Американские этнические отношения

Кто населяет США – статистика по этническому составу и вероисповеданию

Религия играет достаточно большую роль в США. Верующими называют себя около 88 % населения США; это намного больше, чем в большинстве развитых стран мира. По разным оценкам, от 21 до 41 % жителей США посещают церковь не реже, чем раз в неделю.

Первая поправка к Конституции США определяет, что в США не может быть государственной религии и гарантирует свободу вероисповедания в США. Практически в США сегодня можно встретить людей, исповедующих все мировые религии.

Отношение числа верующих к общей численности населения в разных штатах США неоднородно.

Больше всего религиозных людей в “Библейском поясе” – штатах на Юге США. Здесь живут очень много прихожан Южной баптистской конвенции, традиционно популярной в регионе. К “Библейскому поясу” относят штаты Техас, Оклахома, Канзас, Иллинойс, Индиана, Огайо, Миссури, Арканзас, Луизиана, Миссисипи, Теннесси, Кентукки, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия, Алабама и Флорида.

Наименее религиозны штаты Запада США, в частности тихоокеанские штаты – Орегон и Вашингтон, а также Колорадо и Вайоминг.

Фраза “In God We Trust” (“В Бога мы веруем”) – национальный девиз США с 1956 года. В 1864 году она была впервые отчеканена на двухцентовой монете США, а с 1957 года ее можно увидеть на всех монетах и купюрах Соединенных Штатов Америки.

Наиболее распространенные в США религии

При проведении государственных переписей населения США вопрос о религиозной принадлежности не задается, поэтому информация о количестве верующих людей в США получена в результате опросов, проводимых негосударственными организациями и может несколько различаться в зависимости от источника.

· Христианство – около 78 % населения США

· Атеисты или агностики – около 15 % населения США

· Иудаизм – около 2 % населения США

· Ислам – около 1,5 % населения США

· Буддизм – около 0,8 % населения США

· Индуизм – около 0,4 % населения США

Интересно также распределение религиозной принадлежности среди расовых и этнических групп США:

Прочие/две или более рас

Испаноязычные или латиноамериканцы

Христиане

Другие религии

Атеисты или агностики

Карта преобладания религий по округам США

  1. Баптисты, 1 302 округа
  2. Католики, 1 164 округа
  3. Лютеране, 250 округов
  4. Методисты, 219 округов
  5. Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны), 80 округов
  1. Церковь Христа, 72 округа
  2. Другие, 35 округов
  3. Реформаторы, 9 округов
  4. Округа, в которых прихожанами доминирующей церкви являются 50 и более процентов населения

Христианство в США

Национальный кафедральный собор епископальной церкви в Вашингтоне, округ Колумбия, США

Большинство верующих в США – христиане. Среди них преобладают протестанты – примерно 51 % населения США (около 158 миллионов человек). Вторая по численности христианская церковь в США – католики, примерно 25 % населения США или около 75 миллионов человек. На третьем месте – члены Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны), примерно 1,7 % населения США или около 5,5 миллиона человек.

Для христиан США характерно наличие большого количества конфессий.

Крупнейшие конфессии христианской церкви в США:

· Католическая церковь – свыше 75 миллионов человек

· Южная баптистская конвенция – свыше 16 миллионов человек

· Объединенная методистская церковь – около 8 миллионов человек

· Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны) – свыше 5,5 миллионов человек

· Церковь Бога во Христе – около 5,5 миллионов человек

Есть в США и православные христиане, которых объединяет автокефальная Православная Церковь в Америке, Предстоятель которой носит титул “Архиепископ Вашингтонский, Митрополит всей Америки и Канады”.

Процент христиан среди населения США снижается, в 1990 году христианами назвали себя около 86 % жителей Соединенных Штатов Америки, в 2001 году – около 78,6 %, сейчас – около 78 % жителей США.

Хрустальный собор реформатской (протестантской) церкви в Гарден Гроув, Калифорния, США

Иудаизм в США

Синагога на Пятой авеню в Нью-Йорке

Вторая после христианства по распространенности в США религия – иудаизм. Около 16 % евреев, живущих в США, посещают синагогу не реже одного раза в месяц.

Каждый шестой американский еврей употребляет в пищу лишь кошерные продукты.

На Северо-востоке и Среднем Западе США верующих иудеев больше, чем на Юге и Западе США.

Еврейская община в США состоит преимущественно из евреев-ашкенази, потомков эмигрантов из Центральной и Восточной Европы. Есть, однако, небольшое количество евреев-сефардов, происходящих из Испании, Португалии и Северной Африки.

В последние годы среди американских евреев повышается интерес к иудаизму, хотя в целом среди евреев США процент атеистов выше, чем в среднем по Соединенным Штатам Америки.

Ислам в США

Исламский центр Америки в штате Мичиган – самая большая мечеть в США

Третья по распространенности религия в США – ислам.

Мусульманами были многие из рабов, завезенных в Америку из Африки. В конце XIX – начале XX веков в США иммигрировали много людей из арабских районов Османской империи, большинство из которых также исповедовали ислам. В 1915 году в штате Мэн была построена первая в США мечеть.

Очень большой всплеск интереса к исламу в США произошел в тридцатых годах XX века, когда Уоллес Фард Мухаммад создал в Детройте, штат Мичиган, расистскую мусульманскую организацию чернокожих американцев “Нация ислама”. “Нация ислама” учила, что “Аллах есть Бог, белый человек – дьявол, а черные люди – сливки планеты Земля”. Неудивительно, что рост популярности новой исламской организации среди чернокожих американцев вызывал серьезную обеспокоенность в США. Позднее “Нация ислама” отошла от столь радикальных позиций, став практически одним из течений традиционного ислама.

Одними из наиболее известных членов “Нации ислама” были выдающийся борец за права афроамериканцев в США Малкольм Литтл, известный как “Малкольм X” и знаменитый боксер Кассиус Клей, сменивший после принятия ислама имя на Мохаммед Али.

Значительный рост численности мусульман в США произошел и в конце XX века, в осовном за счет увеличения иммиграции в США из традиционно исламских регионов: Пакистана, арабских стран юга Азии и др.

Буддизм в США

Си Лай Темпл, буддийский монастырь в Лос-Анджелесе, штат Калифорния

Буддизм – четвертая по распространенности религия в США. Большинство буддистов в США – американцы азиатского происхождения, но достаточно много приверженцев буддизма есть и среди других этнических групп США.

Буддизм появился в США в XIX веке, когда в Америку началась иммиграция из Восточной Азии. Первый буддийский храм в США был построен в Сан-Франциско в 1853 году американцами китайского происхождения.

В восьмидесятых годах XIX века иммиграция китайцев в США была законодательно ограничена, но примерно в эти годы увеличилось количество переселенцев в США из Японии, а в начале XX века и из Кореи. Количество буддистов в США росло.

В конце XIX века – начале XX века значительно вырос интерес к буддизму среди интеллигенции США.

Первым известным американцем, принявшим буддизм, стал Генри Стил Олкотт. Уроженец Нью-Джерси, полковник, адвокат, он в 1875 году вместе с Еленой Блаватской организовал Теософское общество, известную и существующую до наших дней международную общественную организацию.

Один из самых известных буддистов США в наше время – голливудский актер Ричард Гир.

5–Этнический состав населения США

Этнический состав населения США чрезвычайно разнообразен. Так же, как и разнообразие расового состава жителей Соединенных Штатов Америки, многочисленность этнических (национальных) групп в стране обусловлена, в первую очередь, историей США.

На протяжении веков в США приезжали иммигранты из Англии, Испании, Германии, России, Ирландии, Швеции, Китая, Италии и многих других стран. В США можно встретить людей практически любой национальности.

Принадлежность к той или иной национальности (этнической группе) в США определяется при проведении переписи населения, каждый человек сам называет свою национальность.

Наиболеее многочисленные на сегодня в США этнические группы – это потомки немцев, африканских народов, ирландцев, англичан и мексиканцев.

Численность этнических групп населения США

Этнические (национальные) группы
Процент населения США,
относящегося к данной этнической группе
Численность населения США,
относящегося к данной этнической группе

Немцы
около 17 %
около 50 миллионов человек

Афроамериканцы
около 13 %
около 40 миллионов человек

Ирландцы
около 10 %
около 31 миллиона человек

Англичане
около 8 %
около 25 миллионов человек

Мексиканцы
около 7 %
около 21 миллиона человек

Итальянцы
около 5 %
около 16 миллионов человек

Французы
около 3,5 %
около 11 миллионов человек

Латиноамериканцы
около 3,1 %
около 10 миллионов человек

Поляки
около 2,9 %
около 9 миллионов человек

Шотландцы
около 1,6 %
около 5 миллионов человек

Голландцы
около 1,5 %
около 4,5 миллионов человек

Норвежцы
около 1,5 %
около 4,5 миллионов человек

Коренные американцы
около 1,3 %
около 4,1 миллиона человек

Шведы
около 1,3 %
около 4 миллионов человек

Пуэрториканцы
около 1,1 %
около 3,5 миллионов человек

Русские
около 0,9 %
около 2,7 миллионов человек

Китайцы
около 0,8 %
около 2,5 миллионов человек

“Испаноязычные или латиноамериканцы” в США

Среди всех расовых групп США правительство США выделяет при проведении переписей населения этнические группы “испаноязычный или латиноамериканец” и “не испаноязычный или латиноамериканец”.

Бюро переписи населения США определяет понятие “испаноязычный или латиноамериканец” как “лицо кубинской, мексиканской, пуэрториканской, южно- или центральноамериканской или иной испаноязычной культуры или происхождения независимо от расы”.

К категории “испаноязычный или латиноамериканец” относят себя около 50 миллионов человек (или около 16 % населения США). Расовое распределение данной этнической группы населения США выглядит следующим образом:

Раса
Процент населения США этнической группы “испаноязычный или латиноамериканец”, относящегося к данной расе
Численность населения США этнической группы “испаноязычный или латиноамериканец”, относящегося к данной расе

Белые американцы
около 61 %
около 30,5 миллионов человек

Прочие расы
около 30 %
около 15 миллионов человек

Две или более рас
около 4 %
около 2 миллионов человек

Черные (афроамериканцы)
около 2 %
около 1 миллиона человек

Коренные американцы (индейцы или эскимосы)
около 1 %
около 0,5 миллиона человек

Азиаты (американцы азиатского происхождения)
около 0,3 %
около 0,15 миллиона человек

Коренные жители Гавайских островов или Океании
около 0,06 %
около 0,03 миллионов человек

Этническая группа “испаноязычный или латиноамериканец” – одна из самых быстрорастущих в США, как за счет все возрастающей иммиграции в США из стран Латинской Америки, так и за счет высоких темпов естественного прироста населения.

ГЛАВА 2 Этнические проблемы в США

2.1Этнические конфликты в истории США

Этнический состав США поражает своим разнообразием. На территории Соединённых Штатов Америки проживают представители самых разных национальностей. Этнический состав США включает в себя всего лишь 61% американцев. Из них 13% – афроамериканцы. Далее в этнический состав входит 2% немцев, почти 2% евреев, 1/5 состовляют представители романской группы, 11% мексиканцев, 3,2% славян, 1% ирландцев и так далее[9].

По данным опроса, проведенного компанией ICM Research по заказу Sputnik, 67% жителей США, то есть подавляющее большинство, считают, что межрасовые и межэтнические разногласия являются одной из самых острых проблем американского общества на сегодняшний день[6]. Необходимо выяснить корни подобной проблемы в США.

Исторические корни фундаментальных проблем заселения Америки уходят еще в доколумбовые времена. В последние годы выяснилась точная цифра численности индейцев, проживавших к моменту контакта с европейцами, это 1,5 млн человек. Также появились новые убедительные доводы по вопросу о катастрофическом воздействии начального периода контактов с европейцами, когда в течение примерно первых 150 лет из-за отсутствия иммунитета к завезенным болезням вымерло огромное число индейского населения. Медикобиологические исследования о воздействии эпидемических заболеваний на индейцев, вступивших в контакт с европейцами уже в XIX в., подтвердили демографическую катастрофу, постигшую коренных жителей Нового Света в XVII—XVIII вв. И хотя европейцы и африканцы также имели высокую смертность после переселения в новые природные условия, эта смертность была значительно ниже, чем у индейцев. Это был первый этнический конфликт в истории континента и в истории США[1, c. 174].

В настоящее время имеются достаточно определенные представления об этнической структуре населения к моменту образования Соединенных Штатов. К 1775 г. предки почти половины колонистов являлись выходцами из Англии, около 30 % поселенцев прибыли из Шотландии, Ирландии, Германии, Голландии, Франции и Португалии, каждый пятый американец имел африканское происхождение. Большинство черных было привезено непосредственно из Африки, и 90 % их первоначально проживали в колониях и были рабами. Таким образом, к моменту образования США его население было не просто разрозненным, это была совокупность народов и культур, находящихся на одной территории. Конечно в таком случае можно предположить, что этноцентризм, индивидуализм господствовал в восприятии мира.

Возможно, проблема американского народа кроется в знаменитом высказывании английского писателя Изрейел Зангвилла, с перевода примерно значащее: «Америка подобна плавильному тиглю, она переплавляет все культурные различия, уничтожает этнические границы; процесс этот стремительный, однозначный и отнюдь не безболезненный, но в результате него возникает новая этническая общность — американский народ, обладающий новой общей культурой, не равной простой сумме иммигрантских». Конечно, немаловажным остаётся вопрос о протекании такого «плавительного» процесса. Происходит ассимиляция новых иммигрантов уже состоявшей культурой или включение их как новый компонент в заново складывающуюся общность? Возможно, именно на данном этапе зародились этнические проблемы в США [9].

В конце 60-х годов наступило так называемое «этническое возрождение», которое вызвало подъем этнического самосознания, углубление межэтнических границ, усиление межэтнических конфликтов.

Так, в США в середине 1960 — годов, возникло мощное негритянское движение «чёрное сообщество», выдвинувшее свои культурные и социально-правовые требования под лозунгом «черное прекрасно» [2].

Важнейшим результатом данного движения стало принятие законов, запрещающих дискриминацию по признакам расы, пола, возраста и т. д. Например, Закон о гражданских правах 1964 г. заложил правовую основу для формального обеспечения всем американцам равных возможностей. Теперь при трудоустройстве не было никакой дискриминации афроамериканцев и индейцев.

Читайте также:  Ирландская иммигрантская группа в США

При изучении этнического развития США довольно часто используется такое понятие, как «американизация». Точного определения этого понятия нет и каждый учёный и американец воспринимают его по-своему. В теории anglo-conforrnity этот процесс понимался как «освобождение» иммигранта от его собственной национальной культуры и приобщение к американской путем уподобления белым американцам — протестантам англосаксонского происхождения [1, c. 183].

С помощью понятия «американизация» даётся объяснение ситуации этнического возрождения. Учёные считают, что неудачи внешней и внутренней политики правительства США в последние десятилетия (поражение во Вьетнаме, неспособность радикально решить расовую проблему, скандалы во внутриполитической жизни) подорвали у населения доверие ко всему официальному, государственному. Отдельные этнические группы перестали чувствовать себя американцами. При этом этническое прошлое, «происхождение», воспринималось как подлинно своя история, противопоставляемая американскому настоящему. Надо отметить, что для США эта проблема особенно актуальна, поскольку формирование североамериканской нации есть процесс создания новой этничности для целого государства. Таким образом, идеологический компонент должен занять основное место в национальном самосознании американца. Правящие круги США ясно отдают себе в этом отчет, отсюда и возникает стремление связать собственно этнические ценности (элементы родной природы, материальной и духовной культуры, черты быта) с национально-государственными (экономикой, политикой) [1, c. 186].

Даже в религиозной сфере был выработан такой специфически американский путь к объединению, как «гражданская религия» (civil religion), включающая в ранг духовного национально-государственную символику. Можно связать идею духовного с идеей свободы в США. Таким образом, стать американцем значит понимать «определённую свободу». Если вспомнить факты из истории, американцы всегда борются за свободу, а не за Землю. То есть Свобода — это «отсутствие внешнего принуждения», «индивидуализм». И такая свобода, по мнению американцев, есть только на территории США. Все военные действия США оправдываются в глазах американцев только с этой точки зрения. Они хотят такой свободы везде, чтобы во всём мире была такая демократизация и индивидуализация. Конечно это и есть оправдание абсолютно любой акции правительства. Что в 1999 году, во время операции войск НАТО в Косово, что в настоящее время в Сирии и Ираке, для американцев это естественно — защищать свою свободу. В таком случае это похоже на единое этническое самосознание [8].

Демографические факторы играли в истории американской нации исключительно важную роль. Именно в результате миграции в сравнительно короткий исторический срок огромных масс населения из Старого Света в Новый стало возможным появление «самого американского народа», а этнорасовый состав иммигрантов оказал сильное влияние не только на характер общественно-политического строя США, но и на историко-культурный облик американцев.

«Последние 40 лет внешне говорилось о том, что расовых проблем нет, само слово “расы” в Америке практически не употреблялось. В какой-то момент эта проблема стала вырываться наружу. Происходящее сейчас и в Фергюсоне, и в Нью-Йорке — это симптомы болезни», — считает российский учёный Алексей Фененко [6]. Рассмотрим современную ситуацию.

Межнациональные отношения

Изучение межнациональных отношений впервые было поставлено на научную основу в США, где белое население, составляющее большинство, натолкнулось на сопротивление, которое им оказывало чернокожее население страны, находившееся в численном меньшинстве.

Поскольку Америка на протяжении всего ХХ столетия продолжала притягивать десятки миллионов мигрантов со всех концов света, то к концу ХХ века численность всех белых и всех небелых почти выровнялась. Более того, доля первых стала сокращаться, а доля вторых интенсивно нарастать. Специалисты стали поговаривать о том, что вскоре белые станут в США этническим меньшинством. Сегодня уже многие “белые” (итальянцы, албанцы, сербы, литовцы и т.д.) требуют статуса национального меньшинства и создают этнические ассоциации (клубы, партии).

Одновременно с этим усложнялись взаимоотношения между старыми и новыми меньшинствами. В то время как численность афро-американцев стабилизировалась, количество латино- и азиато-американцев постоянно увеличивалось. Между тремя типами меньшинств – выходцев из Африки, Латинской Америки и Азии – начали возникать конфликты. Они спорили за дефицитные блага: рынки сбыта наркотиков, покупателей для своих магазинчиков, права и привилегии, раздаваемые официальными властями.

В ходе массовых беспорядков в 1992 г. в Лос-Анжелесе выяснилось, что агрессивно настроенные чернокожие воевали сразу на три фронта: против белых, корейцев и испано-говорящих «латинос». Опрос, проведенный сразу же после беспорядков, показал, что негры выступают против миграции в США иностранцев даже активнее, чем белые. Чего они боялись? Малоквалифицированные мигранты из Азии и Латинской Америки конкурировали за рабочие места прежде всего с чернокожими, а не с белыми. В ходе беспорядков 1992 г., устроенных афро-американцами, больше всех пострадали иммигранты из Кореи, магазинчики которых находились в центре Лос-Анжелеса (напомним, что из центра американских городов средний класс давно выехал в пригороды), и мелкие бизнесмены из Латинской Америки.

Однако парадокс заключается в другом. За сотни лет рабства и борьбы с ним американские негры так усвоили ценности культуры белых, что, давно забыв африканские традиции, приняли последнюю как свою собственную. И не только приняли, но и активно стали защищать. В интервью, взятом у них после событий 1992 г., чернокожие обвиняли корейцев и «латинос» в том, что те неприветливы, недобродушны и непатриотичны в отличие от белых американцев, живущих по соседству1). Угнетаемые усвоили культуру угнетателей и ныне обучают ей других. И если в будущем белые в Америке окажутся в численном меньшинстве, за них функцию распространения идеалов белой культуры выполнят скорее всего негры.

Национальное большинство по-разному относится к национальным меньшинствам. Испокон веку белые относились к неграм как к тупым и ленивым рабам. Стереотип закрепился, потребовалось немало поколений преуспевших в бизнесе, науке и культуре чернокожих для того, чтобы старый стереотип выветрился. А вот к азиато-американцам сразу стали относиться иначе. Свойственные азиатским народам трудолюбие, почтительность и скромность приветствовались американцами. Их стали называть «образцовыми национальными меньшинствами». Но они жили более изолированной жизнью, что не всем нравилось. Традиции большой семьи требовали, чтобы кореец или китаец, основавший свое предприятие или магазин, брал на работу прежде всего родственников. Так выходило даже дешевле. Американцы, привыкшие к иным стандартам, требовали, чтобы бизнесмены нанимали независимо от национальности. И были правы, поскольку в демократическом обществе все должно быть доступно всем, если нет специальных оговорок в конституции.

В том же Лос-Анжелесе корейцы преуспели благодаря семейному предпринимательству. Они держаться своими кланами, изолированно от других, изо всех сил рвутся наверх, стараясь дать детям приличное образование. Все это позволяет им вытеснить другие национальные меньшинства на периферию общества, но одновременно создает лишние причины для межэтнических конфликтов.

Разные меньшинства –это еще иразные культуры, представителями которых они выступают. Азия все время была очагом древней и очень высокой культуры. В этом отношении с ней не могут поспорить даже европейцы. Иное дело отсталая Африка, где большинство населения очень бедное и неграмотное. Латинская Америка находится как бы посредине. Но и успехи у латино-американцев средние. Они выше у соседних США мексиканцев и ниже у пуэрториканцев. Успехи негров объясняются главным образом тем, что их культура интегрирована в американскую не 20 или 50, а уже более 200 лет. Это для плюс. Минус же состоит в том, что чернокожие усвоили и новый, нуклеарный тип семьи. Естественно, что в конкурентной борьбе они уступают семейному предпринимательству азиато-американцев.

Интересен и другой факт: сплетни, бойкот, рэкет, оскорбления и физическое насилие выступают элементами социального и этнического выравнивания. Кто чаще к ним прибегает? Конечно, не богатые и образованные, а бедные и малокультурные. Но эмигранты в США всегда начинали с нуля. Им труднее приходилось бороться за выживание. Если вспомнить 30-е годы, то захлестнувшая Америку волна мафии была итальянской. Учиняя поборы с мелких лавочников и обкладывая данью жилые кварталы американских городов, итальянские эмигранты не только перераспределяли богатства, но и показывали другим, что в Америке шансы на успех должны быть равными независимо от срока въезда в страну. Во второй половине ХХ века итальянскую мафию сменили мафиозные структуры латино- и азиато-американцев. Таким способом национальные меньшинства, обделенные экономическими ресурсами, статусами и привилегиями, боролись за выживание и успех.

Фергюсон – красная кнопка для США

Власти США, несмотря на введение Национальной гвардии, не могут прекратить мятеж в Фергюсоне. Протесты начались уже и в других городах. О внутриамериканской демократии и возможном развитии событий в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал директор Института политики, права и социального развития МГГУ имени Шолохова, политолог Владимир Шаповалов.

— Почему произошел такой взрыв негодования? Протесты переросли в погромы. Была применена спецтехника, слезоточивый газ, задействованы разные силовые подразделения. Но подавить мятеж не удается. С чем связан такой всплеск насилия в этом городе?

— Ничего удивительного в этом абсолютно нет. Налицо факт убийства, которое можно интерпретировать как убийство на расовой почве. Заметьте, полицейский — белый, а убитый им юноша — афроамериканец. Для небольшого городка, в котором преобладает афроамериканское население, это, естественно, стало пощечиной, очень серьезным поводом для социального взрыва. Очевидно, ситуация имеет еще какие-то свои внутренние пружины. Это событие, являясь экстраординарным для жителей данного американского города, для жителей Соединенных Штатов в целом является, в общем-то, обыденным событием. Мы наблюдаем повторение подобного рода сценариев: убийств белыми полицейскими афроамериканцев, насилия в отношении афроамериканцев, латиноамериканцев, — уже достаточно давно. Из года в год подобные ситуации повторяются в тех или иных американских населенных пунктах.

Несколько лет назад случилось наводнение в Новом Орлеане, которое привело к очень серьезным беспорядкам, столкновениям на почве межрасовых отношений между афроамериканцами и белыми. Там тоже были применены войска — даже не Национальная гвардия, а Вооруженные силы. Причем их американское правительство было вынуждено (вот ведь парадокс ситуации) снять с фронта боевых действий в Ираке и направить для подавления выступлений афроамериканцев в Новом Орлеане.

Иными словами, если рассматривать это не как отдельные проявления расизма, а выстроить события в цепочку, то станет понятно, что взрыв негодования в Фергюсоне имеет вполне естественные причины, поскольку американское общество представляет собой пороховую бочку, которая может рвануть в любом месте в любое время. Постоянно существует напряженность, и такие конфликтные ситуации происходят с потрясающей регулярностью. Поэтому возмущение, тот первоначальный импульс, который имел место в Фергюсоне, получил мощную подпитку со стороны афроамериканской общины и всего цветного населения Соединенных Штатов. Это стало очередным проявлением межрасового конфликта, двойных стандартов, дискриминации по цвету кожи и прочих негативных явлений.

— В Фергюсоне — городе центра Америки с населением 20 тысяч человек — 67 процентов составляет темнокожее население. А полиция состоит на 94 процентов из белых. Американцы сами сейчас задаются вопросом, как возможно, что в городе, где преобладает черное население, в полиции почти одни белые? Как это возможно?

— Ситуация парадоксальная. С одной стороны, мы видим политику стирания граней между представителями разных рас и этнических групп в Америке. Америку называют плавильным котлом. Политика, направленная на предотвращение дискриминации и ее последствий в самых разных сферах, имела место в 60-70-е годы ХХ века. Следствием стало достаточное продвижение американцев в сфере образования, политики, культуры… Обратите внимание, ведь в традиционном американском боевике обязательно должен быть добрый афроамериканский полицейский. Но его не оказалось в Фергюсоне.

С другой стороны, налицо в последнее время обратные тенденции: рост межрасовых конфликтов, связанный с тем, что именно афроамериканцы имеют самый высокий уровень безработицы и преступности. Среди афроамериканцев самый низкий образовательный уровень и самая низкая представленность в органах власти и правоохранительных структурах.

Я думаю, что политика, действительно проводимая правительством Соединенных Штатов, на стирание граней и на создание определенных преференций цветному населению, постепенно стала выдыхаться. Здесь есть несколько причин. Одна из них, как это ни парадоксально, — крах Советского Союза. Ведь именно Советский Союз являлся тем внешним цензором, внешним игроком, который постоянно обращал внимание и, как правило, вполне справедливо, на притеснения цветного населения в Соединенных Штатах, на дискриминацию. В качестве ответной реакции со стороны американского государства была попытка уйти от этих обвинений и продемонстрировать, в значительной степени показушную, внешнюю, а не глубинную, настоящую демократию. Но все-таки что-то реально делалось. Исчез Советский Союз — отпала и необходимость в таких мерах. Власти объявили Америку эталоном демократии, это признал весь мир, американцы были до последнего времени вне критики. В этой ситуации исправлять недостатки собственного социума, которые совершенно очевидны, уже было не нужно. Это одна из причин, почему выдохся этот процесс.

Но совершенно очевидно, есть и другая причина, более глубинная. Она очень интересно описана в книге “Кто мы?” известного знаменитого американца Сэмюеля Хантинга, одного из наиболее известных политологов и социологов. В этой книге анализируется кризис американского общества, американского социума, американского политикума. Суть этого кризиса состоит в том, что стержень, основа американского общества, белый англосакс-протестант, постепенно исчезает, размывается. Англоговорящих белых людей в Соединенных Штатах все меньше и меньше. Все больший удельный вес в обществе занимают представители афроамериканцев, латиноамериканцев и других этнических общин. При существующих тенденциях через несколько десятилетий белые окажутся в меньшинстве. Белое американское общество начинает бояться увеличения удельного веса цветного населения, белые закрываются, применяют меры дискриминации.

Читайте также:  Ассимиляционный процесс в США

— Именно поэтому они в полицию набирают в основном белых?

— Я думаю, что это одна из причин. Представим ситуацию, при которой белая доминирующая часть американского общества превращается в меньшинство. Мне это напоминает Южно-Африканскую Республику эпохи апартеида. Для того чтобы этой, все уменьшающейся, части общества сохранять господство, доминирование в обществе, необходимы репрессии, необходимо контролировать правоохранительную систему.

Я не думаю, что пока это еще осознанная политика. Но совершенно очевидно, что такой перекос в сторону белых в правоохранительной системе не случаен. Он является именно защитной реакцией представителей белой общины против все усиливающихся представителей афроамериканской и латиноамериканской общины.

— Американские политологи считают, что это уже тенденция, а беспорядки в стране только начинаются. На ваш взгляд, возможно широкое разрастание конфликта?

— Абсолютно согласен с этим выводом за небольшим исключением. Фергюсон, как я уже сказал, не начало. Это звено цепи. Все началось 10-15 лет назад. Нынешняя фаза обострения межобщинных отношений, безусловно, имеет свою предысторию, свой бэкграунд.

Фергюсон стал очень известен в силу того, что совпало множество событий: темнокожий президент, конфликтные ситуации в мире в целом и другие факторы. Это дало отсвет на события, которые там происходят. События в Новом Орлеане все-таки имели больший масштаб.

Вне всякого сомнения, все только начинается. И все основные битвы между одной и второй частью Америки еще впереди. Вне всякого сомнения, этот маховик будет раскручиваться. Причем усиление конфликтных отношений будет нарастать по мере изменения в удельном весе цветного и белого населения. Фергюсон имеет символическое значение. Он ставит большую жирную точку под идеей американского общества как общества для всех — общества всеобщего благоденствия, того самого плавильного котла, в котором переплавляются представители разных наций, этносов, религий, и превращаются в стопроцентных американцев, и дальше идут реализовывать свою американскую мечту. Вот эта стержневая идея современной Америки в Фергюсоне приказала долго жить. Нет больше этого плавильного котла. Все это ощутили. Нет больше американской мечты, потому что у разных американцев будет разная американская мечта.

И совершенно очевидно, что в будущем процессы будут только усугубляться. Белая община будет замыкаться и усиливать свой контроль над репрессивными механизмами воздействия на постоянно расширяющуюся и усиливающуюся цветную часть населения.

— Сейчас в США очень критикуется Обама. На него делалась большая ставка как на человека, который способен решить проблему расизма в Соединенных Штатах. Почему Обама, темнокожий президент, не способен решить проблему темнокожего населения?

— Почему не сработал первый американский темнокожий президент в плане межэтнических отношений, межрасовых отношений? Мне кажется, очень важны и объективные, и субъективные причины. Субъективный момент состоит в том, что Барак Хусейн Обама никакого отношения к афроамериканской общине не имеет. Он не связан с ней ни родственными, ни социальными, ни политическими корнями. По сути, здесь мы видим очень интересный феномен. Ведь отец Барака Обамы приехал из Кении и жил на Гавайских островах, где якобы родился Барак Обама. А его оппоненты считают, что он вообще родился в Кении. То есть, он не имеет права быть американским президентом. Ну, оставим эти споры американцам. Важно, что Барак Обама не варился в афроамериканской общине, он не знает ее ценностей, символов, смыслов, стремлений, проблем…

Афроамериканская община — это сообщество многих поколений бывших рабов, сохранившая в своей культуре, в своем сознании именно проблему рабства в прошлом. Обама не может установить никаких отношений и повлиять на темнокожее население, поскольку афроамериканцы не считают его своим.

Объективная же причина состоит в том, что Барак Обама является заложником системы. Выстроенная система этнических отношений в Америке (тот самый плавильный котел) не способна выработать адекватное решение проблемы, которая существует в настоящее время. Обама — политик среднего уровня. Он неплохой оратор, достаточно эрудированный человек, но он не обладает такими талантами, которые могли бы поставить его в разряд политиков уровня Рузвельта. Обама не способен выйти из тупика межрасовых проблем, который существует уже многие десятилетия.

— Что вы думаете о двойных стандартах Америки? Они особенно ярко проявились в украинских событиях.

— Мне хотелось бы подчеркнуть, что это не просто двойные стандарты. Это система по Оруэллу: “Правда — это ложь, ложь — это правда, война — это мир” и т.д. Это система выстроенных американцами институтов, которые претендуют на объективность и интернациональность, международный характер, будь то финансовые отношения или права человека. Например, Freedom House позиционирован как структура, которая измеряет права человека, нарушение прав человека, уровень демократии во всех странах и дает якобы беспристрастную картинку. Но это же бред! Это американская структура. И она измеряет по американским стандартам уровень демократии во всех странах мира, кроме Америки, которая является эталоном. Демократию нельзя измерить. Отсюда и все проблемы. А в мире, в том числе и в России, очень многие воспринимают Freedom House так же, как Transparency International, Human Rights Watch, как некое мерило демократических ценностей, прав человека, коррупции, как некую объективную внестрановую институцию. На самом деле, это просто американская мягкая сила, американские средства пропаганды и агитации, направленные против врагов, противников, соперников, коим является, в том числе, и Россия.

Я думаю, что наше министерство иностранных дел еще скажет свое веское слово. Средства массовой информации, общественные организации, политические партии тоже выражают свою позицию. Слово России уже достаточно значимо и слышно. Американцы с тревогой обращают внимание на наше мнение.

Фергюсон и события на Украине, безусловно, во многои похожи, хотя у них разный масштаб. Американцы позиционировали себя как общество эталонной демократии, эталонных межнациональных и межрасовых отношений. Теперь стало ясно, что это совершенно не так. Более того, очевидно, что это хроническая болезнь и она прогрессирует.

Все о жизни в США

Полезная информация для всех

Мы познакомились с историей формирования американской нации. Предлагаю вашему вниманию обзор этнического состава жителей США.

При характеристике состава современной американской нации в ней принято выделять три основных компонента: 1) аборигенные группы;2) «настоящие» американцы; 3) иммиграционные и переходные группы.

Американские аборигены

К аборигенным группам относятся индейцы, эскимосы, алеуты и гавайцы. Считается, что к началу европейской колонизации на территории нынешних США проживали около 400 индейских племен общей численностью 1–2 млн. человек.

К концу XIX в из-за физического уничтожения и тяжелых условий жизни индейцев осталось всего 200 тыс. Но в XX в. аборигенное население снова стало возрастать, достигнув к 2000 г. почти 2,З млн человек (0,9 %).

«Настоящие» американцы

Американцы составляют подавляющее большинство всех жителей страны. Однако эта группа внутренне отнюдь не однородна и включает в себя четыре подгруппы.

Первая подгруппа

Главную из них образуют «белые» американцы европейско-канадского происхождения. Впервые вопрос об этническом происхождении жителей США был включен в программу переписи 1980 г., и тогда на эту группу пришлось 83 % всех граждан страны. При переписи 1990 г. ее доля уменьшилась до 76,5 %, а распределение «белых» американцев по отдельным этническим группам оказалось следующим (табл. 54). По переписи 2000 г., доля этой группы составила 75,1 %.

Белое население США по этническим группам

Анализируя размещение отдельных этнических групп по территории США, С. И. Брук отмечает, что граждан немецкого происхождения больше всего в штатах Северо-Западного Центра – Миннесоте, Айове, Южной Дакоте, Небраске, а также в Нью-Джерси. Основная часть итальянцев сосредоточена в Среднеатлантических штатах – Нью-Йорке, Нью-Джерси, Пенсильвании, а также в Род-Айленде и Коннектикуте. Французы компактными группами живут в Луизиане и Техасе, шведы – в Иллинойсе, Миннесоте, Огайо, Висконсине, голландцы – в Мичигане, поляки – в Иллинойсе, Висконсине, Мичигане.

К этому можно добавить, что в размещении дореволюционной, послереволюционной и послевоенной иммиграции из России и СССР русскоязычная диаспора оказалась наиболее широко представленной в Среднеатлантических, Южноатлантических, Тихоокеанских штатах и на Среднем Западе. Для примера можно назвать штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Флорида, Техас, Калифорния, Иллинойс. Важно отметить и то, что эта иммиграция имеет четко выраженную крупногородскую направленность. Большинство русскоязычных иммигрантов традиционно оседало в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго, Детройте, Сент-Луисе, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сиэтле.

Вторая подгруппа

Вторую подгруппу американцев США образуют афроамериканцы; в результате смешанных браков большинство из них представлено мулатами. Благодаря более высоким показателям рождаемости и естественного прироста среди афроамериканцев их доля в населении США все время возрастает. По переписи 1990 г., их численность достигла 23,8 млн человек, что соответствовало 9,6 % всего населения. В 2000 г. афроамериканцев насчитывалось уже 33,6 млн (12,2 % населения США), а в 2005 г. – 36,4 млн (12,3 %).

До отмены рабства большинство негров жило в «черном поясе» Юга. Затем многие из них переселились в города Севера, а позднее и Запада. В 1990 г. на Юге жило 53 % негров, на Среднем Западе – 19, на Северо-Востоке – 19 и на Западе – 9 %. В 16 штатах численность негров превышала 1 млн. Это прежде всего Миссисипи, Алабама, Джорджия, Техас на Юге, Иллинойс на Среднем Западе, Нью-Йорк на Северо-Востоке и Калифорния на Западе. Характерно, что 84 % негров теперь живет в городах. К числу таких «афроамериканских» городов относят Вашингтон, Детройт, Балтимор, Филадельфию, да и Нью-Йорк.

Третья подгруппа

Третью подгруппу образуют американцы латиноамериканского (испаноязычного) происхождения, доля которых в населении США растет особенно быстро. В 1980 г. лиц латиноамериканского происхождения насчитывалось 14,6 млн (6,4 %), в 1990 г. – 22,4 млн (9 %), в 1996 г. – 28,4 млн (10,8 %) и в 2000 г. 32,8 млн (11,9 %). К началу 2003 г. выходцев из Латинской Америки стало уже 37 млн (13 %), и по численности они опередили афроамериканцев. Почти 2 /3 из них составляют мексиканцы, доля которых особенно велика в населении штатов Техас (28 %), Калифорния (31 %), Аризона, Нью-Мексико, Колорадо, Иллинойс. Пуэрториканцев больше всего в штате Нью-Йорк, а кубинцев – во Флориде.

Четвертая подгруппа

Четвертая подгруппа – это американцы азиатско-тихоокеанского происхождения. Их численность увеличилась с 3,5 млн человек (1,5 % населения США) в 1980 г. до 7 млн (2,8 %) в 1990 г. и 11,6 млн (3,8 %) в 2000 г. Такой рост объясняется в первую очередь текущей иммиграцией 1990-х гг.

Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

Ненатурализованное население США

Что же касается иммигрантов и переходных групп, т. е. тех, кто еще не натурализовался в этой стране и не получил права гражданства, то в нее входят сравнительно недавние иммигранты, родившиеся за пределами США.

Всего в стране в 2005 г. проживало 38 млн. иммигрантов. Сейчас эта цифра растет с каждым годом.

К вопросу о формировании Американской нации

Рубрика: Психология и социология

Статья просмотрена: 5233 раза

Библиографическое описание:

Кушнарёва Е. С. К вопросу о формировании Американской нации // Молодой ученый. — 2010. — №12. Т.2. — С. 56-60. — URL https://moluch.ru/archive/23/2350/ (дата обращения: 26.02.2020).

Согласно данным переписи США 1990г. приведен специальный доклад об этническом происхождении дает весьма интересный портрет американского народа: на вопрос об этническом происхождении, 5% опрошенных ответили, что они просто американцы. Остальные же отнесли себя к одной из выявленных переписью 215 этнических групп. По подсчетам американских экспертов, при сохранении нынешней тенденции к 2080 г. США перестанут быть преимущественно белой нацией: доля белого населения упадет за отметку 50%, а небелых превысит ее (соответственно 49,9 и 50,1%). При этом изменяется соотношение численности самих расово-этнических групп [1].

К середине XXв. США предложили миру образ нации-государства «плавильного тигля», сплавляющего воедино белых американских старожилов и новых европейских иммигрантов.

Согласно Гаджиеву К. С. американская нация сформировалась в процессе, так называемой «переплавки» многих поколений иммигрантов почти со всех уголков земного шара в котле американизации. Она «переплавила» в себе представителей наций и народностей всех континентов. Тем не менее, потребовалось немало времени, чтобы США консолидировались в качестве единой нации и государства. «В течение менее чем 75 лет 13 колоний на атлантическом побережье превратились в огромное государство, в 20 раз превышающее по размерам и населению первоначальное ядро» [2].

«Примечательной особенностью иммигрантов являлась их тесная сплоченность, опора на добровольный союз с себе подобными. Поэтому процесс культурной адаптации и взаимодействие различных религиозных, этнических и политических организаций не вызывал глубоких противоречий. Это было новым, чисто американским явлением, не имевшим аналога в Старом свете» [3].

Огромное влияние на формирование идеи американской нации оказала так называемая «американизация» следовавших друг за другом волн иммигрантов, которая изменила физический, социальный и политический облик страны. Политика американизации всех прибывающих иммигрантов, которую начали проводить правящие круги со времен образования США, осуществляется и по настоящее время. Бывший президент Дж. Кеннеди называл американцев «Нацией иммигрантов».

По мнению Геевского И. А. и Сетунского Н. К. выражение «нация иммигрантов» не совсем точно, так как немалая часть населения США не являются иммигрантами или их потомками. В доказательство этому они приводят следующие факты:

Во-первых, коренными жителями континента являются индейцы. Несмотря на политику геноцида, проводившуюся в начале XVIII в., небольшая часть индейцев, загнанная в резервацию, все же уцелела. В последнее время их численность начала расти. Согласно переписи населения США 1980г. их численность составляла 1 млн. 429 тыс., то есть на 72% больше чем в 1970г.

Читайте также:  Расселение итальянцев по территории США

Во-вторых, насильственно привезенные из Африки рабы, закованные в цепи работорговцами, тоже не являются иммигрантами.

В-третьих, мексиканцы и их потомки, которые оказались американскими жителями в результате захватнической войны США против Мексики, также не относятся к иммигрантам.

Процесс американизации и ассимиляции иммигрантов различных национальностей, этнических групп и рас еще называют «плавильным тиглем» («Melting Pot») и носит, скорее всего, негативный оттенок, так как «процессы ассимиляции осуществлялись в принудительном порядке с помощью сложной системы политических, экономических и идеологических средств» [4]. «Наша задача, – писал в начале XXв. один из идеологов насильственной ассимиляции всех прибывших, – ассимилировать этих людей, сделать их частью американской расы, внедрить в сознание их детей англо-саксонские концепции справедливости, закона и порядка».

В Соединенных Штатах потребовалось немало усилий на оправдание далеко не демократических методов, которые применялись в процессе «переплавки» иммигрантов различных национальностей в единую нацию. Таким образом, иммигранты были вынуждены отказаться от родного языка, обычаев, национальных традиций, культов и обрядов и превратиться в «стопроцентных американцев». Были созданы юридические, идеологические и другие системы ограничений, препятствовавшие расовым и этническим группам слиться с остальным населением. И хотя в настоящее время дискриминационные установления юридически запрещены, на самом деле, их последствия все еще ощущаются.

На протяжении многих десятилетий США представали как типичная страна резких контрастов, «страна нетерпимых». Факт нетерпимости очевиден. Значительную часть своей истории американцы угнетали черных, уничтожали и третировали индейцев и иммигрантов из Азии, а также препятствовали иммиграции из стран за пределами северо-западной Европы и таким образом, представляли собой «расистское государство» [5]. Ранняя американская республика выступала «национальным государством, основанным на англо-американо-протестанском национализме, который смешивал воедино вопросы национальной принадлежности, религии и политики» [6].

Эти факты свидетельствуют о том, что все перечисленные выше этнические группы вошли в состав населения насильственными путями, которые коренным образом отличались от обычной иммиграции европейцев.

С самого начала к этим нациям сложилось отношение как к представителям низших рас. Одни из них на протяжении длительного времени находились в рабстве, другие (как в случае с мексиканцами, которым была обещана «возможность пользоваться всеми правами граждан Соединенных Штатов») на положении граждан «второго класса». Они были изолированы в резервациях, городских гетто, сегрегационные законы и обычаи препятствовали их общению с белым населением. Последствия этого расистского отношения прослеживаются и в настоящее время. Очевидно, что подобное неравноправное положение афроамериканцев, индейцев и мексиканцев значительно затруднило их вливание в формирующуюся американскую нацию. Тем не менее, эти процессы развивались и развиваются. И сегодня вышеупомянутые этнические группы рассматриваются как часть американской нации. Непрекращающаяся в настоящее время иммиграция в США привела к тому, что консолидация американской нации еще далеко не завершена.

Характерной особенностью этнических процессов в США является наличие нескольких источников формирования американской нации. Есть все основания полагать, что американская нация действительно существует. Американская нация является относительно молодым этническим образованием. В нее входят все этнические элементы, находящиеся на обширной территории США. Они объединены общим языком – английским, единственным государственным языком США на котором ведется преподавание в образовательных заведениях, делопроизводство во всех государственных и частных учреждениях и на предприятиях.

Американцы смогли добиться чувства национального самосознания и национальной идеи (американской мечты) в течение жизни двух-трех поколений. Национальное сознание стало творением самого народа. Создателями стали «фермеры, люди фронтира, рыбаки и охотники, юристы маленьких городов, деревенские учителя и т.д.» [7].

Следует отметить, что в США не было тех культурных и духовных элементов, которые могли бы характеризовать ее как самобытную нацию. По словам Г. Коммаджера, европейцы были связаны «вековыми традициями, тысячами приверженностей, тысячами прецедентов, тысячами компромиссов и тысячами воспоминаний», а американская нация «не знала традиций, приверженностей или воспоминаний о прошлом» [8]. Несмотря на то, что подавляющее большинство американцев все же выходцы из Европы, Азии и других регионов мира, и таким образом являются наследниками европейских, азиатских и других культурных традиций, тем не менее, существуют отличия в формировании европейских и американской наций. Одной из таких особенностей формирования американской нации послужила иммиграция.

«В своем составе американская нация имеет нерастворенные полностью, хотя и сильно изменившиеся расово-этнические группы. Различные компоненты, составляющие современную американскую нацию, отличаются друг от друга степенью своей ассимилированности» [9]. Это обусловлено рядом факторов. Во-первых, имеются различия в способах появления этнических групп на территории США, а также включения в состав населения страны. У этнических групп, насильственно включенных в состав населения, процесс ассимиляции обладает специфическими чертами, которые и по сей день отличают эти группы от других групп населения.

Во-вторых, этнические группы различаются по своей расовой и национальной принадлежности. В них сочетаются представители трех рас: европеоидной, негроидной, монголоидной, а также расово-смешенные группы (мулаты, метисы и др.).

В-третьих, не менее важным является такой фактор, как: «выходцами из какой страны являются представители той или иной этнической группы, уровень ее экономического и культурного развития, особенности быта, религии, массовой психологии и т. д.» [10].

В-четвертых, отношение к этническим группам со стороны государства и общества в целом, является причиной некоторых особенностей процесса ассимиляции этих групп.

На вопрос о том, что же все таки связывает американскую нацию, историк, социолог и политический деятель Алексис де Токвиль ответил лишь : «Демократия». Но демократия, отмечал он, не может функционировать, не опираясь на религию и философию [11]. И действительно, если посмотреть на обширную географию страны, на разнообразие этнических и расовых групп, насколько американское общество свободно от официальной социальной иерархии, и «одержимо» идеей индивидуализма и прав личности, трудно представить, как оно все же остается единым. Известный американский историк Д. Бурстин писал: «Американцы обрели друг друга. Новая цивилизация нашел новые способы объединения людей – все реже с помощью убеждений или веры, традиций или территории, а чаще – с помощью общих усилий и общего опыта, организации повседневной жизни, характера самосознания. Теперь американцев больше объединяли их надежды, их объединило то, что они делали и что покупали, и то, как они всему учились … людей разделяли не места жительства и не исторические корни, но предметы и представления, которые могли бы возникнуть где угодно и существовать везде» [12].

«Формирование и утверждение американской нации и американской государственности представляли собой единый процесс, оказавший самое непосредственное влияние на характер и содержание американского национального сознания. Этническое, религиозное, культурное многообразие американцев тесно связано с крупными общностями. В общественном и национальном сознании, эталоном многообразия стала индивидуальность. несомненно, что фактор многоэтничности сыграл немаловажную роль в становлении и развитии некоторых присущих только американскому характеру черт» [13].

В конце 1960-х и на протяжении 1970-х годов в связи с углублением социальных противоречий активизируется борьба этнических групп и национальных меньшинств за гражданские права, против дискриминации. Движение афроамериканцев, выступления индейцев и других национальных меньшинств возбуждают рост этнического самосознания. В данном контексте важная роль была отведена программе «позитивных действий» как системе «определенных целей на увеличение найма «негров», «азиатов», «американских индейцев» и «испаноязычных», и «сроков», устанавливаемых для достижения этих «целей»». «Программы «позитивных действий» впоследствии получили свое распространение не только при приеме на работу, но и при поступлении в учебные заведения, при подборе преподавательских кадров, в профсоюзах, на государственной службе» [14].

В 1980-1990-е годы в США была осуществлена целая система мероприятий, основанных на учете расово-этнической принадлежности, среди которых обращают на себя внимание такие как: практика назначения представителей расово-этнических групп на высшие государственные посты; меры, направленные на обеспечение политического представительства этих групп; пересмотр содержания некоторых школьных и университетских дисциплин и программ, отражающих исторический и культурный вклад основных расово-этнических групп; расширение возможностей для представителей языковых меньшинств использовать родной язык при обучении и в общественно-политической жизни и т.д. [15]. На основании ряда целенаправленных государственных действий американских властей, построенных на учете расово-этнической принадлежности, можно утверждать, что к концу XX в. США значительно продвинулись вперед по пути либерального подхода к проблеме обеспечения прав расово-этнических групп.

В последние десятилетия XX века в США начался новый этап в развитии исследования этничности. Развернулась полемика по проблемам культурного плюрализма. Начался поиск новой теоретической парадигмы, если не замещающей теорию «плавильного котла», то, по крайней мере, отодвигающей ее несколько в сторону [16]. «Ассимиляция перестает быть тем идеалом, к которому раньше стремились американцы, переживающие подлинную тягу к истокам и корням. У людей, доселе не вникавших в свою родословную, появился интерес к предкам, семейным архивам, пожелтевшим фотографиям. Различным реликвиям, напоминающим прародину, рецептам национальных блюд и т.д.» [17]. То есть произошло то, что некогда американский исследователь М. Хансен назвал законом «третьего поколения»: «То, что сын хотел забыть, внук желает вспомнить». По его мнению, именно третье поколение иммигрантов ощущает себя полноправными американцами.

Сегодня не только США, но и другие страны называют себя мультикультурными обществами, оперируя тем, что они состоят из многих культурных обществ, отличных по своему национальному происхождению, религиозным, культурным и другим ценностям. «Можно сказать, что вместо монолитного национального проекта с его установкой на культурную унификацию при помощи жесткой ассимиляции официальной доктриной многих обществ становится мультикультурный проект» [18].

Термин «мультикультурализм» появился в США в конце 1980-х годов. Первоначально он предполагал уважение большинства к меньшинству, равный статус различных культурных традиций. «Мультикультурализм стал лозунгом всех, кто испытывает ужас от исчезновения американской культуры и кто воспринимает подгонку под «шаблон американского образа жизни» как угрозу индивидуальной свободе» [19]. «Мы находим американскую культуру настолько разнообразной, что не уверены, какие, собственно, ценности следует считать «американскими ценностями» [20].

Идея единства становится основной на выступлениях ведущих американских политиков, ставящих на повестку дня решение задачи национального сплочения американского полиэтнического общества. Б. Клинтон в последнем в XX столетии обращении к своему народу говорит: «Независимо от того, прибыли ли наши предки сюда среди первых поселенцев на корабле «Мэйфлауэр», или на кораблях, везших в своих трюмах черных рабов, были ли они в числе иммигрантов, сходивших на берег Эллис-Айленда или Лос-Анджелеса, приехали ли они совсем недавно или обитают на этой земле уже тысячи лет, – величайший вызов на пороге следующего столетия это найти путь к тому, чтобы стать Единой Америкой» [21].

Чтобы найти свою идентичность, познать свою собственную внутреннюю природу «американцам предстоит переосмыслить многое из того что выглядело до недавнего времени незыблемым и непоколебимым, отказаться от множества стереотипов и предрассудков. Только в этом случае возможно поддержание внутреннего единства и, стало быть, Американской мечты» [22].

Трагические события 11 сентября 2001 г., «вернули стране ее идентичность: народ вспомнил о своей национальной принадлежности и отождествил себя со своей страной. Впрочем еще далеко не окончательно решено, куда пойдут Соединенные Штаты: будут ли они нацией индивидов с равными правами и общей культурой или превратятся в ассоциацию расовых, этнических и культурных субнациональных групп» [23].

Процесс формирования нации продолжается и в настоящее время, тогда как ее ядро оформилось во второй половине XVIII в. «Современное население этой страны можно рассматривать в этническом отношении как результат и новейшую стадию длительного процесса, сплачивающего его разнородные этнические компоненты в одну нацию. Процесс этот продолжается и будет продолжаться» [24].

1. Червонная С. А. Ук. Соч., с. 260

2. К.С. Гаджиев. Американская нация: национальное самосознание и культура. М. 1990. С. 8

4. Геевский И. А., Сетунский Н. К. Американская мозаика. – М.: Политиздат, 1991. С. 434

5. Schlesinger A., Jr. The Disuniting of America. Reflections on a Multucultural Society. Knoxvill (Tenn.), 1992, p. 18

6. Lind M. The Next American Nation: The New Nationalism and the Forth American Revolution. N. Y., 1995, p. 46

7. Commager H. The Empire of Reason. Garden City, 1977, p. 173

8. Commager H. Op. Cit., p. 174

9. Геевский И. А., Сетунский Н. К. Американская мозаика. – М.: Политиздат, 1991. С. 102

10. Там же с. 102 – 103

11. См.: Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1992, С. 241-297

12. Boorstin D. Op. Cit., p. 2

13. Лапицкий М. И. Национальная идея: Специфика американского опыта// США-Канада: экономика – политика – культура, М., Наука, №9 (441), сентябрь 2006, С. 72

16. См.: Чертина З. С. Этничность в США: теория «плавильный котел». – Американский ежегодник 1993. М., 1994, с. 160-161

17. Лапицкий М. И. Национальная идея: Специфика американского опыта// США-Канада: экономика – политика – культура, М., Наука, №9 (441), сентябрь 2006, С. 77

20. Малахов В. Ностальгия по идентичности. – «Логос», 1999, №3, с. 34

21. См. Червонная С. А. Ук. Соч., с. 283.

22. Лапицкий М. И. Национальная идея: Специфика американского опыта// США-Канада: экономика – политика – культура, М., Наука, №9 (441), сентябрь 2006, С. 80

24. Геевский И. А., Сетунский Н. К. Американская мозаика. – М.: Политиздат, 1991. С. 103

Ссылка на основную публикацию