Динамика иммиграции в США в 19 веке

Иммиграция в США в XIX веке (стр. 1 из 4)

Тема: Иммиграция в США в XIX веке

Введение………………………………………………………………3

Глава I Фундаментальные основания американского перерождения наций…………………………………………………….4

1.1 Переселение в США из различных частей света…..6

1.2 Начало американской жизни……………………………10

2.1 Лихорадки…………………………………………………….12

2.2 Книжное взаимодействие…………………………………14

2.3 Первые законодательные акты по иммиграционному вопросу в США………………………………………………………….21

Список использованной литературы и источников….25

Мировые империи во все времена имели место быть. С самого раннего государственного строительства начинается история претендентов на мировое господство. Мировые империи типа Римской, Македонской возникали и уходили в небытиё. Общая черта всех империй – внешняя агрессия, направленная на увеличение сферы своего влияния.

Соединённые Штаты Америки – молодая империя, которая уже вошла в полосу упадка и медленного кризиса. Тем не менее США достаточно сильны. Причины этой неведомой силы и парадоксальности и стали предметом данного исследования.

Цель исследования: показать причины столь невероятно быстрого появления в мире новой великодержавной единицы.

Задачи, выбранные для решения поставленной цели следующие:

1. Рассмотреть основание, на котором и доныне стоят США;

2. Показать почему эмигранты XIX века в основной своей массе выбирали именно США.

Хронологические рамки исследования – XIX век.

Географические рамки – США, Европа, Россия, Африка.

Гипотеза, которую исследователь выносит на защиту: Соединённые Штаты Америки XIX века – это страна с безграничными возможностями.

Историография вопроса насчитывает длительную историю, которая началась в самом XIX веке. Для исследования были взяты различные исследовательские работы разных годов XX века. Есть в работе и применение источников.

Глава I Фундаментальные основания американского перерождения наций

Провозгласив свободу и демократию определяющими факторами национальной идентичности, отцы-основатели США формулировали всеобъемлющие принципы, исходя из весьма специфических условий. Как отмечает М. Линд, освободившись от владычества британской короны в конце XVIII в., страна представляла собой продукт британской культуры и могла быть названа Английской Америкой; и даже когда в XIX столетии масштабная иммиграция из Старого Света превратила Соединенные Штаты в Европейскую Америку, она не изменила природы американского общества, формально восходящей к европейским политическим идеалам.

Но только формально. К середине XIX в. европейские страны не были разделенными обществами, в то время как США сохраняли рабство и допускали невиданную этническую сегрегацию. На практически неразрешимый характер проблем, порождаемых этим обстоятельством, указывал еще Г. Мюрдаль. Н. Глейзер говорит, что мультикультурализм — это цена, которую Америке приходится платить за ее неспособность или нежелание инкорпорировать в себя афроамериканцев на тех же принципах и в той же мере, в какой она уже инкорпорировала множество других групп.

Успех работы «плавильного котла», превращавшего первые волны иммигрантов в «полноценных» американцев, породил и иную иллюзию. Поскольку уникальность американского общества определяется, в отличие практически от всех иных обществ, тем, что оно основано на идеях, а не национальной культуре или этнической солидарности, американские политики и социологи сочли возможным полагать, будто иммигранты стремились не сохранять иные языки и культуры. а американизироваться как можно быстрее. Это предположение было излишним, поскольку большинству европейцев, прибывавших в Соединенные Штаты, вообще не надо было «американизироваться», коль скоро они и без того разделяли ценности демократии и свободы, на которых основывалась американская «нация».

Современная иммиграция не служит больше целям формирования единой общности — и в этом, на наш взгляд, состоит качественное ее отличие от прежних этапов в истории Запада.

Американский мультикультурализм фактически подразумевает, что любой, «кто придерживается мнения о превосходстве западной цивилизации и культуры, кто считает христианство единственной истинной религией, представляется еретиком, причем опасным; между тем представители любого народа и приверженцы любой религии, определяя свою идентичность, так или иначе выделяют себя из массы других людей, полагая свои ценности в чем-то более высокими, а идеалы — более совершенными, и элемент превосходства неизбежно, пусть и в скрытой форме, содержится в любой национальной или религиозной идеологии. Современная Америка превращается в структурированное общество, теряющее способность к сохранению своей собственной идентичности. Отсюда следует, что она не имеет права говорить и действовать от имени всего западного мира.

Чем же обусловлены перекосы, допущенные Западом в выработке и реализации современной иммиграционной политики?

Во-первых, масштабное проникновение иммигрантов в пределы западного мира произошло за достаточно короткий по историческим меркам период времени, что позволило аналитикам рассматривать этот процесс как однородный, не проводить различий между его отдельными этапами. Приходится признать, что западные социологи оставили без внимания даже то очевидное обстоятельство, что миграции XVIII и XIX веков фактически не были миграциями в западный мир из-за его пределов, а представляли собой движение населения между Европой и Америкой, воспринимавшейся как порождение самой Европы. Поэтому рассмотрение происходящих ныне процессов с тех же позиций, с каких рассматривались миграционные явления прошлых столетий, представляется нам неправомерным, оно не позволяет выявить важнейшие особенности иммиграционных процессов, обусловленные их мультиэтническим и мультикультурным характером.

Во-вторых, негативное отношение к иммиграции, которое разделялось большинством европейских философов XVIII и XIX веков, считавших нацию-государство естественной политической формой организации общества, сегодня пересматривается скорее по чисто идеологическим, нежели рациональным соображениям. Идеология мультикультурализма выглядит своего рода извинением западной цивилизации перед другими народами за ее уникальное положение в современном мире. Это, однако, радикально противоречит базовым принципам либеральной теории и индивидуализма, на которых и основывалось возвышение западного мира. Продолжая проповедовать стремление к личным успехам и гордость ими на индивидуальном уровне, западные теоретики отказываются признавать значимость этих факторов на уровне наций и народов.

1.1 Переселение в США из различных частей света

Масшатабы иммиграции из Европы на протяжении второй половины XIX и первой трети ХХ века трудно определить с достаточной точностью. Обычно исследователи начинают свои расчеты с середины 40-х годов XIX столетия, когда в большинстве европейских стран был установлен относительно строгий учет эмигрантов. Согласно различным данным, с 1846 по 1924 г. только крупнейшие государства Европы — Великобританию, Италию, Австро-Венгрию, Германию, Португалию, Испанию и Швецию — в поисках лучшей доли покинули по меньшей мере 43 млн. человек, причем более 75% из них перебрались в Соединенные Штаты. Демографические потери Швеции за данный период оцениваются в 22%, а в Великобритании — в 41% населения

Если рассматривать более продолжительный период, с 1846 по 1939 г., эксперты приходят к выводу, что в целом европейский континент покинуло за эти годы не менее 60 млн. человек, из них в США осели 38 млн., что составляет около ⅔ всех иммигрантов. Катастрофический отток населения из европейских стран можно, на наш взгляд, рассматривать в качестве одной из самых существенных причин последовавшего в ХХ веке экономического отставания Европы от Соединенных Штатов [1, с.14-15].

В самих США иммиграция породила бурный хозяйственный рост. Уже к середине XIX столетия в стране существовали большие сообщества ирландцев, шотландцев, французов, немцев, итальянцев, испанцев и даже скандинавов, в глазах которых Америка, при сравнении с собственной страной, выглядела замечательно, вследствие чего всякий иммигрант, принявший решение стать американцем, очень быстро преисполнялся чувством патриотизма. Логично было бы предположить, что приток новых граждан не должен был нарушать сложившейся в Соединенных Штатах культурной среды. Однако даже несмотря на то, что от 84,9 до 97,5% иммигрантов, прибывших в США с 1846 по 1939 г., происходили из Европы, а в число десяти стран, поставлявших наибольшее количество переселенцев, помимо европейских государств, входили лишь Канада и Мексика, многие американцы к началу ХХ столетия стали с опаской относиться к складывающимся тенденциям.

Во-первых, сами по себе масштабы иммиграции начали казаться угрожающими. Среднее количество приезжающих в течение года выросло с 14 тыс. человек в 20-е годы XIX века до 260 тыс. человек в 50-е годы и достигло за 1905-1910 гг. 1 млн. человек в год — показателя, не превзойденного вплоть до 90-х годов ХХ столетия. С 1880 по 1920 г. доля американцев, родившихся за пределами страны, колебалась вблизи рекордных значений — от 13,1 до 14,7% общего населения Соединенных Штатов. В эти годы даже без учета их прямых потомков иммигранты обеспечивали более 40% прироста населения США. К 1910 г. около 75% жителей Нью-Йорка, Чикаго, Кливленда и Бостона были иммигрантами или их потомками в первом поколении. Во-вторых, появились признаки изменения региональной принадлежности иммигрантов: если в 1821-1890 гг. 82% прибывавших происходили из Западной Европы, и лишь 8% — из стран Центральной, Южной и Восточной Европы, то в 1891-1920 гг. это соотношение составляло уже 25 к 64. Начиная с 1900-х годов усилилась и иммиграция из азиатских стран, нараставшая по мере освоения тихоокеанского побережья Америки, что ставило под угрозу идентичность США как страны с преимущественно белым протестантским населением англо-саксонского происхождения.

Иммиграция в США: от колониального периода до наших дней

Колониальный период

Наиболее длительной по времени волной миграции в США был период освоения новых земель. Эпоха колонизации Нового света началась в середине 17-го века и длилась вплоть до войны за независимость. Основными странами – донорами мигрантов были Великобритания со всеми своими землями (Ирландией, Шотландией, Англией и Уэльсом), страны Северной Европы (Швеция, Дания, Нидерланды), Германия, Франция. Мигранты из разных стран предпочитали размещаться в разных колониях, которые впоследствии стали отдельными штатами.

Причинами, побуждавшими первых переселенцев в США покидать свою родину и уезжать за океан, были разные ситуации экономического, политического, социального и религиозного характера. В Западной Европе продолжалась промышленная революция, породившая масштабные миграционные процессы. Кроме того, религиозные притеснения протестантов и гугенотов также способствовали их желанию переехать подальше от плохой жизни.

Первые мигранты занимались земледелием, будучи наемными работниками. Впоследствии им удавалось получить небольшой надел земли и заниматься своим делом. Несмотря на очень тяжелые условия работы , их жизнь можно было считать более успешной, чем на родине.

Массовый период миграции

Несмотря на большую длительность колониального периода миграции, численность новоприбывших была не очень большой. Массовой волной миграции считается вторая, которая продолжалась с начала 19-го века до конца столетия. За этот период в США приехали более 15 миллионов новых жителей из разных стран Европы.

Иммиграция того периода характеризовалась большим ареалом стран-доноров. В первую очередь это Ирландия и Германия (вернее, земли, которые впоследствии станут Германией), Швеция, Польша, Франция, Италия, Англия. Кроме того, в южные штаты хлынул поток мексиканцев, а в северные начали перебираться канадцы. В середине 19-го века Америку открыли для себя китайцы, сформировав первую волну иммиграции.

Переселенцы того периода занимались сельским хозяйством, активно продвигаясь на запад континента и осваивая новые земли. Часть иммигрантов останавливалась в стремительно растущих городах — Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии и других.

Основными причинами второй волны иммиграции в США можно назвать активное освоение Среднего Запада и открытие порта в Нью-Йорке. Кроме того, США переживали экономический подъем: бурное развитие промышленности требовало новых рабочих. С другой стороны, в Европе, только отошедшей от наполеоновских войн, появилась масса молодых людей, ищущих свое место в жизни. При этом стремительная индустриализация и переход сельского хозяйства на другие принципы не требовали большого количества рабочей силы. Естественно, что молодое государство за океаном манило многих своими возможностями.

Характерным является расселение новых жителей компактными группами. Средний Запад, ставший к середине 19-го столетия самым плодородным регионом мира, стал новым домом для целых общин из Дании, Норвегии, Швеции, Богемии и Германии. Кстати, в этот период появились первые признаки недовольства и даже враждебности со стороны старожилов к иммигрантам. Причина такого отношения связана с религией — иммигранты-католики из Ирландии вызвали недовольство протестантов, составлявших на тот период большинство населения США.

Еще одним негативным фактором того времени было резкое неприятие китайцев, также устремившихся в Соединенные Штаты в поисках счастья. Впервые для США был принят закон «Об исключении китайцев» в 1882 году. Это была политика ограничения.

Третий период иммиграции в США

Очередная волна миграции в США началась вскоре после Гражданской войны и продолжалась до Великой американской депрессии. Эта волна характеризуется новыми источниками миграции, а также постоянным совершенствованием средств перемещения через океаны. Мощные и вместительные пароходы перевозили мигрантов в большем количестве и за меньшее время, чем старинные парусники.

Источниками миграции того периода были страны Южной и Восточной Европы: Италия, Греция, Румыния, Венгрия, Польша и другие. Волна индустриализации добралась и сюда, что породило такую же необходимость в поисках рабочих мест для огромного количества людей. За указанный период из Европы в США переехало свыше 25 миллионов человек, что стало самой масштабной волной миграции с момента колонизации Америки. Этот период характеризуется волной миграции из России, растерзанной Гражданской войной и предшествовавшей сменой политического строя.

Читайте также:  Ассимиляция ирландцев в США

Отличием данной волны миграции от предыдущей является тот факт, что вся масса людей оседала в городах, став основной рабочей силой для зарождавшихся отраслей промышленности — автомобильной, сталелитейной, химической и так далее. Именно эти люди стали причиной экономического подъема США и становления государства в качестве промышленного гегемона.

Эта волна иммигрантов также столкнулась с негативным к себе отношением со стороны людей, живших здесь несколько поколений. Причем ксенофобия стала организованной, была создана Лига за ограничение иммиграции в США. Такой ограничительный закон был принят в 1921 году под названием «Закон о национальном происхождении». Была ограничена общая численность иммигрантов, а также введены ограничения по национальному признаку. В привилегированном положении оказались выходцы из стран Северной и Западной Европы, а под запретом — жители Азии и Южной Европы.

Последняя эпоха иммиграции

Принятый в 1920-е годы закон об ограничении иммиграции не распространялся на страны Западного полушария. Вплоть до 1965 года иммигранты из стран Карибского бассейна, Мексики, других стран Южной Америки успели буквально наводнить некоторые штаты . Кроме того, знаковыми были волны миграции евреев из предвоенной Германии, венгров после событий 1956 года, кубинцев с залитого кровью острова. Но при этом закон об ограничении иммиграции действовал, обрастая ужесточающими поправками.

В 1965 году наступил большой перелом в законодательстве об иммиграции. Закон Харта – Селлера полностью менял принципы квотирования по национальному признаку. Квоты были заменены на категории по семейному или родственному признакам, а также по профессиональным навыкам. США приветствовали иммигрантов, имевших навыки в необходимых профессиях. Кроме того, приоритет получили иммигранты, имевшие родственников в США.

Изначально при помощи этого закона удалось изменить вектор иммиграции в сторону европейских стран, но впоследствии жители Кореи, Индии и других азиатских государств буквально хлынули в США. К новому тысячелетию объем иммиграции достиг уровня 1900 года. Таким образом иммигранты снова стали основной силой, формирующей нацию.

Выходцы из СССР и России в течение 20-го века постоянно пополняли число жителей США. Советский период ознаменовался массовым выездом интеллигенции, после распада СССР в США хлынул большой поток людей, покинувших родину в поисках лучшей жизни.

Начало 21-го века характеризуется дебатами в обществе о принятии законов, ужесточающих иммиграцию. Американцы видят в новых жителях угрозу для своего уклада и образа жизни, неприятие своих правил и знаменитой американской мечты .

Существует и противоположное мнение — о положительном влиянии иммиграции на развитие американской экономики и общества в целом.

В настоящее время тройка стран – лидеров по количеству мигрантов в США выглядит следующим образом: Мексика, Китай, Индия. Всего мигранты составляют 13% от общего числа жителей Соединенных Штатов.

Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Главное меню

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА

Миграция населения Зарубежной Европы в XIX—XX веках
Этнография – Народы Зарубежной Европы

Миграции играли видную роль в динамике численности населения стран зарубежной Европы: внутренние миграции приводили к перераспределению населения между странами, внешние влияли на оощую численность населения зарубежной Европы. В древности миграции населения, передвижения племен и народов оказывали громадное влияние на всю историю Европы; в средние века, и особенно после великих географических открытий, особое значение приобрели миграции европейцев в другие части света, повлиявшие на дальнейший ход мировой истории. Ниже мы остановимся на характеристике миграций в XIX—XX вв., имевших особенно большой размах и качественное своеобразие но сравнению с предыдущими миграциями.

Эмиграция за пределы Европы вначале XIX в., во время наполеоновских войн и войны Англии с США (1812—1814 гг.), была незначительной и лишь в отдельные годы превышала 5 тыс. человек. Эмиграция начинает постепенно возрастать с начала 1820-х годов, а в середине столетия страны зарубежной Европы дают ежегодно уже около 300 тыс. эмигрантов. В-после- дующие десятилетия численность эмигрантов колеблется в среднем от 200 до 400 тыс. человек в год, однако в 1880-х годах начинается новый размах эмиграции, достигающей в отдельные годы около 1 млн. человек

Эмиграция из стран зарубежной Европы определялась главным образом экономическими причинами и была связана с развитием капитализма в промышленности и сельском хозяйстве, разорением мелких производителей, относительным аграрным перенаселением в деревне и созданием резервной армии безработных в городе. Эмигранты устремлялись в страны новой колонизации, преимущественно в США и другие государства американского континента, куда их привлекало наличие свободных земель, большой спрос на рабочую силу и связанный со всем этим более высокий жизненный уровень. Динамика эмиграции определялась разными причинами; так, например, резкое возрастание эмиграции в середине XIX в. объясняется массовым переселением из Ирландии, которая дала с 1845 по 1855 г. свыше 1,3 млн. эмигрантов (т. е. около половины европейских эмигрантов), усилением политической эмиграции после подавления революции 1848 г. и наступившей в Европе полосой реакции и, наконец, открытием золота в Калифорнии. Эмиграция из Ирландии, последовавшая за голодом 1845—1852 гг. и сильной эпидемией тифа, сыграла видную роль в сокращении численности ее населения с 8,2 млн. человек в 1841 г. до’5,8 млн. в 1861 г. После 1861 г. эмиграция из Ирландии несколько уменьшилась, однако число эмигрантов ежегодно превышало естественный прирост. Вследствие этого численность населения продолжала снижаться; к 1926 г., когда она несколько стабилизировалась, количество жителей в стране составило 4,2 млн. человек.

Вплоть до начала 1880-х годов не менее половины всех европейских эмигрантов составляли выходцы из Великобритании, преимущественно из Ирландии и Шотландии, так как значительная часть «избыточного» населения собственно Англии поглощалась ее быстро растущей индустрией. Довольно высокий процент эмигрантов давала Германия, что было связано как с разорением немецких крестьян и частыми неурожаями, так и с рядом политических факторов (жестокое подавление революций 1830 и 1848 гг., неоднократные войны между германскими государствами и т. д.). Следует сказать и об эмиграции из малоземельных стран Скандинавии, которая по своим относительным размерам (в отношении к численности населения этих стран) уступала лишь переселению из Ирландии. В последние десятилетия XIX в. возрастает роль стран «новой эмиграции» — отсталых аграрных стран Южной и Восточной Европы (Италия, Австро-Венгрия и др.), отличающихся высокими темпами естественного прироста населения. Несколько изменился и состав переселенцев: если в первой половине XIX в. среди них преобладали крестьяне и ремесленники, то теперь основную массу эмигрантов стали составлять промышленные рабочие, обычно не имеющие квалификации. Сравнительно небольшие размеры имела заокеанская эмиграция из Франции, однако значительные группы французов в это время переселялись во французские владения в Северной Африке, главным образом в Алжир.

Начало XX в. придало новый, невиданный размах заокеанской эмиграции, составившей в отдельные .годы около 1,5 млн. человек. Если за предыдущие 20 лет из стран зарубежной Европы выехало около 14 млн. человек, то за 15 лет (с 1900 по 1915 г.) выехало 19 млн. человек (около 6% всего ее населения).В эмиграционном потоке резко возросла роль стран «новой эмиграции»: по абсолютному числу эмигрантов на первое место вышла Италия, Великобритания отошла на второе место, а третье место заняла Австро- Венгрия. Сильно сократилось число переселенцев из Германии, которая в связи с быстрым промышленным развитием превратилась из страны эмиграции в страну иммиграции, привлекая рабочих из Австро-Венгрии и других мест. Основной поток эмигрантов по-прежнему направлялся в США (свыше 12 млн. человек), однако возрастает и процент эмигрантов в страны Южной Америки, главным образом в Аргентину и Бразилию. Говоря об эмигрантах этого периода, необходимо отметить две особенности: бедность эмигрантов и значительное преобладание в их составе мужчин. Эмиграция начинает терять свой «семейный» характер, многие рассматривают ее лишь как временный отъезд с целью заработка. В связи с этим, а также ввиду возрастания трудностей устройства на новых местах, быстро увеличивается и число реэмигрантов, доходящее в отдельные годы до 40% по отношению к численности эмигрантов *.

В годы первой мировой войны эмиграция из стран Европы резко сокращается, а в составе эмигрантов возрастает процент выходцев из стран, сохранивших нейтралитет (Испания, Португалия и др.). В послевоенные годы эмиграция снова оживает, достигая своего максимума в начале 1920-х годов, когда в заокеанские страны ежегодно отправлялось свыше 600 тыс. человек. Снижение эмиграции в последующий период было вызвано главным образом тем, что в США — основной стране оседания переселенцев — были приняты законы, ограничивающие общее число иммигрантов (в 1921 г. до357 тыс.человек в год,в1924г. до161тыс.ив 1929г.до 150 тыс. человек), и особенно численность переселенцев из стран «новой эмиграции». Принятие этих законов привело не только к сокращению общего числа эмигрантов, но и к некоторому изменению направлений миграционных потоков: свыше половины всех эмигрантов (в том числе подавляющее большинство из стран «новой эмиграции») направляются теперь в Латинскую Америку (Аргентину, Бразилию, Венесуэлу и др.)* Нельзя не отметить некоторое увеличение в эти годы эмиграции из стран Европы (особенно из Италии) в их африканские и азиатские колонии.

В период мирового экономического кризиса 1929—1932 гг. заокеанская эмиграция сократилась. Размеры ее несколько возросли лишь в середине 1930-х годов, когда к эмиграции по экономическим причинам добавилась политическая эмиграция, главным образом из фашистских государств и захваченных ими стран. Достаточно сказать, что с 1933 по 1939 г. политические эмигранты составили V3 от общего числа переселенцев в США. Всего за межвоенный период, с 1918 по 1939 г., из Европы выехало около 9 млн. человек. С 1939 г., когда началась вторая мировая война, эмиграция почти прекратилась.

Внутриевропейские миграции населения по своему размаху значительно уступали заокеанской эмиграции, однако их влияние на жизнь стран зарубежной Европы было, несомненно, более заметным. Следует отметить также, что массовые внутриевропейские миграции населения возникли несколько позже заокеанских; их развитие началось лишь в последней четверти XIX в. Значительное число иностранных рабочих впервые ^появил ось во Франции в период ее индустриализации и усиленного строительства железных дорог. С 1870 по 1900 г. во Францию ежегодно прибывало около 30 тыс.рабочих^ главным образом из Италии и Бельгии; перед началом первой мировой войны во Франции было свыше 1 млн. иностранных рабочих. В конце XIX в. на первое место по числу ежегодных иммигрантов выдвинулась Германия, что было связано с ее бурным промышленным развитием. За период с 1880 по 1910 г. (и преимущественно во второй половине этого периода) в Германию прибыло около 1 млн. рабочих, главным образом галицийские и русские поляки, судетские немцы, итальянцы и голландцы. В ряде стран наблюдалось усиленное движение через границу в том и другом направлении (Бельгия, Швейцария и др.), однако численность постоянных иммигрантов в них была невелика. В начале первой мировой войны большинство иностранцев, находившихся в странах Центральной и Западной Европы, были вынуждены вернуться домой.

Первая мировая война вызвала массовые передвижения населения (движение войск, бегство мирного населения из зоны военных действий, усиление потока беженцев в нейтральные страны и пр.), но в большинстве случаев эти передвижения были временными. Гораздо большее влияние в этом отношении оказало заключение мирных договоров и установление новых государственных границ, что сопровождалось добровольным, а иногда и принудительным перемещением населения, главным образом групп национальных меньшинств. Эти по своей сущности политические миграции были характерны прежде всего для стран Восточной и Центральной Европы: переселение немцев с территории, отошедшей от Германии к Польше (свыше 500 тыс. человек), переселение венгров из Чехословакии (свыше 200 тыс. человек), Румынии (около 200 тыс.) и Югославии (около 100 тыс.), переселение в Австрию групп немецко-австрийского населения из прежних областей Австро-Венгрии, эмиграция из России во время гражданской войны и др. Очень крупные миграции населения возникли во время греко-турецкой войны 1921—1922 гг. и непосредственно после нее, когда Лозаннским договором был предусмотрен обмен населением между Грецией и Турцией. В результате этих миграций в Грецию прибыло около 1200 тыс. греков из областей Европейской Турции и Малой Азии, а в Турцию — около 400 тыс. турок из Греции г .

После окончания первой мировой войны сильно возросли миграции населения по экономическим причинам, хотя развитие их несколько сдерживалось появлением ряда ограничений передвижениям из страны в страну. Более четко по сравнению с довоенным периодом обозначилось и деление стран зарубежной Европы на страны эмиграции (главным образом несколько отставшие в своем экономическом развитии, преимущественно аграрные страны Восточной и Южной Европы, отличавшиеся высоким естественным приростом населения*: Польша, Балканские страны, Италия, Испания и др.) и страны иммиграции (передовые индустриальные державы Центральной и Западной Европы с низким приростом населения: Франция, Великобритания и др.). По общему числу иммигрантов резко выделялась Франция; по переписи 1931 г. в ней было 2715 тыс. иностранцев (не считая 360 тыс. натурализованных), в том числе свыше 900 тыс. итальянцев (главным образом в юго-восточных областях), свыше 500 тыс. поляков (преимущественно в северо-восточных районах) и свыше 300 тыс. испанцев (в юго-западных районах). Острая нехватка рабо’чих рук во многих отраслях французской экономики привлекала туда эмигрантов даже из Швейцарии и Бельгии, которые сами,по существу,были странами иммиграции: в Швейцарии к 1930 г. насчитывалось около 360 тыс. иностранцев, главным образом выходцев из Италии и Германии; в Бельгии — около 320 тыс. иностранцев, главным образом из Нидерландов, Франции, Польши. Быстро росло число иммигрантов в Великобритании, куда в это* время шел основной поток переселенцев из соседней Ирландии.

После экономического кризиса, к середине 1930-х годов, в связи с неустойчивым экономическим положением стран иммиграции и общим обострением политической обстановки в Европе экономические миграции сильно сократились, а в некоторых случаях сменились обратным движением (возвращение части поляков из Франции и т. п.). Наиболее значительные передвижения населения в это время были вызваны уже политическими факторами.

Некоторые результаты миграций населения стран зарубежной Европы в начале 1930-х годов, в тыс. человек *

История иммиграции в США

Открытие Колумбом новых земель, суливших сказочные богатства тем, кто сумеет их завоевать, перевернуло жизнь Европы; один за другим европейские правители стали снаряжать на североамериканский континент суда, набитые колонистами, с целью умножения богатств своих держав.

На протяжении достаточно долгого периода времени с момента открытия Америки Колумбом основная масса колонистов прибывала в страну из Европы; в большей или меньшей степени, но значительная часть европейских государств участвовала в освоении североамериканского континента.

Возможно, это был один из самых «открытых» для иммигрантов период в истории США – ведь именно людей, готовых трудиться на благо себя и своей страны (относилось ли это к их исторической родине или только зарождающаяся страна становилась их новым домом) не хватало на этих бескрайних, практически незаселенных землях.

Значительная роль в исследовании и колонизации открытых континентов принадлежит, разумеется, испанцам – именно испанские моряки в первые годы после путешествий Колумба исследовали значительную часть побережья страны, постепенно продвигаясь внутрь континента; впоследствии значительная часть подданных испанской короны обосновалась в южных и юго-западных районах страны – знаменитые Лос Анджелес, Сан Диего, Санта-Барбара были основаны именно испанцами.

Представители Англии изначально облюбовали для себя восточное побережье – знаменитый вирджинский Джеймстаун положил начало заселению страны подданными Британской короны; вскоре были основаны знаменитые поселения пуритан в Массачусетсе и колония в Мэриленде.

К 1670 году количество английских поселенцев в Америке составляло около ста тысяч человек – большинство из них проживали в колониях, расположенных на восточном побережье страны. Спустя столетие уроженцы Англии (и Ирландии) составляли примерно три четверти населения страны – именно им предстояло сыграть основную роль в построении и развитии Америки.

Значительную роль в построении новой страны оказали и немецкие переселенцы – на сегодняшний день примерно каждый пятый американец может обнаружить у себя немецкие корни.

Появление на континенте голландцев в начале семнадцатого века в рамках активной торговой деятельности Ост-Индской Компании также нельзя оставить без внимания – несмотря на то, что полвека спустя англичане вынудили голландцев уступить эти земли им; Нью-Йорк, один из крупнейших мегаполисов мира, был основан именно выходцами из Голландии и первоначально назывался Новый Амстердам.

Французы, в начале семнадцатого века обосновавшиеся на севере континента, постепенно стали переселяться на более южные территории; в конце концов, значительная часть французских поселенцев оказались на самом юге страны – в Луизиане.

Шведские поселенцы появились на континенте в первой половине семнадцатого века и обосновались в районе Делавэра. Большая часть шведов приехала в Америку значительно позже, во второй половине девятнадцатого века; к началу Первой мировой численность выходцев из Швеции в США приближалась к полутора миллионам.

Говоря об иммиграции, нельзя не упомянуть и о миллионах тех, кто оказался в стране против своей воли – о чернокожих невольниках. Рабы из Африки стали появляться на североамериканском континенте вскоре после начала его освоения; сначала их число было относительно невелико, но с годами стремительно возрастало. Спрос на рабочую силу для работы на плантациях стремительно рос; с 1619 года, когда в вирджинский Джеймстаун прибыл первый корабль с чернокожими рабами, и до 1808 года, когда ввоз рабов в страну был законодательно запрещен, сотни тысяч человек были перевезены за океан,

Безусловно, находились люди, готовые ради наживы нарушить и этот закон, и незаконный ввоз рабов из Африки тайно продолжался, но уже в значительно меньших объемах.

К концу восемнадцатого века основную массу населения Америки составляли англичане – порядка трехсот тысяч; число прибывавших в страну англичан значительно снизилось в начале девятнадцатого века, ознаменованного военной активностью Наполеона в Европе – британское правительство было вынуждено запретить выезд из страны.

В девятнадцатом веке США испытали значительный всплеск притока иммигрантов – за несколько десятилетий в страну прибыли около пятнадцати миллионов человек; столь большое количество желающих начать новую жизнь за океаном объяснялось в значительной степени политической и экономической нестабильность, царившей в то время в Европе.

Особенно значительный рост числа иммигрантов наблюдается примерно начиная с сороковых годов позапрошлого века.

Неурожай картофеля, случившийся в Ирландии в 1845 году, вызвал массовый голод и начало смертей, за несколько лет число которых составило около миллиона человек; эти события вызвали огромную волну иммиграции – если в 1846-м число прибывших из Ирландии не превышало ста тысяч, то в следующем году приблизилось к двумстам тысячам; всего в течении нескольких лет в Америку прибыло около двух миллионов ирландцев. Значительная их часть обосновалась на западном побережье страны – в Нью-Йорке, Пенсильвании, Массачусетсе.

Окончание американо-мексиканской войны и присоединение новых территорий также означало появление нескольких тысяч новых жителей.

В середине девятнадцатого века вновь значительный приток иммигрантов, ищущих за океаном спасения от экономической и политической нестабильности на своей родине, шел из Франции и Германии; агрессивная немецкая политика перед началом Второй мировой вынудила многих искать убежища в других странах.

В конце 19-го века Италию, до этого достаточно скромно представленную в Новом Свете, покинули несколько сотен тысяч человек.

Стоит также отметить появление в США значительного числа китайцев; наряду со шведами, китайские рабочие внесли значительный вклад в строительство железных дорог по всей Америке.

Правда, не все были довольны появлением в стране столь большого числа рабочих, согласных работать за небольшую плату – в конце концов, в 1882 году был принят Закон, ограничивающий иммиграцию из Китая сроком на десять лет. Что касается приезда жителей из страны восходящего солнца, то в 1906 году между США и Японией было заключено так называемое «джентльменское соглашение», по которому японским гражданам была запрещена иммиграция в Штаты.

Всего в течении девятнадцатого века порядка двадцати миллионов иммигрантов приехали в США.

Если в годы своего становления страна была открыта практически для всех, то с развитием государства и законодательства (особенно после провозглашения независимости США) появилась необходимость более строгого контроля и регулирования прибывающих в страну переселенцев.

Уже в конце восемнадцатого века стали появляться соответствующие законодательные акты; кстати, именно тогда, в 1787 году, появилось само понятие «иммигрант» – до этого прибывающих в Америку называли поселенцами и колонистами.

Так, в 1790 году был принят Закон о натурализации, подразумевавший, что любой белый свободный иностранец может стать гражданином США. Тогда же была проведена первая перепись населения.

Для контроля и учета въезжающих в США граждан с 1 января 1820 года капитан каждого прибывающего в страну судна должен был предоставить список перевозимых на борту пассажиров.

Таким образом, 1820 год можно считать моментом, с которого учет прибывающих в США стал вестись достаточно точно.

Если за двадцатые годы девятнадцатого века в страну прибыли порядка ста пятидесяти тысяч иммигрантов, то в следующее десятилетие количество въехавших иностранцев приближалось к шестистам тысячам, в сороковые перевалило за полтора миллиона, а в пятидесятые – за два с половиной.

Спустя несколько десятилетий иммиграционное законодательство стало еще более жестким – в 1875 году был принят Закон, запрещающий въезд в страну проституток и осужденных.

В 1891 году в США была создана Иммиграционная служба, а в январе 1892 году на острове Эллис, Нью-Йорк, был открыт иммиграционный пункт – в его задачи входили как проверка личности и здоровья прибывающих в страну граждан, так и определение их дальнейшей судьбы – каким образом они собирались жить в стране, есть ли у них друзья или родственники и т.д.. До 1945 года, когда пункт на острове Эллис был закрыт, через него прошли более двенадцати миллионов человек.

За период с 1891 до 1920 года в США приехали более двадцати трем миллионов человек.

В 1921 году принятый Конгрессом закон огранил число прибывающих в страну иммигрантов тремястами пятьюдесятью семи тысячами человек в год, а также установил ограничение на количество прибывающих людей из одной страны. В 1924-м лимит иммигрантов снизился до ста шестидесяти пяти тысяч человек, а в 1929-м – до ста пятидесяти семи.

Трудные годы Великой депрессии наложили свой отпечаток и на иммиграционную политику США – в то время, как миллионы американских граждан оставались без работы, было неразумно еще более усиливать конкуренцию за рабочие места за счет появления в стране новых рабочих рук; за тридцатые годы прошлого века в США прибыли всего около полумиллиона иммигрантов против более четырех миллионов человек в 20-е годы.

Сороковые годы прошлого века, прошедшие под знаком борьбы с фашистской агрессией, дали США около миллиона иммигрантов.

Тем не менее, в послевоенные годы число въехавших в Штаты увеличивалось год от года; если в пятидесятых оно составляло около двух с половиной миллионов человек, то в следующее десятилетие перевалило за три миллиона, и продолжало расти и дальше, в последнее десятилетие ушедшего века превысив отметку в семь с половиной миллионов человек.

Всего же в двадцатом веке число переехавших в США составило порядка сорока миллионов человек.

Тысячи людей из разных стран стремятся любыми путями добраться до США и остаться там в надежде на лучшую долю; на протяжении многих лет перед правительством США стоит вопрос о борьбе с нелегальными иммигрантами.

Точное количество нелегальных иммигрантов подсчитать, естественно, невозможно – по некоторым оценкам, их число составляет порядка двухсот пятидесяти-трехсот тысяч человек в год.

chispa1707

chispa1707

Все данные взяты из Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона

Страны разные, а процессы идут почти синхронно.
В 1815 году из Британии выехало 2081 человек – пренебрежимо малое число, ставящее крест на 300 годах плаваний.
Первый взлет эмиграции в 1816 году, выехало вшестеро больше, чем в 1815, – сказался “год без лета”.
Второй взлет около 1830 года, в Испании приняли Прагматическую санкцию, и наследование пошло по мужской линии.
Уверен, что то же происходило везде. Произошла взрывная концентрация капитала и власти, и часть благородства осталась за бортом.
Третий взлет около 1841 года. Запрещена негроторговля, и начался вывоз белых крепостных. Причина: один из этапов катастрофы.
Четвертый взлет около 1846 года. Правовые и земельные реформы; эмиграция тех, кто понял, что участка ему не купить.
Пятый взлет около 1863 года, что совпадает с отменой крепости в России. Похоже, не одни мы дотянули с отменой до 1861-го.
Это может означать, что Британия и Германия еще не были унитарны и освобождали крестьян порегионально. На это, в частности, указывает отмена барщины в Канаде лишь в 1854 году. В США барщина местами сохранялась до начала 20 века. В Вирджинии барщину признали неконституционной в 1894 году, а в Алабаме барщину отменили в 1910 году.
Шестой взлет около 1878 года, именно здесь начинается массовое создание акционерных обществ и все поступает в продажу.
Примерно к 1881 году грянет кидалово и крах, и обобранные рванут в Новый Свет.

В остальных странах дело обстоит еще хуже.
Из Испании в 1776-1881 годах выезжает по 3-5 тысяч человек ежегодно. Это втрое меньше, чем из Британии 1816 года.
Это указывает на иную модель колонизации – не эмигрантскую, а редукционную. Испанцы подчиняли местное население.
И как только знание языка стало пропуском к социальным лифтам, испанский язык изучили все, кто на что-то претендует.

ОБЩИЕ ЦИФРЫ:
График указывает на одинаковую динамику эмиграции из Британии и Германии и всей остальной Европы.
Поэтому вычислить эмиграцию из Европы в целом, начиная с 1815 года возможно, – больших отклонений не будет.
Я взял за шаблон первое десятилетие, и у меня вышло, что с 1815 по 1901 год из Европы в целом выехало 28,5 млн. чел.

Отсюда можно вычислить, каково количество иммигрантов и их потомков должно быть к 1901 году – по естественному приросту.
Вот подходящая табличка, и здесь естественный прирост в среднем 1,495 % за год. Это заметно хуже, чем в России (до 1,8 %).

ПОРЯДОК РАСЧЕТА:
Каждый год население прошлого года вырастает в 1,01495 раз и к нему прибавляется число вновь приехавших.
То есть, учитывается и естественный прирост, и прибыль за счет иммиграции. В итоге – 45,2 миллиона человек.

В какой мере повлияло количество иммигрантов, приехавших в Новый Свет до 1815 года? В самой мизерной.
Уже между 1815 в 1852 годами разница – 177 раз. Влияние иммигрировавших до 1815 года пренебрежимо мало.

КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА:
Это численность населения (в тыс.) по континентам, и нас интересуют лишь те, что пережили массовую миграцию, – последние три.
Общая численность населения в последних трех 162 миллиона, и потомков иммигрантов там должно быть порядка 45 миллионов.
Насколько это корректно? Ни насколько. В Северной Америке и Австралии местное население в категорическом меньшинстве.
Статистики 19 века определенно не видят части белого населения.

Вот одна из причин.
За период с 1881 по 1901 г. всего выселилось из Голландии по коммунальным данным 397083 человек, а по портовым сведениям — всего 78858, – разница пятикратная . Перед нами банальный левак, сокрытие перевозок с целью ухода от налогов.

РЕЗУЛЬТАТ СКАЗЫВАЕТСЯ НА ПОКАЗАТЕЛЯХ:
В эпоху, в которой 20-летняя дева считалась безнадежно перезревшей, девушки выходят замуж в среднем в 28 лет.
В Ирландии по той же причине 54 брака на 1000 человек – аномально низкий показатель.
Вся молодежь выезжает в лучшие края (как мы видим, в Голландии в 80 % случаев нелегально) и в статистику уже не попадает.

Думаю, статистика эмиграции корректна до 1848 года.
А едва начинается массовый отток крестьянства (1848-1854) реальные цифры эмиграции в 3-5 раз выше официальных.
В середине 19 века крестьян до 95 % от населения, и значительная их часть в Европе осталась без земли.
В 1896 году британских крестьян эмигрирует лишь 9 %, и это означает, что замеры безнадежно опоздали.

Брокгауз и Ефрон были достаточно честны и показали нам разницу между коммунальным и портовым учетом.
Но и от левака отказываться никто не стал, – а чем еще наполнять 300 лет успешных океанических плаваний?

igornasa

Особенности американской жизни

Когда-то не было такой вещи, как нелегальная иммиграция в Америку.
Если ты сумел добраться сюда, ты мог остаться здесь.
(The Golden Door)

Северную Америку открывали и колонизировали европейцы из разных углов старого континента – итальянцы, испанцы, голландцы, французы, англичане, русские. Поэтому еще в колониях с преимущественно англосаксонским населением, которые и стали Соединенными Штатами, проживали выходцы из других европейских стран.

В собственно же США массовая эмиграция началась после 1815 года. По времени прибытия, составу и отношению к ней она делится на три группы.

“Старая” иммиграция (1815 – 1890)

Мы с тобой одной крови .

“Старая” иммиграция в основном была из Северной Европы – британцы, ирландцы, немцы, скандинавы; по вере она являлась протестантской (кроме ирландцев-католиков).

Американцы в целом приветствовали эту иммиграцию, пришедшуюся на Age of Manifest Destiny – эпоху доктрины Предначертание Судьбы, гласящей “нам предначертано судьбой распространить свое владычество на весь континент, который дарован нам Провидением для осуществления величайшего эксперимента по установлению свободы и федеративного самоуправления”.


“American Progress”, John Gast, 1872

Шло продвижение на Запад и существовала острая нужда в рабочих руках на фабриках и фермах, шахтах и железных дорогах. Было, конечно, и противодействие под привычными антииммиграционными лозунгами – иммигранты забирают “американские” рабочие места, не американизируются и, как в случае с ирландцами, являются католиками. Но все-таки “старые иммигранты” достаточно гладко и быстро ассимилировались.

Совершенно другая судьба ждала “новых” иммигрантов.

“Новая” иммиграция (1890 – 1920)

Ваше благородие, госпожа Чужбина,
Жарко обнимала ты, да только не любила .

Предвестники новой эмиграции появились еще в период старой иммиграции. Ими были ирландцы-католики, селившиеся на Восточном побережье и китайцы, прибывавшие на Западное (после начала калифорнийской Золотой Лихорадки).

Если англоязычные ирландцы-католики воспринимались как другие, то китайцы определенно были чужие. Звуки и иероглифы языка китайцев были необычными для американцев, также как и их верования. Диковинные одеяния и экзотические косички странно смотрелись в суровом быту золотоискателей.

По статусу китайские иммигранты находились где-то рядом с инфернальными индейцами и бесправными черными. Именно китайцев коснулся Chinese Exclusion Act (1882) – закон, принятый в стране иммигрантов, ограничивающий иммиграцию. Это был первый случай в американской истории, когда этнической группе было запрещено во въезде в США.

Между 1850 и 1880 годом в Америку иммигрировало более 200 тыс. китайцев. Но китайская иммиграция меркнет в сравнении с обрушившимся на Америку девятым валом иммигрантов из южной, центральной и восточной Европы. С 1890 по 1914 в Америку прибыло 15 млн. человек – и это при общей численности населения США в 100 млн. (1915 г.)

Во второй половине XIX века жизнь европейцев из нижних слоев общества была нелегка. Большинство из них продолжало борьбу за существование в надоевшем мире нищеты и болезней, безработицы и тирании, но какая-то часть пыталась найти лучшую жизнь где-то в другом месте.

Многие европейские правители, запуганные призраками коммунизма и демонами национализма, видели в массовой эмиграции средство для выпускания пара. Газеты и книги, буклеты и агенты поддерживали градус “американской лихорадки” у европейских обездоленных.

И они двинулись: итальянцы и греки – со Средиземноморья, венгры и западные славяне – с равнин центральной Европы, австрийцы и швейцарцы – из горных стран, белорусы и украинцы – из Российской империи, и, конечно же, евреи – со всех частей Европы.

Все они оставляли привычный мир ради новой земли обетованной. Америка же ко времени новой эмиграции сильно изменилась – свободной земли уже не осталось, индустриализация и урбанизация преобразили лицо нации. Иммигранты, в основном сельские жители, оказались в совершенно новом для них окружении.

Разрыв между ожиданиями и реальностью описал итальянский иммигрант в письме на родину (1890):

We were told that the streets of America were paved with gold. Upon arriving we found that the streets were not paved in gold, nor paved at all and we were expected to pave them
Нам было сказано, что улицы Америки выложены золотом. По прибытию же выяснилось, что улицы не были вымощены золотом, они не были вымощены вообще и предполагалось, что именно мы и будем мостить их.

Из новых иммигрантов быстрее всех адаптировались ирландцы-католики, хуже всего американизировались поляки, итальянцы в борьбе с культурным шоком опирались на семью и Большую Семью (мафию).

Неквалифицированные в своем большинстве, новые иммигранты могли работать только разнорабочими на фабриках, шахтах и стройках. Рабочие не имели никакого голоса, любой жалующийся мог быть уволен и занесен в черный список – профсоюзы находились в зачаточном состоянии. 14-ти часовой рабочий день был нормой для низкооплачиваемых работ. Не сушествовало больничных, отпусков, пенсий. Дети трудились наравне со взрослыми. Условия работы были невыносимыми по современным меркам – скудное освещение, недостаточные вентиляция и отопление, никакой техники безопасности.


Coal Breaker Boys (Мальчики – дробильщики угля), Пенсильвания, 1911

Иммигранты работали много и тяжело, надеясь на изменение жизни к лучшему – если не для себя, то хотя бы для своих детей.

Увы, борьбу за физическое выживание усугубляло резко негативное отношение американского общества к новым иммигрантам. Впервые европейские иммигранты встретились с обыкновенным расизмом.

В 1900-ые годы были модны воззрения, что новые иммигранты – евреи, итальянцы, славяне – физически и психически ниже северных европейцев. В 1916 году в книге Passing of the Great Race (Кончина великой расы) Мэдисон Грант утверждал, что иммиграция привела к расовому загрязнению Америки.

Первая мировая война замедлила иммиграцию, но события в России вызвали страхи, что иммигранты-радикалы могут занести бациллы революции в США.

Призывы обуздать иммиграцию становились все громче, движение за ограничение иммиграции ширилось – и в 1921 году конгресс принял Immigration Restriction Act.

Новейшая иммиграция

Иммиграция по “национальной квоте” (1920-1965)

. и всякого скота чистого возьми по семи, мужеского пола и женского, а из скота нечистого по два, мужеского пола и женского

Immigration Restriction Act ознаменовал поворотный пункт в американской иммиграционной политике. Закон добавил два новых измерения – количественные пределы на иммиграцию и систему квот для определения этих пределов.

Закон ограничил число иммигрантов, приезжающих из любой страны, до 3% от общего числа представителей этой страны, живущих в США в 1910 году.

Иммиграция действительно существенно уменьшилась, более того, в годы Великой Депрессии больше людей эмигрировало, чем иммигрировало.

К иммиграции же конца 30-х приложима формула “лучше меньше, да лучше”. В Америку теперь ехали не только сапожники-портные – в политическом климате тех лет иммигрантами становились даже всемирно известные люди. Достаточно упомянуть атомный проект Манхэттен, в успешном завершении которого важнейшая роль принадлежала “новым американцам” с фамилиями Эйнштейн (американское гражданство с 1940 г.), Ферми (гражданство с 1944 г.), Теллер (гражданство с 1941 г.)

В дальнейшем принимались другие законы и поправки к ним, но все они устанавливали квоты, основанные на национальном критерии. Этим убивалось сразу два зайца – численность иммиграции ограничивалась, а демографические пропорции “замораживались”. Законы обеспечивали доминирование иммиграции из Европы, а внутри нее – северных европейцев.

Так продолжалось до 1952 года , когда McCarran-Walter Act устранил национальную принадлежность как барьер к иммиграции. Но окончательно поставил точку над дискриминацией на основе национального происхождения закон 1965 года.

Иммиграция по категориям (после 1965). Нелегалы

Я 6 Америку закрыл,
слегка почистил,
а потом
опять открыл —
вторично

Закон под названием Immigration and Nationality Act of 1965 установил новые иммиграционные правила, по которым приоритет отдавался лицам, имевшим родственников в США, а также высококвалифицированным работникам.

Закон драматически изменил демографическую раскраску США – первый раз в американской истории большинство иммигрантов стало прибывать из Азии и Латинской Америки, а не с европейского континента.

Сегодняшняя квота, до 700 тыс. иммигрантов в год, распределена между следующими категориями:
480 тыс. – программа воссоединения семей
140 тыс. – рабочая иммиграция
50 тыс. – Green Card лотерея, способствующая этническому разнообразию американского общества

Кроме легальных иммигрантов, в страну проникают и нелегалы, которых, по самым пессимистичным прогнозам, не менее 10 млн. человек.


Кубинцы – нелегалы, 1980

Спустя сто лет Америка научилась цивилизованно управляться с легальными иммигрантами. Ей осталось определиться с нелегалами, ведь
Когда-то не было такой вещи, как нелегальная иммиграция в Америку. Если ты сумел добраться сюда, ты мог остаться здесь .

Ссылка на основную публикацию