Бытовые черты скандинавских иммигрантов

Скандинавия у вас дома: особенности дизайна интерьера

Скандинавский стиль, так популярный в последнее десятилетие, можно охарактеризовать лаконичными и точными словами — «суровая красота». Дело в том, что скандинавские страны расположены в Северной Европе, где царят суровые климатические условия, и главным требованием, предъявляемым к жилищу в Норвегии, Дании, Финляндии и Швеции, всегда была надежность и практичность. На особенности интерьера повлиял и нордический характер скандинавских жителей, которым свойственны спокойствие, невозмутимость, некоторая суровость и равнодушие к роскоши. Да и не вписываются барокко и рококо в северные пейзажи… Зато естественность, простота, удобство, функциональность и лаконичность прекрасно сочетаются с образом жизни скандинавов и отражают их представление о красоте и комфорте. И самое главное — скандинавский стиль в интерьере доступен для всех, и даже если вы живете в малогабаритной квартире, то можете оборудовать и обставить ее в соответствии с основными принципами скандинавского дизайна.

Скандинавские дома: гармония с природой

Проекты домов в скандинавском стиле лишены вычурности, они отличаются простыми линиями, уютом, комфортабельностью и сдержанностью декора.

«Обычно фасады таких домов ничем не отделывают, стараясь сохранить колоритную фактуру древесины. Конечно, дерево покрывают лаком или окрашивают белыми, бежевыми, коричневыми и терракотовыми оттенками. Окна делают высокими и большими, также популярно панорамное остекление, ведь на севере дефицит солнца, и это единственный способ наполнить дом солнечным светом и воздухом. Простые деревянные рамы с энергосберегающими пакетами для сохранения тепла и черепичная кровля являются еще одной особенностью экологичного скандинавского стиля, при этом форма крыши отличается крутым углом наклона. Дело в том, что в Скандинавии выпадает много снега, и благодаря таким крышам он легко скатывается вниз, облегчая уход за кровлей. Скандинавские дома можно легко узнать по лоджиям, балконам, открытым и закрытым террасам, просторным крылечкам и деревянным ставням».

Скандинавские архитекторы очень бережно относятся к окружающей природе. Возводя дома, они стараются сохранить красивые ландшафты и никогда не вырубят кусочек леса ради газона или беседки. Они постараются максимально вписать дом в окружающую природу, поэтому и цвета выбирают естественные, природные, спокойные. Впрочем, в последнее время у скандинавских дизайнеров появился интерес к ярким деталям, чтобы как-то смягчить унылость затяжной северной зимы.

Скандинавский стиль: основные черты в интерьере

В скандинавском интерьере преобладают светлые тона — белый, нежно-голубой, светло-зеленый, бежевый, кремовый, светло-коричневый, бледно-терракотовый. Светлые оттенки создают ощущение, что дом залит солнечным светом, которого так не хватает зимой! Шторы на окнах должны пропускать максимум солнечных лучей, поэтому их шьют из легких тканей, например льна и хлопка. Светильники также помогают сделать помещение светлее и уютнее, не случайно в Скандинавии любят настольные лампы, торшеры, люстры, бра и ночники.

Все материалы натуральные, природные, живые, ведь они вносят в обстановку тепло и уют. Это могут быть дерево, камни, стекло, металл, кожа, лен, шерсть, хлопок, мех, керамика. Мебель обычно сделана из дерева светлых пород, также очень ценится необработанная древесина, а для обивки диванов и кресел используются текстиль и натуральная замша.

Стены в скандинавском доме обычно окрашены в светлые оттенки, поскольку финские, норвежские и шведские дизайнеры считают обои непрактичным способом отделки. В условиях влажного климата стены могут отсыреть, и обои потеряют привлекательный вид, а переклеивать их слишком хлопотно и дорого.

Во многих домах можно встретить открытую кирпичную кладку, но окрашенную в белый цвет, а также бежевую штукатурку, деревянные панели или светлые доски, уложенные горизонтально. Потолки обычно красят или оформляют деревянными балками, на пол кладут ламинат или паркетную доску светлых оттенков. Сейчас в моде искусственно состаренное дерево, которое прекрасно вписывается в скандинавский стиль и создает ощущение, что доски долго пролежали в воде и пропитались морской солью. Интерьер оживляют пушистые коврики и разноцветные лоскутные дорожки, выполненные в технике пэчворк. Санузел отделывают светлым кафелем, который легко моется, а выглядит стильно, свежо и элегантно.

Аксессуары в скандинавском стиле

«Главное правило скандинавского интерьерного дизайна — минимум декора и максимум элегантности, — говорит дизайнер интерьеров Дарья Колобова. — Стеклянные вазы с сухими цветочными композициями, плетеные корзинки, зеркала, свечи в простых подсвечниках, антикварные деревянные игрушки, диванные подушки и салфетки с вышивкой, фарфоровые статуэтки прекрасно вписываются в обстановку, делая ее еще более домашней и теплой. Жители скандинавских стран трепетно относятся к морской тематике, поэтому часто вешают на стены якоря, рыболовные сети, барометры, картины с кораблями, рыбами и морем, но также на стенах можно встретить стильные картины, графические принты и семейные фотографии в красивых рамках».

Обилие светлых оттенков порой бывает слишком скучным и однообразным, поэтому для оживления интерьера используются яркие акценты. Синяя подушка, красный коврик у дивана или зеленый абажур внесет неожиданность в обстановку и сделает ее более жизненной и реалистичной, ведь в природе не бывает однообразия. Однако тут важно не переборщить, все-таки в этом стиле нет излишеств — он скорее аскетичный, чем роскошный.

В домашнем текстиле вы не найдете воланов, рюшей, оборок и цветочных узоров, зато популярны рельефные ткани, геометрические рисунки, снежинки, изображения животных и морских волн. Теплые вязаные пледы на диване, шарфы, шали и свитера также могут стать стильными аксессуарами в оформлении комнат в скандинавском стиле.

Как украсить квартиру по-скандинавски

Скандинавский стиль подойдет для тех, кто ценит домашний уют, простоту, гармонию и хочет обновить интерьер без кардинальных перемен в доме. И ведь на самом деле все гениальное просто, и чтобы сделать прекрасный ремонт, совсем не обязательно тратить на это огромные деньги. Изучите скандинавский стиль по фото, внесите небольшие изменения в интерьер, и дом будет выглядеть по-скандинавски!

Белый потолок и стены, яркая картина в деревянной рамке, прозрачные струящиеся портьеры, бирюзовый плед на диване и яркий фартучек на кухне — казалось бы, всего несколько деталей, но как меняется квартира! Все продумано до мелочей, нет ничего лишнего!

Гостиная в скандинавском стиле, например, обустроена очень разумно и практично — здесь обязательно есть диван со столиком, уютный камин со старинными скульптурами, плетеное кресло-качалка и книжные полки. В спальнях можно увидеть практичные модули для хранения, а если нужно спрятать какие-то вещи, используются корзины, ящики или специальные контейнеры, которые устанавливаются на полки открытых модулей. Это очень удобно, стильно и практично.

Скандинавские хозяйки любят плетеную посуду и корзины на кухне, а также чашки, тарелки и другую посуду из белой глазированной керамики, бокалы, вазы и декоративные бутылки из стекла. Конечно, совсем не обязательно использовать сразу все — достаточно совсем немного аксессуаров, чтобы передать скандинавский дух и красоту северных интерьеров. И самое главное — не загромождайте пространство модулями для хранения вещей, плетеными корзинами и рыболовными сетями. Можно повесить в ванной веселый держатель для полотенец в виде зеленой лягушки, украсить стену прихожей спасательным кругом, оживить гостиную кадкой с живыми цветами и застелить кровать в спальне вязаным покрывалом. Одна из особенностей скандинавского стиля — много свободного места и минимум вещей, ведь скандинавы не любят беспорядка. И еще важный момент — дом должен быть максимально комфортным для всех, кто в нем живет.

Скандинавский стиль весьма консервативен и не меняется, поэтому он никогда не выйдет из моды. Этот стиль подходит всем, кто не любит захламленные пространства. А если вы живете в небольшой квартире, скандинавский дизайн визуально увеличит ее размеры, сделает дом уютнее, светлее и радостнее!

Швеция и миграция

Миграция в Швеции имеет долгую историю. Рекордное число мигрантов, прибывших в Швецию за последние годы, стало испытанием для шведского общества. Но реальность сложнее заголовков в прессе, а за сухими цифрами статистики скрываются судьбы живых людей. Подробный рассказ о миграции в Швеции – в интерактивной хронологической ленте ниже.

Кадр публикуется с любезного разрешения NASA.

ШВЕЦИЯ И МИГРАЦИЯ

Великая эмиграция

Миграция началась в Швеции давным-давно. На протяжении Средних веков германские купцы, объединявшиеся в торговые cообщества, были самой крупной иммигрантской группой. Цыгане-иммигранты впервые появились в Швеции еще в XVI веке, тогда как валлоны — франкоговорящие уроженцы Бельгии — начали приезжать сюда в конце XVII века — по мере того, как в стране стала развиваться черная металлургия.

Другой ключевой группой иммигрантов стали евреи, которые впервые появились в Швеции в XVIII веке — наряду с французскими художниками и интеллектуалами. По мере того, как по всей стране, словно грибы после дождя, начали расти здания из кирпича, потянулись в Швецию и итальянские ремесленники: квалифицированные каменщики и штукатуры.

Однако ни одно другое событие, связанное с миграцией, не изменило культурный ландшафт страны в большей степени, чем колоссальная эмиграция шведов в Северную и Южную Америки и в Австралию — начиная с 50-х годов XIX-го и до 30-х годов ХХ-го века. Целых полтора миллиона уроженцев Швеции покинули страну в надежде избавиться от бедности и избежать религиозных преследований, а также в поисках лучшей жизни для себя и своих близких. Эта цифра эквивалентна 20% мужчин и 15% женщин, появившихся на свет к концу XIX века.

Основные причины для отъезда из Швеции в период великой эмиграции:

  1. бедность
  2. религиозные преследования
  3. неуверенность в завтрашнем дне
  4. политические факторы
  5. жажда приключений и «золотая лихорадка»

Пиковым годом великой эмиграции стал 1887-й, когда более 50 000 человек уехали из Швеции — большинство в Северную и Южную Америку. Этот рекорд был побит всего однажды — в 2011-м, когда из страны эмигрировали более 51 000 человек — но на этот раз большая часть перебралась в другие европейские государства, а некоторые — в США и Китай. Также стоит отметить, что в 1887 эмигранты составляли 1% от всего населения, а в 2011 — всего 0,5 процента.

Карл-Эмануэл Анелль, шведский эмигрант

Перед тем, как молодой человек уехал в США, он зашел в фотоателье Фриды Велин, чтобы оставить семье сделанную напоследок карточку. На этой выцветшей фотографии изображен юноша с очень серьезным выражением лица, в кепи — и с тросточкой, которая ему абсолютно без надобности. Его имя — Карл-Эмануэл Анелль, ему двадцать лет, и родом он из Аскера, что в шведской провинции Нэрке.

На дворе стоял 1908-й, и он был одним из тех 20 000 молодых шведов, что покинули родину в этот год. Они относились скорее уже к рабочему классу — а не к крестьянам, как предшествующие поколения эмигрантов, и мало-помалу обосновались в крупных городах — таких, как Чикаго и Сиэттл.

В конце 1908 года Карл сел в вагон поезда, следовавшего в Копенгаген. Оттуда его путешествие продолжилось до Ливерпуля, где он поднялся на борт Campania, эмигрантского судна, которым владела компания Cunard Line. Путешествовал он третьим классом — дешевле билетов было не найти. 9 января 1909 Карл прибыл в Нью-Йорк. Пожалуй, можно сказать, что он представлял из себя идеального иммигранта: молодой, здоровый, да еще и с $50 в кармане, плюс у него был адрес знакомых в Сиэттле, где он планировал найти себе работу в лесной индустрии.

С лесоповала — на Кубу

Прибыв в Сиэттл, Карл обнаружил, что там уже обитают 20 000 выходцев из Скандинавии, половина из них — шведы. Часть работала в рыбной промышленности, а другие находили себе применение в стремительно растущей лесной индустрии.

В августе 1909 он отправил с лесозаготовок в Игл-Гордж домой такое письмо:

Мой любезный брат Давид!

Премного благодарен за теплые слова в твоем письме. Рад слышать, что ты и твоя семья пребываете в добром здравии… Поначалу мне приходилось тут нелегко, потому как вокруг совсем не было шведов, но теперь дела пошли на лад. Работа спорится, и она все больше по душе мне. По первости мне доверяли только топор и пилу, но теперь я занимаюсь транспортировкой пиломатериалов. Тут используются специальные механизмы, так что работа, можно сказать, не особо пыльная. А платят мне теперь $2,75 в день.

Мне кажется, деревья здесь такие огромные, каких больше во всем мире и не встретишь. Попадаются стволы от девяти до десяти футов в диаметре — да и это здесь не диво… Я тут малость обучился читать по-английски, хотя пока еще через пень-колоду… наверно, буду посылать домой деньги, если у вас получится класть их в банк на мое имя. Я тут скопил кое-какие деньжата в American-Scandinavian bank, но я ведь намерен вернуться в Швецию, так что если у меня что-нибудь будет оставаться, буду посылать вам…

Жизнь в лагерях лесорубов была организована строго иерархично. Карла называли «swamper». Это означало, что он находился у самого основания социальной пирамиды и работал на расчистке просек для пролегающих через лес дорог для разного рода машин, которые использовались на лесозаготовках, – от паровозов до грузовиков на газовом топливе.

Читайте также:  Иммиграция и структура американского общества

Сиэттл, 29 августа 1910 года

Мой любезный брат Давид!

Благодарствую за письмо, которое на днях получил от тебя. Посылаю тебе доверенность, составленную по указанной тобой форме. Сам я теперь обретаюсь в городе, потому как почти всюду бушуют лесные пожары, так что я попытаюсь сыскать себе пока суд да дело какую-то другую работу. Когда доберусь до Кубы, напишу и сообщу, поучаствую ли я в земельной сделке или же нет. Может статься, я и не стану требовать все деньги, поглядим. Скорее всего, мы снимемся с места в октябре. Покамест писать больше и нечего.

Карл, на банковском счету которого лежали $200, явно поддался соблазну принять участие в проекте шведских колонистов на Кубе. Среди американцев шведского происхождения в течение нескольких лет бушевала настоящая “кубинская лихорадка”. Карл тоже решил попытать счастья. Он намеревался поработать на плантациях сахарного тростника, чтобы скопить сумму, достаточную для приобретения собственного участка земли в шведской колонии Палмарито, Байате (возле американской военной базы в Гуантанамо).

В разгар этой лихорадки в Байате проживали несколько сотен шведов. Вскоре, однако, шведы угодили меж двух огней, оказавшись между восставшими крестьянами и коррумпированным режимом, пользовавшимся поддержкой США. Место превратилось в горячую точку, и двое шведов были убиты. Карл к тому времени уже осознал свою ошибку и успел убраться от греха подальше.

Палмарито, 3 марта 1911

Мой любезный брат Давид!

Благодарствую за два твоих последних письма и за деньги, которые я наконец получил. Не взыщи уж, что пришлось взвалить на тебя все эти хлопоты… вместо того, чтобы возделывать сахарный тростник, я вложил все нажитое в землю, потому как намерен вскорости уехать отсюда. Я все еще работаю на сахарном заводе. Ты спрашиваешь, как тут насчет климата: так вот, зимой стоит такая жара, как в Шв [еции] в июле…

Судя по твоему письму, множество важных людей в Шв [еции] прекратили копошиться на потертом половике нашей жизни и отошли в мир иной… когда я приеду в Соединенные Штаты, пришлю тебе свой адр [ес]… Наверно, отправлюсь в путь в начале следующего месяца. Денежный перевод прилагается отдельно. Теперь уж, должно быть, в последний раз.

Зачисление в морскую пехоту

Он вернулся в Сиэттл и снова устроился на лесоповал. В американской переписи населения он значится «лесорубом», и в качестве его адресов всегда фигурируют незатейливые пансионы в портовом районе Сиэттла. Он, надо полагать, продолжал писать письма своему брату Давиду, теперь уже бакалейщику в деревне Шёллерста, что около Эребру (примерно 200 километров от Стокгольма), однако эти письма уже не сохранились. Давид был осведомлен о том, что, когда США вступили в Первую Мировую войну, его брата призвали на армейскую службу морским пехотинцем

Случилось это в феврале 1918 года. По-английски Карл по-прежнему изъяснялся через пень-колоду; в анкете в графе «профессия» он написал «lager» – по-шведски это значит «амбар», а в «национальности» – «alien», «чужеземец». В строчке про семью он написал «no one to support»: сам, то есть, по себе. Он попал в Spruce Squadron — отряд армейских лесорубов – 119-й роты, и после этого его шведские родственники ничего больше о нем не слышали.

Согласно сведениям из архивов Корпуса Морской Пехоты, рядовой Карл-Эмануэл Анелль был с почетом уволен с армейской службы в январе 1919 года, так ни разу и не приняв участие в боевом столкновении с противником. Как и многие другие солдаты отряда лесорубов, он занимался заготовками пиломатериалов в лесах штата Вашингтон. США приняли решение формировать военно-воздушные силы — а самолеты той эпохи были бипланами с крыльями из древесины хвойных пород.

После войны жизнь Карла вернулась в прежнее русло: незатейливые холостяцкие квартиры, работа на лесоповале. А затем грянула катастрофа.

Банк, где он хранил свои сбережения (ну или, по крайней мере, то, что от них осталось после кубинских злоключений), Scandinavian-American Bank, в 1921 объявил о банкротстве. Еще восемь лет спустя, в Черный Вторник 1929 года, американская, да и вся мировая экономика пережили сильнейшее потрясение. Особенно больно Великая Депрессия ударила по рабочим, занятым в лесопромышленности. Почти половина из них потерялп работу — а те, кто сохранил, получали сущие гроши.

23 декабря 1930 года на страницах Seattle Daily Times была опубликована заметка следующего содержания:
«Вторая попытка покончить жизнь самоубийством
Всякий раз, когда Карл Анелль пытается покончить с собой, это сопровождается запахом газа. Сегодня он снова очутился в Городской больнице – после уже второй за год неудачной попытки самоубийства. Рано утром бригада специалистов по восстановлению деятельности дыхательных центров, приписанная к пожарной службе, была вызвана в отель, расположенный по адресу Диарборн-стрит 518, – в комнату Анелля. Владелец помещения учуял запах газа, шедший из комнаты, и когда пожарные выломали дверь, то обнаружили того же самого человека, чью жизнь они уже спасали в похожей ситуации не далее как в прошлом феврале. Они снова реанимировали его и отправили в больницу, где было установлено, что перед тем, как пустить газ, мужчина употреблял алкоголь. В настоящий момент его организм полностью восстановился».

Конец

Когда Франклин Д.Рузвельт выиграл президентские выборы, одержав победу над Гербертом Гувером (которого назначили виновником финансового кризиса), Works Progress Administration (WPA) была всего лишь одним из более чем сотни департаментов, занимавшихся созданием новых рабочих мест. Она была основана в 1934 и снабдила работой более трех миллионов безработных мужчин и женщин, часто не имевших никакого образования: им предлагалось строить мосты и дороги, а также разбивать парки.

В свидетельстве о смерти Карла WPA значится его последним работодателем. Возможно, он трудился на строительстве плотины Гранд-Кули в Сиэттле, возможно, на дорожных работах. Именно его руками — и его тоже — была построена, в буквальном смысле, Америка.

14 декабря 1940 полицейский констебль Джильоне был вызван в ночлежку по адресу Авеню Саут 6, 2701. Это недалеко от того места, где Карл попытался покончить с жизнью десятью годами ранее. В заключении коронера читаем:

«Донесение полиции — обнаружен умерший мужчина по вышеозначенному адресу. При осмотре помещения около трупа найдены семь пустых бутылок из-под виски и вина. Согласно показаниям соседей, покойный всю неделю находился в состоянии опьянения. Очевидно, что смерть наступила от естественных причин».

В свидетельстве о смерти Карла «хронический алкоголизм» указан как причина, способствовавшая его смерти. Было зафиксировано, что, когда он умер, его возраст составлял 52 года 9 месяцев и 26 дней.

Все прочие следы его существования были буквально стерты с лица земли. Просеки и лагеря лесорубов заросли. Обшарпанные ночлежки снесены. Пепел Карла был развеян по ветру.

В гавани Баллард, в Сиэттле, есть «Рунический памятник», на котором высечены сотни имен безвестных иммигрантов из Скандинавии. Все эти люди обрели свою новую родину в Сиэттле.

Одна из надписей гласит:

«Карл-Эмануэл Анелль, иммигрировал из Аскера, Швеция, в 1909 году».

Настоящий текст является переводной версией статьи Улы Ларсмо из шведской газеты DN

Холод для отважных: как скандинавы встречают беженцев

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Об этом блоге

    Андрей Рогачевский – профессор русской литературы и культуры в Университете Тромсё, Норвегия.

    Его блог – об областях соприкосновения Скандинавии и России.

    • Блоги

    Поток мигрантов в Европу не ослабевает, и скандинавские страны тоже это чувствуют. В одном только прошлом году, по официальной статистике, в Дании за статусом беженца обратились 14 тысяч человек, а в Швеции – 80 тысяч.

    В Норвегию, где я работаю, в этом году уже прибыли около 18 тысяч беженцев (более 10% из них – через пограничный пункт Стурскуг на границе с Россией, становящийся все более популярным). Хотя положение и не сравнить с Германией, где лишь в первом квартале 2015 года очутились 73 тысячи мигрантов, цифры в разы превышают прежние, совсем еще недавние показатели.

    Норвегия с подобной по непредсказуемости ситуацией не сталкивалась с 1988 года, признали в иммиграционной службе на севере страны на днях. В субботу российско-норвежскую границу пересекли 77 мигрантов, а в общей сложности за минувшую неделю их прибыло около пятисот.

    Надвигается зима – куда селить? Норвегия не бедная страна, но сказать, что в ожидании квартирантов тут пустуют квадратные километры жилья, было бы преувеличением – особенно это касается слабозаселенных районов за полярным кругом.

    Хотя в Арктике очень любезное отношение ко всем, кто сюда приезжает жить, потому что не каждому это по плечу и желающих мало. В Тромсё и его окрестности, область с 162-тысячным населением, скоро приедут около 600 мигрантов, и конфликтов с ними не ожидается.

    Сейчас близ границы для размещения беженцев используются, в частности, спортцентр и бывшие солдатские бараки, но это, конечно, только временная мера.

    Есть ли у скандинавских стран, с их общепризнанно высокими моральными стандартами и уровнем жизни, принципиальные и долгосрочные способы решения проблем беженцев?

    Сами по себе

    Похоже, единого рецепта не существует. Насколько можно судить, варианты решений зависят от нескольких факторов сразу.

    Это и количество проживающих в стране. Чем меньше число коренных жителей, тем болезненнее может восприниматься наплыв беженцев.

    Это и доходы на душу населения. Впрочем, повышенная вероятность благотворительной деятельности у состоятельных лиц и государств не всегда реализуется на практике.

    Это и состав правительства. Левые и левоцентристские партии, как правило, более благосклонны к беженцам, чем правые и правоцентристские.

    Это и юридический статус страны в Европе. Так, Швеция обязана подчиняться решениям Евросоюза о квотах на перераспределение беженцев между странами-членами, а Дания и Норвегия вольны проводить собственную линию в данном вопросе.

    Это и преобладающие настроения в гражданском обществе, которые склонны меняться.

    В данном контексте неудивительно, что Норвегия, Дания и Швеция – вторая, шестая и седьмая страны в мире по доходам на душу населения, по версии Всемирного Банка (в Норвегии и Дании проживает более пяти миллионов человек, а в Швеции – более девяти миллионов), реагируют на кризис по-разному.

    “Добро пожаловать, Сирия!”

    Стоящие у власти в Швеции социал-демократы не просто принимают в стране самое большое количество беженцев после Германии (при том, что население Германии чуть не в 10 раз выше шведского), но и обещают конкретно сирийцам (которых среди беженцев очень много) постоянный вид на жительство.

    Читайте также:  Немцы как часть рабочего класса США

    Со своей стороны, правоцентристское правительство Дании выдает сирийским беженцам лишь временный вид на жительство сроком на год, снижает пособие одиноким взрослым беженцам примерно вдвое (а жизнь в Дании дороже, чем в Швеции) и помещает в ливанских газетах уведомительные объявления об ужесточении иммиграционной политики. Дабы сирийские беженцы, которых в Ливане больше миллиона (тогда как самих ливанцев всего четыре миллиона), мечтали о чем угодно, но только не о Дании.

    Правоцентристское правительство Норвегии тоже размещает объявления – в общественном транспорте, о финансировании добровольного возвращения на родину мигрантов, которым отказано в виде на жительство. Тоже собирается снизить суммы пособий для беженцев и отправлять обратно тех, кто, перейдя через границу в Стурскуге, просит убежища в Норвегии, хотя уже получил таковое в России.

    При этом гражданское общество как Норвегии, так и Дании активно участвует в кампаниях по организации помощи мигрантам (в частности, путем давления на правительство), под лозунгами “Добро пожаловать, Сирия!” и “Спасите детей-беженцев”.

    А муниципалитетам северной Норвегии в следующем году надо будет изыскать возможность предоставить жилье 2,6 тысячам беженцам, что не так-то легко.

    Покамест вспоминаются слова из канадского документального фильма “Корпорация” (2003), примерно такие: “Богатому белому человеку не вредно напомнить, что в мире таких, как он, меньшинство”.

    Национальные особенности скандинавов

    Желание найти свою вторую половинку нередко заставляет нас преодолевать немыслимые расстояния, изучать иностранные языки и традиции, мирится со многими вещами, которые раньше могли показаться странными или недопустимыми. Все что угодно, лишь бы найти того самого, настоящего героя своего романа. Мужчину, рядом с которым удастся, наконец, почувствовать себя стопроцентной женщиной – любящей, счастливой, нежной, женственной и сексуальной.

    Но поиски избранника – это долгий и кропотливый процесс. Нередко встрече с тем самым, единственным, уготованным судьбой, предшествуют десятки неудавшихся знакомств и сотни пустых переписок. И порой, прежде чем ЗАГСы распахивают перед счастливыми влюбленными свои двери, приходится пережить массу разочарований и неприятных моментов.

    Желание обрести наконец долгожданное счастье бывает у русских красавиц иногда столь велико, что никакие расстояния, отличия в традициях, языке и менталитете не смогут их удержать.

    Женщины готовы идти на любые жертвы, мириться с, казалось бы, абсурдными вещами, лишь бы оказаться в руках того самого, настоящего Мужчины, который смог бы приоткрыть створку женственности в ее слегла огрубевшей душе.

    За долгие и тяжелые поиски Судьба часто награждает наших женщин. Примеры счастливых браков с иностранцами вы можете найти на нашем сайте и форуме. Но порой бывают и весьма плачевные ситуации. Когда женщина оказывается просто не готова к такой резкой смене жизненного уклада, к национальным особенностям своего зарубежного жениха, его привычкам и нравам, а уж тем более — его окружению.

    Именно поэтому сайт intdate.ru не устает напоминать всем, кто собирается замуж за иностранца, о том, что надо заранее как можно больше узнать своих кандидатов. Только тогда вы сможете принять правильное решение и спрогнозировать развитие ваших отношений.

    В сегодняшней статье рассмотрим «горячих» скандинавских мужчин, потому как статистика свидетельствует о том, что все больше и больше браков заключается между россиянками и мужчинами Севера.

    Кстати, о «горячести» скандинавских мужчин. Откуда пошло это выражение доселе не известно. Одни считают, что это связано с горячей финнской сауной, которую любят все северяне. Другие видят «горячесть» скандинавов в их отменном здоровье. Мол, им всегда жарко, ходят без шарфов и шапок, с распахнутой грудью, зимой ложками едят мороженое, не боятся пить ледяную воду из-под крана. Третьи проводят аналогии с их крутым нравом. Но самим мужчинам приятно думать, что они горячи в отношении с женщинами.

    Итак, для начала определимся с самим понятием «скандинавские мужчины». Вроде бы все понятно, это — жители «Скандинавских стран». Но на самом деле все очень и очень размыто. Чисто географически Скандинавский полуостров делят Норвегия, Швеция и Финляндия. Официально этим термином называются бывшие этнически близкие государства варягов: Норвегия, Швеция и Дания, имеющие общую историю и единый праязык. В разговорной речи сюда часто включают еще Исландию и Фарерские острова.

    Поэтому в рамках нашей статьи будем считать скандинавами жителей всех вышеперечисленных регионов, но с небольшими оговорками.

    Финнов, которые хоть и относятся к совершенно другой языковой и этнической группе, в народе все равно называют «скандинавами». Им, кстати, на сайте intdate.ru посвящена отдельная статья. О них можно почитать подробнее.

    Все эти народы, условно будем называть их «скандинавами», и похожи, и не похожи друг на друга одновременно. У каждого народа свой характер и особенности, но нордический нрав часто берет верх, поэтому и норвежцы, и шведы, и финны напоминают тем, кто с ними знаком, своих соседей. Датчане — яркие представители скандинавской группы — стоят немного особняком, они более европеизированные и имеют мало общего с теми же норвежцами (например, различные климатические условия накладывают свой отпечаток на их образ жизни). Про национальные особенности датчан читайте по ссылке.

    Скандинавы представляются в глазах русских женщин статными голубоглазыми блондинами. Высокие, спортивного телосложения северные красавцы покоряют сердца наших женщин на раз-два. Конечно, не стоит утверждать, что каждый швед или норвежец на голову выше любого русского мужчины, можно встретить мужчин любого роста и полноты (у каждого найдутся пятна в генеалогическом дерева), но в подавляющем большинстве они считаются высокими и крепкими народами, продолжающими традиции славных викингов.

    Что нужно знать о скандинавских мужчинах

    Несмотря на то, что скандинавы тянутся к иностранным женам (своих женщин у них явно не хватает), общение русской женщины со шведом или норвежцем протекает поначалу очень трудно. Вы увлекательно рассказываете ему о чем-то, а на вас смотрит застывшая маска. На лице — ноль эмоций! Многие дамы сразу обижаются, мол, бесчувственный хам, а упирается все национальные особенности скандинавов, в традиции — чем интереснее собеседник, тем глубже и уважительнее молчание.

    Доброжелательность к людям и гостеприимство у скандинавов в крови, тут можно провести параллель с широкой славянской душой. Однако спокойствие, местами — даже флегматичность, накладывает свой отпечаток. Свойственный нам, русским, размах и фееричность тут не в почете. Полное спокойствие, отсутствие паники и пафоса — вот отличительные черты типичного норвежца.

    Кстати, такая размеренная жизнь часто бывает причиной того, что темпераментная и активная россиянка начинает скучать в чужой стране и испытывает острый эмоциональный голод. Жизнь тут протекает монотонно, возможно сказывается действие величественной и суровой природы, и нашим дамам не хватает национального юмора, шумных кампаний, ярких праздников, а кому — банальных попоек и разборок.

    На самом деле с этим у них все в порядке. Веселиться скандинавы умеют еще как, правда, чувство юмора у них своеобразное, вечеринки, на которых принято бить бокалы об пол, тоже имеются. Да и поведение на таких мероприятиях выходит за рамки сдержанного — комплексы отсутствуют напрочь, публичный стриптиз высшего руководства на корпоративе вполне уместен. Но большую часть своего времени северяне сдержанны и немногословны во всех сферах жизни.

    Что явно отличает северных мужчин — нежное, почти трепетное отношение к своей семье и детям, равное распределение обязанностей по воспитанию и уходу за ними. Начинается общение отцов и детей с самого родильного дома. В Скандинавских странах присутствие супруга на родах — явление само собой разумеещеся. И дальше отец принимает очень активное участие в их жизни, он, как правило, играет с детьми, обеспечивает им досуг, может заниматься интеллектуальным развитием ребенка.

    Гендерные проблемы вообще не существуют у этих народов. Исторически сложилось так, что женщина в скандинавском обществе независима и равноправна с мужчиной. Как и жены древних викингов, они сегодня экономически свободны, ибо не привыкли сидеть на шее у мужа, активны, с легкостью занимают самые высокие государственные и коммерческие должности.

    Норвежки абсолютно не чувствуют себя ущемленными в каких-то правах. Да, они рожают и кормят детей (так уж сложилось, что только им это под силу), но в остальное время работают не меньше мужчин. И поэтому, конечно, чувство собственной неполноценности или неравенства им чуждо. А отцы будут играть с детьми не потому, что положено, а потому, что это действительно приятно.

    Раз женщина работает и обеспечивает семью наравне с мужчинами, то и в домашних делах участие принимается сообща. Чисто мужскими обязанностями считается глажка белья, мытье посуды, сервировка и уборка стола. Убирать квартиру (тут, кстати, стоит особо отметить врожденное чистоплюйство тех же шведов), ухаживать за садом, машиной супруги будут вместе.

    Русским женам надо быть готовым к тому, что придется выполнять мужскую работу. Считается, что поменять колесо, повесить картинку, передвинуть мебель женщина может и самостоятельно.

    У скандинавов в почете спорт, особенно — зимние виды, на лыжи они ставят своих детей, едва те научатся ходить. Популярная норвежская поговорка вежливо напоминает нам, что «норвежец рождается с лыжами на ногах»! Они очень любят море, уважают и оберегают природу. Трепетное отношение ко всему живому (лесам, озерам) естественны для этих народов. В нем нет и толики фальши.

    Выходные дни скандинавы любят проводить на природе. Их вокзалы просто переполнены людьми с походными рюкзаками! Все семейство от мала до велика выбирается из дому. Разговоры о том, что скандинавы — домоседы, все враки!

    Однако их пикники нисколечко не похожи на наши гулянки, нет пьяных криков, все чин чинарем. С такими лицами в нашей стране ходят только в церковь. Впрочем, в этом есть доля правды, для скандинава природа — храм его жизни: оставить после себя мусор, сломать дерево, бросить пустые бутылки в озеро? Даже не думайте об этом.

    В быту норвежцы непритязательны, чего не скажешь о шведах. У них должно все блестеть чистотой, натирать кафель в ванной они могут круглыми сутками. Норвежцы же обходятся самым необходимым. Если ваш будущий супруг живет в небольшом городке, будьте готовы к тому, что купить вы сможете только прожиточный минимум. 10 сортов сыра на выбор? Зачем? Можно обойтись и одним.

    У скандинавских народов культ пищи отсутствует как класс. К вопросу питания они подходят уж очень прагматично. Уместна в данном отношении поговорка — есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. Многие мужчины вообще завтракают на бегу, обедают перекусами, они не понимают, как это можно обеденный перерыв потратить исключительно на наполнение желудка.

    Но и торжественные ужины всей семьей им тоже чужды, поэтому страсть своей русской жены к праздничному застолью тот же финн не разделит.

    Поэтому чтобы стать счастливой женой скандинава, нужно ко многому привыкнуть. Но мы надеемся, что вы подойдете своему решению обдуманно, и разительные отличия в менталитете не станут для вас неожиданностью. Мы верим в вас!

    Плюсы и минусы иммиграции в страны Скандинавии

    Почему тем, кто нацелен на построение карьеры, не следует иммигрировать в Скандинавию.

    Здравствуйте, уважаемые друзья! Сегодня у нас на повестке дня вопрос о том, что я думаю о жизни в Скандинавии, иммиграции в Скандинавию, какие у меня по этому поводу есть соображения. Начну с того, что я в Скандинавии не жил никогда как иммигрант. Но поскольку я житель Санкт-Петербурга и учился в Стокгольмской школе экономики, то бывал и в Швеции, и в Финляндии. И поэтому по странам Скандинавии я могу свои пару копеек вставить.

    Кому-то — идеальное место, кому-то — трудности самореализации

    Начну с того, что Скандинавия – чудесное место с точки зрения природы, людей, образа жизни, простоты, какого-то минимализма. И в принципе, всем тем людям, у которых есть средства, у которых есть желание спокойно проводить время, я настоятельно рекомендую ездить в Скандинавию – хоть отдыхать, хоть жить, хоть работать.

    Читайте также:  Итальянские семьи в иммиграции

    Однако ситуация несколько меняется, если мы говорим про людей трудоспособного возраста, у которых ещё вся жизнь впереди, которым хочется многого достигнуть, которым хочется реализовываться профессионально, личностно и так далее. Вот в этом случае я бы сказал, что переезд в Скандинавию – не самое лучшее решение.

    Почему я так думаю? Потому что это очень закрытое общество. Я общался со шведами и финнами в своё время по этому поводу, и они мне все говорили вот что. Начинали они с того, что у них очень маленькие страны с не очень большим количеством населения. И, соответственно, очень трудно делать карьеру и развиваться в стране с небольшой численностью населения. Потому что все друг друга знают с детства, учились вместе в школах или университетах. И если не лично, то через двух-трёх человек они все друг друга знают.

    Вы уже подписались на наш Telegram-канал про жизнь в Канаде?

    И поэтому, говорили они мне, если ты хочешь приехать к нам и делать тут карьеру, то ты столкнёшься, во-первых, с большой конкуренцией со стороны местных, а с другой – на тебя будут смотреть подозрительно просто потому, что не будут знать. И в связи с этим поиск первой работы будет очень долгой процедурой.

    Далее они мне говорили, что бизнес в их странах, как правило, семейный. А это подразумевает, что все высшие должности занимают родственники. Или в крайнем случае очень близкие друзья этих самых родственников. Это значит, что ты можешь быть очень светлым человеком, подавать большие надежды, но реально ты никогда не сделаешь там карьеру. Потому что ни один человек в семейной фирме не отдаст власть постороннему.

    Культурные различия

    И, наконец, объясняли мне, ты никогда не станешь «своим», потому что не будешь говорить как мы – без акцента. Для нашего общества очень важно, чтобы человек, с которым мы общались, был стопроцентно своим. Чтобы когда мы общаемся, не допускали даже мысли о возможном недопонимании. Поэтому это, по словам моих собеседников, влияет на отношение и из-за этого тебя всегда будут держать на расстоянии. Вот такие мысли высказывали мне финны и шведы. При этом они были очень вежливы. Повторю, с ними приятно и очень интересно проводить время.

    Возвращаясь к вопросу, насколько Скандинавия хорошее направление для иммиграции, хочу сказать: если вы хотите жить на пособиях, если вы хотите жить в стране с реализовавшимся социализмом, то это хороший вариант. Также это хороший вариант, если вы иммигрируете туда ради детей. Потому что дети пойдут в школу и сто процентов будут говорить на местном языке как носители, без акцента. Но с таким же успехом вы можете поехать в абсолютно любую страну мира, от Бангладеш до Японии, и дети, если придут туда в раннем возрасте, будут говорить и чувствовать себя как местные. Это понятно.

    Но вернусь к пункту, который считаю очень важным – если вы находитесь в среднем возрасте, если вы молодой амбициозный человек, то вам там делать нечего. Получить образование, получить стаж, получить опыт (не важно, в какой сфере, там можно во многих получить опыт), то рекомендую страны, которые созданы для жизни. Они экологичные, они социально ориентированные, очень открытые, очень толерантные до какого-то момента. Но если вы с какой-то скандинавской страной собираетесь связать свою судьбу, то вам придётся быть готовым к тому, что придётся работать дистанционно на какие-то другие рынки труда, нежели местный скандинавский.

    Как живётся в самой скандинавской стране: Почему стыдно носить красный спортивный костюм и о других шведских заморочках

    Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

    Лагом

    Всё, что только кажется миру скандинавским, в Швеции присутствует в двойном-тройном размере. Сдержанность в разговоре, экономичность в организации быта, демократичность в законах и обычаях, умеренность в декоре помещений и предметов. Всё это выражается одним только коротким шведским словом «лагом», полного, не больше двух слов, аналогичного термина которого в русском (и многих других языках) точно нет. Лагом — это ровно столько, сколько надо, не больше, но и, кстати, не меньше. Не аскетизм и не роскошь. Не скупость и не щедрость. Не скудость и не излишек.

    Стиль мебельного магазина IKEA — это лагом. Картины Карла Ларссона, изображающие Солнечный дом от Карин Ларссон — это лагом. Лагом — это картошка с селёдкой на обед в будни и сдобные булочки к кофе со сливками на завтрак в выходной. Отдыхать и расслабляться, когда пришла пора отдыха, и работать, не отвлекаясь, в рабочие часы — это лагом.

    Кажется разумным, но есть и непонятные проявления этого принципа. Почему особе старше двадцати лет не стоит носить красный спортивный костюм? Почему позировать корреспонденту для фотографий — дурной тон и желание выделиться? Почему стать известным изобретателем и потратить гонорары на шикарную яхту — отвратительно? Кто определяет, что цвет, помощь корреспонденту или некий (законный!) способ распоряжаться своими заработками — это дурно?

    Сильны в Швеции и другие типично скандинавские черты характера: стремление к социальной справедливости и трепетное отношение к экологии. Последний фитнес-тренд в Швеции — бег с мусорным мешком. Он позволяет сочетать утреннюю пробежку с необходимостью приседать и очищением окружающей среды. Конечно, сами шведы мусор не раскидывают, но с таким количеством туристов и не успевших интегрироваться мигрантов всё равно есть, что убрать. К тому же порывистый приморский ветер, бывает, относит куски бумаги, пластиковые стаканчики из бистро и обёртки из урн довольно далеко.

    Что касается социальной справедливости, она выражается не только в законодательном стремлении добиться всеобщего равенства в правах и возможностях, независимо от физических способностей, пола, возраста, происхождения и образования, но и в тех самых удивляющих нешведов проявлениях лагом. Равенство по-шведски — это когда все стараются быть похожими друг на друга.

    Из острого чувства справедливости в Швеции появилось и правило последнего куска. Всегда есть кто-то, кто опоздал к ужину или на вечеринку или заглянул на неё случайно, сбитый с пути непогодой. Он не должен оказаться голодным среди сытых. Поэтому последний кусок торта, последний бутерброд, последнюю порцию угощения никто из гостей вечеринки, никто из участников ужина не возьмёт, как бы ни дразнил аппетит запах чудесно приготовленной еды.

    Искусство, рождённое среди северных скал

    Шведское искусство многим кажется тяжеловесным, медлительным или очень уж суровым. Речь идёт как о классике вроде фильмов Бергмана и даже экранизаций лёгких в текстах, но очень «северных» в воплощении книг знаменитой детской писательницы Линдгрен, так и о современном искусстве. Узнаваемо скандавский характер носят книги «Впусти меня» и «Девушка с татуировкой дракона» и их киновоплощения. Американцам даже пришлось переснять каждый из шведских фильмов по этим книгам, чтобы зритель в США их мог воспринимать.

    Один из самых знаменитых артистов современной Швеции — молодой художник Понтус Янссон, составляющий из камней, которые он находит в лесу или на побережье, скульптуры, которые держатся только за счёт сложно подобранного баланса. То, что он вытворяет с камнями, кажется магией, притом доступной только скандинаву — выросшему на сказках о горных троллях и, может быть, немного троллю самому.

    Когда рассматриваешь современное шведское визуальное искусство, задаёшься вопросом, как люди из народа, помешанного на лагом и рациональности, определённости и сдержанности, могут уходить в такой отрыв от реализма и форм, простых и прямых в восприятии. Здесь присутствует всё, за что принято высмеивать современное искусство. Быть может, шведы слишком стараются следовать стереотипам о нём, принимая их за правила, руководство к действию?

    Если захочется понятной красоты, гостям Швеции рекомендуется осмотреть несколько знаменитых станций метро в Стокгольме, вроде Tebsta. Оформление тут тоже далеко от «понятного» и «реалистического», но чисто визуально доставляет удовольствие самой широкой и невзыскательной публике. Приятные цвета и образы, которые не стремятся шокировать. И много-много скальной породы в напоминание о том, что суровое шведское метро прорублено сквозь скалы.

    Шведская семья

    В России термин «шведская семья» используется в полупристойных шутках, но в самой Швеции то же явление — сожительство более двух взрослых с активной половой жизнью между ними — называется «польской семьёй». А шведская семья кажется, скорее, образцом одновременно традиционных ценностей и сверхсовременных представлений о равенстве.

    В Швеции половину декретного отпуска с ребёнком должен провести отец, а во многих детских садах можно увидеть воспитателей мужского пола — потому что отцовство естественно, а значит, естественен и уход мужчин за детьми. Здесь не принято кричать на детей и тем более бить их, хотя воспитание в Швеции очень строгое и уже к школе дети постигают принцип лагом и основные правила вежливости.

    Дни декрета можно использовать вплоть до восьмилетия ребёнка, и родители — и мамы, и папы — часто используют часть из них для того, чтобы посидеть на больничном с сильно простывшим ребёнком. Хотя простуда у шведских детей — редкость, их с детства закаляют или, точнее, они с малых лет ведут тот же образ жизни, что и взрослые: рано весной оголяют руки и ноги, купаются в прохладной воде речек и озёр, спокойно пьют холодное молоко.

    Вполне ожидаемо коррелирует с уровнем цен (в Скандинавии дорогая жизнь), возможностями карьерного роста для женщин и, главное, продолжительностью жизни относительно низкая рождаемость: один-два ребёнка на женщину. Притом два ребёнка — это, скорее, о семьях мигрантов, среди которых последнее время преобладают выходцы из Польши и других бывших соцстран. Кроме того, Швеция принимает немало политических беженцев из Ирака, Ирана, Чили и Сомали.

    Однако по прогнозам социологов, относительно высокая рождаемость у мигрантов уже у их ближайших потомков перестанет быть правилом — она просто невыгодна в такой стране, где дорого содержать детей по стандартам, которые задают социальные службы, и где пожилые люди не встают перед вероятностью голодной смерти, если о них не позаботятся внуки, правнуки и праправнуки (доживать до столь далёких потомков для шведов нормально). При этом надо понимать, что пожилые шведы настолько здоровы в большинстве своём, что могут продолжать работать, что значительно уменьшает угрозы, которые обычно связаны со «старением населения» в стране.

    Всё это, впрочем, не значит, что шведы не общаются со своими пожилыми родителями и тем более не заботятся о них. Наоборот, представление о том, что семья должна быть дружной, для родителей нормально проводить время с детьми, для дедов и бабушек — с внуками, проявлять заботу, когда она нужна (но только когда точно нужна — лагом!), к малым, старым или ослабленным болезнью, в Швеции живо.

    А лучшее место на свете даже для самых обожающих путешествия шведов, даже для самых больших трудоголиков — это дом! Где лучше справлять Рождество, чем в кругу семьи и среди родных стен? Правда, при общей нелюдимости шведов домашний уют может выглядеть так: каждый член семьи сидит в своём углу и занят своим делом. Вяжет, читает новости, что-нибудь чинит или наслаждается чашечкой горячего шоколада. При этом каждый чувствует присутствие семьи и потому чувствует себя в безопасности.

    В этом отношении шведские нравы очень похожи на национальный характер Норвегии , западной соседки Швеции.

    Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

    Ссылка на основную публикацию