Начало научных исследований Гренландии

База знаний

5. Гренландия

Новый период изучения Гренландии открывается 12 мая 1721 г., со времени отплытия Ганса Эгеде с семьей из Дании в Гренландию. Он высадился вблизи Годтхоба на западном берегу и зазимовал там. Эгеде прожил в Гренландии до 1736 г. и собрал большой материал об острове, в особенности же о его юго-западной части, где была зимовка. Он положил начало новой колонизации Гренландии, в результате которой к концу XVIII в. на ее западном берегу выросло десять поселков.

XIX век ознаменовался чрезвычайно энергичным исследованием Гренландии. Многие полярные путешественники заходили по пути в те или иные точки побережья и обогащали карты новыми деталями. Так, например, в 1818 г. Росс освежил старые данные об отдельных частях Баффинова залива; в 1852 г. Инглфилд нанес на карту около 1000 км побережья вблизи пролива Смита, а в 1853 г. Кейн довел съемку до ледника Гумбольдта; в 1871 г. Холл достиг широты 82°07′; в 1876 г. экспедиция Нейрса произвела исследование берега за пределами Рипалс-Харбор и в 1882 г. экспедиция Грили — Локвуда нанесла на карту еще одну новую большую полосу побережья.

На восточном берегу Скорсби в 1822 г. положил на карту территорию между 64 и 75° с.ш. и уже в следующем году Клевринг и Сейбин добавили к этому свои материалы по району вблизи 74° с.ш. В 1829 г. Граа начал съемку с мыса Фарвель, провел ее за 65° с.ш., а зимой 1830–1831 гг. производил в Гренландии новые исследования.

Если в первую половину XIX в. исследования ограничивались главным образом побережьем, то во второй половине произошел поворот. Он начался рядом больших путешествий по южной Гренландии Г. Ринка; с 1853 г. они растянулись на пятнадцать лет. В 1869 г. Кольдевей и Пайер достигли острова Сейбин у восточного побережья и, продолжая итти в северном направлении, дали Земле Императора Вильгельма ее нынешнее название и частично исследовали фиорд Франца Иосифа. Эти путешествия, вместе с работой Инглфилда и его преемников на западном берегу, способствовали накоплению значительного материала о побережье Гренландии и подготовили те полные риска путешествия, которые впервые дали нам представление о внутренней Гренландии.

В 1870 г. А.Э. Норденшельд, выйдя от острова Диско, сделал попытку пересечь всю Гренландию, но потерпел неудачу. В ходе его второй экспедиции 1883 г. он прошел лишь 120 км от фиорда Аулацивик. Пять лет спустя, в 1888 г., Нансен пересек Гренландию с востока на запад — от точки на восточном побережье под 64°30′ с.ш. до Годтхоба. Это замечательное и совершённое в очень трудных условиях путешествие впервые дало представление об истинном характере Внутренней Гренландии.

Вслед за путешествием Нансена последовали другие крупные путешествия во внутреннюю, главным образом крайнюю северную часть страны. В 1886 г. Пири, выйдя с побережья (около 69°30′ с.ш.), проник примерно на 190 км в глубь Гренландии. Еще через шесть лет он начал крупное путешествие исследованием залива Инглфилд и совершил затем оттуда переход в северо-восточном направлении к фиорду Индепенденс. В 1893 г. он приступил к новым путешествиям на севере и в 1895 г. вновь вышел к фиорду Индепенденс. В 1900 г. он достиг крайней северной оконечности Гренландии на широте 83°37′.

Через каких-нибудь четырнадцать лет карта Гренландии коренным образом изменилась. Все же оставался ряд важных вопросов, к решению которых и приступили исследователи XX в. Первой по времени была экспедиция герцога Орлеанского (1905 г.). Он достиг восточного побережья на 78°16′ с.ш. и продолжил работу, начатую до него Кольдевеем и Пайером. На следующий год Гренландию, посетила экспедиция Милиуса-Эриксена на судне «Данемарк», поставившая себе целью исследовать побережье от мыса Бисмарка (под 77° с.ш.) до рубежа, достигнутого Пири в 1900 г. Один из участников экспедиции, Л. Кох, не дошел лишь сорока миль до мыса Виков, руководитель же и два члена экспедиции погибли в ходе исследования фиорда Индепенденс. В 1909 г. в Гренландии работали две экспедиции. Де-Кервен из фиорда Квараяк проник в глубь страны на расстояние примерно 130 км. Севернее экспедиция на судне «Алабама» (1909–1912 гг.), посланная отчасти для выяснения обстоятельств смерти Милиус-Эриксена, нашла оставленные им научные материалы и осмотрела также фиорд Данемарк.

В год окончания экспедицией «Алабамы» ее трудов К. Расмуссен совершил свою первую экспедицию на судне «Туле». Он пересек северную Гренландию, вышел к фиорду Данемарк, а из него вернулся на западное побережье. В 1912 г. во второй раз пересек Гренландию Де-Кервен, вышедший из Якобсхавна и достигший восточного побережья у фиорда Сермилик. Путешествие его имело большое значение, поскольку при этом переходе через Гренландию он прошел почти 700 км. Третий переход через Гренландию был сделан И. Кохом в 1912–1913 гг. Он намеревался также перезимовать на Земле Дроннинг-Луизе и изучить ее геологию и географию; хотя это ему не удалось, он успешно вышел к западному берегу и достиг Провена.

Новые материалы о Гренландии дала вторая экспедиция Расмуссена и Л. Коха на «Туле» в 1916 г. и экспедиция 1920–1923 гг. в ознаменование двухсотлетнего юбилея вторичной колонизации Гренландии, в ходе которой руководитель Л. Кох совершил путешествие вокруг северной Гренландии. Обе экспедиции проделали большую работу, в результате которой закончено было нанесение на карту всего побережья Гренландии.

Пока известные исследователи совершали свои привлекавшие всеобщее внимание путешествия, шло научное довольно подробное изучение Гренландии и в более скромных масштабах. Оно началось в 1876 г. и после 1878 г. перешло в ведение комиссии по руководству геологическим и географическим исследованием Гренландии. В результате ее работ Гренландия теперь изучена лучше всех американских арктических областей, даже некоторых, лежащих значительно южнее. Но все же и на ней есть еще не изученные местности; одной из них, в восточной Гренландии, и занялась кембриджская экспедиция 1926–1929 гг. Ее руководитель Дж. Уорди организовал успешный подъем на пик Петерманна и собрал много ценного материала о местности к северу от залива Скорсби.

Эта экспедиция типична для многих посетивших различные части Гренландии за последнее десятилетие. Недостаток места не дает нам возможности подробного разбора всех этих экспедиций из Норвегии, Дании, Франции и США, в особенности же экспедиций Мичиганского университета (руководитель — профессор В. Хоббс), Оксфордского и Кембриджского университетов. Все же на некоторых из них мы должны остановиться по причинам, которые станут читателю ясными позже.

Мы уже упоминали об исследованиях Л. Коха. Он и в дальнейшем продолжал весьма успешно возглавлять или направлять исследования датчан в северо-восточной Гренландии. Его экспедиции работали в Гренландии в 1926–1927, 1929, 1930, 1931–1934 и 1936–1937 гг. Самая крупная из них с общим штатом в 375 человек провела в Гренландии между 71 и 76° с.ш. четыре лета и три зимы. Были получены большие результаты в области геологии; обширные, до того не известные территории засняты с земли или с воздуха; были произведены многие другие научные наблюдения.

Несколько южнее два норвежца, М. Мерен и А. Хейгард, совершили переход через внутренний ледниковый покров от ледника Камаруюк (под 71°10′ с.ш.) на западном побережье, откуда они вышли 6 июля 1931 г., к полуострову Стриндберг на восточном берегу, куда они прибыли 18 августа.

Этот же ледник явился одним из главных объектов исследовательской работы германской экспедиции А. Вегенера, производившей метеорологические и другие наблюдения. Профессор Вегенер имел в виду организовать три метеорологические станции: одну на западном берегу, другую во внутренней части Гренландии (71°8′ с.ш., 40° з.д.) и третью на восточном берегу у залива Скорсби. Ледниковая станция проработала всю зиму. На следующее лето Вегенер привел туда смену, но сам умер на обратном пути. Экспедиция лишилась, таким образом, своего выдающегося руководителя, уже до того три раза побывавшего в Гренландии и завоевавшего себе мировое имя в качестве геолога. Спутники Вегенера остались в Гренландии и продолжали работы, в особенности по изучению толщины ледника (по их измерениям она доходит до 2700 м).

Еще южнее работала британская арктическая экспедиция по разведке авиатрассы под руководством Г. Уоткинса. Свою базу Уоткинс оборудовал на материке к западу от Ангмагсалика, а под 67°3′ с.ш. и 41°48′ з.д. организовал ледниковую станцию, где А. Курто (Courtauld) прожил в одиночестве зимой 1930/31 г. пять месяцев. Главные силы экспедиции произвели некоторые исследования внутри Гренландии и также съемку восточного побережья от базы в северном направлении до фиорда Кангердлугсуак.

После того как Курто был сменен, один отряд (в составе Д. Скотта, А. Стивенсона и лейтенанта М. Линдсея) пересек внутренний ледник от базы до Ивигтута на юго-западе, другой отряд (Дж. Раймилл и В. Хемптон) направился на северо-запад через ледник и вышел к Хольстенборгу на западном берегу; сам же Уоткинс вместе с Курто и капитаном П. Лемоном прошел на маленькой шлюпке вдоль восточного побережья до Нанорталика. Эта экспедиция произвела большие съемочные работы и так же, как экспедиция Вегенера, собрала ценный материал в связи с проектом воздушного сообщения между Европой и Америкой.

В 1932 г. Уоткинс вернулся на восточное побережье Гренландии и на этот раз организовал свою базу в 160 км к северу от Ангмагсалика у Лейк-Фиорда. Он научился управлять каяком не хуже эскимосов, но 20 августа, когда он охотился на тюленей, с ним случилось какое-то несчастье и он утонул. Руководство экспедицией перешло в руки Д. Раймилла, и работа продолжалась. Были собраны новые ценные материалы для проектируемой авиатрассы.

Участник экспедиции Уоткинса 1930–1931 гг. лейтенант М. Линдсей вернулся в 1934 г. в Гренландию для окончания съемки горного массива между горой Форель и заливом Скорсби. Удобнее всего было проникнуть в этот район с запада, и экспедиция Линдсея успешно пересекла внутренний ледник от Якобсхавна до старой базы британской арктической экспедиции по разведке авиатрассы.

ГРЕНЛАНДИЯ

ГРЕНЛАНДИЯ, самый большой остров Земли, расположенный к северо-востоку от материковой Северной Америки, между 59°45 ў и 83°39 ў с.ш. В прошлом колония, а с 1979 самоуправляющаяся территория в составе Дании. Протяженность острова с севера на юг 2690 км, наибольшая ширина 1300 км. Общая площадь 2175,6 тыс. кв. км. Канадский остров Элсмир отделен от северо-западного берега Гренландии проливом шириной 19 км. Датский пролив шириной 320 км разделяет Исландию и юго-восточное побережье Гренландии. Расстояние от Гренландии до Шпицбергена 440 км, между ними простирается Гренландское море. На западе Гренландию отделяют от Баффиновой Земли море Баффина и Девисов пролив. Главный город – Нуук (Готхоб).

Географические особенности.

Примерно 83% площади Гренландии занимает ледниковый покров. Для поселений пригодны только прибрежные районы. Общая площадь свободных от льда земель оценивается в 410,4 тыс. кв. км. Прерывистая полоса таких земель окаймляет остров; ее средняя ширина 80 км, а наибольшая – на юго-западе и севере Гренландии (до 200–259 км). Во многих местах она изрезана фьордами. Самая высокая поверхность ледникового покрова – 3230 м над у.м. (на 73° с.ш.), а его максимальная мощность – 3400 м (на 72° с.ш.). Ледниковый покров постепенно понижается по направлению к побережьям, где у концов выводных ледников происходит отел айсбергов. Столкновение с одним из таких гигантских айсбергов в 1912 привело к трагической гибели парохода «Титаник». Берег залива Мелвилл в западной Гренландии представляет собой почти непрерывный высокий ледяной обрыв.

Горы простираются вдоль восточного и западного побережий острова и являются барьером, подпруживающим ледниковый покров. Наиболее высокие горы находятся у восточного берега. Гора Форель к северу от Ангмагссалика в юго-восточной Гренландии достигает 3360 м. Наивысшая точка гора Гуннбьёрн (3700 м) расположена несколько севернее. Восточное побережье, как и западное, сильно расчленено, участки низменностей тянутся вдоль побережья и приурочены в основном к вершинам фьордов. Свободные от льда земли в северной Гренландии невысоки и отличаются пересеченным рельефом. В некоторых местах к берегу Северного Ледовитого океана подходят шельфовые ледники, имеющие связь с ледниковым покровом.

Климат прибрежных районов Гренландии изменчив. Он наиболее мягкий на юго-западном побережье. Средние температуры июля в Какортоке 9,6° С , в Нууке 8,3° С, а января соответственно –7,8° С и –10,7° С. Летом иногда температура бывает чуть выше 21° С, но нередко даже в разгар лета температуры держатся около 0° С. Самые низкие температуры на восточном побережье. В Питуффике средняя температура января –27° С. Здесь с поверхности ледникового покрова со скоростью до 70 м/ч часто дуют сильные стоковые ветры. Зимой бухты и фьорды даже на западном побережье севернее о.Диско замерзают. На юго-западном побережье Гренландии выпадает довольно много осадков. Средняя годовая сумма осадков в Какортоке 1080 мм, в Нууке – 660 мм, на крайнем севере – всего 100–200 мм. Летом на побережье часто бывают туманы.

На крайнем юге Гренландии – березовое криволесье (лесотундра). В этих районах можно выращивать некоторые овощные культуры и пасти овец. На западном побережье распространена тундровая растительность, местами встречаются заросли кустарниковой ивы. Бóльшая часть побережья северной и восточной Гренландии – полярная пустыня.

Животный мир самой Гренландии небогат. Здесь обитают северный олень, белый медведь, песец, горностай, заяц и лемминг. Иногда встречаются волки. Популяция мускусных быков в настоящее время сильно сократилась. На прибрежных скалах – птичьи базары.

В водах Гренландии распространены чернокорый палтус, зубатка полосатая, треска, морской окунь, камбала и другие виды рыб. Обильны креветки. Кроме того, водятся несколько видов тюленей, белухи, нарвалы и моржи.

Население.

В Гренландии в 1998 проживало 59,3 тыс. человек. Бóльшая часть населения сосредоточена на западном побережье. Лишь 8% населения – европейцы, преимущественно датчане, остальные – гренландские эскимосы (самоназвание – инуиты). 38,2% гренландцев – лютеране.

Официальные языки – гренландский и датский. В гренландском языке существуют три сильно различающихся между собой диалекта – западно-, восточно- и северогренландский. В основу литературной нормы положен западногренландский диалект.

В восточной Гренландии население немногочисленно и сконцентрировано в районах факторий Ангмагссалик и Итокортормиит (Скорсбисунн). Вдоль юго-западного берега поселения встречаются от южной оконечности Гренландии (мыса Фарвель) до Упернавика на восточном побережье Баффинова залива. В административном центре Гренландии городе Нууке проживает 13,3 тыс. человек (1996). В северо-западной Гренландии живут полярные эскимосы, испытавшие меньшее влияние цивилизации по сравнению с другими аборигенами. В этом районе находятся небольшие фактории Канак (Туле) и Эта.

Экономические и социальные условия.

Гренландия имеет ограниченные природные ресурсы, и Дания ежегодно выделяет ей большие субсидии (427,2 млн. долл. в 1995). Большинство жителей занимается промыслом тюленей, ловом креветок и трески. Овцеводство, организованное по инициативе датского правительства в 1913, получило развитие в районах более мягкого климата на юге и юго-западе Гренландии. В небольших поселениях аборигены живут в хижинах, обложенных дерном или камнем, а в более крупных поселках и городах возведены стандартные каркасные дома.

По законам, принятым в 1950–1951, Гренландия стала открытой для иностранцев, получивших разрешение датского правительства, а гренландцы приобрели право на эмиграцию. В Гренландии созданы рыбоконсервные фабрики, холодильники, судостроительные мастерские и другие промышленные предприятия. В школах налажено техническое обучение аборигенов. Государственная монополия ликвидирована, хотя одновременно введены новые ограничения для датских граждан на предпринимательскую деятельность и торговлю. По датским законам все лица, живущие в Гренландии, пользуются бесплатным медицинским обслуживанием. Работа врачей оплачивается государством. Образование обязательное для детей в возрасте от 7 до 16 лет. Обучение ведется в основном на гренландском языке. На острове выпускается несколько еженедельных и ежемесячных периодических изданий на датском и гренландском языках.

Экономическую основу жизни населения составляет морской промысел. В прибрежных водах некогда в изобилии встречались крупные киты, однако их поголовье оказалось на грани вымирания в результате хищнической деятельности голландских, английских, американских и скандинавских китобоев. В настоящее время промысел морских млекопитающих является основным источником доходов только для 2,5 тыс. жителей Гренландии. Наиболее важное значение имеет промысел тюленей, шкуры которых после обработки поставляются на внутренний рынок и экспортируются. В северной и восточной Гренландии сохраняется значение морского промысла и наземной охоты как основы питания аборигенов.

В некоторых районах на крайнем юге развиты овцеводство и овощеводство.

В экспорте Гренландии 85% (по стоимости) приходится на долю креветок и рыбы (в том числе соленой трески), причем первые преобладают в составе экспорта. Кроме того, экспортируется шерсть. Основные рынки сбыта – страны Европейского союза и Япония.

Гренландия обладает немалыми запасами полезных ископаемых. В прошлом добывались графит, уголь, свинец, цинк, криолит и мрамор, однако в настоящее время разработка месторождений свернута, главным образом по причине нерентабельности. В горах Гренландии встречаются драгоценные камни: гранаты, рубины, лунный камень, а также очень редкий туттупит.

В Гренландии большое значение приобретает международный туризм. Однако пока число туристов не превышает 5000 человек в год.

История.

Гренландия была открыта скандинавскими первопроходцами в 10 в. Норвежский мореплаватель Эрик Рыжий провел там три года, изучая юго-западное побережье, и в 984 дал острову название Гренландия (в переводе – «зеленая страна»), чтобы показать его привлекательность для поселения. В 986 Эрик основал две колонии близ современного города Какорток (Юлианехоб). Некоторое время они процветали, но, вероятно, ок. 1500 исчезли по неизвестной причине. Последние письменные сообщения о древнескандинавских колониях в Гренландии относятся к 1408. Скандинавские исследователи высаживались на безлюдном восточном побережье острова в 1472, а голландские моряки видели его в 1539. Английский мореплаватель Мартин Фробишер, занимавшийся поисками Северо-Западного прохода, в 1576 увидел мыс Фарвель, а в 1578 высаживался на юго-западном берегу Гренландии. Английский моряк Джон Девис составил карту бóльшей части восточного побережья во время плаваний в 1585 и 1587. Девисов пролив, омывающий остров на западе, назван в его честь.

Читайте также:  Морские течения возле Гренландии

В 17 в. голландские торговцы предпринимали многочисленные попытки наладить торговлю с аборигенами Гренландии. Датчане включились в эту торговую деятельность только в 1721, когда миссионер Ханс Эгеде основал постоянное поселение на западном берегу. В 1729 Гренландия была объявлена датской колонией, ее администрация находилась в Копенгагене. С 1776 торговля с Гренландией была объявлена датской монополией. В 1825 была создана Комиссия по делам Гренландии. 10 мая 1921 Гренландия была объявлена территорией Дании, и швартовка иностранных судов на ее побережье была запрещена. Норвегия выдвинула территориальные претензии на часть восточной Гренландии между 71°30 ў и 75°40 ў c.ш., но в 1933 этот вопрос был решен в пользу Дании.

Американцы проявили интерес к Гренландии еще в начале 18 в. Американские китобойные суда заходили в Девисов пролив в 1732, охотясь за гренландским китом. В 1737 двенадцать судов были специально оснащены в Провинстауне (шт. Массачусетс) для промысла китов в этом проливе. Однако в 1741 китобойные экспедиции вынуждены были свернуть свою деятельность из-за противодействия французских и испанских каперов.

Контрадмирал Роберт Пири начал исследования в Арктике с путешествия во внутреннюю Гренландию в 1886. Он пересек северную Гренландию в 1891–1892 и впоследствии использовал этот остров как базу для экспедиций к Северному полюсу. С тех пор Гренландию посещали многие путешественники и ученые. В их числе был и профессор Мичиганского университета Уильям Герберт Хоббс, который в 1926–1931 провел там аэрологические исследования, что весьма способствовало развитию полярной метеорологии. В 1939 две экспедиции – германская и английская – проникли в труднодоступные внутренние районы острова с высотами 2400–3050 м для проведения метеорологических и гляциологических исследований. Во второй половине 1950-х годов в Гренландии работала международная гляциологическая экспедиция под руководством П.-Э.Виктора, внесшая большой вклад в изучение ледникового покрова.

В настоящее время Гренландия используется как база для подводных лодок, самолетов, радиолокационных и радарных установок и метеорологических станций США. Главная военно-воздушная база США находится в Канаке (Туле) на северо-западном побережье Гренландии.

Сразу после вторжения германских войск в Данию во время Второй мировой войны США и Дания заключили соглашение о предоставлении США прав на организацию баз в Гренландии. Последующие переговоры в рамках НАТО в 1951 увенчались заключением соглашения о совместном использовании этих баз обеими странами. При этом неизменно признавался суверенитет Дании, и были выработаны специальные правила пребывания американских войск в Гренландии. В 1986 площадь двух американских радарных баз была сокращена вдвое, и освободившиеся земли были возвращены местным жителям.

Управление

Гренландией до 1953 осуществлялось национальным комиссаром и Советом по делам Гренландии, избиравшимся жителями острова, и координировалось администрацией по делам Гренландии в Копенгагене. В 1953 колониальный режим в Гренландии был отменен, и по новой датской конституции Гренландия стала частью Дании и получила два места в датском парламенте. В 1979 по итогам референдума местное управление было передано Гренландии. Совет по делам Гренландии был упразднен и вместо него был создан парламент, который выбирает исполнительный орган местного самоуправления – ландстинг. В ведении Дании остались внешняя политика, оборона, правосудие и финансы. Население Гренландии выбирает двух представителей в датский парламент – Фолькетинг. Все гренландцы по достижении 18 лет имеют право избирать законодательный орган – ландстинг, контролирующий внутренние дела. Лидер партии большинства становится премьер-министром, возглавляющим кабинет министров – ландстюре, который избирается из состава ландстинга. В Гренландии после введения самоуправления в 1979 образовались две политические партии – Сиумут (Вперед) и Атассут (Сплоченность). Первая из них выступает за расширение автономии, особенно в сфере экономики и использования природных ресурсов, вторая – отстаивает сохранение государственной общности с Данией. Представители Сиумута занимали пост премьер-министра в правительстве Гренландии: лютеранский пастор Ионатан Мотсфельдт (1979–1991 и с 1997 по настоящее время) и Ларс Эмиль Йохансен (1991–1997). Имеется также левосоциалистическая партия Инуит атагатигиит (Братство инуитов), требующая полного отделения от Дании. На выборах в ландстинг в 1995 Сиумут получил 12 мест, Атассут – 10, Инуит атагатигиит – 6, прочие группировки – 3.

Национальный праздник Гренландии отмечается 21 июня как день предоставления автономии. Его официальное название – Уллортунек (самый длинный день).

История Гренландии (стр. 1 из 4)

План
Введение
1 Ранние палео-эскимосские культуры
2 Поселения викингов
2.1 Упадок первых колоний
2.1.1 Ухудшение окружающей среды
2.1.2 Климатические изменения
2.1.3 Вражда с соседями
2.1.4 Контакты с Европой
2.1.5 Неспособность адаптироваться

3 Культура туле в Гренландии
4 Датская колонизация
5 Стратегическое значение
6 Самоуправление
Список литературы

История Гренландии. В настоящее время 84 % поверхности острова занято ледником, что ограничивает область человеческого заселения узкими прибрежными полосами. Климат арктический.

Гренландия была неизвестна европейцам вплоть до открытия в X веке норвежскими викингами, которые незадолго до того поселились в Исландии.

Арктические народы населяли Гренландию задолго до открытия острова европейцами, хотя перед прибытием викингов остров обезлюдел — предки современных инуитов начали селиться на севере Гренландии лишь в XIII веке. Инуиты — единственный народ, который непрерывно населял Гренландию на протяжении столетий; однако в XVIII веке Дания, воспользовавшись приоритетом викингов, объявила остров своим владением и начала его колонизацию. Во время Второй мировой войны Гренландия была отделена от королевства и сблизилась с Соединёнными Штатами и Канадой. По окончании войны Дания вернула себе контроль над островом, однако упразднила его колониальный статус; Гренландия была провозглашена интегральной частью Датского королевства, а в 1979 году получила широкую автономию по внутренним делам. Гренландия — единственное государственное образование, которое вышло из состава Европейского союза, хотя и хранит статус ассоциируемого государства.

1. Ранние палео-эскимосские культуры

История древней Гренландии — история повторяющихся миграций палео-эскимосов с арктических островов Северной Америки. Общей чертой всех этих культур была необходимость выживания в чрезвычайно неблагоприятных условиях самого отдаленного края Арктики на самой границе пригодного для человеческого существования ареала. Даже небольшие колебания климата превращали едва благоприятные условия в несовместимые с человеческой жизнью и приводили к исчезновению недостаточно приспособленных культур и опустошению целых регионов в результате миграций и вымирания.

Археологи выделяют в Гренландии четыре палео-эскимосские культуры, которые существовали до открытия острова викингами, но сроки их существования определяются очень приблизительно:

· Саккакская культура: 2500 до н. э. — 800 до н. э. на юге Гренландии;

· Культура Индепенденс I: 2400 до н. э. — 1300 до н. э. на севере Гренландии;

· Культура Индепенденс II: 800 до н. э. — 1 до н. э. преимущественно на севере Гренландии;

· Ранняя дорсетская культура, Дорсет I: 700 до н. э. — 200 н. э. на юге Гренландии.

Эти культуры не были уникальны для Гренландии. Как правило, они возникали и развивались на территориях арктической Канады и Аляски задолго до своего проникновения в Гренландию, и могли сохраняться в других местах Арктики после их исчезновения с острова.

После упадка культуры остров оставался незаселённым на протяжении столетий. Носители инуитской культуры туле, предки современных коренных жителей Гренландии, начали проникать на север острова в начале XIII века.

2. Поселения викингов

Около 980 года викинг Эрик Рауда (Рыжий) был приговорён к трехлетнему изгнанию из Исландии за убийство соседа[1]. Он решил отплыть на запад и добраться до земли, которую в ясную погоду можно увидеть с вершин гор западной Исландии. Она лежала на расстоянии 280 км от исландского берега; согласно сагам, раньше в 900-х годах туда плавал норвежец Гунбьёрн. Эрик отплыл на запад в 982 году вместе с семьей, слугами и скотом, но плавучий лед помешал ему высадиться на берег; он был вынужден обогнуть южную конечность острова и высадился в месте вблизи Юлианехоб (Какорток). На протяжении трёх лет своего изгнания Эрик не встретил на острове ни одного человека, хотя во время своих путешествий вдоль побережья он доходил до острова Диско, далеко на северо-запад от южной оконечности Гренландии.

По окончании срока своего изгнания Эрик Рыжий в 986 году вернулся в Исландию и начал поощрять местных викингов к переселению на новые земли. Он назвал остров Гренландией (норв. Grønland), которая дословно значит «Зеленая земля». Вокруг уместности этого названия до сих пор продолжаются споры; кое-кто считает, что в те времена климат в этих местах благодаря средневековому климатическому оптимуму был мягкий, и прибрежные районы юго-запада острова действительно были покрыты густой травянистой растительностью; другие считают, что такое название было выбрано с единственной целью — привлечь к острову больше поселенцев.

Согласно сагам, Эрик Рыжий отплыл из Исландии с 25 кораблями, из которых лишь 14 с 350 поселенцами добрались до Гренландии, и основал на острове первое европейское поселение Eystribyggd (Восточное поселение)[2]. Свидетельства саг подтверждаются результатами радиоуглеродного анализа археологических находок, которые были найдены на месте прежнего Братталида (теперь Кассиарсук), резиденции Эрика Рыжего вблизи современного Нарссарссуаку(?), и датируются приблизительно 1000 годом н. э.

В период своего расцвета колония насчитывала от 3000 до 5000 жителей, которые сначала населяли два поселения: Восточное (Eystribyggd) на месте современного Какортока на южном конце острова, где находилось имение Эрика Рыжего Братталид, и Западное (Vestribyggd) на месте современного Готхоба. Территория была разделена между жилищами, которых известно свыше 400. Это была достаточно большая колония (для сравнения, сейчас население всей Гренландии составляет около 56 000 человек). Её экономической основой было торговля с Европой моржовыми бивнями; также экспортировались пенька, бечевки, овцы, кожи рогатого скота и тюленей; возможно, также вывозилась вяленая рыба (треска), которая составляет основу экономики современной Гренландии. В Гренландии совсем нет лесов, и потому колония полностью зависела от снабжения древесиной, которая была особенно нужна для судостроительства, из Норвегии и Исландии. Также из Европы завозились железные изделия и некоторые пищевые продукты. Торговые суда из Исландии ежегодно посещали колонию, иногда оставаясь здесь на зиму, реже появлялись норвежские корабли с континента.

В начале XI века в Гренландию начало проникать христианство. Согласно сагам, его принес сюда Лейф Эриксон, второй сын Эрика Рыжего, который посетил Норвегию и был обращён в христианство норвежским королем Олафом I, а затем был послан обратно в Гренландию с целью распространения христианства среди местных жителей. Вернувшись в Гренландию, Лейф начал проповедовать христианство и обратил в него свою мать, которая построила первую на острове церковь в имении Эрика Рыжего Братталид. В 1126 году в Гренландии было основано епископство в Гардаре (современный Игалику), подчинённое архиепископу Нидароса (современный Тронхейм) в Норвегии; археологи нашли остатки по крайней мере пяти гренландских церквей.

Гренландцы предпринимали экспедиции дальше на запад, в результате чего ими задолго до Колумба была открыта Северная Америка. Примерно в 1000 году всё тот же Лейф Эрикссон с командой из 35 человек открыл три региона американского побережья: Хеллуланд (вероятно, Баффинова Земля) , Маркланд(предположительно — полуостров Лабрадор) и Винланд, получивший своё название за большое количество произраставших там виноградных лоз (возможно, это было побережье Ньюфаундленда близ современного местечка Ланс Медоуз). Там же были основаны и несколько поселений. Скандинавы даже вступили в контакт со «скрёллингами» — североамериканскими индейцами. Поначалу отношения были мирными, но через несколько лет испортились, и постоянные набеги скрёллингов вынудили викингов оставить свои поселения.

2.1. Упадок первых колоний

Гренландская колония была независимой республикой до 1261 года, когда её население присягнуло на верность норвежскому королю: в обмен на уплату налогов Норвегия обязывалась обеспечивать снабжение колонии необходимыми материалами, ежегодно посылая к острову торговую экспедицию; даже после этого Гренландия продолжала пользоваться значительной внутренней автономией и жить по своим законам. В 1380 году Норвегия вошла в личную унию с Датским королевством, создав основание для датских претензий на остров в XVIII веке.

Ухудшение климата, которое началось в XIV веке, затруднило сельское хозяйство и скотоводство на острове и способствовало ускорению упадка гренландской колонии. Эпидемия чумы («Чёрная смерть») в середине XIV ст. опустошила остров, уменьшив его население наполовину. Когда Норвегия, вместе с Исландией и Гренландией, вошла в состав Дании, условия ухудшилось ещё больше: теперь остров посещали лишь пиратские корабли. Приблизительно в 1350 году было оставлено Западное поселение; этому, возможно, способствовало появление в этих местах инуитов — носителей культуры Туле, которые в 1379 году уже подошли к окраинам Восточного Поселения. В 1378 году было упразднено епископство в Гардари. Последнее письменное свидетельство о гренландских поселенцах — церковная запись о браке — относится к 1408 году; начиная с этой даты, никаких прямых свидетельств не существует. Повидимому, скандинавские поселенцы полностью исчезли с острова на протяжении следующих 150 лет. Датские миссионеры, которые прибыли в Гренландию в XVIII веке, надеясь найти потомков прежних европейских поселенцев, встретили здесь лишь инуитов.

Последнее письменное свидетельство о гренландских викингах — запись о свадьбе в церкви Хвалси принадлежит к 1408 году. Руины этой церкви — один из наиболее хорошо сохранившихся памятников культуры викингов.

Существуют много теорий относительно причин исчезновения норвежских поселений в Гренландии. Джаред Даймонд, автор книги «Коллапс: Почему одни общества выживают, а другие умирают», перечисляет пять факторов, которые могли способствовать исчезновению гренландской колонии: ухудшение окружающей среды, климатические изменения, вражда с соседними народами, изоляция от Европы, неспособность к адаптации. Изучению этих факторов посвящено большое количество научных исследований и публикаций.[3]

Записки историка

Только самое интересное

Гренландия: историческая справка

Первые исследования

Сурова и неприветлива Арктика. Много месяцев длится там полярная ночь, покрыто льдами полярное море, а над огромным островом Гренландия простирается мощный ледяной покров. После многих веков борьбы лишь около 110 лет назад человек достиг Северного полюса, и там оказалось только оледенелое безбрежное море. Пролетали над Северным полюсом аэропланы и дирижабли, и впервые в истории в 1937 г. уже не к полюсу, а от полюса четыре отважных советских исследователя начали свой замечательный путь на льдине.

Борьба за Арктику продолжается уже более 2000 лет. Еще (в 325 г. до н. э. предприимчивый грек Пифей из Марсилии (Марсель) пытался раздвинуть узкие пределы , знакомого древним мира. Пройдя Геркулесовы столбы (Гибралтарский пролив), он миновал берега Бретани и мимо Вергиона или Гибернии (Ирландия) и Альбиона (Британия) проплыл до самых высоких широт, где когда-либо появлялся эллин или римлянин, – до Гебридских, Оркнейских и Шетландских островов. Еще дальше к северу лежала таинственная Туле, но Пифей ее не достиг. Островитяне рассказали ему, что в однодневном переходе за Туле лежит «мертвое», или замерзшее море, что дальше нет ни земли, ни воды, ни воздуха, а распространена непроходимая и холодная смесь всех этих «элементов».

Больше тысячи лет после Пифея никто, кроме безвестных бретонских, ирландских и норвежских рыболовов, не рисковал заходить так далеко на север. Лишь в VIII в. на завоевание Арктики устремились отважные норманны. Они завладели Фарерскими островами (725 г.), один из их викингов, Наддод, открыл в 861 г. Исландию. Туда, в новую благословенную страну, якобы «текущую млеком и медом», в 871–874 гг. двинулись массы переселенцев из Норвегии. Пионеры, побывавшие в Исландии, хвалили ее пышные пастбища, богатый лов рыбы, тюленьи промыслы, птичьи горы, обильный плавник.

А затем наступила и очередь острова Гренландия. Один из неукротимых бороздителей моря Гунбьерн, отнесенный в 876 г. бурей от Исландии, первым увидел шхеры и далекие берега какой-то новой страны на западе от Исландии, но настоящим пионером Гренландии был Эрик Рыжий. Раздоры и кровная месть изгнали его из Норвегии, и он со своей дружиной отплыл в Исландию. Но здесь Эрик за убийство был присужден к трехлетнему изгнанию из страны. Покинув с дружинниками Исландию, он обогнул южную оконечность острова Гренландия (м. Фарвелль), поднялся вдоль западного берега и основал свой стан в Юлиансгабе, где и провел три года. Вернувшись затем в Исландию, Эрик не захотел там остаться, расхвалил «Зеленую землю» – Гренландию и своими рассказами о богатствах и приволье страны увлек туда за собой толпы народа.

Ни раньше, ни позже в истории не было такого массового движения в эту полярную страну. Более 700 чел. на 25 кораблях устремилось в Гренландию. Часть кораблей была отогнана бурями обратно, часть потонула, но все же 14 из них достигли цели и высадили на берег сотни колонистов.

Гренландия: колония норманнов

Новоселы заняли зеленые берега морского побережья и фьордов и в глубине их построили фермы или хутора. Развалины этих ферм теперь часто находят на самом краю ледников среди каменистых полей, поросших скудным оленьим мхом. Поселения быстро множились, и вскоре число хуторов достигло 280. Они были сосредоточены около двух центров – Западного селения на севере и Восточного селения на юге.

Восточный берег страны и тогда оставался незаселенным.

В описании этого путешествия, а также более ранних или следующих нет и намека на дрейфующий или неподвижный лед, тот лед, с которым с трудом справляются теперь мощные ледоколы.

Короли Норвегии зорко следили за успехами колонистов и в 1261 г. успели навязать им свою власть. Гренландия после более чем 300-летнего независимого существования согласилась платить норвежским королям подати и виру.

Первые годы колонизации Гренландии были годами ее процветания. Население страны достигло 3 тыс. чел., причем для своего существования оно использовало в основном местные ресурсы. В число указанных 3 тысяч, не входили более древние обитатели острова Гренландия — скрелинги (эскимосы). В то время они жили где-то далеко на севере, охотясь за тюленями, жмущимися всегда к кромке льда. Впрочем, остатки их жилищ и кожаных лодок в южной Гренландии нашел еще Эрик Рыжий. В XIII в. норманны проникали далеко на север Гренландии, нигде не встречая скрелингов.

Читайте также:  Ледники Гренландии: обзор с фотографиями

Тысяча лет отделяет нас от колонизации Гренландии норманнами. Ничего, кроме развалин и могил, не осталось от древних насельников Гренландии, и сама память о первых смелых завоевателях Арктики почти исчезла у народов Европы. Лишь древние северные саги сохранили имена этих пионеров.

Около 100 лет назад в газетах Америки и Европы появились сенсационные сообщения, будто бы в вечных льдах Гренландии открыты могилы, в которых нетронутые тлением, в полном вооружении, с длинными седыми бородами непробудным сном спят древние северные богатыри. В действительности были раскопаны в каменистой и торфяной почве скромные могилы, где нашли только полуистлевшие скелеты, иногда окутанные саванами, и бедную утварь. По некоторым данным было установлено, что часть остатков относится еще к XI–XIII вв.

Дания, которой теперь принадлежит Гренландия, произвела тщательное исследование находок как на месте, так и в лабораториях Копенгагена, Легендарные «воители», покоившиеся в могилах колонии Герьельфснесс, оказались скромными скотоводами и пастухами. Результаты исследований дали сведения о жизни рядовых поселян седой древности на окраине культурного мира и ценнейшую коллекцию средневековых одежд, которой нет равной в мире.

Конечно, Эрик Рыжий, вероятно, сильно преувеличивал, когда расписывал молочные реки и кисельные берега острова Гренландия и зазывал в свои новые владения колонистов. Однако несомненно, что страна эта тысячу лет назад была теплее, природа ее богаче и более благоприятна для жизни человека европейской культуры. Правда, хотя в Гренландии и производились скромные попытки разведения овощей и злаков, вроде ячменя, но уже с самого начала колонизации или по крайней мере с XIII в. хлеб был редкостью, и многие из колонистов даже не знали, какой он имел вид, а другие ели его только в большие праздники. Основой питания были молочные продукты, часть которых (сыр, масло) вывозилась даже в Европу. Скотоводство (коровы, овцы, козы) было сильно развито; по сохранившимся руинам загонов и хлевов и теперь еще можно подсчитать, сколько скота имела Гренландия в свои красные дни, иногда там, где теперь невозможно прокормить даже годовалого теленка.

Кроме продуктов молочного хозяйства, Гренландия вывозила шкуры и моржовую кость. Но вскоре сбыт шкур стал хуже: для Западной Европы открылся более близкий и выгодный меховой рынок Московии.

Одной из причин гибели гренландских норманнов была монополия норвежских королей в торговле с этой северной колонией. Частные корабли не смели торговать с Гренландией, а королевские суда часто годами не посещали приходившую в упадок колонию, оставленную на произвол судьбы в борьбе с суровой природой. Последнее достоверное сообщение о возвращении корабля из Гренландии дошло до нас от 1410 г., затем нить, связывавшая эту страну с Европой, окончательно оборвалась.

Все настойчивее напирали льды, климат становился все суровее; с севера показались скрелинги. Между старыми и новыми хозяевами начались споры, возникли войны. В 1379 г. на Восточное селение напали эскимосы. О битвах с европейскими поселенцами воспоминания сохранились у эскимосов и доныне. Как только равновесие было нарушено, – колония погибла.

Хотя культура поселенцев с их скотоводством и стояла намного выше эскимосской, она совершенно не соответствовала изменившимся условиям страны, а поселенцы не покидали европейского уклада жизни. Лишенная притока свежей крови, оставленная без какой-либо поддержки в годы тяжелых бедствий, может быть во время падежа окота, переставшая интересовать норвежских королей, не имевших от Гренландии особых прибылей, колония исчезла почти без следа.

Климат острова Гренландия во времена норманнов

Изучение состояния могил и погребенных в них тел дает многое для истории климата Гренландии со средних веков.

Самые древние могилы являются наиболее глубокими. Более древние гробы сделаны из хорошего крупного привозного леса. По мере похолодания и оскудения колонии на выделку гробов шел все более мелкий материал из плавника, и, наконец, умерших стали закапывать в неглубокие ямы, заворачивая тело просто в саван. Даже клавшиеся в руки покойнику деревянные кресты, часто с надписями, показывают по мере веков резкую деградацию. Теперь гробы, в которых часто не сохранилось почти никаких следов тел, лежат в вечной мерзлоте, и если бы покойники были прямо положены в нее, то они, конечно, не подвергались бы разложению в такой степени, какая наблюдается сейчас. Ясно, что гробы закапывались в оттаявшую почву. Это подтверждается и тем, что местами гробы и остатки трупов проросли мелкими корешками растений, теперь также уже не живущих в этой почве.

Изучение скелетов показало, что к концу существования колонии переселенцы сильно измельчали; среди них была очень развита детская смертность и смертность в молодом возрасте, до 30 лет, на костях обнаружены следы рахита, туберкулеза, сколиоза.

Руины ферм местами находятся на самой окраине льдов, куда ничто не привлекало бы селиться человека, пришедшего из мягкого климата Европы. Каково же было состояние льдов в это время вокруг Гренландии, в Гренландском море и Баффиновом заливе?

В описании самых древних путешествий норманнов нет упоминания о льдах, препятствовавших плаванию кораблей: страшны были только бури, с которыми трудно было справляться маленьким норманнским ладьям, поднимавшим 15–20 чел. Описание маршрутов, которыми норманны плыли из Исландии в Гренландию, показывает, что их путь шел сначала к восточному берегу Гренландии, вдоль которого еще так недавно плыла льдина папанинцев; затем, огибая м. Фарвелль, они поднимались к северу вдоль западного побережья. Первое упоминание о льдах встречается только от 1130 г., а еще позже, в XIII в., пришлось изменить и маршрут кораблей, держа путь южнее прежней линии. Таким образом, уже через 200–250 лет по заселении страны климат ее стал значительно холоднее, и условия жизни труднее.

Что представляет Гренландия сегодня?

Громадный остров почти на всей площади покрыт мощным ледниковым покровом, который занимает 1,7 млн. кв. км. Лишь вдоль западной окраины остается непокрытая льдами полоса от 50 до 200 км ширины, которая, вероятно, частью вообще не покрывалась льдам: и где растительность переживала суровее времена ледникового периода. Настоящего леса в Гренландии теперь нет, хотя южное ее окончание лежит на широте Санкт-Петербурга, а под 63° с. ш. в Норвегии еще вызревает грецкий орех (конечно, в культуре). Такова резкая разница в климате, создаваемая ледяным покровом, хотя между Гренландией и Норвегией и проходит Гольфстрим, которому северо-западная Европа обязана своим гораздо более мягким климатом, чем тот, который наблюдается под одинаковыми широтами в восточной Азии и в Америке. В Гренландии теперь растут только мелкие ивы и чахлые кривые березки, местами образующие жалкие колки. Летом на короткое время устанавливается теплая, даже с жаркими днями погода, вырастают пышные травы, склоны покрываются яркими цветами. Но подул холодный ветер, пошел снег, и страна вновь погружается в долгую зимнюю спячку.

История норманнских колоний в Гренландии показала, что за последние 1000 лет климат страны испытал некоторые колебания в ту и другую сторону (норманны нашли на юге Гренландии жилища и лодки туземцев, следовательно, до прихода колонистов климат там был суровее). Все же и во время норманнов Гренландия не была теплой страной, и тогда внутренняя часть ее была скована льдом, наследием ледникового периода.

Климат Арктики в третичном периоде

Но было и такое время, когда в Гренландии и во всей Арктике было вероятно теплее, чем у нас в Крыму. Близ о. Диско и селения эскимосов Атанекердлук находится знаменитый ископаемый лес Гренландии на высоте 600 метров над уровнем моря. Исследователи, которые осматривали этот лес, поражались, увидев стволы более чем в обхват человека! На о. Диско и на берегу Гренландии находятся и многочисленные отпечатки листьев разных растений. Но как далеко это время, когда гренландский лес терял свой зеленый убор, заносившийся потом песком и илом! Это было начало третичного периода, эпохи эоцена и олигоцена, отделенные от нас не менее чем на 40 или 50 млн лет.

Известный исследователь ископаемой флоры Гренландии и всей Арктики швейцарский проф. Оствальд Геер установил, что часть гренландских растений еще гораздо древнее, там имеются отпечатки листьев и от мелового, и от триасового периода, и даже от каменноугольного периода, от которого нас отделяют сотни миллионов лет. Среди третичных деревьев Гренландии встречались настоящий каштан, дубы, грецкий орех, ильм или вяз, платан, клены, ясень, кизил, виноград, ликвидамбар (растущий теперь только в Сев. Америке и в теплых частях Азии), сассафрас из семейства лавровых, тюльпанное дерево и много различных хвойных, преимущественно таких, которые теперь живут в более теплом климате. Третичная ископаемая флора Гренландии насчитывает 200 видов. Если это число уменьшить вдвое, оно все равно будет поражать, так как современная древесно-кустарная растительность огромной территории Кавказа, Крыма и всей Европейской части России насчитывает до 150 видов. Правда, пальм в Гренландии тогда не было, но климат ее, судя по характеру растений, был теплее климата средней Европы и приближался скорее к климату юго-западного Китая и юго-восточных штатов Америки с их влажным летом и мягкой зимой.

Из стран Арктики Гренландия была исключением. Такие же остатки флоры, третичного периода были найдены и в Исландии, и на Шпицбергене под 78° с. ш., и даже на Земле Гриннелля под 82 параллелью. Немало таких остатков и в пределах нашей Арктики; и приполярных стран: Новосибирские острова, север Якутии, Чукотский полуостров и Анадырский край изобилуют остатками богатейшей третичной флоры. Пользовалась благами теплого климата и студеная Аляска, там раньше росли даже пальмы, которых в Гренландии не было.

Если в средние века Гренландия и была «Зеленой землей», то потепление это было кратковременным, относительным, – периоды потепления и похолодания чередовались через несколько сот лет. Другое дело – теплый климат Арктики в третичном и меловом периодах. Для объяснения этого факта некоторые ученые допускают возможность самостоятельного движения материков и перемещение точек полюса, почему одни и те же участки земного шара в разные периоды попадали под разные географические широты. Так считал, например, талантливый исследователь Гренландии А. Вегенер, нашедший преждевременную смерть во льдах этого огромного острова. По мнению Вегенера, в третичном периоде, по крайней мере, в его начале, к которому и относится сильное потепление Арктики, область Северного полюса лежала в Тихом океане, между Азией и Сев. Америкой, где действительно можно уловить для этого периода некоторые признаки похолодания по сравнению с настоящим временем. Полярный бассейн с Гренландией, Шпицбергеном и Землею Франца-Иосифа лежал тогда в средних широтах северного полушария, а Украина, Крым и Южный Урал – в области субтропиков или даже тропиков. Богатейшие скопления остатков вечнозеленых растений, пальм говорят о том, что Волынь, Киев и Южный Урал находились в области жаркого пояса. Предположение, когда-либо на всей Земле был теплый повсюду одинаковый климат, признается необоснованным.

Есть и другое объяснение причин теплого климата Арктики в третичном периоде и в средние века, которое не прибегает к помощи смелых гипотез о движении материков и полюсов. Эти взгляды принадлежат английскому ученому С. Бруксу. Он доказывает, что колебания климата более или менее отражаются на всей земной поверхности и связаны с увеличением притока солнечного тепла. Распределение же климатов на земном шаре зависит в основном от конфигурации суши и моря, проливов и течений. Действительно, аналогичные части земли в северном и южном полушарии часто совершенно различны по климату. Даже в одном полушарии на одних и тех же широтах наблюдаются различные климатические условия. Так, например, в южном полушарии лежит громадный полярный континент Антарктиды, скованный ледниками, площадь которых превышает 12 млн. кв. км. Если бы этот ледяной покров находился в северном полушарии, он достигал бы не только Мурманска, но и Торнео, северной Швеции и Норвегии.

Местами в северном полушарии наблюдаются не меньшие контрасты: ледниковый покров острова Гренландия достигает 60° с. ш., т. е. спускается почти до широты Санкт-Петербурга, Хельсинки, Стокгольма и Осло. Другие места земного шара обладают чрезвычайно теплым климатом по сравнению с расположенными под теми же широтами: теплый южный берег Англии, где на открытом воздухе растут лавры и мирты, Париж, Северная Италия лежат под теми же широтами, что и Сахалин, суровый Ньюфаундленд и Лабрадор. Южное полушарие было бы много теплее, если бы вместо огромного континента вокруг полюса расстилалось сплошное море, прямо сообщающееся с морями умеренного и теплого поясов.

В северном полушарии фактором, увеличивающим суровость климата, является замкнутость полярного бассейна, создающая условия для возникновения и накапливания льда. Брукс считал, что в эпоху норманнов полярное море не замерзало вовсе, или только зимой возникало ограниченное ледяное поле, таявшее летом.

Из сказанного ясно, какие разнообразные климатические условия создаются под одними и теми же широтами, где приток солнечного тепла совершенно одинаков. Еще большие колебания климата можно представить себе, если допустить вековые усиления и ослабления притока солнечной энергии. Теплый норманнский век Гренландии Брукс и объясняет такой вспышкой. К концу средних веков, по его мнению, создались условия, при которых Ледовитый океан замерз и уже не оттаивал с тех пор ни разу, хотя имеются указания (например, плавание Скорзби), что временами и там создавались обширные пространства свободного ото льдов моря.

Но вероятно никакие изменения очертания суши и моря не могли бы сделать полярную область, Гренландию и тем более Землю Эллесмира и Гриннелля, тем цветущим садом, каким они были в третичном периоде. Препятствием для этого служит долгая ночь, каждый год на многие месяцы одевающая полярную область. В иные геологические эпохи полярные льды могли и не существовать, ледяные поля пака в океане могли появляться и исчезать, – может быть, как во времена Эрика, открытый океан мог простираться до самого полюса, но полярная ночь из года в год неизбежно одевала эти гиперборейские пределы, о которых с содроганием писали древние географы. Леса каштанов, буков и платанов едва ли были бы когда-нибудь мыслимы под широтами Шпицбергена и северной Гренландии. Только опираясь на идеи А. Вегенера, можно удовлетворительно объяснить прошлое.

Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Главное меню

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА

Вторичное открытие Гренландии и ее колонизация. Современное население
Этнография – Народы Америки

Во второй половине XVI в., в эпоху первоначального накопления, возобновляются плавания европейцев в арктические моря к восточным берегам Гренландии для охоты на тюленей, моржей и китов. В этих экспедициях принимали участия, кроме датчан и норвежцев, англичане и голландцы, так как морской зверобойный промысел, особенно китобойный, приносил большие доходы. В этот период многие мореплаватели подходили к берегам Гренландии, исследовали их, а купцы вступали в торговые взаимоотношения с гренландскими эскимосами. Так, в поисках пути в Китай, Фробишер в 1576—1578 гг. вторично открыл Гренландию и высаживался на ее пустынных берегах; он думал, что это легендарная страна «Фрислянд». Девис в 1585—1588 гг. нанес на карту значительную часть западных берегов Гренландии, а Г. Гудзон в 1607 г.— южную часть вое* точных берегов. В. Баффин доходил до пролива Смита и тоже видел там эскимосов. Многие склонны были считать открытия Баффина досужим вымыслом, но исследования К. Расмуссена и раскопки Э. Голтвида показали, что во времена Баффина даже на Земле Инглфилд, расположенной примерно на 100 миль дальше места, посещенного Баффином, жили люди; судя по остаткам материальной культуры, это были эскимосы, испытавшие влияние норманнов. Например, у этих эскимосов были пилы из китового уса, железные изделия и т. д.

С начала XVIII в. уже сотни китобоев посещают Гренландию и входят в контакт с эскимосами. С этого то времени и идет, все усиливаясь, европейское влияние на эскимосов Гренландии. В XVIII в. началась повторная колонизация Гренландии европейцами, преимущественно датчанами. Новое постоянное поселение возникло в районе Готхоба в 1721 г. Основатели его — миссионеры Ганс Эгеде и Давид Кранц. Они не нашли в Гренландии, как ожидали, европейцев, а застали там лишь эскимосов — морских охотников и рыболовов.

Эгеде провел в Гренландии пятнадцать лет. Он отметил наличие большого числа норвежских слов в языке гренландских эскимосов и нашел, что физический облик населения южной Гренландии, в районе мыса Фарвель, носил явные черты норвежского происхождения. Основными занятиями населения Гренландии во времена Эгеде были морской зверобойный промысел и рыболовство. Имеются сведения о том, что новую европейскую колонию посещали эскимосы и с восточного побережья Гренландии. Эскимосов обращали в христианство, и уже к концу XVIII в. все эскимосы юго западной Гренландии были крещены. В XVIII в. было положено основание большей части населенных пунктов современной юго-западнойГренландии, и колонизация Гренландии европейцами была в основном закончена.

Колонизация Восточной Гренландии

Восточное побережье Гренландии находится в более суровых климатических условиях, подступы к нему несравненно труднее; поэтому заселение и исследование этой части острова произошло значительно позже. Первые упоминания о восточных эскимосах относятся к 1385 г. и принадлежат Бьери Иорсалафари, случайно посетившему восточное побережье Гренландии; он упоминает о жителях 18 селений. В 1476 г. норвежские мореплаватели Пининг и Потхорст в районе современного Анг- магсалика встретили людей на каяках. В 1829—1830 гг. в юго-восточной Гренландии жило не менее 600 человек, но затем это население частично передвинулось на западный берег и уже в 1832 г. там осталось лишь 480 человек. В 1884 г. Холм нашел там только 135 эскимосов. Первое постоянное европейское поселение на восточном берегу Гренландии, Анг- магсалик, было основано датчанами в 1894 г. Около 1900 г. эскимосы юго- восточной Гренландии частью передвинулись на северо-восток, в район Ангмагсалика, частью перебрались на западный берег. В 1925 г. в заливе Скорсби, расположенном в 700 милях севернее Ангмагсалика, была организована новая датская колония; туда были переселены эскимосы из Ангмагсалика и 90 человек с западного побережья. Перепись 1936 г. зафиксировала в Скорсби 170 эскимосов и 6 европейцев.

Колонизация северо-западной Гренландии

На крайнем северо-западе Гренландии, под 78 северной широты, расположено самое северное постоянне поселение эскимосов — поселок Эта, а на два градуса южнее его (под 76 е ) в 1910 г. К. Расмуссеном оыло основано селение Туле. В 1951 г. в этом районе жило 302 человека. Теперь там помещается американская авиабаза, а население насильственно переселено в 1952—1953 гг. на побережье залива Инглфилда.

Разобщенность между отдельными группами эскимосов северо-западной Гренландии в сравнительно недалеком прошлом была настолько велика, что в 1818 г. на мысе Йорк была открыта англичанином Дж. Россом изолированно живущая группа эскимосов, которые считали себя единственными представителями человеческого рода.

Датское господство

Пользуясь тем, что повторная колонизация Гренландии была произведена преимущественно датчанами и норвежцами, датские короли подчинили Гренландию своей власти. В 1774 г. Дания объявила торговлю с Гренландией своей монополией, а с 1814 г. назвала Гренландию своей колонией. Это положение оставалось в силе до самых последних лет. Гренландия по сей день является колонне]! Дании, а монополия на торговлю, к большой выгоде датских купцов, просуществовала до 1952 г.

Со времени установления господства Дании Гренландия стала объектом особого внимания датских ученых и в продолжение многих лет была своеобразной арктической лабораторией, где исследователи самых разнообразных отраслей науки находили обширное поле для своей научной деятельности. Наиболее продуктивными в области научно-исследовательской деятельности в Гренландии были 1876—1912 гг.; в этот период состоялось 57 датских экспедиций в Гренландию, из которых 47 работали на западном побережье, наиболее доступном. В результате этой упорной работы вышло 145 больших томов в научной серии «Медделельсер ом Грен- панд». Эти исследования имели целью помочь более полному освоению ресурсов Гренландии.

Современное населен не Гренландии

В 1950 г. численность жителей Гренландии составляла 23 642 человека. В это число входило около 1 тыс. европейцев (преимущественно датчан), главным образом торговцев, миссионеров, предстазш гелей колониальной администрации. Эскимосы, составляющие большинство населения страны, в значительной мере смешались с норманнами и другими европейцами. Браки между европейскими мужчинами и эскимосскими женщинами широко практиковались и практикуются до последнего времени, поэтому в Гренландии не легко встретить «чистокровного» •эскимоса. Особенно сильна была европеизация эскимосского физического -типа на юго-западе страны. Исходя из этого, В. Стефансон в свое врем;; предложил называть гренландских эскимосов просто гренландцами. Теперь это название довольно широко распространено. Однако на восточном побережье п на северо-западе Гренландии эскимосы в большей степени сохранили свой физический тип и национальные особенности быта.

Все современное население Гренландии может быть разделено на три группы: западную, представляющую большинство населения (21 661 человек в 1950 г., в том числе 907 европейцев), она занимает западное побережье от мыса Фарвель на юге до Упернивика на севере; восточную, живущую в районе двух селений восточного побережья Ангмагсалика и Скорсби (1607 человек в 1950 г., из них 118 европейцев); северную, занимающую крайний северо-запад Гренландии (374 человека в 1950 г., в том числе 36 европейцев).

С этой группировкой населения совпадает и административное деление Гренландии на три провинции: Западную Гренландию — с центром в Готхобе (главный город Гренландии); Восточную Гренландию — с центром в Ангмагсалике и Северную Гренландию — с центром в Годхавне.

Гибель колонии викингов в Гренландии.

Гибель гренландской колонии часто называют «загадочной». Это правда, пусть лишь отчасти: мы должны отличать глубинные причины (т. е. факторы, обусловившие медленное угасание гренландской колонии) от непосредственных (то есть событий, нанесших окончательный удар по давно ослабевшему обществу). Именно непосредственные причины и являются отчасти загадочными; глубинные же достаточно ясны.

Викинги, не желая того, истощили все природные ресурсы, от которых они зависели: деревья были вырублены, дерн вырезан, поля вытоптаны скотом, почва смыта водой и сдута ветром. В самом начале освоения Гренландии викингами ее земли были лишь условно пригодны для ведения средневекового европейского животноводческого хозяйства; но количество сена, которое удавалось заготовить в Гренландии, сильно варьировалось год от года, и далеко не всегда его было достаточно. Во-вторых, данные, полученных при исследовании кернов льда Гренландии, свидетельствуют, что климат в Гренландии в момент появления там викингов был сравнительно мягким (таким же, как сейчас), но с начала XIV века потянулась череда холодных лет, а XV век уже ознаменовался глобальным похолоданием, известным как малый ледниковый период.

В результате продуктивность полей и соответственно количество заготавливаемого сена упали ниже прежнего, морские пути на континент стали забиваться льдом, преграждая судам из Норвегии дорогу в Гренландию. В-третьих, препятствие мореходству стало одной из причин угасания, а затем и прекращения торговли между Гренландией и Норвегией, от которой гренландцы зависели материально и психологически — как от источника железа, строевого леса и культурной самоидентификации. Приблизительно половина населения Гренландии погибла во время эпидемии чумы (Черной смерти) в 1349-1350 годах. Спрос на бивни моржей — основной экспортный товар Гренландии, пользовавшийся большой популярностью у европейских резчиков, — угас после того, как крестоносцы вновь открыли для европейцев доступ к слоновой кости из Африки и Азии. Все эти события снижали как возможности, так и мотивацию Норвегии отправлять суда в Гренландию. Наконец, появление в Гренландии инуитов и нежелание или неготовность викингов к крутым изменениям венчают пирамиду причин, ставшую надгробным памятником гренландской колонии.

Все эти пять факторов проявлялись постепенно или действовали в течение длительного времени. Поэтому неудивительно, что различные фермы в обоих гренландских поселениях были брошены в разные периоды времени, какая-то раньше, какая-то позже. Последние даты, полученные радиоуглеродным методом в долине Корлорток в районе Восточного поселения , относятся к началу XIV столетия. «Ферма под песками» Западного поселения была покинута и погребена под песком, сдуваемым с ледника, приблизительно в 1350 году.

Из двух гренландских поселений первым полностью покинули меньшее и расположенное дальше на север Западное поселение (в период рассвета население ок. 1000 чел.) Оно было еще менее пригодным для животноводства, чем Восточное (в период рассвета население ок. 4000 чел.) , так как более северное расположение означало более короткий вегетативный период, значительно меньшую продуктивность здешних пастбищ и, соответственно, большую вероятность того, что из-за холодной и сырой погоды летом не удастся заготовить достаточное количество сена для прокорма животных в течение зимы. Еще одной причиной повышенной уязвимости Западного поселения было то, что выход в море осуществлялся через единственный фьорд, так что небольшая группа враждебных инуитов в устье фьорда могла полностью перекрыть доступ к морю, — а это означало для викингов невозможность охоты на тюленей, мигрирующих вдоль побережья Гренландии поздней весной, когда других источников пищи могло и не оставаться.

Вот какую информацию дают нам археологи, которые раскопали верхний слой мусора на некоторых фермах Западного поселения — слой, который, как предполагается, оставили викинги в последние месяцы своего пребывания здесь. Среди развалин зданий обнаружены двери, балки, стропила, мебель, кубки, распятия и другие крупные деревянные предметы. Это очень необычно для Гренландии: когда в Северной Скандинавии люди оставляли дом преднамеренно, все деревянные предметы они всегда забирали с собой для использования в новом месте, куда бы ни отправлялись, так как дерево было ценным и редким материалом. Очевидно, жители Западного поселения оставляли свои дома в крайней спешке либо не могли забрать с собой утварь, так как были убиты.

Кости животных, обнаруженные в верхних раскопанных слоях, могут поведать довольно-таки мрачную историю. Вот что выбрасывали в мусорные кучи обитатели Западного поселения в последние месяцы своей жизни здесь: кости лап мелких птиц и кроликов, на которых в обычных условиях никто бы не стал охотится, как на не стоящих хлопот, пригодных в качестве разве что последнего средства спастись от голодной смерти; кости теленка или ягненка, рожденного поздней весной; копыта коров, число которых приблизительно совпадает с количеством стойл в хлеву этой фермы, из чего следует, что все коровы были не только забиты, но и обглоданы до копыт; части скелетов больших охотничьих собак с отметинами от ударов ножом. Кости собак в мусорных кучах в других раскопках скандинавских поселений практически отсутствуют, поскольку древние скандинавы были склонны к поеданию своих собак не более, чем современные европейцы. Убивая собак, которые требовались для охоты на оленей осенью, и новорожденных ягнят и телят, необходимых для восстановления поголовья, последние обитатели Западного поселения фактически признавались в том, что слишком отчаянно голодали, чтобы беспокоиться о будущем. В лежащих ниже слоях мусора в домах, где проводились раскопки, найдены следы навозных мух теплолюбивых пород; но в верхних слоях лишь следы холодостойких видов мух — это позволяет предположить, что у обитателей домов не было не только еды, но и топлива для обогрева жилищ.

Что касается гибели Восточного поселения, последний рейс торгового корабля, который, согласно королевскому обещанию, должен был регулярно заходить в Гренландию, относится к 1368 году; в следующем году этот корабль затонул. После чего, согласно дошедшим до нас сведениям, корабли заходили в Гренландию только четыре раза: в 1381,1382,1385 и 1406 годах. Торстейн Олавссон, капитан последнего посетившего Гренландию корабля провел в Гренландии почти четыре года, с 1406 по 1410-й, прежде чем вернулся в Норвегию.

Капитан Олавссон привез с собой несколько свежих новостей из Гренландии. Во-первых, человек по имени Колгрим был сожжен на костре в 1407 году за то, что прибег к колдовству, чтобы соблазнить женщину по имени Стейнун, дочь местного властителя по имени Равн, и жену Торгрима Селвассона. Во- вторых, несчастная Стейнун после этого сошла с ума и умерла. Наконец, сам Олавссон и местная девушка по имени Сигрид Бьорнсдоттир обвенчались в церкви Хвалсей 14 сентября 1408 года, свидетелями чему были Бранд Халлдорсон, Тор Йорундарссон, Торбьорн Бардарссон и Ион Йонссон, а в течение трех предшествующих воскресных дней в церкви объявлялось о бракосочетании и никаких возражений не последовало. Столь лаконичные упоминания о сожжении на костре, сумасшествии и венчании были обычными новостями для любой страны в средневековой Европе и не давали никакого повода для беспокойства. Однако это последние известные нам достоверные письменные упоминания о гренландской колонии.

Мы не знаем в точности, как именно погибло Восточное поселение. Климат в Гренландии в промежутке между 1400 и 1420 годами становился холоднее, все чаще дули сильные ветра, и упоминания о кораблях, заходивших в гренландские фьорды после 1406 года, отсутствуют. Радиоуглеродная датировка женского платья, обнаруженного при раскопках церковного кладбища в Херьольвснесе, относит его к 1435 году. Это позволяет предположить, что еще в течение нескольких десятков лет после того, как последний корабль отчалил от побережья Гренландии, в Восточном поселении теплилась жизнь.

Следующее посещение Гренландии европейцами, о котором имеются достоверные свидетельства, относится к 1576-1587 годам, когда английские мореплаватели Мартин Фробишер и Джон Дэвис увидели Гренландию во время одного из своих плаваний и причалили к ее берегам. На протяжении всего XVII века из Дании и Норвегии отправлялись другие экспедиции на поиски загадочно исчезнувшей колонии, а голландские и английские китобойные суда время от времени заходили во фьорды Гренландии и похищали инуитов, которые (как ни трудно нам себе это представить) считались тогда потомками голубоглазых светловолосых викингов, несмотря на совершенно иной облик и язык.

Наконец, в 1721 году в Гренландию отправился норвежский лютеранский миссионер Ханс Эгеде, убежденный, что похищенные и привезенные в Европу инуиты — потомки норвежцев-католиков, волею судеб отлученных от Европы еще до Реформации, обратившихся в язычество и, следовательно, отчаянно нуждающихся в христианском миссионере, который бы привел их к истиной вере (в данном случае лютеранской). Случилось так, что Ханс Эгеде высадился именно в фьордах Западного поселения, где, к его удивлению, он встретил только туземцев, очевидно инуитов, а вовсе не норвежцев. Они показали ему развалины бывших норвежских ферм.

Давайте подведем итог: что же остается невыясненным в судьбе гренландской колонии? Глубинные причины ее угасания не вызывают сомнений; археологические раскопки верхних слоев мусора в Западном поселении, свидетельствующие о последних месяцах его существования, говорят нам кое-что и о непосредственных причинах гибели. Но у нас нет аналогичных данных о том, что случилось в последние годы существования Восточного поселения, так как здесь верхние слои не исследованы. И тут я не могу удержаться, чтобы не предложить свой вариант завершения этой грустной истории.

В сравнении с Западным поселением Восточное лежит на несколько сот миль к югу и соответственно является менее рискованным местом для выращивания и заготовки сена. Территория Восточного поселения могла прокормить большее количество жителей (четыре тысячи в сравнении с тысячей в Западном), и соответственно жизнь там могла продолжаться дольше. Конечно, похолодание климата в конце концов оказало негативное влияние на Восточное поселение так же, как и на Западное: просто для того, чтобы поголовье скота на фермах Восточного поселения сократилось до критического значения и начался голод, потребовалось больше времени, чем в Западном поселении. Понятно, что и в Восточном поселении мелкие и расположенные на менее удачных местах фермы начали голодать первыми. Но что могло случиться в Гардаре, где были два огромных хлева, каждый из которых рассчитан на 160 коров, и несчетные стада овец?

Я предполагаю, что в конце концов Гардар стал похож на переполненную спасательную шлюпку. С уменьшением продуктивности пастбищ и количества заготавливаемого сена весь скот на мелких фермах Восточного поселения погиб от голода или был забит и съеден, и их жителям не оставалось ничего иного, кроме как пытаться перебраться на более крупные фермы, где еще оставалось какое-то количество скота: Браттахлид, Херьольвснес и— последнее прибежище— Гардар. Власть настоятеля собора в Гардаре и гардарских землевладельцев признавалась жителями до тех пор, пока те доказывали, что их покровительство и Божья помощь дают защиту и обеспечивают благоденствие. Но голод и связанные с ним болезни должны были нарушить доверие к властям примерно так же, как, судя по описанию древнегреческого историка Фукидида, это произошло в Греции на две тысячи лет ранее, во время эпидемии чумы в Афинах. Толпа голодных людей ворвалась в Гардар, и уступавшие численностью церковные и светские лидеры не смогли помешать им забить и съесть последних овец и коров.

Итак, можно выделить 4 группы факторов повлиявших на гибель колонии.

Во-первых, флуктуации климата Гренландии, даже с точки зрения современных экологов и агрономов, таковы, что человеку сложно выжить в этих условиях. Викингам одновременно повезло и не повезло — они прибыли в Гренландию в период, когда климат был сравнительно теплым.

Во-вторых, когда викинги прибыли в Гренландию, они прибыли в Гренландию со своими стереотипами, своим образом жизни и культурными ценностями. Их норвежские предки успешно занимались молочным фермерством в течение трех тысяч лет. В свете этих причин становится понятно, почему гренландцы с убытком для себя продолжали разводить коров, снаряжать охотничьи экспедиции в Нордсету и содержать церкви, хотя с чисто экономической точки зрения это были не самые лучшие варианты приложения сил и вложения средств.

В-третьих, викинги, как и другие европейские христиане Средневековья, с презрением относились к любым язычникам. Поэтому викинги не могли учиться у инуитов навыкам охоты и выживания в условиях Арктики и, вероятно, действовали в их отношении таким образом, что вызывали к себе враждебность. Множество других групп европейцев в Арктике погибли подобным образом из-за игнорирования инуитов или антагонизма по отношению к ним.

Наконец, власть в гренландской колонии была сконцентрирована в руках небольшой верхушки — нескольких вождей и церковников. Им принадлежали большая часть земли (в том числе все лучшие фермы) и лодки; они же контролировали торговлю с Европой. Они заказывали из Норвегии те товары, которые увеличивали их престиж в обществе: предметы роскоши, облачения и драгоценности для священнослужителей, колокола и цветные стекла для церквей. Те немногочисленные лодки, которые были в их распоряжении, использовались, чтобы снаряжать охотничьи экспедиции в Нордсету. Трофеи, привозимые оттуда — бивни моржей и живые белые медведи, — являлись ценным экспортным товаром, который можно было обменять на столь необходимые Гренландии церковные колокола и роскошные облачения. Существовало множество способов повысить благосостояние гренландской колонии —например, импортировать больше железа и меньше предметов роскоши, отправлять больше экспедиций в Маркланд за строевым лесом и железом, научиться у инуитов приемам охоты и скопировать (или придумать свои) каяки и умьяки.

Таким образом, структура общества в гренландской колонии обусловила конфликт между краткосрочными интересами власть предержащих и долгосрочными интересами общества в целом. Многое из того, что являлось основными ценностями для вождей и церковников, оказалось в результате губительным для общества. А ценности, разделяемые всем обществом, одновременно были причиной его силы — и слабости. Гренландская колония преуспела в создании уникальной формы европейского сообщества на самом дальнем аванпосте европейской цивилизации и в поддержании жизни этого сообщества на протяжении 450 лет.

Ссылка на основную публикацию