Новое открытие Гренландии

Кто открыл Гренландию?

Кто открыл Гренландию?

На рубеже XV–XVI веков португальские мореходы братья Мигель и Гашпар Кортириалы на трех каравеллах отправились на поиски северо-западно-го пути в Азию. В один из дней они наткнулись на остров, лежащий на «пересечении» Северного Ледовитого и Атлантического океанов. Так европейцы открыли Гренландию. второй раз. А в 1721 году началась колонизация этого экзотического кусочка суши. Скандинавы, правда, на сей раз датчане, вновь осваивали земли, которые задолго до них открыли викинги. Кому же принадлежит слава первооткрывателя самого большого острова в мире?

Если верить сагам, это был норвежец Гунбьерн. Где-то между 870-ми и 920-ми годами он плыл в Исландию, но буря отбросила его на запад к небольшим островам у 65°30? с. ш. 36° з. д. За ними была высокая, покрытая снегом и льдом земля, к которой моряки не смогли подойти из-за тяжелых льдов. Сегодня высшая точка Арктики, которая расположена в Гренландии, названа в честь храброго морехода горой Гунбьерн.

Около 980 года группа исландцев, плывя на запад, зимовала на шхерах[89], которые приняла за острова, открытые Гунбьерном. Вернувшись на родину, исландцы тоже рассказывали о большой земле за шхерами. А летом 982 года у здешних берегов уже маячила огненная шевелюра Эрика Торвальдсона, который вошел в историю под прозвищем Эрик Рыжий.

Эрик родился в Норвегии, но его отца — Торвальда — вместе с семьей изгнали оттуда за убийство. Так Эрик очутился в Исландии, но и оттуда ему пришлось убираться восвояси: на этот раз за два убийства изгнали его самого. Если верить источникам, гнев Эрика был справедлив: одной из жертв пал его сосед, не вернувший лодку, которую взял в долг. Второе преступление Эрик совершил из мести — он покарал викинга, убившего его рабов. Однако даже жестокие законы того времени самосуд не одобряли, и теперь рыжему буяну предстояло три года провести на чужбине. Эрик не унывал: он решил добраться до загадочной земли, которая в ясную погоду была видна с горных вершин западной Исландии. Эрик решил попытать счастья: он купил корабль, собрал ватагу друзей и ринулся навстречу приключениям. Он взял с собой семью и слуг. Даже свой скот Эрик погрузил на корабль. Остров, большая часть которого сегодня покрыта льдом, как ни странно, показался викингам пригодным для жизни. Толщина ледяного покрова достигает в некоторых местах трех километров, и поэтому только самые неприхотливые растения и животные способны выжить на границе земли и льда. Лета в здешних краях практически нет — оно заканчивается, так и не успев начаться, да и летние дни в Гренландии ненамного теплее зимних. Почему же этот остров так понравился Эрику и его спутникам? Почему же он получил столь абсурдное название — «Зеленая земля»? Дело в том, что в конце X века климат Гренландии был гораздо мягче, чем в наши дни, и, обогнув южную оконечность острова, моряки высадились около Юлианехоб (Какорток), где вблизи фьордов зеленела трава и воздух был напоен ароматами цветов. Есть, правда, и другая версия: некоторые исследователи считают, что название «Гренландия» было в первую очередь рекламой — Эрик хотел привлечь сюда как можно больше поселенцев. Однако имя, которое этим землям дал Эрик, изначально относилось лишь к приветливым уголкам юго-западного побережья и распространилось на весь остров лишь в XV веке.

За те три года, которые Эрик должен был провести в Гренландии безвылазно, — таков был срок его изгнания, — поселенцы обработали достаточно земли, чтобы прокормить себя, и развели скот. Они охотились на моржей, заготавливали жир, моржовую кость и бивни нарвалов.

Однажды, как повествует сказание, Эрик забрался на одну из прибрежных вершин и увидел на западе высокие горы. Современные исследователи предполагают, что это была Баффинова Земля: в ясный день ее можно увидеть за Девисовым проливом. Как считает канадский писатель Ф. Моуэт, Эрик был первым, кто пересек пролив и доплыл до Камберленда. Он исследовал все гористое восточное побережье этого полуострова и зашел в залив Камберленд.

Летом 983 года Эрик прошел от Северного полярного круга на север, открыл залив Диско, остров Диско, полуострова Нугссуак, Свартенхук, а, возможно, добрался и до залива Мелвилла, у 76° северной широты. Он изучил еще 1200 км западного побережья Гренландии. Викинга восхитило обилие животных и птиц, на которых можно охотиться: белых медведей, песцов, северных оленей, китов, нарвалов, моржей, гаг и кречетов. А ведь были еще и разные породы рыбы.

После двухлетних поисков Эрик присмотрел несколько мест — равнинных, но хорошо защищенных от холодных ветров. В 985 году он вернулся в Исландию, но не для того, чтобы остаться там навсегда, а чтобы завербовать будущих колонистов. Желающих нашлось много — около 700 человек. Они вышли в море на 25 кораблях, но началась буря, и 11 из них пошли ко дну. До Гренландии добрались лишь 400 храбрецов. Они основали на южном побережье острова так называемое Восточное поселение. В течение десяти лет появилось еще одно поселение — Западное. Его построили новые колонисты, которые приплыли позже.

Конечно, переселенцам приходилось нелегко: уж очень суровы были зимы. Тем не менее колония викингов в Гренландии процветала. Как говорят археологи, число колонистов неуклонно росло и достигло в конце концов пика — три тысячи человек.

Поселения викингов тянулись вдоль фьордов. Построить дом на острове было не так просто — здесь не росли большие деревья. Приходилось довольствоваться плавником или дерном. Ученые подсчитали, что на постройку одного из больших зданий пошло около квадратного километра дерна — сколько же труда вложили викинги, пока сдирали его! Были и каменные строения. Чтобы здание сохраняло тепло, стены делали очень толстыми — иногда больше двух метров.

Поскольку лето было очень коротким, зерновые росли плохо, а ведь в традиционном рационе викингов были хлеб и каша. Добавляли зерно и в похлебки — рыбные и мясные. Мясо домашних животных — коз, овец и коров ценилось очень высоко. Скот забивали крайне редко, довольствуясь молоком. Поселенцы ловили сетями рыбу, охотились на тюленей и оленей.

В XIV столетии в Гренландии началось похолодание. Ледники наползали на земли викингов, постепенно лишая их пастбищ. Торговля со Скандинавией, приносившая колонистам немалый доход, пришла в упадок — в Норвегии и Исландии свирепствовала чума. Пришлось приспосабливаться к новым условиям: ученые утверждают, что викингов спасло море, а именно морепродукты. Их доля в рационе составляла теперь более 80 %.

Около 1350 года куда-то исчезли все жители Западного поселения — около 1000 человек. Об этом стало известно, поскольку священник из Восточного поселения, придя к соседям, не обнаружил никого. Только одичавший домашний скот бродил между пустыми домами. Не видел он и мертвецов — как будто викинги внезапно испарились. Разгадки нет до сих пор. Напади на поселение пираты, остались бы тела погибших. То же было бы, доберись до колонистов чума. Переселиться куда-то люди не могли: никто не бросил бы свои пожитки и животных.

Восточное поселение дожило до начала XVI века. Но в 1540 году исландские мореходы, приставшие к берегам Гренландии, не нашли ни одного колониста. Они обнаружили лишь тело мужчины в плаще с капюшоном. Кто был этот человек? И куда делись остальные? Историки полагают, что люди уплыли назад в Исландию — ведь климат стал значительно холоднее, и возможностей заниматься земледелием и скотоводством больше не было. Если верить преданиям эскимосов, на жителей Восточного поселения напали пираты. Археологические раскопки в Гренландии эту версию не подтверждают, но любопытно, почему же эскимосов так интересовала судьба викингов?

Поначалу остров показался викингам необитаемым. Но так ли это было? Дело в том, что первыми Гренландию «освоили» не викинги, а эскимосы. Ученые утверждают, что история древней Гренландии — это история повторяющихся миграций палео-эскимосов. Они приплывали сюда с арктических островов Северной Америки. Палео-эскимосы приспособились к чрезвычайно неблагоприятному климату и выживали на самой границе ареала, пригодного для существования человека. Но даже совсем небольшие климатические изменения могли погубить недостаточно приспособленную культуру.

Ученые выделяют в Гренландии четыре древних палео-эскимосских культуры, представители которых жили на острове задолго до появления викингов. Это саккакская культура, культура Индепенденс I, культура Индепенденс II и ранняя дорсетская культура. Позже всех исчезла последняя, она существовала приблизительно до 200 года нашей эры.

Но кого же застали в Гренландии викинги, если последний эскимос покинул эту землю за семьсот лет до их появления? Мнения исследователей расходятся. Некоторые считают, что все же представителей культуры Дорсет. Эта культура (начало I тысячелетия до н. э. — начало I тысячелетия н. э.) была открыта в 1925 году на мысе Дорсет (Баффинова Земля). Она была распространена на крайнем северо-востоке Канады, Канадском Арктическом архипелаге и в западной и северо-восточной Гренландии. Племена дорсет были охотниками. Их добычей были тюлени, моржи и северные олени.

Возможно, скандинавские колонисты, прибывшие вместе с Эриком Рыжим, оказались не единственными обитателями острова. Новая миграция эскимосов — представителей поздней дорсетской культуры — предположительно состоялась незадолго до их появления. Но эскимосы поселились на далеком северо-западе острова, на очень большом расстоянии от поселений викингов. И действительно, при раскопках стоянок культуры Дорсет не нашли никаких предметов скандинавского производства. Тем не менее, существуют непрямые свидетельства контактов, так называемые «экзотичные элементы», которые не характерны для этой культуры: винтовая резьба на костяных орудиях труда и резные фигурки людей с бородой.

Другая культура, с представителями которой викинги столкнулись совершенно точно, называется Туле. Она существовала между 900-ми и 1700-ми годами по обоим берегам

Берингова пролива, арктическому побережью и на островах Канады. Некоторые исследователи полагают, что в Гренландии Дорсет и Туле некоторое время соседствовали. Это было между 800-ми и 1200-ми годами, после чего Туле сменила Дорсет. Племена Туле хорошо приспосабливались к местным условиям, их кормила охота на животных, как морских, так и наземных. В центральной части американской Арктики тулийцы строили округлые жилища из китовых костей и камня, ездили на собачьих упряжках. Те же представители Туле, которые обитали в области Берингова пролива, жили в домах из плавника. Археологи находят там грузила, каменные лампы, ножи, фигурки людей, животных и водоплавающих птиц. Тулийцы в основном жили оседло. Они копили запасы пищи, и благодаря им могли пережить голодные зимние месяцы.

Как же уживались эскимосы Туле со своими соседями-викингами? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Археологи нашли при раскопках эскимосских стоянок множество предметов норвежской работы. Но как они попали к тулийцам?

В связи с похолоданием эскимосы мигрировали ближе к территориям, которые принадлежали викингам. Ряд исследователей считает, что викинги не только встречались с эскимосами, но даже жили среди них. Но сторонников этой версии немного. Согласно легендам эскимосов, скандинавы конфликтовали с тулийцами. О вооруженных столкновениях с эскимосами рассказывают также саги. Вполне возможно, тулийцы мешали викингам, вытесняя их с охотничьих территорий центральной части западного побережья.

Фрагмент карты Carta Marina (XVI в.). Туле обозначен как Tile

Торговали ли эти столь разные народы между собой? Неизвестно. Вещи, изготовленные скандинавами, могли попасть к тулийцам и другим путем: из оставленных викингами поселений. Как ни странно, колонисты не воспользовались опытом своих соседей, чья одежда была более приспособлена к условиям севера, и не переняли даже отдельные элементы их костюма. Это удивляет ученых, но история Гренландии времен викингов вообще полна загадок, и кто знает, найдет ли наука на них ответ.

Новое открытие Гренландии

Открытие морского пути в Белое море.

Открытие Гренландии и Америки.

Путешествие в Белое море значительным образом облегчалось тем, что можно было держаться все время [91] вдоль берега. Тем не менее, бури часто относили мореплавателей в открытое море, и тогда они попадали к таинственным островам, которые невозможно точно определить. Из беседы с лицами, посетившими Белое море, я вынес впечатление, что описания исландских саг, главным образом, саги об Орвар-Одде, ближе всего подходят к Соловкам. Но этому противоречит то обстоятельство, что острова, к которым пристают норманы, лежат не в Белом море, а в океане, и ближайшая стоянка от них находится в Финмарке. Отсюда явствует, что норманы знали и посещали, хотя, может быть, против своей воли, гонимые непогодой, и острова, лежащие в Ледовитом океане, Колгуев и, пожалуй, Новую Землю. Если такому-то острову впоследствии приписали природу, свойственную собственно более южному берегу, то ошибка вполне понятна при устной передаче наших источников.

Несомненно поездки норманов на северозапад представляли собой гораздо большие опасности, так как в этом направлении отсутствовал материковый берег, вдоль которого можно было плавать. Мы видим, как норманы передвигаются на запад осторожно, отдельными этапами, перебираясь от острова к острову. Еще до заселения Исландии они утвердились на Шетландских, Оркадских и Ферейских островах. Одно время казалось, что это стремление на запад так и ограничится Исландией и дальше не пойдет. Но бурные ветры и тут сбивали путешественников с проторенного пути. В 920 году некий Гунбиорн был отнесен бурей на запад и увидел неизвестные до тех пор острова. К нашему удивлению и до сего дня не удалось найти эти острова на карте. Поэтому Могк думает, что эти острова были окончательно разрушены вулканическими извержениями 1. Во всяком случае, в Исландии распространилась молва о вновь открытой земле на западе. О ней вспомнил Эйрик Красный, когда его выслали из Исландии за убийство. Ему [92] действительно удалось открыть новую страну. Три года он исследовал ее и, наконец, решил в ней поселиться. С этой целью он возвратился в Исландию вербовать с собой товарищей. Страну он назвал Гренландией, как мне кажется, в противоположность Исландии. Если отвергшая его родина слыла “страной льда”, то как многообещающе звучало имя — “зеленой страны!” Это название подсказывало ему не только известное чувство мести, но и желание завлечь с собой как можно больше товарищей. Кроме того, на некоторых местах гренландского прибрежья действительно виднеются зеленые пастбища. Эта колонизация Гренландии относится приблизительно к 985 году и шла довольно успешно, так что, насколько мы можем теперь судить, народонаселение норманов достигало до 5000 душ.

В 999 году Лейф, сын Эйрика Красного, совершает первое путешествие из Гренландии в Норвегию. На обратном пути он долго блуждает по морю и, наконец, пристает к неизвестному берегу. Здесь его поражают три вещи: виноградные лозы, дико растущая пшеница и большие кленовые деревья. От всех этих редкостей он берет с собою по образцу и отплывает на северовосток, в Гренландию. Понятно, известие о новом открытии взволновало всех. Но какой-то злой рок преследовал дальнейшие предприятия. Эйрик Красный сам собирался в путь, но по дороге к кораблю упал с лошади, сломал себе ребро и повредил плечо. Вообще, эта поездка была крайне неудачна: путешественники месяцами носились по морю и, не достигши своей цели, усталые вернулись в Гренландию. Среди них находился и старший брать Лейфа, Торстейн; он вскоре после этой поездки умер. Но в 1002 году в Гренландию прибывают два исландских корабля. Торфин, один из приезжих купцов, женился на Гудриде, вдове Торстейна. Вероятно, только теперь гренландцы выдали им тайну о своем открытии. И тогда-то снаряжается целая экспедиция из многих кораблей. На своем пути они открывают три страны: первую из-за обилия скал они [93] называют Helluland, вторую, где их поражали густые леса, — Markland, и, наконец, Vinland hin goda = страну винограда. С большой вероятностью можно предположить, что Helluland — Лабрадор, Markland — Ньюфундленд, а Vinland — Новая Шотландия (или местность около Нью-Иорка). Попытка норманов поселиться в этой последней стране не увенчалась успехом. Они подвергались упорным нападениям со стороны туземцев, а вскоре стали ссориться и между собой. Торфин благополучно достиг Гренландии, но другой исландский корабль погиб во время бури. Эта поездка продолжалась, вероятно, более трех лет: на пути Гудрида рожает сына, которому исполняется уже три года, когда они возвращаются на родину. До 140 человек участвовало в этой экспедиции. Но исход ее не особенно поощрял к повторению. Было слишком рискованно плавать по открытому водному пространству. Так из 35 судов, отплывших с Эйриком Красным в Гренландию, только 14 достигли своей новой родины. Такие несчастья в достаточной мере показывают нам, как опасно было подобное плавание в неизвестных водах, без компаса, без берега.

Читайте также:  Формы ледника Гренландии

Кроме саги об Эйрике Красном 2, из которой мы и черпаем все известия об открытии норманами североамериканского берега, до нас дошли лишь отрывочные упоминания об этих землях. Есть заметка, что епископ Эрик в 1121 году отправился искать Винланд, но достиг ли он своей цели, возвратился ли, вообще, домой из этой поездки, этого мы так и не знаем 3. Самое позднее указание на сношения норманов с Америкой относится к 1347 году исландские летописи отмечают, что гренландский корабль на обратном пути из Маркланда был заброшен бурей в Исландию 4. Тем не менее, норманы вряд ли основали какую-нибудь колонию в этих краях. Против такого предположения говорит не только [94] полное молчание норманских источников. От погибших колоний в Гренландии остались развалины, по которым мы можем восстановить, как местожительство поселившихся здесь норманов, так и количество их дворов. В Северной Америке никаких подобных следов не найдено. На скалах, правда, обнаружены таинственные надписи; одно время они шли за рунические, но более тщательное их исследование показало, что эти начертания обязаны своим происхождением индейцам. Напрасно также обращались к мексиканским рукописям, надеясь в них найти известие о первых открывателях Америки или даже влияние занесенного норманами сюда христианства. Все эти попытки оказались тщетными, и мы должны довольствоваться выводом, что норманы только изредка наезжали к американским берегам с целью ли рыбной ловли или за другими продуктами страны.

Несмотря на непрочность сношений, новые открытия оставили свои следы в картографических представлениях. Вернемся к первоначальному значению Гандвика. Убеждение, что Ледовитый океан на севере от Европы большой залив, сложилось оттого, что норманы при своих поездках от Норвегии, Финмарка или Биармаланда на север, постоянно наталкивались на земли. Потом гренландцы занялись исследованием своей страны, более северных ее частей и неприступного восточного берега. Наконец, они достигли острова Svalbardr, который Сторм нашел возможным отождествить с Шпицбергеном. Таким-то образом они стали думать, что только на запад и возможен проезд, а то кругом — земля. Ведь долгое время потом думали, что и Карское море недоступно для плавания, а потом опять полагали, что уже немного дальше Азия загибает на крайний север, пока Норденшельд не разрушил эту легенду. Вопрос о северовосточном проезде (Nordostpassage) собственно только счет со старым заблуждением о Гандвике. Адам Бременский не знал пути мимо Нордкапа. Поэтому у него отсутствует представление о северном береге Норвегии, о Биармаланде и Гандвике. Но остов картографического построения у [95] него есть: Гренладния расположена против шведских (то есть норвежских) или рифейских гор 5. Значит въезд в Гандвик находился между Гренландией и Нордкапом. Саксон помещает на севере от Гандвика большую пустыню, не называя ее по имени. Ни расположения ни названия ее неизвестны; она совершенно изъята от человеческого поселения, только дикие необычайные звери находятся там во множестве. Весьма немногие посетили эти края 6. Более определенные указания мы находим в так называемом, Breve Chronicon, рукописи XV века, хотя оригинал восходит, вероятно, к XIII веку 7. Автор хроники рассказывает такой случай, что корабли, направляющиеся от Исландии в Норвегию, встретили противный ветер и были отнесены в море, находящееся между Гренландией и Биармаландом, и пристали к берегу, где обитают люди неимоверной величины (то-есть к Рисаланду) и к земле амазонок. От их края Гранландия отделена только ледяными горами 8. Понятно, раз автор совершенно ясно представлял себе карту европейского севера, то он не мог поместить амазонок около Скандинавского полуострова, как это делали его предшественники, Тацит, Адам Бременский и др. Поэтому он перенес их на север от Гандвика, где находились одни великаны, но, в общем, еще могли поместиться — monstra varia. Гренландия, по представлению, автора лежит против [96] Биармаланда и связана с ним. Итак, все полярные земли, начиная от Гренландии и кончая Норвегией, составляют сплошной материковый берег без перерыва и образуют собой полукруг, внутри которого находится Гандвик.

Далее в той же хронике мы находим определение крайнего запада. Это все та же Гренландия — Viridis terra, которая, таким образом, приобрела чудовищные размеры. Она находится недалеко от африканских островов, там где впадают воды мирового океана 9. Атлантический океан должен же как-нибудь питаться водами мирового океана. Но с этим вопросом тесно было связано представление об американских землях. Пока норман считался с Америкой, необходимой для стечения океанов пролив мог быть помещен либо между Гренландией и Америкой либо между Америкой и Африкой. Раз Америка исчезает из виду, остается только одно место для данного пролива между Гренландией и Африкой. Это могло случиться тем легче, что норманы представляли себе Америку не в виде большого материка, но как ряд крупных островов. Из них самый южный — Винланд, который считался даже связанным с Африкой 10. Это представление о Винланде распространили на остальные “острова”, и таким путем получились знаменитые “африканские острова”. Они явились, как воспоминание об американских землях, о которых автор — для нас в высшей степени любопытно! — совсем не упоминает. Значит, память об их существовании еще сохранилась, в то время как названия уже были забыты. Но действительно ли они были забыты? [97]

В интерполяции Орвар-Оддсаги, которая, во всяком случае, возникла не позже начала XV века, описывается вражда Одда с Огмундом. Долгое время Одду приходится отыскивать своего врага. Наконец, он узнает, что Огмунд удалился в пустыню — i Hellulands ubygdum. Там он остановился в фиорде Skuggi. Последнее название означает собственно — тень, темнота, но употребляется и в смысле черта или чудовища, привидения, вообще. Согласно этому указанию, Одд едет в “гренландское море” и разыскивает своего врага на юге и на западе вдоль берега 11. Кроме различных чудовищ Одд никого не видит. Тогда Одд снова поднимает паруса и уже только теперь достигает Helluland 12. Описанный маршрут не оставляет никакого сомнения в том, что эта страна расположена в Америке и соответствует тем землям, которые норманы открыли в XI веке.

Тщательные исследования Фишера обнаружили, что Гренландия впервые была занесена на карту датскими учеными Claudius Clavus в XV веке, но американские земли были им оставлены без внимания. Так эти норманские открытия никогда и не были зарегистрированы картографами. Тем не менее, некоторые воспоминания могли быть передаваемы устным путем и затем случайно попасть на карту. В этом меня убеждает одно название не картах XV века. На одной каталанской карте 13 начертан длинноватый прямоугольник с обозначением illa verde и рядом круглый остров — illa de brazil. На карте 1507 года и на других мы находим viridis insula. Очевидно, illa verde и viridis insula та же самая Гренландия. Но carta marina имеет вместо Гренландии остров под названием Obrazill. Потом это название под разными вариантами, как то: Brazir или Brezir, повторяется на картах XV, XVI и даже XVII веков. На карте 1367 года находим [98] такую приписку: novus cotus de Brazir. В 1498 году испанский посол при английском дворе доносит о том, что жители города Бристоля стали снаряжать экспедиции к неизвестному острову Brazil. Наконец, уже после Колумба, последовало открытие той земли, к которой вплоть до наших дней приурочивалось название Бразилии. Сторм доказывал, что испанские мореплаватели под Бразилией вообще понимали местность, поросшую богатым лесом. Но тогда Бразилия отвечала бы норманскому Markland, и таинственный остров Бразиль явился бы прямым воспоминанием об открытиях XI века. Если Markland попал на испанские карты под названием illa de brazil, то в этом ничего удивительного нет. С одной стороны сношения с Маркландом не совсем прерывались вплоть до середины XVI века, с другой, известия даже о самых отдаленных краях севера несомненно приникали и на юг, как это указал на ряде примеров Фишер 14.

В то время, как память о Helluland’е сохранилась в некоторых сагах, а Маркланд даже был занесен на испанские карты, Винланд исчез без следа из последующей литературы. Но это забвение Винланда мы можем объяснить себе. Каждому, кому приходилось читать старинные сочинения и хроники, понятно бросилось в глаза странная орфография Финляндии — Vinland. Даже на картах мы иногда отчетливо разбираем Vinland там, где мы ожидаем Finland. Уже Рудбек в своей “Атлантиде” отмечает это странное смешение: vocabulum Finlandiae provinciae ad regnum nostrum pertinentis pro quo apud Snorronem et in historia Regum non semel occurit Vinlandiae nomen 15. При таком полном совпадении названий, дифференциация обеих областей поддерживалась только до поры до времени. Раз представление об американском Винланде стало блекнуть, то европейское (или даже скандинавское) Винланд = Финланд заслонило собой вполне память о первом крае. Не забудем, что Винланд лежал гораздо дальше других американских местно[99]стей, известных норманам; вспомним, что как раз в Винланде норманы пострадали от нападения эскимосов, и мы поймем, почему сношения с Винландом прекратились раньше всего.

Несмотря на то, что норманские открытия пропали не совсем без следа, прочные результаты в смысле ознакомления с земным шаром дало лишь заселение норманами Гренландии. Но странное представление о Гандвике одно время мешало правильному начертанию Гренландии на карте. Фишер в приложениях V и VI к своему сочинению воспроизводит такие карты, на которых Гренландия нарисована к востоку от Исландии и к северу от Скандинавского полуострова. На других же картах Гренландия помещена правильно — к западу от Исландии. Но первое заблуждение, думается мне, должно было вызвать преувеличенное представление о величине Гренландии. Последствием такой ошибки явилось еще то обстоятельство, что мореплаватели принимали за гренландский берег разные земли, находящиеся по направлению к северу, но ничего общего с Гренландией не имеющие. Я отметил вот какие случаи:

В 1500 или 1501 году португальский мореплаватель пристал к берегу Канады и прозвал его terra verde. В честь открывателя эта местность теперь зовется terra de Cortereal 16.

В 1611 году голландский мореплаватель Майен открыл остров, который теперь носит имя своего открывателя Jan Mayen; он же прозвал его в честь нассаускаго принца Морица — Mauritius Eiland in Grönland 17.

Вероятно, англичанам принадлежит честь вторичного после норманов открытия островов Шпицбергена. Но они называли их “Гренландией”; только голландцы придумали настоящее имя. По преданию, в 1639 году некий Gale Hamkens потерял свой корабль “Шпицберген” возле этих берегов, и с тех пор установилось теперешнее прозвище 18.

Примечания

[91]
1 Ср. Fischer, Die Entdeckungen der Normannen in Amerika. стр. 6, примечание.

[93]
2 Перевод С. Сыромятникова 1890 г.
3 Фишер, стр. 40.
4 Там же, стр. 46.

[95]
5 Gronland profundius in occeano sita contra montes (вариант: fines) Suediae vel Riphea iuga. Кн. IV, гл. 36, стр. 185.
6 Eadem (i.e. Norvagia) a septentrione regionem ignoti situs ac nominis intuetur humani cultus expertem sed monstrosae novitatis populantis abundantem quam ab adversis. Norvagiae partibus interflua pelagi separavit immensitas. Quod com incertae navigationis existat perpaucis eam ingredientibus salutarem reditum tribuit. Saxo, стр. 18.
7 См. у Ионсона, т. II, стр. 601 сл.
8 Quidem tamen naute cum de Glaciali insula ad Norwegiam remeare studuissent, a contrariis ventorum turbinibus in brumalem plagam propulsi inter Viridenses et Biarmones tandem applicuerunt ubi hominess mire magnitudinis et Virginum terram que gustu aque concipere dicuntur se reperisse protestati sunt. Ab istis vero Viridis terra congelatis scopulis dirimitur. Munch, Symbolae, стр. 2.

[96]
9 Que patria a Telensibus (читай: Thylensibus) reperta et inhabitata ac fide catholica roborata terminus est ad occasum Europe fere contingens affricanas insulas ubi inundant oceani refluenta. Munch, Symbolae, стр.2.
10 См. статью Сторма в Afnf. т. VI, стр. 346 сл. Сюда относится следующее место из исландской рукописи: Af Biarmalandi ganga lönd obygd of Nordrætt unz vidtekr Grœnland. Sudr fra Grœnlandi er Helluland, pa er Markland. pa er eigi langt til Vinland hins goda er sumir men ætla at gangi af Affrica ok et sva er pa er uthaf infallanda a milli Vinlands ok Marklands. Werlauff, Symbolae, стр. 14.

[97]
11 Sidan sigla peir par tile r peir komu i Grœnlands haf, snua pa surd ok vestr fyrir landit. L стр. 131 18 .
12 Sidan draga peir upp segi ok sigla par til, at peir koma til Hellulands ok leggja inn a fjordinn Skugga. L стр. 132 15 .
13 Фишер, стр. 98-110.

[98]
14 Там же, стр. 106 сл.
15 Кн. VII, гл. VIII, стр. 291.

[99]
16 Форстер, стр. 527.
17 Там же, стр. 485.
18 Там же, стр. 491.

Читайте также:  Начало научных исследований Гренландии

© Текст К. Тиандер, 1906 г.

© OCR И. Ульянов, 2009 г.

© HTML И. Воинов, 2009 г.

Оригинал текста 1,75 Мб

Открытие Гренландии

10 мая 1417 Дания,

Гренландия – наибольший по площади остров в мире, расположенный на северо-восток от Северной Америки и омываемый водами Атлантики и Северного Ледовитого океана. В переводе «Гренландия» обозначает «Зеленый остров». Существует две версии происхождения названия острова. По одной версии остров был назван первооткрывателями-викингами из-за большого количества ранее произраставшей на свободной от ледников земле зеленой травы, по другой – такое название было дано острову намеренно, для того что бы привлечь большое количество желающих переселиться на новые земли.

Вблизи Гренландии расположено большое количество более мелких островов и скал. Наибольшим по величине является остров Диско (географические координаты: 69°47′46″ с. ш. 53°05′54″ з. д.), расположенный в море Баффина у западного побережья Гренландии. У восточного побережья расположены еще ряд островов размерами поменьше, это, прежде всего, острова Шеннон, Клаверинг, Енс-Мунк, Трейлл, Сторе-Коллевей, Ховгор и другие.

Гренландия и прилегающие острова и скалы входят в состав Королевства Дания и является его автономной единицей.

В результате археологических раскопок удалось установить, что до открытия Гренландии викингами, начиная примерно с 2400 года до нашей эры, на ее территории проживали народы, относящиеся к палео-эскимосским культурам. Постепенно эти культуры пришли в упадок, а люди ушли из острова, что объясняют резким ухудшением климата на заселенных территориях.

В 982 году Эрик Рауди (Рыжий), вождь одного из племен викингов, которые до этого заселили остров Исландия, за убийство соседа был наказан трехлетним сроком изгнания и вместе с семьей, слугами и скотом отплыл в западном направлении в поисках неведомой земли, которая упоминалась в сагах. Неведомая земля довольно быстро была открыта, но сойти на берег мешал плавучий лед, который заставил викингов обогнуть южную оконечность острова и высадиться в Юлианехобе (Какорток). Дальнейшие исследования викингов острова показали, что он необитаем.

В 986 году Рауди вернулся после изгнания в Исландию и собрал достаточно много желающих переселиться на вновь открытые земли, согласно сагам, их число превышало 350 человек. По прибытию на остров было основано две крупные колонии Западная и Восточная, в которых численность жителей в период расцвета достигала пяти тысяч человек.

Приблизительно в 1000 году Лэйф Эриксон с Гренландии, имея под командой 35 человек, достиг побережья полуострова Лабладор и острова Ньюфаундленд, тем самым открыв Америку задолго до Колумба.

В 1261 году Гренландия, которая до этого была фактически независимой, приняла власть Норвежской короны. А после унии Норвегии и Дании, остров фактически вошел в состав Датского Королевства.

худшение климата и эпидемия чумы значительно опустошили Гренландию, которая после всех перепетий и катаклизмов опять оказалась почти безлюдной и начала заселяться инуитами (эскимосами), которые пришли с севера Канады.

В 1500 году Гренландия была повторно открыта португальской экспедицией братьев Кортириалов.

На протяжении средних веков Гренландия постоянно являлась предметом территориальных споров между Норвегией и Данией.

В 1940 году после оккупации Дании Германией, Гренландия отказалась признать датское марионеточное правительство и начала сближаться с США и Великобританией, дав им возможность строить на своей территории военные базы и аэродромы. В период Второй мировой войны у мыса Фарвель потерпели аварию или были потоплены 4 немецкие и 1 британская субмарина.

В 1968 году в районе одной из американских баз ВВС потерпел аварию стратегический бомбардировщик с водородной бомбой на борту, авария едва не вызвала экологическую катастрофу в регионе.

Статус Гренландии, как колонии Дании, был отменен в 1953 году, в это время Гренландия была признана неотъемлемой частью Датского королевства. А в 2009 году, после проведенного на острове референдума, парламент Дании расширил автономные полномочия Гренландии, что, по мнению многих, стало первым шагом на пути к независимости острова.

Остров Гренландия достаточно велик по площади, поэтому его географические координаты принято показывать в общем, а именно: 72°00´с.ш.,40°00´з.д.

Мыс Морис-Джесуп является самой северной точкой Гренландии (83°37′39″ с. ш. 32°39′52″ з. д.), который до 1921 года считался самым северным участком суши, до того момента, как был открыты поочередно острова Каффеклуббен и ATOW1996, перехватившие пальму первенства. Мыс Фарвель (59°46′23″ с. ш. 43°55′21″ з. д.), представляющий собой надводную скалу, принято считать самой южной точкой Гренландии, даже не взирая на то, что он расположен на острове Эггерс. Самой западной точкой острова считается мыс Нороструннинген, а самой восточной – мыс Александра (78°11′ с. ш. 73°03′ з. д.), расположенный на западе полуострова Хейс.

Общая площадь суши острова составляет более 2,1 миллиона квадратных километров. Побережье по всей длине береговой линии очень сильно изрезано фьордами, всевозможными бухтами и заливами. На юго-западе остров омывается водами Лабрадорского моря, на западе – Девисова пролива и моря Баффина (в районе острова Баффинова Земля), залива Диско (в районе острова Диско), а так же залива Мелвилл, на северо-западе (в районе острова Элсмир) – ряда проливов Смит, Кейн-Бесин, Робсон, на севере – моря Линкольна и залива Вендель, на северо-востоке – Гренландского моря, на востоке – Датского пролива (отделяет Гренландию и Исландию). Побережье острова принято разделять на участки по аналогии с Антарктидой, которые именуются «землями». Так, на восточном побережье острова простираются земли Короля Фредерика VI, Короля Христиана IX, Короля Христиана X и Короля Фредерика VIII, на северном – Земля Пири и Земля Кнуда Расмуссена, на западном – Берег Лауге Коха и Берег Западного поселения.

Рельеф острова Гренландия, если исключить ледяной щит, в основном равнинный, а ближе к ценру – даже низменный. На востоке и юге острова расположен хребет Уоткинса, на востоке которого практически на берегу Датского пролива расположена наивысшая точка Гренландии – гора Гунбьерн, достигающая в высоту порядка 3 700 метров над уровнем моря.

Остров Гренландия и ряд мелких прилегающих к ней островов всецело лежат в северной части Канадского щита на геологической платформе, что говорит о материковом происхождении острова, который образовался путем отделения от континента Северной Америки.

Геологическая структура острова представлена в основном гнейсами, базальтами, кварцитами, мрамором и гранитами. Из полезных ископаемых на острове обнаружены залежи криолита, мрамора, графита, бурого угли, есть немного газа и нефти.

Большая часть поверхности острова покрыто ледовым щитом, который занимает площадь более 1800 квадратных километров. Толщина ледникового покрова в некоторых низменных местах острова составляет порядка 2300 метров. Во впадинах в центре острова, под слоем льда располагаются замерзшие озера. Подсчитано, что растаявшие ледники Гренландии подняли бы уровень мирового океана примерно на 7 метров.

Эйрик Рыжий

Краткая биография

Эйрик Торвальдсон, сын Торвальда Асвальдсона, родился в Норвегии в 950 г. За огненно-рыжий цвет волос и бороды Эйрик получил прозвище Рауди («Рыжий») и вошел в историю под этим именем. За убийство Эйрик был выдворен из Норвегии и жил в Исландии. Однако и там он совершил несколько преступлений, за которые тингом (народным собранием) был объявлен вне закона и приговорен к изгнанию. Исполняя приговор, Эйрик снарядил корабль и отправился на запад в поисках новой земли. Он знал, что еще в начале IX в. норвежец Гунбьёрн Улаф-Кракасон, занимаясь рыбным промыслом в тех краях, видел на горизонте покрытую снегом и льдом землю. Она находилась примерно в 300 км от исландского берега. Эйрик добрался до новой земли – Гренландии и основал там первое европейское поселение. Умер Эйрик Рыжий в 1003 г.

Открытие Гренландии

Летом 981 г. корабль Эйрика Рыжего вышел из Исландии и взял курс на запад, он шел примерно по 65-й параллели. С ним была небольшая команда, семья и слуги. Через некоторое время на горизонте показалась желанная земля. Однако пробиться к ней сквозь льды было невозможно, тогда Эйрик повел корабль на юг. Лишь у южной оконечности обширной суши путешественникам удалось высадиться на берег.

Вот как рассказывает об этих событиях древняя исландская «Сага об Эйрике Рыжем»: «Эйрик нашел страну, которую искал, и подошел к земле у ледника, который … называется Синяя Рубашка. Оттуда он поплыл на юг вдоль берега, чтобы разведать, можно ли там селиться. Он провел первую зиму на Эйриковом Острове, …следующую зиму он поплыл в Эйриков Фьорд и решил там поселиться. Летом он плавал в пустынный край на западе и многое назвал там».

Изгнание длилось три года. Летом в 982 и 983 гг. Эйрик предпринял несколько разведывательных экспедиций, он открыл изрезанный фьордами западный берег северной страны и отметил районы, где могли бы разместиться будущие фермы. Он не встретил ни одного человека, однако отметил, что на побережье и в морских водах много белых медведей, песцов, водятся киты, моржи, всевозможные птицы и множество рыбы. Особенно приглянулись Эйрику несколько участков на побережье новой земли, покрытые летом сочной зеленой травой. Он назвал эту страну Гренланд – Гренландия – «Зеленая земля», хотя для всего острова, покрытого в наши дни на 90% ледяным панцирем, это название вряд ли подходит. Возможно, во времена викингов климат был мягче и на величайшем острове Земли было больше свободных ото льда территорий.

Через три года Эйрик Рыжий вернулся в Исландию и начал вербовать колонистов. В середине лета 986 г. флотилия из 25 кнарров отбыла на запад, но лишь 14 кораблей с 350 поселенцами добрались до Гренландии, остальные разметал шторм. Обосновавшись на южном берегу новой земли, норманны стали продвигаться на север и со временем создали поселения на западном побережье острова.

Норманнами – «людьми с севера» жители юга Европы в конце VIII – середине XI в. называли морских разбойников (викингов) из Скандинавии и других северных районов, которые опустошали христианские города.

Колонисты селились небольшими группами в хорошо укрытых от ветров фьордах. Их главным занятием было рыболовство и зверобойный промысел. Они продавали в Европу меха, моржовые клыки, китовый ус, гагачий пух, а взамен получали железо, лес, хлеб и ткани. Особо ценным «товаром» из Гренландии были белые кречеты – крупные соколы, которые при дворах европейских королей считались дипломатическими птицами. Северные монархи направляли их соседним правителям вместе с заверениями о дружбе.

Древние исландские саги подробно рассказывают о жизни, походах и приключениях гренландских колонистов, эти свидетельства подтверждаются и результатами радиоуглеродного анализа археологических находок, обнаруженных на месте резиденции Эйрика Рыжего – Братталида (теперь Кассиарсук), они датируются приблизительно 1000 годом.

Новое открытие Гренландии

Открытие Гренландии.. Великие Географические Открытия.

Странное имя. Земля эта вовсе не зеленая, какой она называется. Она белая, или, верней, ледяная. Ей вполне подошло бы название — Исландия. Но оно закрепилось за несравненно более зеленым островом. Такой получился географический парадокс. Но, подобно всякому подлинному парадоксу, он имеет логичное объяснение.

Северо-Западная Европа в начале новой эры все плотнее заселялась предприимчивыми сильными и смелыми людьми. Они пасли скот, занимались земледелием, охотились, ловили рыбу. Однако, несмотря на сравнительно мягкий климат Скандинавии, пригодных для ведения сельского хозяйства земель было не очень много. Да и почвы быстро истощались.

Увеличение плотности населения при невозможности вести более интенсивное земледелие и скотоводство вызывало внутренние конфликты. Все больше молодых сильных людей стало уходить на разбойный морской промысел — в викинг, как это у них называлось.

Сначала, пожалуй, они просто старались найти и заселить новые территории. Но путь на запад и юго-запад через море вел к хорошо обжитым землям Британии, Ирландии. То же было на западной окраине Европы. В этих краях викинги совершали грабительские набеги и завоевания.

Крупнейшие географические открытия выпали на долю тех скандинавов (норманнов, норвежцев), которые искали не богатства, а достойную мирную жизнь.

Жители Британских островов страдали от набегов викингов. По этой ли причине или просто от желания избежать мирской суеты, группы ирландских монахов стали уходить в море, поселяясь на пустынных островах.

По словам средневекового ирландского летописца Дикуила, в конце VIII века одна из подобных групп провела весну и лето на крупном необитаемом острове к северо-западу от Ирландии. Это была Исландия. Часть людей вернулась на родину, но некоторые остались.

В 867 году один из предводителей викингов, Наддод, с дружиной возвращался из Норвегии в свои владения на Фарерских островах. Шторм отбросил его дракар далеко на северо-запад. Он увидел гористую землю с заснеженными горами и назвал ее Исландией. Возможно, ему не хотелось, чтобы она привлекла к себе людей.

Вскоре другая группа викингов во главе с Гардаром обнаружила эту землю, обошла ее и убедилась, что это остров, к тому же достаточно привлекательный. Норвежский хроникер Ари Торгильссон Фроде оставил такое описание: «В те времена Исландия от гор до берега была покрыта лесами, и жили там христиане, которых норвежцы называли папарами. Но позже эти люди, не желая общаться с язычниками, ушли оттуда, оставив после себя ирландские книги, колокольчики и посохи; из этого видно, что они были ирландцами».

Такому острову вполне подошло бы имя Гренландия. Но почему-то норвежцы предпочли назвать его «ледяной землей». По одной из версий, на выбор названия повлияло впечатление от зимовки, которую провел на острове один из князей, викинг Флоки, приплывший из Норвегии. Эти переселенцы не запаслись в достаточном количестве кормом для скота. Зима оказалась долгой и многоснежной, скот погиб. Люди не могли покинуть землю, потому что море было покрыто льдом. С немалыми лишениями они дотянули до лета и вернулись на родину.

Со временем на острове наладилась жизнь не только хозяйственная, но и государственная. В 930 году жители на общем сборе постановили учредить верховный совет — альтинг. Это был первый парламент в мире. Впрочем, примерно на столетие раньше возникла Новгородская республика со своим избираемым гражданами правительством Но она просуществовала сравнительно недолго из-за внутренних распрей и сменилась монархией,

Альтинг позволил жителям острова наводить порядок и согласовывать свои действия, бороться с преступностью. Это обстоятельство сыграло свою роль в открытии новой земли.

Владелец одного из поместий, Эйрик, по прозвищу Рыжий, в ссоре, перешедшей в схватку, убил двух человек. Его осудили на три года ссылки. Обстоятельства этого дела неясны. По-видимому, были какие-то спорные вопросы по владению землей или давние распри; и произошла не просто драка, а целое побоище, в котором участвовали представители двух кланов. Вряд ли убийство было подлым и беспричинным, иначе наказание не было бы сравнительно мягким: три года ссылки. Кстати, отец Эйрика с семьей был выслан из Норвегии в Исландию тоже за убийство. Видно, мужчины в этой семье вообще отличались крутым нравом.

Читайте также:  Нуук: столица Гренландии

Итак, Эйрик со своими людьми в 981 или 982 году погрузились на дракары — остроносые длинные ладьи — и покинули Исландию. Они знали, что на востоке, в Норвегии, и на юге, в Ирландии и Британии, места нет. На север до неведомых пределов простирался холодный океан. На западе, как рассказывали некоторые моряки, находится какая-то неизвестная земля. Возможно, сам Эйрик прежде во время плаваний подходил к ней.

На этот раз им пришлось осваиваться на неприветливых пустынных берегах, за которыми громоздились ледники. Мореплаватели двинулись на юг вдоль берега, выбирая подходящую гавань с зелеными лугами, пригодными для скотоводства. Они прошли более 600 км до южной окраины острова и устроили поселение. Вот как описал это событие Ари Торгильссон Фроде:

«Страна, называемая Гренландией, была открыта и заселена из Исландии. Оттуда направился в Гренландию Эйрик Рыжий из Беиди-Фьорда. Он дал стране имя, назвав ее Гренландией; он сказал, что люди захотят туда отправиться, если у страны будет хорошее название. Они нашли на востоке и на западе страны следы жилья, а также остатки лодок и каменных орудий. Так рассказал Торкелю, сыну Геллира, в Гренландии человек, который сам был в этом путешествии с Эйриком Рыжим».

После первой зимовки переселенцы обследовали западные берега острова тоже примерно на 600 км. Местами попадались участки, где можно было организовать поселения. Эйрик из несчастного изгоя превратился в хозяина обширной страны. Одна беда — природа была сурова. И другая — не было населения. Как привлечь сюда людей?

К тому времени, по-видимому, в Исландии не осталось территорий, более или менее пригодных для обитания. Когда, отбыв срок наказания, Эйрик вернулся на родной остров, ему удалось уговорить немало людей отправиться в Гренландию — зеленую страну. Тем более что она находилась (в своей обследованной Эйриком части) на тех же широтах, что Исландия, даже еще южнее.

Эйрик не слишком преувеличивал, называя открытую им землю «зеленой». Он не мог знать ни истинных размеров острова — самого крупного в мире, ни того, что он почти целиком находится под ледяным покровом. Исследователи не заходили в глубь острова, а его побережье почти везде, особенно на юго-западе, действительно было зеленым. Возможно, кое-где в долинах встречались даже небольшие рощицы. Прибитые к берегу стволы деревьев служили строительным и отопительным материалом.

В 985 году Эйрик повел к новой земле целую флотилию — 25 судов с семьями, пожитками, домашним скотом. В пути их застиг шторм. Несколько дракаров затонуло, немногие повернули назад, но большая часть достигла Гренландии. Всего прибыло, как предполагается, 400—500 человек. Они расселились на южной окраине великого острова в местах, заранее выбранных Эйриком.

Вскоре жизнь на новом месте наладилась. Население Гренландии росло. В XIII веке здесь уже было около сотни небольших поселков и до пяти тысяч жителей. С континентом существовала налаженная регулярная связь: оттуда колонистам доставляли хлеб, железные изделия, строительные лесоматериалы. А на большую землю гренландцы отправляли продукты охоты на птиц, морского зверя: гагачий пух, китовый ус, моржовые клыки, шкуры морских животных.

Однако в XIV веке ситуация на острове стала все более ухудшаться, поселения приходили в упадок, люди все чаще болели и умирали. Через двести лет норманнское население Гренландии почти полностью вымерло.

Многие географы полагают, что виной тому — полоса похолоданий, так называемый «малый ледниковый период». Однако нет никаких причин для подобного глобального изменения климата. Было ли оно? В любом случае самое существенное другое: изменилась политическая ситуация в Северо-Западной Европе.

Исландия в 1281 году потеряла независимость и была присоединена к Норвегии. Теперь торговые связи гренландцев с Исландией нарушились, перестали быть регулярными.

Еще примерно через столетие Дания установила свою власть над Норвегией. В Гренландию и вовсе почти совсем перестали ходить суда. Поселенцам приходилось все чаще вступать в вооруженные стычки с эскимосами, теснившими их с севера, куда они вынуждены были ранее отступить. О спокойной и сытной жизни теперь оставалось только мечтать. Ведь сельское хозяйство, и без того требовавшее больших трудов, пришло в упадок: на севере почвы быстро теряют плодородие, а растительный покров плохо возобновляется.

Датчане отправляли в Гренландию лишь один корабль в год (всем другим запрещалось иметь торговые связи с северными островами). Лишенные полноценного питания, хорошей древесины и металлических инструментов, орудий охоты, нормандцы попали в критическое положение. Те из них, кто не умер и не переселился на материк, порушили церквушки и смешались с эскимосами.

Выходит, как процветание, так и гибель европейцев в Гренландии определялись не географическими причинами, более или менее стабильными, а экологическими и социально-политическими. Жить в изоляции на острове, где природа сурова и скудна, можно, лишь приобщившись к первобытной системе хозяйствования, которая вполне соответствует местной природе.

Главным образом по той же причине потерпела неудачу первая попытка европейцев основать колонии в Новом Свете — в Северной Америке. Но это уже другая история и другое великое географическое открытие.

Приговор ледникам: как исчезает ледяной покров Гренландии

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Быстрое потепление вынесло массивному ледяному покрову Гренландии “смертный приговор”, предупреждают ученые. Только за этот год там растаяло столько льда, что уровень мирового океана может подняться больше чем на миллиметр.

    Исследователи говорят, что они поражены ускорением таяния и опасаются за будущее городов на побережьях по всему миру.

    Один из ледников на юге Гренландии стал тоньше на 100 метров по сравнению с 2004 годом, когда я снимал его.

    Кликните Ледник Калералик, южная Гренландия

    2018 год

    1993 год

    Почему это важно?

    Главным образом потому, что площадь ледяного покрова Гренландии в семь раз больше площади Великобритании. Кое-где он достигает в толщину 2-3 км. Там столько льда, что если он весь растает, уровень мирового океана поднимется на 7 метров.

    Никто не утверждает, что это произойдет в ближайшие столетия или даже тысячелетия, но даже небольшое ускорение таяния в ближайшие десятилетия может угрожать миллионам людей, живущим в низинах.

    Среди многих областей, наиболее уязвимых перед подъемом уровня моря – Бангладеш, Флорида, восточная Англия.

    Судьба Гренландии может иметь серьезные последствия с точки зрения тяжести будущих наводнений в других местах. Могут даже измениться береговые линии, а людям придется перебираться вглубь континентов.

    Один из изучающих ледяной покров ученых, доктор Джейсон Бокс из Геологической службы Дании и Гренландии, говорит, что его деморализуют потенциальные риски таяния, и тем, кто занимается проектированием прибрежных районов, нужно иметь их в виду.

    “Теперь, когда я больше знаю о возможных последствиях, мне трудно спать по ночам, потому что я понимаю важность этого места для мира, который уже затронут повышением уровня океана”, – говорит он.

    Image caption Доктор Джейсон Бокс из Геологической службы Дании и Гренландии

    Сколько льда тает в Гренландии?

    До недавних пор ледяной покров пребывал в сбалансированном состоянии – объем выпадающего зимой снега был примерно равен объему тающего летом льда.

    В прошлом году был зафиксирован небольшой прирост объема льда, что довольно необычно. За последние 30 лет в Гренландии увеличивался объем тающего льда.

    Лед либо тает на поверхности, отчего потоки воды уходят в окружающие моря, либо огромные куски льда отрываются и уплывают, как айсберги, постепенно тая.

    За последние годы растаяло сотни миллиардов тонн льда – попавшие в мировой океан 362 миллиарда тонн воды подняли его уровень на миллиметр.

    Кажется, что это мало, но в 2012 году Гренландия потеряла 450 миллиардов тонн льда, в этом году, судя по прогнозам, потеряет примерно столько же, и ученые всерьез обеспокоены будущими потерями.

    Вдобавок к этому тает Антарктида, и объем воды увеличивается по мере ее нагревания – все это влияет на уровень океана.

    На таянии гренландских льдов сказывается общее повышение температуры, говорит Бокс: “Ледяному покрову Гренландии фактически вынесен смертный приговор, потому что в дальнейшем мы ожидаем лишь продолжения роста температур. Так что мы теряем Гренландию. Вопрос лишь в том, насколько быстро”.

    Как быстро тает ледяной покров?

    Я своими глазами видел, что происходит с одним из участков. Ледник Сермилик на юге острова не входит в число крупнейших, но входит в число тающих самыми быстрыми темпами в мире.

    В 2004-м мы пролетали над высокими ледяными скалами, ледник возвышался над морем стеной бледно-серого и синего цвета.

    Тогда нас сопровождал ученый, который проверял установленные на леднике приборы и был шокирован, обнаружив, что толщина ледника сокращается на метр каждый месяц.

    И в течение последних 15 лет темп сокращения ледника рос так сильно, что теперь, при повторном посещении того же ледника, он выглядит скукожившимся, почти развалившимся, и гораздо меньше доминирует в ландшафте.

    Сейчас со мной Джейсон Бокс, и он собирает последние показания, согласно которым только этим летом толщина ледника сократилась на 9 метров.

    С моей прошлой поездки сюда верхний слой ледника уменьшился более чем вполовину – на немыслимые 100 метров, обнажив более глубокие залежи.

    Правообладатель иллюстрации Steffen Olsen

    Что происходит со льдом?

    Возможно, вы представляете, что в Арктике девственно чистый белый ландшафт, но на деле поверхность поражает грязью. Гулять там – все равно что по Луне.

    Там есть большие участки бледно-серой поверхности, и участки поменьше – намного темнее, покрытые грязью или мелкими частицами песка. Это мрачное и довольно удручающее зрелище.

    Image caption Водоросли на леднике Сермилик

    Раньше считалось, что эти темные участки возникают из-за смеси пыли и частиц, которые ветер приносит от удаленных электростанций и промышленных центров.

    Но за время, прошедшее с моего предыдущего визита на ледник Сермилик, ученые обнаружили, что основная причина потемнения – микроскопические водоросли, растущие в тающем льду.

    Водоросли поглощают солнечный свет, и поверхность ледников из белой становится серой или даже черной, перестает отражать солнечные лучи, что приводит к повышению температуры и ускорению таяния.

    Кто пытается разобраться в происходящем?

    Эти процессы имеют значение для миллионов людей по всему миру, и в Гренландии работают международные исследовательские миссии; ситуацию отслеживают спутники, проводятся мониторинговые полеты, к ледникам отправляются экспедиции.

    НАСА инициировала различные проекты, чтобы установить, что именно вызывает таяние льдов, и что с ними может произойти в будущем.

    В 2005-м я рассказывал о команде ученых, финансируемых НАСА, которые сделали важное открытие о движении ледового покрова.

    Хотя огромные скопления льда кажутся неподвижными, на самом деле они всегда движутся к побережью, и ученые установили, что скорость этого движения удваивается летом, когда талая вода с поверхности стекает вниз и помогает ледникам скользить.

    Еще одно открытие – лед тает не только из-за возросшей температуры воздуха, но и из-за воды, которая оказывается под гранями ледников. Один из ученых говорит: это как если бы ледник находился на включенной конфорке и сверху на него дули бы феном.

    Джейсон Бокс и его коллеги из Геологической службы Дании и Гренландии установили сеть датчиков, чтобы отслеживать, как меняются высота ледников и их светоотражаемость.

    Самый трудный вызов для научного сообщества – понять механизмы таяния льда в достаточной степени для того, чтобы давать надежные прогнозы подъема уровня моря.

    Масахи Нивано, ученый из Японского метеорологического агентства, только что вернулся из экспедиции, в которой собирал данные для того, чтобы сопоставить их с разработанной им компьютерной моделью таяния льда.

    “Ледяной покров уменьшается – это совершенно точно. И это влияет на уровень мирового океана – это тоже совершенно точно. Но, возможно, есть некоторые физические процессы, которые мы пока не понимаем, поэтому составлять прогнозы на будущее очень сложно”, – говорит он.

    Как это скажется на жителях Гренландии?

    Гренландцев – всего 56 тысяч человек, и они живут на узкой полосе земли на краю ледяного покрова, который, хотя и расположен близко, обычно не виден.

    Image caption Молодые жители Гренландии в городе Какорток

    В деревне Нарсак местный житель Кристиан Мортенсен рассказывает мне, что когда он был моложе, ледник был заметен, а теперь уже нет, и в море уплывает все больше и больше айсбергов.

    Более теплая погода создает лучшие условия для занятий фермерством, и пока мы разговариваем, рядом пасется скот – на поляне рядом с кусками льда, качающимися на волнах.

    Но некоторых молодых гренландцев всерьез беспокоит изменение климата – отчасти потому, что “их” лед влияет на всю планету.

    Найя-Тереза Хогх только что окончила школу и, вдохновившись примером шведской активистки Греты Тунберг, организовала “климатическую забастовку” в своем родном Какортоге – симпатичном портовом городе с выкрашенными в яркие цвета домами.

    Она рассказывает, что плавала на лодке к кромке ледника и была “шокирована и напугана” тем, какое количество воды там образуется и утекает в океан.

    “Все это оказывается в наших водах, в море, и в остальных частях света, и если так пойдет и дальше, то под водой окажется целая страна”, – говорит она.

    Ее подруга Каролин Хартмаен Хансен обеспокоена тем, что таяние не поддается контролю. “Это не наша вина, это всеобщая вина”, – говорит она.

    Можно ли что-то предпринять?

    Если расчеты Джейсона Бокса и его коллег верны, в ближайшем будущем еще возможен годовой прирост объема льда, как в прошлом году, но новая реальность такова, что следует ожидать ускоренного таяния.

    Даже при ускоренном сокращении выбросов в атмосферу парниковых газов, предписанном Парижским соглашением, Гренландии все равно грозит ускорение таяния льда, хотя, вероятно, его можно было бы замедлить.

    Поэтому, как и многие юные гренландцы, ученые считают, что должны взять ситуацию в свои руки. Они придумали способ поглощения части углекислого газа, который образуется от их полетов над ледниками, – Джейсон Бокс говорит, что подвергается критике за большой “углеродный след” и чувствует себя виноватым.

    Image caption Доктор Фазих Ник высаживает деревья у Нарсарсуака

    Неподалеку от аэропорта Нарсарсуак, откуда выполняются полеты к ледникам юга Гренландии, они высаживают 6 тысяч саженцев сибирской лиственницы – дерева, которое хорошо справляется с местными климатическими условиями.

    Они признают, что 10 таким деревьям нужно 60 лет, чтобы поглотить углекислый газ, образующийся при перелете из Лондона в Сан-Франциско, но говорят, что это лишь начало, и если этот проект приведет к созданию более крупного леса, изменению климата можно будет противостоять.

    При участии Дэвида Брауна, Роба Маги, Кейт Стивенс и Нассоса Стиляну.

    Ссылка на основную публикацию