально возрастет.

Какими же источниками обладает Германия для покрытия этого дефицита? На увеличение производства синтетической нефти в самой Германии вряд ли– можно рассчитывать, так как соответствующие предприятия подвергались и подвергаются особенно частым налетам английской авиации.

Таким образом, единственный дополнительный источник нефтн, на который может рассчитывать Германия, это выкачивание продукции из румынских нефтепромыслов.

Общая добыча нефти в Румынии составляла в 1940 г. 42,5 млн. баррелей, причем, по мнению Леви, быстрое ее повышение вряд ли возможно даже в нормальных условиях. Между тем, как мы знаем, советская авиация нанесла ряд мощных ударов по румынским нефтепромыслам и нефтеперегонным заводам, что отнюдь не способствовало росту нефтедобычи в Румынии, Если учесть собственную потребность Румынии в нефти, составлявшую в мирное время 15 млн. баррелей, и транспортные затруднения, то становится очевидно, что больше 30 млн. баррелей в год из Румынии выкачать невозможно. Из этого количества 11 млн. баррелей вывозились в Германию уже в 1940 г. Следовательно, увеличение поставок нефти из Румынии Германии с ее вассалами может дать для покрытия дефицита максимум 20 млн. баррелей, вместо жизненно ‘ необходимых 40 – 50 млн. баррелей (.без учета потребностей войны с СССР).

Как уже упоминалось, транспортировка нефти из Румынии встречается с большими трудностями. В 1938 г. из 34 млн. баррелей, экспортированных Румынией, 26 млн. было перевезено морским путем через Констанцу, 7 млн. по Дунаю и 1 млн. по железным дорогам. Морской путь – через Черное и Средиземное моря – ныне отпал, и основной нефтяной артерией становится Дунай. Это обстоятельство сыграло свою роль при нападении Германии на Югославию, которая оставалась единственной придунайской страной, не “присоединившейся” коси. После захвата Югославии немцы имеют возможность контролировать весь Дунай, и согласно существующим планам намерены в 1941 – 42 гг. перевозить по Дунаю 21 млн. баррелей нефти и по железным дорогам еще 8 млн. баррелей. Из самого этого германского плана явствует, что на вывоз из Румынии больше 30 млн. баррелей в год немцы не рассчитывают.

Не меньшее значение, чем общий огромный нефтяной дефицит, имеет резкий недостаток в Германии ряда важнейших нефтепродуктов, – прежде всего высокооктанового авиационного бензина и смазочных масел. Синтетическим способом смазочные масла получены быть не могут, из румынской нефти они получаются в ничтожном количестве (в 1938 г.-0,3 млн. баррелей). Таким образом, по этим важнейшим нефтепродуктам дефицит в Германии является еще более острым, чем по общему количеству нефти.

В фашистских планах нападения на СССР далеко не последнюю роль играло стремление добраться до нефтяных богатств нашего Кавказа. Однако и здесь Гитлер просчитался, – вместо получения нашей нефти, ему приходится тратить свою и притом в количествах, совершенно не предвиденных. Удача “блитц-крига” в Западной Европе временно спасла Германию от нефтяного краха. Провал “блитцкрига” в. СССР заставляет немцев расходовать свои нефтяные запасы, пополнять которые им неоткуда. Этому обстоятельству предстоит сыграть свою роль в неизбежном разгроме фашистской Германии.

Германия

Поставки природного газа в Германию осуществляются с 1973 года. Первыми получателями газа в Восточной и Западной Германии стали компании Verbundnetz Gas и Ruhrgas. Сегодня Германия — крупнейший покупатель российского газа, а германские компании реализуют многочисленные проекты совместно с Группой «Газпром».

Схема магистральных газопроводов

Цифры и факты

В 2018 году Германия установила очередной рекорд покупки российского газа — 58,5 млрд куб. м.

Направления сотрудничества

Сегодня Германия — крупнейший экспортный рынок «Газпрома». Ведется совместная работа с германскими компаниями по всей производственной цепочке: от добычи газа в России до его поставок конечным потребителям в Германии. Реализуются спортивные, социальные и культурные проекты.

Поставки и транспортировка газа

Между нашими странами проложены крупнейшие газотранспортные маршруты: «Ямал — Европа» и «Северный поток».

Транснациональный газопровод «Ямал — Европа» проходит по территории четырех стран — России, Белоруссии, Польши и Германии. Мощность — 32,9 млрд куб. м газа в год.

Схема газопровода «Ямал — Европа»

Газопровод «Северный поток» проложен по дну Балтийского моря. Поставки газа по нему осуществляются из России в Европу напрямую, минуя транзитные государства. Мощность газопровода — 55 млрд куб. м газа в год.

В 2018 году началась укладка газопровода «Северный поток — 2». Новый маршрут также пройдет из России в Германию по дну Балтийского моря. Его мощность составит 55 млрд куб. м газа в год.

Схема газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»

Добыча газа

«Газпром» реализует с германскими компаниями ряд проектов по добыче. В их числе извлечение ачимовского газа на Уренгойском месторождении в рамках совместного предприятия АО «Ачимгаз», добыча голубого топлива на месторождении Вингейт в Северном море и разработка Южно-Русского нефтегазового месторождения (ЯНАО).

Газовый промысел на Южно-Русском месторождении

Добыча газа

В Германии «Газпром» на правах соинвестора имеет доступ к активной емкости подземных хранилищ газа (ПХГ) «Реден», «Этцель», «Йемгум» и «Катарина». Совместно с германскими компаниями Группа «Газпром» участвует в проекте ПХГ «Хайдах» в Австрии.

Оборудование и технологии

Германские поставщики оборудования и технологий (от труб до средств автоматизации) — постоянные участники проектов «Газпрома».

Конечный потребитель в Европе

Группа «Газпром» является оператором 49 газозаправочных станций в Германии.

Развитие сотрудничества

1968

Заключено межправительственное соглашение между СССР и Германской Демократической Республикой (ГДР) о поставках природного газа.

Февраль 1970

СССР и Федеративная Республика Германии (ФРГ) подписали соглашения о поставках природного газа из СССР в Западную Германию и о поставках в Советский союз немецких труб большого диаметра.

1972

Подписано соглашение об увеличении объемов поставок газа из СССР в ФРГ. Подобные соглашения также были подписаны в 1974 и 1979 годах.

1 мая 1973

Начались поставки природного газа из СССР в ГДР. Первым получателем газа стала компания Verbundnetz Gas.

1 октября 1973

Начались поставки природного газа из СССР в ФРГ. Покупателем выступила компания Ruhrgas.

Июнь 1974

Подписано «Оренбургское соглашение» об участии строителей и газовиков из ГДР и других стран-участниц Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) в освоении Оренбургского месторождения и строительстве магистрального газопровода «Оренбург — Западная граница СССР», в дальнейшем получившего название «Союз».

Ноябрь 1981

«Союзгазэкспорт» и компания Ruhrgas подписали четвертый договор о поставках в ФРГ дополнительно 8 млрд куб. м газа в год в период с 1984 по 2008 год.

Январь 1986

Вступили в силу «Ямбургские соглашения» между СССР и странами-участницами СЭВ о сотрудничестве в освоении Ямбургского месторождения. Компания Verbundnetz Gas до 1989 года получала российский газ в обмен на строительство объектов, поставки оборудования и труб из ГДР, в частности для сооружения магистрального газопровода «Ямбург — Западная граница СССР».

1990

В Германии создано совместное предприятие «Газпрома» и компании Wintershall — WIEH, основным направлением деятельности которого стала торговля, транспортировка, хранение и сбыт природного газа в различных европейских странах.

1993

На территории Германии «Газпром» и Wintershall завершили строительство газопроводов STEGAL протяженностью 313 км и MIDAL протяженностью 702 км. Создание системы MIDAL-STEGAL дало «Газпрому» прямой выход на газовый рынок Германии.

Создано совместное предприятие «Газпрома» и Wintershall — WINGAS — для продажи газа потребителям в Германии, а также поставок в Бельгию, Францию, Великобританию, Голландию, Австрию, Чехию и Данию.

«Газпром экспорт» заключил с WINGAS и WIEH ряд долгосрочных контрактов на поставку газа европейским потребителям.

Началось активное сотрудничество «Газпрома» с компанией Siemens в сфере телекоммуникаций и автоматизации технологических процессов.

Октябрь 1998

На территории Германии «Газпром» и Wintershall ввели в эксплуатацию газопровод WEDAL протяженностью 236 км. Магистраль соединила газотранспортную систему WINGAS с газопроводной системой Бельгии и далее с газопроводом Interconnector, проходящим через Северное море, от континентальной Европы до Великобритании.

Компрессорная станция в Мальнов в районе Лебус, к северу от Франкфурта-на-Одере

Декабрь 1998

Подписано соглашение между «Газпромом» и Ruhrgas о продлении большей части контрактов до 2020 года, а также о долевом участии немецкой компании в акционерном капитале «Газпрома».

Август 1999

WINGAS вывело на полную мощность самое крупное в Германии и Западной Европе подземное газовое хранилище «Реден» (активная емкость — 4,2 млрд куб. м газа).

Ноябрь 1999

На территории Германии «Газпром» и Wintershall завершили строительство газопровода JAGAL протяженностью 338 км. JAGAL соединил газопроводы «Ямал — Европа» и STEGAL.

2001

Заключены соглашения между «Газпромом» и компанией E.ON Gastransport по транспортировке природного газа через территорию Германии в Нидерланды и Бельгию.

Сентябрь 2001

Ruhrgas выступил эксклюзивным спонсором реставрации Янтарной комнаты в Царском Селе. Работы были завершены в мае 2003 года к 300-летию Санкт-Петербурга.

Июль 2003

Для освоения первого опытного участка труднодоступных ачимовских залежей Уренгойского месторождения создано ЗАО «Ачимгаз» — совместное предприятие «Газпрома» и Wintershall.

Установка комплексной подготовки газа № 22 на участке 2А ачимовских отложений Уренгойского месторождения

Подписано долгосрочное Соглашение между «Газпромом» и WINGAS о продаже природного газа в Великобританию до 2028 года.

18 мая 2005

«Газпром», RAG и WINGAS подписали контракт на строительство подземного хранилища газа «Хайдах» (Австрия) — второго по величине в Центральной Европе (активная емкость — 2,8 млрд куб. м газа).

ПХГ «Хайдах». Фото RAG

Сентябрь 2005

Подписано соглашение между «Газпромом», BASF/Wintershall и E.ON о строительстве газопровода «Северный поток» — принципиально нового маршрута поставок газа из России в Европу через Балтийское море.

Апрель 2006

Подписано Соглашение между «Газпромом» и Е.ON Ruhrgas AG о научно-техническом сотрудничестве, подготовке и повышении квалификации персонала компаний.

Апрель 2006

«Газпром» и BASF/Wintershall подписали соглашение об обмене активами в области газодобычи и торговли природным газом. В соответствии с документом в октябре 2007 года «Газпром», в частности, увеличил свою долю в совместном предприятии WINGAS с 35% до почти 50%. BASF/Wintershall получил 25% минус одна акция в ОАО «Севернефтегазпром», ведущем освоение Южно-Русского месторождения. Это первый совместный с зарубежным партнером проект по созданию цепочки от добычи до конечного потребителя.

Август 2006

Срок действия четырех основных контрактов на поставку газа между «Газпром экспортом» и Е.ОN Ruhrgas AG продлен по 2035 год.

2007

Завершено строительство первой очереди ПХГ«Хайдах».

18 декабря 2007

Введено в эксплуатацию Южно-Русское месторождение.

Газовый промысел на Южно-Русском месторождении

15 июля 2008

Введен в опытно-промышленную эксплуатацию первый участок труднодоступных ачимовских залежей Уренгойского месторождения. На примере ЗАО «Ачимгаз» реализован новый «эталонный» принцип сотрудничества «Газпрома» с зарубежными партнерами в добычных проектах на территории России: совместное предприятие получает прибыль от реализации проекта, при этом лицензия на месторождение принадлежит российской компании.

Ачимовские залежи Уренгойского месторождения

Октябрь 2008

Подписано соглашение между «Газпромом» и Е.ОN AG по обмену активами. В соответствии с соглашением через год Е.ОN стал участником проекта «Газпрома» по освоению Южно-Русского нефтегазового месторождения, «Газпром» получил полный контроль в ЗАО «Геросгаз», владевшем 2,93% акций ОАО «Газпром».

Май 2009

Создан консорциум для строительства в Германии ПХГ «Катарина», в который вошли «Газпром» и Verbundnetz Gas.

Апрель 2010

Началось строительство газопровода «Северный поток». Доли участия Wintershall и E.ON Ruhrgas в компании-операторе Nord Stream AG составили по 15,5%.

Май 2011

Завершено строительство ПХГ «Хайдах».

ПХГ «Хайдах». Фото RAG

Август 2011

Компания WINGAS завершила строительство сухопутного газопровода OPAL, связывающего «Северный поток» с газотранспортными сетями Европы.

Сентябрь 2011

В Германии началось строительство ПХГ «Катарина».

Ввод в эксплуатацию первой нитки газопровода «Северный поток»

8 ноября 2011

Начались коммерческие поставки газа по первой нитке газопровода «Северный поток».

19 декабря 2011

Подписано Соглашение о стратегическом партнерстве между «Газпромом» и Siemens, предусматривающее дальнейшее развитие и укрепление сотрудничества между компаниями на российском и международном рынках.

К 300-летию дворцового комплекса Ораниенбаум в Петергофе «Газпром» и Wintershall завершили реставрацию Китайского дворца.

Сентябрь 2012

Состоялся Международный пробег автомобилей на природном газе «Голубой коридор — 2012», организованный «Газпромом» и E.ON Ruhrgas. Пробег прошел через Москву, Минск, Варшаву, Прагу, Париж, Брюссель, Эссен и Берлин. С тех пор проведение газовых автопробегов стало традицией.

Введена в эксплуатацию вторая нитка «Северного потока»

8 октября 2012

Введена в эксплуатацию вторая нитка «Северного потока», увеличившая производительность газопровода до 55 млрд куб. м в год. Акционеры Nord Stream AG приняли решение, что строительство третьей и четвертой ниток газопровода является экономически целесообразным и технически осуществимым.

Ноябрь 2012

Подписано юридически обязывающее Базовое соглашение между «Газпромом» и Wintershall по условиям обмена активами на базе участков 4А и 5А ачимовских залежей Уренгойского месторождения в обмен на участие «Газпрома» в ряде добычных и сбытовых активов германского партнера.

Январь 2013

Соглашение о научно-техническом сотрудничестве до 2030 года подписано «Газпромом» и Verbundnetz Gas.

Декабрь 2013

«Газпром» и Wintershall подписали Основное соглашение об обмене активами. В результате сделки «Газпром» увеличил до 100% свою долю участия в совместных компаниях по торговле и хранению газа в Европе WINGAS, WIEH и WIEE, а также получил 50% долю участия в компании WINZ, ведущей разведку и добычу углеводородов в Северном море. Wintershall, в свою очередь, получила 25,01% долю экономического участия в проекте по разработке и освоению участков 4А и 5А ачимовских отложений Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения.

2015

«Газпром», BASF, Uniper, ENGIE, OMV и Shell приняли решение о строительстве газопровода «Северный поток — 2». Новый маршрут из России в Германию по дну Балтийского моря мощностью 55 млрд куб. м значительно повысит надежность газоснабжения европейских потребителей на десятилетия вперед.

Май 2017

ПХГ «Катарина» в Германии введено в эксплуатацию.

Сентябрь 2018

Начались работы по укладке газопровода «Северный поток — 2» в Балтийском море.

Ссылка на основную публикацию