Иммиграция и структура американского общества

Структура иммиграционной политики США

Изучением иммиграции занималось множество зарубежных и отечественных специалистов. А именно А. Лукьянец, В. Янин, Т.Окопов и др [1].

Целью данного исследования является рассмотрение общей структуры иммиграционной политики США.

В США, как и в любой другой стране, иммиграция делится на легальную и нелегальную. В легальной иммиграции в США можно выделить четыре важнейших потока, соответствующих четырем целенаправленно осуществляемым программам иммиграционной политики: воссоединение семей, трудовая и гуманитарная иммиграция, а также иммиграция с целью поддержания этнокультурного разнообразия.

Наиболее значительный канал легального иммиграционного притока – воссоединение семей, в его рамках в страну ежегодно приезжают 550-600 тыс. родственников постоянных резидентов или граждан США. Законом об иммиграции 1990 г. Была введена действующая по нынешнее время система преференциальных категорий, основанных на родстве, а именно : супруги, вдовы и вдовцы (если прожили со своими супругами минимум 2 года), родители граждан США, достигших 21 года, не состоящие в браке дети (старше 21 года) граждан США, женатые дети граждан США, братья и сестры граждан США, достигших 21 года [1].

Количественных ограничений для постоянных виз, выдаваемых родственникам американских граждан, не устанавливается.

США, как и большинство принимающих стран, используется селективный подход при регулировании трудовой иммиграции. Его суть заключается в том, что государство не препятствует въезду тех категорий работников, которые нужны в данной стране, ограничивая въезд всем остальным. Статус постоянного жителя в денной категории может быть предоставлен:

– лицам с выдающимися способностями в области науки, искусства, образования, бизнеса и спорта, а также выдающимся профессорам, исследователям и международным менеджерам;

– лицам с высоким уровнем образования (соответствующим степени магистра) или лицам с исключительными способностями в области науки, искусства, бизнеса;

– квалифицированным специалистам, недавним выпускникам высших учебных заведений по ряду специальностей, лицам с дипломами, соответствующими степени бакалавра;

Инвесторам, вкладывающим более 1 млн. дол., а также инвесторам, вкладывающим от 500 тыс. до 1 млн. дол.

Третий поток иммиграции связан с гуманитарными причинами. Сюда следует отнести программу США по переселению беженцев. В соответствии с этой программой в США попадают беженцы из других стран, отвечающие международному определению беженца как лица, которое обоснованно боится преследования или не может быть защищено в своей стране, и которое США принимают по «особым гуманитарным соображениям». Четкого определения «особых гуманитарных соображений» не существует, но подразумевается, что речь идет о лице, которое тесно связано с Соединенными Штатами – либо имеет постоянно проживающих родственников, либо приглашено работодателем, особенно если работодателем является американское правительство. Спустя год пребывания в США после получения статуса беженцы имеют право приобрести иммиграционный статус.

Четвертый поток легальной иммиграции – принимается в рамках программы поддержания этнокультурного разнообразия. В отличие от многих стран, стремящихся к многонациональному государству. Соединенные Штаты заботятся о том, чтобы в населении страны было представлено как можно больше разнообразных этнических, культурных и конфессиональных групп. Поэтому для стран, не имеющих предыстории миграционных отношений с США, проводятся специальные лотереи “green card”, а для представителей подобных категорий существует приоритет в получении въездных виз. Ежегодно правительство США выделяют 55000 иммиграционных виз, которые вследствие разыгрываются среди участников лотереи. При этом на основании данных об уровне иммиграции в том или ином географическом регионе определяется, сколько иммиграционных виз следует предоставить каждому региону. В среднем в розыгрыше ежегодно участвуют от 8 до 9 миллионов заявителей, что вместе с членами их семей составляет от 15 до 20 миллионов [2].

Принимаются также определенные способы борьбы с нелегальными иммигрантами, одним их них является депортации. За период 1991-2005 гг. из страны бы депортировано в принудительном порядке 1566 тыс. иностранных граждан, нарушивших условия пребывания в стране [3].

Также совсем недавно конгресс США одобрил еще один способ борьбы с нелегальной иммиграцией – возведение стены на границе с Мексикой. Через границу с Мексикой на территорию Соединенных Штатов ежегодно въезжают от 500 тыс. до 1 миллиона нелегальных иммигрантов.

Иммиграция в США обусловлена целым рядом причин. В специальной литературе названы следующие: наличие социальных сетей, способствующих миграции[3], недостаток рабочих мест на родине иммигрантов [2], потребность американской экономики в дешевой рабочей силе [3]. Кроме того, иммиграция, в первую очередь мексиканская, является результатом политики экономической экспансии, проводимой Соединенными Штатами. В результате расширения торговли и либерализации законодательства связи между Мексикой и приграничными штатами стали гораздо более тесными. Расширение американского экономического присутствия привело к тому, что миллионы мексиканцев, которых не коснулась экономическая реструктуризация, захотели переехать в США.

Социальные и экономические последствия таких демографических изменений документально подтверждены и могут оказаться неожиданными для широкой общественности. Так, исследования показали, что само участие иммигрантов в экономике страны приводит к увеличению налоговых поступлений на федеральном и местном уровнях, а также к росту потребительских расходов. Помимо этого, иммигранты создают рабочие места для американцев и, судя по всему, не вызывают увеличения безработицы. Тем не менее иностранным рабочим недоплачивают и подвергают их эксплуатации. Их привозят в страну, а затем, если безработица начинает расти, отправляют домой, превращая в козлов отпущения в периоды экономических кризисов.

В заключение стоит отметить, что иммиграционная политика постоянно меняется. Политики плохо отдают себе отчет в том, какие задачи перед ними стоят. Частая смена установок приводит к тому, что ни одна из них до конца не реализуется; вечная спешка приводит к неадекватным действиям Службы иммиграции и натурализации.

Иммиграционная политика США, ее институты, методы заслуживают достойного внимании со стороны других развитых стран. Американская политика доказала свою работоспособность, конечно, она не идеальна, и в ней есть свои недостатки. США сталкивается со множеством проблем связанных с нелегальной иммиграцией, которые требуют неотложного решения.

1. Смитиенко, Б. М. Международные экономические соотношения [Текст] : Учеб. пос. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 512 с. (Высшее образование). – ISBN 5-16-002173-6.

2. Козак, Ю.Г. Економіка зарубіжних країн [Текст]. – К.: Центр учбової літератури, 2007. – 544 с. – ISBN 978-966-364-510-0.

3. Супян, В. Б. Экономика США [Текст] : Учеб пос. Для вузов. – СПб.: Питер, 2003. – 651 с. – ISBN 5-314-00087-3.

Иммиграция и структура американского общества

Как известно, в настоящее время Соединенные Штаты являются третьей страной в мире по численности населения после Китая и Индии. Неудивительно, что многие задаются вопросами: “Как изменится состав населения Соединённых Штатов в ближайшие десятилетия?”, “Вернется ли страна к прежним темпам демографического роста?” и “Какую роль в этих процессах будет играть иммиграция?”

На рубеже тысячелетий мы стали свидетелями массовой миграции и потоков беженцев по всему миру. В настоящее время насчитывается около 100 миллионов транснациональных мигрантов, а также около 30 миллионов беженцев, перемещенных с их родины. Сегодня иммигранты представляют собой гетерогенную популяцию. С одной стороны, они включают высокообразованных и высококвалифицированных людей. Например, в США выходцы из Азии по уровню образования опережают сегодня и коренное население, и представителей других групп иммигрантов. Приблизительно половина всех студентов-выпускников физических факультетов американских университетов в 1998 году были иностранцами. 32% всех ученых и инженеров, которые сегодня работают в Силиконовой долине Калифорнии, являются иммигрантами. В 2016 году все 6 американских лауреатов Нобелевской премии по экономике и другим научным направлениям были иммигрантами.

Лауреаты Нобелевской премии в области физики в 2016 году – Дэвид Тоулесс (по происхождению шоталндец), Дункан Холдейн (англичанин) и Майкл Костерлиц (шотландец).

В то же время новая иммиграция содержит большое количество плохо обученных, малоквалифицированных или неквалифицированных рабочих. Многие из них находятся на территории Соединенных Штатов без надлежащей документации на нелегальном положении. В 2000 году более 22% всех иммигрантов имели образование не выше девятого класса. Как правило, эти люди, в основном выходцы из Латинской Америки, имеют плохо оплачиваемую работу, лишены доступа к медицине и другим общественным благам. Они селятся в самых бедных районах, и составляют низшую страту американского общества.

Согласно исследованиям, иммиграция будет играть доминирующую роль в будущем росте населения США. Предполагается, что к 2050 году в Соединенных Штатах будет 387 миллионов человек, что на 64 миллиона больше, чем в настоящее время, причем именно иммиграция внесет самый весомый вклад в этот рост. Однако такая масштабная миграция видоизменяет не только количественный состав общества США, но и его качественную составляющую, а именно расово-этническую структуру. В настоящее время, наиболее значительный поток иммигрантов идет из стран Латинской Америки и Азии. По данным за 2016 год около 18% всего населения составляли латиноамериканцы и 5% азиаты. На сегодняшний день, данные группы значительно опережают по темпам роста белое население, которое пока еще остается в большинстве (63%). Согласно демографическим прогнозам, уже к 2044 году США превратятся в общество, состоящее из равных по численности расово-этнических групп. Несмотря на то, что прогнозы дают очень приблизительные оценки и не учитывают смешанные браки, все они предсказывают нарушение сложившегося расово-этнического баланса.

Масштабные темпы иммиграции, которые можно было наблюдать в последние десятилетия, и которые ожидаются в ближайшем будущем, заметно изменяют расовый и этнический состав населения США. Меньшинства все больше увеличивают свое присутствие в стране и ​​будут продолжать делать это в обозримом будущем, при этом сохраняя свой язык, культуру и традиции, что также скажется и на изменении конфессиональной структуры общества. Уже сейчас становится очевидным, что доля иммигрантов-христиан уменьшается в отличие от мусульман и индуистов, чья община постепенно увеличивается. Несомненно, такие изменения приводят к росту волнений среди белого христианского населения, поскольку считается, что представители вышеуказанных конфессий, в особенности мусульмане, способны под видом беженцев проникать в страну и распространять экстремистские взгляды.

Тем не менее, нельзя отрицать тот факт, что, как уже было сказано, иммигранты оказывают и положительное влияние на различные общественные институты в Соединенных Штатах. Например, бизнес-сообщество все больше полагается на латиноамериканцев как на предпринимателей, сотрудников, инвесторов и потребителей. Система высшего образования все чаще ориентируется на азиатов как потенциальных студентов и преподавателей. Иммигранты играют все более важную роль в процессе выборов, как в качестве избирателей, так и в качестве кандидатов на политические посты. Кроме того, система здравоохранения все чаще рассматривает недавно приехавших в США людей как получателей и поставщиков медицинских услуг. Религиозные учреждения также видят иммигрантов в роли своих потенциальных сторонников и даже лидеров.

Таким образом, иммигранты и их потомки будут стимулировать рост населения США в течение следующей половины столетия, превратив эту страну в место, где ни одна расовая или этническая группа не будет находиться в абсолютном большинстве. Более того, отмечая важность иммиграции, сотрудник Центра исследований Pew Джефф Пассел утверждает: “Без иммигрантов население США начнет уменьшаться”.

Иммиграционная политика США: тенденции и результаты

Иммиграционная политика США находится под воздействием ряда факторов, не дающих выработке эффективных стратегических решений в этой области. К таким факторам относится, в частности, влияние переменчивых общественных настроений, непонимание социальной и экономической природы иммиграции, сложившаяся практика благоприятствования коренному населению страны в ущерб приезжим иностранцам, а также различные политические соображения. Иммиграция в США обусловлена целым рядом причин. В обширной специальной литературе названы, среди прочих, следующие: наличие социальных сетей, способствующих миграции, недостаток рабочих мест на родине иммигрантов, потребность американской экономики в дешевой рабочей силе.

С самого момента своего образования Соединенные Штаты Америки представляли особый интерес для иммигрантов. Будучи построенной силами приехавших сюда европейских миссионеров, Америка превратилась в универсальный источник природных ресурсов, богатства и работы. На протяжении большей части истории США иммиграция является основным источником роста населения и культурных изменений. Экономические, социальные и политические аспекты иммиграции вызвали споры в отношении этнической, экономической выгоды, рабочие места для неиммигрантов, населенных пунктов, воздействие на восходящую социальную мобильность, преступность, и его поведение при голосовании.

В первые сто лет существования американского государства иммиграция в США не составляла проблемы, поскольку американское общество целиком состояло из переселенцев и обладало обширными возможностями для трудоустройства прибывающих приезжих. До начала XiX века не существовало никакого специального закона, касающегося иммиграции, и не велись официальные списки прибывающих. В Xviii веке вопрос об ограничении иммиграции не возникал. В 1798 году были приняты законы об иностранцах и подстрекательстве к мятежу. Эти законы не преследовали цель контролировать иммиграцию, скорее, они было направлены на выбор людей, достойных стать гражданами Америки. Федералисты, бывшие у власти в 1790-х годах, считали, что иммигранты из Европы в большинстве своем являются сторонниками оппозиции, т. е. демократических республиканцев. Стремясь закрепиться у власти, федералисты увеличили срок пребывания в стране, необходимый для получения гражданства, до четырнадцати лет. В 1802 году эти законы были отменены.

В 1850-х годах была весьма популярна так называемая Партия «незнаек», известная так же, как Орден звездно-полосатого флага, которая возглавила националистическую политику, направленную против рабочих-иммигрантов и католиков. Она выступала за увеличение срока натурализации, всячески стараясь воспрепятствовать всем, кроме выходцев из западноевропейских государств, в получении гражданства США. Члены партии были убеждены, что восточные европейцы и католики своим присутствием подрывают культурные устои Америки [1]. Некоторое время «незнайки» контролировали законодательные органы нескольких северовосточных штатов. С началом Гражданской войны это движение утратило силу. С 1870 по 1920 год в США иммигрировало около 26 миллионов человек, что превышало все население страны по данным на 1850 год. За эти пятьдесят лет образ американского иммигранта приобретает романтические черты. Пункты приема иммигрантов в то время располагались в основном на восточном побережье. Иммигрантов, приплывавших в страну через Нью-Йоркскую гавань, встречала статуя Свободы, затем их доставляли на остров Эллис – крупнейший перевалочный пункт Америки. Большинство переселенцев были уроженцами европейских стран. Это немаловажное обстоятельство часто упускается из виду. Иммигрантский контингент резко изменился (заодно изменив демографический состав всей Америки) лишь в ХХ веке, когда большую часть приезжих составили выходцы из Азии и Латинской Америки.

По окончанию Первой мировой войны антииммигрантские настроения снова дали о себе знать. Опросы общественного мнения выявили опасения многих американцев, что приток европейских иммигрантов из разоренных войной государств приведет к возрастанию конкуренции на рынке труда. Кроме того, снова усилились антииммигрантские настроения в отношении определенных групп выходцев из Европы. Исходя из экономических мотивов и соображений нативизма, в 1921 и 1924 годах Конгресс США принял так называемые Постановления об ограничении квот, ознаменовавшие начало особых ограничений на въезд в США определенных групп иммигрантов. В эти группы входили выходцы из Восточной Европы, Африки, Австралии и Азии. Тем не менее на представителей западного полушария ограничения не распространялись [1].

Читайте также:  История антииммигрантских движений в США

Принятие этих законов поставило перед Службой иммиграции и натурализации новую и непредвиденную задачу. Дело в том, что все моряки прибывающих в США судов имели право сходить на берег, и многие из тех, кому по закону въезд в страну был запрещен, пользовались этим, чтобы инсценировать дезертирство с корабля. Кроме того, все больше европейцев, которым не удавалось получить право на въезд изза отсутствия необходимых документов или по законам о неграмотности, перебирались в США через мексиканскую границу. В 1922 году через Мексику в США проникло 309 556 человек, а в 1923 году их число почти удвоилось, достигнув 600 тысяч [2].

В помощь пограничным пропускным пунктам, по решению конгресса, было организовано патрульное подразделение, члены которого стали верхом на лошадях регулярно объезжать мексиканскую и канадскую границу. Нужно отметить, что в этот период не существовало строгих ограничений на въезд из Мексики, поскольку мексиканцы, как правило, не оставались в США надолго. Мексиканская миграция была явлением двусторонним и относительно сбалансированным. Однако революция, произошедшая в Мексике, вызвала в 1911 году первый приток мексиканцев в страну. По имеющимся данным, в Соединенные Штаты въехало тогда на легальной основе приблизительно 250 тысяч мексиканцев. В это же время внутри мексиканского сообщества сформировались социальные сети, функционирующие по сей день.

Вторая мировая война вызвала в США острую нехватку трудовых ресурсов, вновь возникла необходимость привлечения иностранной рабочей силы. В документах значится, что в 1946 году Служба иммиграции и натурализации при содействии Министерства труда США трудоустроила в сельском хозяйстве и тяжелой промышленности 82 000 рабочих. Было зарегистрировано 43 088 мексиканцев, 9 589 ямайцев, 5 052 жителя Багамских островов, 2 187 жителей Барбадоса, 669 жителей Ньюфаундленда и 160 гондурасских рабочих.

Начиная с 1942 года в аграрном секторе появилась возможность сезонного найма дешевой рабочей силы. Правительство Соединенных Штатов в сотрудничестве с мексиканским правительством разработало упрощенную систему заключения трудовых договоров, получившую название «программа брасеро». Эта программа предоставляла мексиканцам статус сезонных сельскохозяйственных рабочих. Вместе с тем она была подвергнута критике за чрезмерную эксплуатацию мексиканских рабочих. Наниматель имел право по собственному усмотрению назначать размер их заработной платы, определять условия труда, отдыха, питания. Положение бесправных сезонных рабочих сравнивали с рабским. В начале 60-х годов программа была остановлена обоими государствами. Тяжелые условия труда, созданные «программой брасеро», привели к тому, что иммигранты предпочитали въезжать в страну на заработки нелегально [1].

Во время корейской войны (начало 1950-х годов) вновь стала ощущаться острая нехватка рабочих рук. Вскоре почти единогласно был восстановлен закон, позволявший нанимать на работу мексиканцев. Служба иммиграции и натурализации приступила к найму рабочих и отсылке их на сельскохозяйственные предприятия. К 1964 году, когда этот закон прекратил свое действие, Служба иммиграции и натурализации обеспечила работой на юго-западных плантациях и ранчо около трех миллионов иммигрантов [3].

Наряду с другими законами, принятыми в 1960-е годы («О гражданских правах», «Об избирательном праве», «О равноправии при трудоустройстве»), Закон об иммиграции 1965 года предоставлял права въезда в страну лицам, которым ранее было отказано в допуске по этническим признаку [4]. Был также снят запрет, касающийся некоторых других групп иммигрантов, и созданы льготные условия для воссоединения семей иммигрантов. Жители стран Азии и Латинской Америки, ранее не имевшие права на въезд, теперь устремились в огромном количестве. Неудивительно, что сотрудникам Службы иммиграции и натурализации пришлось работать с удвоенной энергией.

Общественные и политические беспорядки в странах Восточной Азии и Центральной Америки вызвали большой поток беженцев. В 1960е и начале 1970-х годов США приняли многих выходцев из этих стран сверх существовавших норм. В 1980 году, в дополнение к системе льгот, введенных в 1965 году, Законом о беженцах была установлена особая процедура допуска беженцев в страну. В этом законе давалось определение статуса беженца и были введены правила подсчета количества беженцев, которое в состоянии принять государство. В 1980-е годы количество нелегальных иммигрантов в США значительно возросло.

Правительство постаралось снизить экономическую привлекательность работы в США. Политики рассчитывали, что, создав препятствия для трудоустройства иммигрантов, они смогут существенно снизить их приток. В 1986 году был принят Закон об иммиграционной реформе и контроле. Главной целью этого закона было уменьшение числа нелегальных иммигрантов в США. Для этого предстояло реализовать два положения: «О санкциях в отношении работодателей» и «Легализация иммигрантов». Первое должно было лишить иммиграцию привлекательности для тех, кто стремился в США в поисках работы, второе узаконивало пребывание нелегальных иммигрантов, уже находящихся в США, с тем чтобы снизить общее число нелегальных иммигрантов. В результате этих нововведений около трех миллионов иммигрантов смогли оформить документы для получения легального статуса.

В 1990 году иммиграционная политика снова была подвергнута коренному пересмотру. Согласно Закону об иммиграции 1990 года, число иммигрантов, работающих в стране по так называемой «гибкой схеме» («flexible cap»), увеличилось до 675 000 человек, были выделены средства на увеличение числа патрульных нарядов, для чего были наняты дополнительно 1 000 пограничников [4]. Основные направления деятельности Службы иммиграции и натурализации были пересмотрены, больший удельный вес стали занимать мероприятия по ограничению въезда и натурализации, а также по депортации нелегальных иммигрантов. Меры по усилению пограничного контроля, особенно жесткие в штатах Техас и Калифорния, привели к тому, что умножилось число нелегальных переходов через менее охраняемую аризонскую границу. Температура в районе Ногалеса (штат Аризона) может достигать 120 градусов по Фаренгейту (49°C). Результатом явилось то, что уровень смертности среди иммигрантов, в большинстве своем неготовых к столь суровому климату, увеличился в четыре раза по сравнению с 1993 годом.

Террористическая атака 11 сентября на Международный торговый центр и Пентагон повлекла за собой необходимость абсолютно новых политических решений. Сразу после терактов пограничные службы получили распоряжение перекрыть границы и разместить агентов в аэропортах, что в очередной раз продемонстрировало чисто реактивный характер американской иммиграционной политики. Внимание общества переключилось с нелегальных иммигрантов на «засидевшихся», т. е. иммигрантов, оставшихся в стране после окончания действия визы. Общество потребовало ответа на вопрос, как могло произойти, что нескольким террористам удалось въехать в страну «легально». Политики, чутко реагирующие на перемены общественного настроения, подготовили ряд инициатив экономического характера для решения проблемы «засидевшихся». И хотя специалисты по иммиграции говорили об этой проблеме задолго

до совершения терактов, лишь в настоящее время вводится новая система оформления статуса студентов-иностранцев и участников программы обмена.

Проблема иммиграции в США, как легальной, так и нелегальной, чрезвычайно сложна. Специалисты высказывают мнение, что относительно благополучное состояние американской экономики в настоящее время позволяет привлечь в нее больше иностранных рабочих, не считаясь с мнением тех, кто боится потерять работу из-за иммигрантов или полагает, что иммигранты отнимают у них льготы. И действительно, представители деловых кругов требуют новой «программы брасеро» для пополнения рынка рабочей силы. Мексиканским рабочим предоставляются временные разрешения на работу в США в сфере услуг. Они нужны в гостиничном бизнесе, в сельском хозяйстве, в сфере обслуживания пенитенциарных заведений. Обобщая, можно сказать, что в периоды экономической стабильности политики более радикально решают вопросы, связанные с иммиграцией [1].

Иммиграция в США обусловлена целым рядом причин. В обширной специальной литературе названы, среди прочих, следующие: наличие социальных сетей, способствующих миграции [4], недостаток рабочих мест на родине иммигрантов [5], потребность американской экономики в дешевой рабочей силе [6]. Кроме того, иммиграция, в первую очередь мексиканская, является результатом политики экономической экспансии, проводимой Соединенными Штатами. В результате расширения торговли и либерализации законодательства связи между Мексикой и приграничными штатами стали гораздо более тесными. Расширение американского экономического присутствия привело к тому, что миллионы мексиканцев, которых не коснулась экономическая реструктуризация, захотели переехать в США.

Социальные и экономические последствия таких демографических изменений документально подтверждены и могут оказаться неожиданными для широкой общественности. Так, исследования показали, что само участие иммигрантов в экономике страны приводит к увеличению налоговых поступлений на федеральном и местном уровнях, а также к росту потребительских расходов [7]. Помимо этого, иммигранты создают рабочие места для американцев и, судя по всему, не вызывают увеличения безработицы. Тем не менее иностранным рабочим недоплачивают и подвергают их эксплуатации. Их привозят в страну, а затем, если безработица начинает расти, отправляют домой, превращая в козлов отпущения в периоды экономических кризисов [7].

Оценки экономических последствий иммиграции достаточно противоречивы. Экономическая «отдача» иммигрантов второй волны уменьшается – во многом вследствие снижения их среднего квалификационного уровня. Это тормозит рост заработной платы и создает серьезную нагрузку на рынок труда, финансовые системы и социальные службы ведущих по количеству иммигрантов штатов.

И все же в долгосрочной перспективе иммиграция продолжит играть очень важную роль и как фактор роста населения, и как стимулятор экономической активности. Она обеспечивает подпитку экономики и низкооплачиваемой рабочей силой, и высококвалифицированными специалистами (а это и значительная экономия средств на их подготовку). Например, в 1998-м инженеры китайского и индийского происхождения контролировали приблизительно четверть высокотехнологичных бизнесов в калифорнийской Силиконовой долине с годовым объемом продаж в 17,8 млрд. долларов.

В целом можно выделить три основных фактора, в первую очередь определяющие важность иммиграции:

  • приток высококвалифицированных специалистов, облегчающий нагрузку на образовательную систему Соединенных Штатов и снижающий затраты на их подготовку;
  • приток малоквалифицированной и низкооплачиваемой рабочей силы, обеспечивающий заполнение непривлекательных для американцев рабочих мест и позволяющий снизить производственные издержки и цены, особенно в строительстве, сельском хозяйстве и сфере услуг;
  • широкомасштабная подготовка иностранных студентов в американских вузах, позволяющая осуществить отбор лучших кадров для предоставления им работы и местожительства в США и стимулировать формирование носителей новой политической культуры и идеологии среди тех, кто затем вернется домой. Последний аспект иммиграции особенно важен, поскольку она обеспечивает расширение американского политического, экономического и культурного влияния в странах эмиграции. Иммиграция важна также с точки зрения изменения демографической структуры населения. В частности, американское население заметно стареет, хотя и не столь быстро, как это происходит в Европе и России. Ожидается, что доля лиц в возрасте старше 65 лет, составлявшая в 1990 году 12%, к 2030-му может возрасти до 22%.

Нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что иммиграция из Латинской Америки способствует экономической стабилизации в государствах южнее Соединенных Штатов: она снижает давление на рынок труда в этих странах и обеспечивает поток денежных переводов примерно 45 млрд. долларов ежегодно. В Мексике, например, около 18% населения получают переводы из США [7].

Необходимо искать новые формы иммиграционной политики. С одной стороны, иммиграция несет в себе огромный положительный заряд, а с другой – остановить поток нелегалов демократическим путем практически невозможно, особенно когда относительно благополучная страна граничит с гораздо более бедными и трудоизбыточными государствами. Как недавно писал известный политолог Джозеф Най, современный мир характеризуется «размыванием границ». Этот процесс, стимулируемый как рыночными, так и технологическими факторами, ведет к интенсификации международного движения не только товаров и услуг, но и рабочей силы. Наряду с изменениями в отношении мирового сообщества к вопросам прав человека и государственного суверенитета, этот процесс вынуждает многие страны, в том числе и США, пересматривать свои взгляды на миграцию и методы миграционной политики.

Иммиграция в США: от колониального периода до наших дней

Колониальный период

Наиболее длительной по времени волной миграции в США был период освоения новых земель. Эпоха колонизации Нового света началась в середине 17-го века и длилась вплоть до войны за независимость. Основными странами – донорами мигрантов были Великобритания со всеми своими землями (Ирландией, Шотландией, Англией и Уэльсом), страны Северной Европы (Швеция, Дания, Нидерланды), Германия, Франция. Мигранты из разных стран предпочитали размещаться в разных колониях, которые впоследствии стали отдельными штатами.

Причинами, побуждавшими первых переселенцев в США покидать свою родину и уезжать за океан, были разные ситуации экономического, политического, социального и религиозного характера. В Западной Европе продолжалась промышленная революция, породившая масштабные миграционные процессы. Кроме того, религиозные притеснения протестантов и гугенотов также способствовали их желанию переехать подальше от плохой жизни.

Первые мигранты занимались земледелием, будучи наемными работниками. Впоследствии им удавалось получить небольшой надел земли и заниматься своим делом. Несмотря на очень тяжелые условия работы , их жизнь можно было считать более успешной, чем на родине.

Массовый период миграции

Несмотря на большую длительность колониального периода миграции, численность новоприбывших была не очень большой. Массовой волной миграции считается вторая, которая продолжалась с начала 19-го века до конца столетия. За этот период в США приехали более 15 миллионов новых жителей из разных стран Европы.

Иммиграция того периода характеризовалась большим ареалом стран-доноров. В первую очередь это Ирландия и Германия (вернее, земли, которые впоследствии станут Германией), Швеция, Польша, Франция, Италия, Англия. Кроме того, в южные штаты хлынул поток мексиканцев, а в северные начали перебираться канадцы. В середине 19-го века Америку открыли для себя китайцы, сформировав первую волну иммиграции.

Переселенцы того периода занимались сельским хозяйством, активно продвигаясь на запад континента и осваивая новые земли. Часть иммигрантов останавливалась в стремительно растущих городах — Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии и других.

Основными причинами второй волны иммиграции в США можно назвать активное освоение Среднего Запада и открытие порта в Нью-Йорке. Кроме того, США переживали экономический подъем: бурное развитие промышленности требовало новых рабочих. С другой стороны, в Европе, только отошедшей от наполеоновских войн, появилась масса молодых людей, ищущих свое место в жизни. При этом стремительная индустриализация и переход сельского хозяйства на другие принципы не требовали большого количества рабочей силы. Естественно, что молодое государство за океаном манило многих своими возможностями.

Характерным является расселение новых жителей компактными группами. Средний Запад, ставший к середине 19-го столетия самым плодородным регионом мира, стал новым домом для целых общин из Дании, Норвегии, Швеции, Богемии и Германии. Кстати, в этот период появились первые признаки недовольства и даже враждебности со стороны старожилов к иммигрантам. Причина такого отношения связана с религией — иммигранты-католики из Ирландии вызвали недовольство протестантов, составлявших на тот период большинство населения США.

Читайте также:  Индейцы в США

Еще одним негативным фактором того времени было резкое неприятие китайцев, также устремившихся в Соединенные Штаты в поисках счастья. Впервые для США был принят закон «Об исключении китайцев» в 1882 году. Это была политика ограничения.

Третий период иммиграции в США

Очередная волна миграции в США началась вскоре после Гражданской войны и продолжалась до Великой американской депрессии. Эта волна характеризуется новыми источниками миграции, а также постоянным совершенствованием средств перемещения через океаны. Мощные и вместительные пароходы перевозили мигрантов в большем количестве и за меньшее время, чем старинные парусники.

Источниками миграции того периода были страны Южной и Восточной Европы: Италия, Греция, Румыния, Венгрия, Польша и другие. Волна индустриализации добралась и сюда, что породило такую же необходимость в поисках рабочих мест для огромного количества людей. За указанный период из Европы в США переехало свыше 25 миллионов человек, что стало самой масштабной волной миграции с момента колонизации Америки. Этот период характеризуется волной миграции из России, растерзанной Гражданской войной и предшествовавшей сменой политического строя.

Отличием данной волны миграции от предыдущей является тот факт, что вся масса людей оседала в городах, став основной рабочей силой для зарождавшихся отраслей промышленности — автомобильной, сталелитейной, химической и так далее. Именно эти люди стали причиной экономического подъема США и становления государства в качестве промышленного гегемона.

Эта волна иммигрантов также столкнулась с негативным к себе отношением со стороны людей, живших здесь несколько поколений. Причем ксенофобия стала организованной, была создана Лига за ограничение иммиграции в США. Такой ограничительный закон был принят в 1921 году под названием «Закон о национальном происхождении». Была ограничена общая численность иммигрантов, а также введены ограничения по национальному признаку. В привилегированном положении оказались выходцы из стран Северной и Западной Европы, а под запретом — жители Азии и Южной Европы.

Последняя эпоха иммиграции

Принятый в 1920-е годы закон об ограничении иммиграции не распространялся на страны Западного полушария. Вплоть до 1965 года иммигранты из стран Карибского бассейна, Мексики, других стран Южной Америки успели буквально наводнить некоторые штаты . Кроме того, знаковыми были волны миграции евреев из предвоенной Германии, венгров после событий 1956 года, кубинцев с залитого кровью острова. Но при этом закон об ограничении иммиграции действовал, обрастая ужесточающими поправками.

В 1965 году наступил большой перелом в законодательстве об иммиграции. Закон Харта – Селлера полностью менял принципы квотирования по национальному признаку. Квоты были заменены на категории по семейному или родственному признакам, а также по профессиональным навыкам. США приветствовали иммигрантов, имевших навыки в необходимых профессиях. Кроме того, приоритет получили иммигранты, имевшие родственников в США.

Изначально при помощи этого закона удалось изменить вектор иммиграции в сторону европейских стран, но впоследствии жители Кореи, Индии и других азиатских государств буквально хлынули в США. К новому тысячелетию объем иммиграции достиг уровня 1900 года. Таким образом иммигранты снова стали основной силой, формирующей нацию.

Выходцы из СССР и России в течение 20-го века постоянно пополняли число жителей США. Советский период ознаменовался массовым выездом интеллигенции, после распада СССР в США хлынул большой поток людей, покинувших родину в поисках лучшей жизни.

Начало 21-го века характеризуется дебатами в обществе о принятии законов, ужесточающих иммиграцию. Американцы видят в новых жителях угрозу для своего уклада и образа жизни, неприятие своих правил и знаменитой американской мечты .

Существует и противоположное мнение — о положительном влиянии иммиграции на развитие американской экономики и общества в целом.

В настоящее время тройка стран – лидеров по количеству мигрантов в США выглядит следующим образом: Мексика, Китай, Индия. Всего мигранты составляют 13% от общего числа жителей Соединенных Штатов.

КАК ИММИГРАНТЫ ПОПОЛНЯЮТ ОБЩЕСТВО — ИММИГРАЦИЯ И ИСТОРИЯ США

Десятки миллионов иммигрантов за четыре столетия сформировали современные Соединенные Штаты. Они приехали, чтобы строить новую жизнь и зарабатывать в Новом Свет, их нелегкий труд принес пользу им самим и их новой родине.
Хейша Дайнер (Hasia Diner) — профессор истории в Нью-Йоркском университете в городе Нью-Йорке

Миллионы женщин и мужчин со всего мира решились иммигрировать в Соединенные Штаты. Этот факт — одна из основ развития страны и залог процесса, обладающего принципиальным значением для истоков формирования нации: ее становления в качестве нового и независимого государства и последующего превращения из атлантического форпоста в мировую державу. В первую очередь, это относится к экономическому росту страны. Соединенные Штаты Америки созданы иммигрантами.
Подобно многим другим обществам переселенцев, Соединенные Штаты, как до обретения независимости, так и после него, полагались на поток прибывающих из других стран, которые осваивали ее открытые незаселенные земли. Эту историческую действительность США разделили с Канадой, ЮАР, Австралией, Новой Зеландией, Аргентиной и другими странами.
Имперские державы, претендовавшие на свободные земли, обладали доступом к двум из трех элементов, которые необходимы для достижения их главной цели — добычи природных ресурсов в колониях. В их распоряжении были земля и капитал. Однако не хватало людей, которые занимались бы сельским хозяйством, лесозаготовками, добычей полезных ископаемых, охотой и так далее. Управляющие колониями с большим или меньшим успехом пытались воспользоваться местной рабочей силой и поощряли торговлю африканскими рабами, вследствие которой миллионы мигрантов против своей воли оказались в Новом Свете.
Однако иммиграция сыграла решающую роль не только в создании возможностей для развития Америки, но и в формировании основ ее общественного строя. Историю США можно условно поделить на пять отдельных периодов. В течение этих периодов наблюдались разные темпы миграции из совершенно разных уголков мира. Каждый из них во многом стал отражением особенностей американского общества и экономики и одновременно оставил на них свой отпечаток.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ
Первая и самая продолжительная эпоха продлилась с 17-го века до начала 19-го столетия. Иммигранты прибывали из разных мест, в том числе из германского Пфальца, из Франции (протестанты-гугеноты) и из Нидерландов. Среди иммигрантов были иудеи из Нидерландов и из Польши, однако большинство иммигрантов той поры были родом с Британских островов, причем англичане, шотландцы, валлийцы и ирландцы из Ольстера тяготели к разным колониям (позднее ставшим штатами) и регионам.
Эти иммигранты, которых обычно называют переселенцами, в основном, предпочитали заниматься земледелием: обещание дешевой земли было важным стимулом для обедневших выходцев из северной и западной Европы, которые не могли воспользоваться плодами модернизации экономики у себя на родине. Особого внимания заслуживает отдельная группа иммигрантов, поскольку их опыт во многом проливает свет на движущие силы иммиграции. В ту эпоху многие переселенцы прибывали в Америку в качестве подневольных работников. Они заключали договоры с работодателями, в которых определялись время и условия труда в качестве платы за переезд в Новый Свет. Хотя условия работы были очень суровыми, в результате своего труда подневольные работники получали в собственность небольшие земельные наделы, которые они могли обрабатывать, став независимыми фермерами-йоменами.

МАССОВАЯ МИГРАЦИЯ
Число людей, приехавших в эту давнюю эпоху, было относительно небольшим. Однако к 20-м годам 19-го века ситуация изменилась. Этот период стал первой эпохой массовой миграции населения. Со второго десятилетия до 1880-х годов в Соединенные Штаты прибыло около 15 миллионов иммигрантов. Многие предпочли заняться сельским хозяйством на Среднем Западе и Северо-востоке, другие направлялись в такие города, как Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон и Балтимор.
Этот переходный период обусловлен факторами, которые действовали как в Европе, так и в Соединенных Штатах. После окончания наполеоновских войн в Европе молодые люди оказались свободными от военной службы. Это позволяло им вернуться на родину, в то время как индустриализация и сельскохозяйственная консолидация в Англии, Скандинавии и странах центральной Европы преобразили отечественную экономику. В результате образовался класс молодых людей, которые при новом строе не могли заработать себе на жизнь. Спрос на труд иммигрантов возрос в связи с двумя важными тенденциями в США: заселением американского Среднего Запада после открытия канала Эри в 1825 году и связанным с ним становлением порта в Нью-Йорке, а также началом промышленного развития в Соединенных Штатах, особенно текстильной отрасли, центр которой находился в Новой Англии.
Иммигранты, как правило, группировались в определенных городах и регионах. Американский Средний Запад, ставший в середине 19-го века одним из самых плодородных сельскохозяйственных регионов мира, привлек сплоченные и относительно однородные общины иммигрантов из Швеции, Норвегии, Дании, Богемии и различных территорий, которые в 1871 году стали единой Германией.
В эту эпоху произошел первый крупномасштабный приток иммигрантов-католиков в преимущественно протестантские Соединенные Штаты. Эти люди — в основном, ирландцы — вызвали первую в истории страны серьезную волну враждебного отношения к иммигрантам, которая сочетала в себе неприятие иммигрантов в целом с боязнью католицизма и ирландцев. В десятилетия, предшествовавшие Гражданской войне в США (1861-1865), теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами привела к возникновению мощного политического движения и даже политической партии «незнаек», которые сделали опорными пунктами своей платформы негативное отношение к иммиграции и католичеству. В этот период на американский Запад также прибыли немногочисленные китайцы. Американцы, родившиеся в стране, бурно и отрицательно реагировали на их приезд, что привело к принятию единственного иммиграционного закона США, в котором конкретная группа людей была названа главным объектом ограничительной политики — «Закона об исключении китайцев» 1882 года.

ВОЛНА СТАНОВИТСЯ НАВОДНЕНИЕМ
В десятилетия после Гражданской войны с появлением новых источников иммиграции стали совершенствоваться средства для путешествий через океан. Если прежние иммигранты прибывали в Соединенные Штаты на парусниках, то нововведения в пароходном сообщении позволили более крупным морским судам привозить в США больше иммигрантов. В ту эпоху иммигранты прибывали, как правило, из южной и восточной Европы — регионов, которые в конце 19-го и начале 20-го веков претерпевали такие же экономические преобразования, какие ранее произошли в западной и северной Европа.
Как и среди иммигрантов прежнего периода, среди новых прибывающих в Америку преобладала молодежь. Эту миграционную волну, ставшую третей в истории иммиграции в США, скорее можно назвать наводнением иммигрантов, так как океан пересекли почти 25 миллионов европейцев. Большинство этих мигрантов составляли итальянцы, греки, венгры, поляки и другие люди, говорившие на славянских языках. Среди них было от 2,5 до 3 миллионов евреев.
Каждая группа отличалась характерными миграционными особенностями по соотношению между мужчинами и женщинами среди мигрантов, постоянству своей миграции, уровню грамотности, количеству взрослых и детей и т.п. Но у всех групп была одна общая характеристика: они стекались в города и составляли большинство промышленной рабочей силы в США, обеспечивавшее становление сталелитейной, угольной, автомобильной, текстильной и швейной промышленности. Эти люди дали возможность Соединенным Штатам оказаться в первых рядах мировых экономических гигантов.
Их тяга к городам, большая численность и достаточно элементарная, свойственная людям антипатия к иностранцам привели к возникновению второй волны организованной ксенофобии. К 1890-м годам многие американцы, особенно из числа зажиточных белых местных уроженцев, считали, что иммиграция серьезно угрожает здоровью и безопасности страны. В 1893 году группа таких американцев создала Лигу за ограничение иммиграции. Наряду с другими аналогично настроенными организациями, она начала добиваться от Конгресса резкого сокращения иммиграции из-за рубежа.

ПРИНЯТИЕ ЗАКОНОВ ОБ ИММИГРАЦИИ
Ограничение постепенно продолжалось в конце 19-го и начале 20-го веков, сразу после Первой мировой войны (1914-1918) и в начале 1920-х годов Конгресс изменил основы политики страны в отношении иммиграции. В принятом в 1921 году Законе о национальном происхождении (в окончательной форме утвержденном в 1924 году) не только ограничивалось число иммигрантов, которые могли въезжать в Соединенные Штаты, но и устанавливались квоты, основанные на национальном происхождении. Этот сложный законодательный акт, по существу, отдавал предпочтение иммигрантам из северной и западной Европы, резко ограничивая число прибывающих из восточной и южной Европы и объявляя нецелесообразным прием иммигрантов из Азии в Соединенных Штатах.
Однако квоты не распространялись на Западное полушарие, и в 1920-е годы наступила предпоследняя эпоха в истории американской иммиграции. Иммигранты довольно свободно переезжали из Мексики, Карибского бассейна (включая Ямайку, Барбадос и Гаити) и других частей Центральной и Южной Америки. Эта эпоха, на которой отразилось применение закона 1924 года, продолжалась до 1965 года. На протяжении этих сорока лет Соединенные Штаты начали постепенно принимать ограниченное количество беженцев. Еврейские беженцы из нацистской Германии перед Второй мировой войной, те, кто пережил Холокост, перемещенные лица разных национальностей, бежавшие от коммунистического правления в Восточной Европе, венгры, искавшие убежища после неудавшегося восстания в 1956 году, и кубинцы после революции 1960 года смогли найти себе пристанище в Соединенных Штатах, потому что американцы не могли оставаться равнодушными к их тяжелой участи. Однако основной закон об иммиграции оставался в силе.

ЗАКОН ХАРТА-СЕЛЛЕРА
Все изменилось в 1965 году с принятием Закона Харта-Селлера — побочного продукта революции в области гражданских прав и жемчужины среди программ президента Линдона Джонсона «Великое общество». Эта мера не предназначалась для стимулирования иммиграции из Азии, с Ближнего Востока, из Африки и других развивающихся регионов мира. Напротив, отказавшись от системы квот по расовому признаку, ее авторы рассчитывали на то, что иммигранты будут приезжать из «традиционных» обществ, присылавших их ранее, таких, как Италия, Греция и Польша. Жители этих стран испытывали затруднения в связи с очень низкими квотами по закону 1924 года. В новом законе квоты были заменены льготными категориями, основанными на семейных связях и трудовых навыках. При этом особое предпочтение отдавалось иммигрантам, имеющим родственников в Соединенных Штатах, и профессиям, в которых остро нуждалась страна по оценкам Министерства труда США. Но после 1970 года, вслед за первоначальным притоком из этих стран, иммигранты начали прибывать из Кореи, Китая, Индии, Филиппин и Пакистана, а также из стран Африки. К 2000 году иммиграция в США достигла уровня 1900 года, и Соединенные Штаты вновь стали страной, которая формируется и преобразуется под воздействием иммиграции.
В начале 21-го века американское общество снова втянулось в дебаты об иммиграции и роли иммигрантов в американском обществе. Кому-то новые иммигранты кажутся неготовыми или неспособными к ассимиляции в американском обществе, уделяющими слишком большое внимание сохранению своих связей в других странах и чересчур далекими от основных американских ценностей. Как и в прошлом, некоторые критики современных иммигрантов полагают, что приезжие отбирают рабочие места у американцев и создают чрезмерную нагрузку на системы образования, социального обеспечения и здравоохранения. Многие участники дебатов считают, что многочисленные нелегальные иммигранты (лица без официальных документов) угрожают основам общественной структуры в стране. Они полагают, что каждая новая волна иммигрантов вселяла в американцев, в том числе в детей и внуков прежних иммигрантов, страх, подозрительность и обеспокоенность. При этом многие ошибочно утверждают, что новая группа прибывающих в страну каким-то образом не впишется в общество и сохранит приверженность старому и чуждому образу жизни. В свою очередь, сторонники иммиграции и большинство специалистов по истории иммиграции утверждают, что иммигранты обогащают Соединенные Штаты, оказывая ценные услуги стране.
Во все периоды истории США, от колониальных времен 17-го столетия до начала 21-го века, прибывавшие со всего мира люди останавливали свой выбор на американском опыте. Они приезжали как иностранцы, носители языков, культур и религий, которые порой казались чуждыми сути Америки. Со временем, по мере того как менялись представления об американской культуре, иммигранты и их потомки создавали этнические общины и одновременно участвовали в гражданской жизни Америки, внося вклад в жизнь всей страны.

Читайте также:  Церковь и итальянские иммигранты в США

Америка – страна иммигрантов? Популярное заблуждение

Всем известно, что Америка – страна иммигрантов. Это тривиальная истина. Президент Джон Кеннеди, сам внук ирландских иммигрантов, процитировал в своей книге “Нация иммигрантов” (разумеется, написанной его «литературным негром» Тедом Соренсеном) знаменитые слова другого президента — Франклина Рузвельта, обращенные в 1938 году к Национальному обществу «Дочери американской революции» (эксклюзивное женское общество, члены которого происходят по прямой линии от участников борьбы за независимость Америки от британской короны – В.В.): “Не забывайте, никогда не забывайте, что все мы, а вы и я в особенности, являемся потомками иммигрантов и революционеров”.

Но тот факт, что то или иное представление стало расхожей истиной, совсем не означает, что оно верно. Ибо Америку можно назвать страной иммигрантов только отчасти и не в первую очередь. А уж высказывание Рузвельта и вовсе грешит против истины. Президент Рузвельт и «дочери американской революции» происходили не от иммигрантов, а от колонистов – переселенцев с Британских островов и из Голландии, прибывших в Новый Свет в XVII и XVIII столетиях.

Разница принципиальная, доказывает в своей книге “Кто мы?” покойный гарвардский историк Сэмюел Хантингтон. Переселенцы покидают свою страну, как правило, группой и отправляются в другие края в поисках лучшей доли или спасаясь от преследований, чаще религиозных, реже этнических, иногда и тех и других. На новом месте колонисты создают свое собственное общество на принципах, отражающих коллективную цель основателей и определяющих их коллективное отношение к себе и к покинутой родине.

Иммигранты же нового общества не создают, они просто переезжают из одной страны в другую. Иммиграция – это, как правило, процесс не коллективный, а личный, захватывающий отдельных людей и семьи, которые в персональном порядке определяют свое отношение к новой стране и к бывшей родине.

Американские колонисты направились в Новый Свет, потому что в их представлении это была целина, пустыня (редкие индейские племена – “дикари” – по их понятиям, были не в счет), где можно было без помех построить новое общество, воплощающее их мечты и чаяния, но при сохранении привезенных ими из-за моря норм и традиций. Со своей стороны, иммигранты приезжали на готовое и вливались в уже существовавшее общество. Прежде чем иммигранты могли приехать в Америку, переселенцы должны были ее создать.

Обосновавшись на новом месте, колонисты воспроизводили привычный быт и культуру оставленной родины. Если не считать новых географических и климатических условий и, конечно, освобождения от гнета, переселенцы фактически полностью сохраняли старый образ жизни и не подвергались психологическим стрессам, порождаемым столкновением с новизной.

В отличие от них иммигранты, попадая в совершенно новую и нередко чуждую среду, неизменно испытывали так называемый “культурный шок”. Приспособление к непривычному укладу неизбежно сопровождалось для них тяжелыми психологическими издержками. Эту горькую чашу на протяжении всей истории иммиграции пришлось испить всем “новым американцам”, независимо от их образования, материального положения и знания английского языка.

Обитатели американских колоний прекрасно сознавали разницу между переселенцами и иммигрантами. Они видели себя как основной, зародышевый элемент нового общества, а отнюдь не как иммигрантов. Колонисты наделили американское общество своим языком, принципами политического устройства, структурой занятости, методами расселения и культурно-бытовыми устоями, к которым приходилось подстраиваться иммигрантам. Более того, сам термин “иммигрант” был введен в английский язык в Америке в 80-х годах XVIII века специально для того, чтобы отличать новоприбывших от “коренного населения” – стоявших у истоков нового общества колонистов и их потомков.

Американская культура всегда была и в значительной степени остается культурой колонистов XVII и XVIII столетий, создавших американское общество. В числе ее центральных, структурообразующих элементов следует назвать христианскую религию, протестантские нормы морали и ценности, трудовую этику, английский язык, британские традиции законности, демократии и ограничения власти государства, а также элементы европейского искусства, литературы, философии и музыки.

На этой культурной почве впоследствии произросла уже чисто американская идея с ее принципами свободы, равенства перед законом, индивидуализма, представительного правительства и примата частной собственности. Последующие поколения иммигрантов немало способствовали развитию этой культуры, но не внесли в нее сколько-нибудь фундаментальных изменений. Что вполне объяснимо, ибо влекла их в Америку в первую очередь именно англо-протестантская культура и порожденные ею политические свободы и экономические возможности.

Иммигранты не цеплялись за свою этническую самобытность, они стремились поскорее войти в американскую жизнь и раствориться в новом для себя обществе. «Плавильный котел» работал на полную мощность, и уже дети, а тем более внуки иммигрантов становились стопроцентными американцами, у которых от этнического прошлого оставались лишь редкие семейные реликвии, сладкие воспоминания о бабушкиных кулинарных чудесах да несколько слов на давно ставшем непонятным языке, произносимых с сильным акцентом.

Вступая в войну с США, Гитлер очень рассчитывал на сочувствие и содействие со стороны американцев немецкого происхождения, которых было особенно много среди военных. Но оказалось, что, в отличие от европейских фольскдойчей, эйзенхауэры и нимицы были преданы американскому флагу ничуть не меньше, чем маршаллы и брэдли. Эти потомки немцев-иммигрантов не мыслили себя иначе как гражданами США.

Таким образом, Америка в своей основе представляет собой колониальное общество в классическом понимании этого понятия. Первые переселенцы, основывающие колонию на новом месте, оказывают решающее влияние на культуру и общественно-политические институты нового общества, «фактически определяя социальную и культурную географию территории, сколь бы малочисленной ни была группа первопроходцев, – указывает антрополог Уилбур Зелински. – Деятельность нескольких сотен или даже нескольких десятков основателей оказывает гораздо более сильное влияние на культурную географию общества, чем вклад десятков тысяч новых иммигрантов спустя несколько поколений».

Образ жизни первых американских колонистов лег в основу устоев нового общества и породил его доминантную политическую и социальную культуру с ее специфическими институтами. Вот почему американцы в громадном большинстве своем, из какой бы части света ни приехали в Новый Свет их предки, имеют все основания считать своей культурной, социальной и политической прародиной «туманный Альбион».

Более того, переселенцы не только не порывали связей со своей покинутой родиной, но выступали как хранители ее культуры. Это заметил еще Алексис де Токвиль, писавший, что для изучения достоинств и недостатков внутренней политики короля Людовика XIV достаточно съездить в Канаду, где они сохранились, как в музее. Токвиль отмечал иронию ситуации: в Канаде его повсюду воспринимали как посланца «старой Франции»: в то время эта «старая Франция» законсервировалась именно в Канаде, а в собственно Франции от нее не осталось и следа.

Кстати, покидающие метрополию группы населения нередко оказываются хранителями не только ее культуры, но и языка, причем в том застывшем виде, в каком они его «вывезли». Так, лингвисты отмечают, что испанский язык базируется на более архаичной форме латыни, чем та, к которой восходят другие языки романской группы. Причина этого в том, что в основу испанского была положена латынь древнейших римских колоний в Испании. Еще один известный пример – ладино, язык, который изгнанные из Испании евреи-сефарды увезли с собой и сохраняют по сей день. Ладино считается наиболее чистым вариантом средневекового испанского.

Традиционные общества складываются стихийно и постепенно, на протяжении веков. Колонии же возникают как результат целенаправленной деятельности, в определенном месте и в определенное время. В силу этого их основатели обычно ощущают потребность закрепить институты нового общества основополагающими документами и выработать планы его развития.

Не случайно первые систематические своды законов на английском языке появились не в Англии (которая испокон веков обходилась прецедентами и традициями), а в колониях – в Виргинии (1606 г.), на Бермудских островах (1612 г.), в Плимуте (1636 г.) и поселении Массачусетского залива (1648 г.). Первой письменной конституцией современной демократии явилось «Фундаментальное уложение Коннектикута», принятое жителями Хартфорда и окрестных поселений в 1638 г.

Колонизация Америки отнюдь не закончилась с появлением первых британских и голландских поселений на атлантическом побережье Нового Света. На протяжении последующих двух с половиной столетий переселенцы двигались на запад вглубь континента, постепенно заселяя новые земли. Одними двигало стремление к лучшей жизни, другие (например, мормоны) бежали от религиозных преследований.

В великом переселении на запад принимали участие как обитатели старых колоний, которым стало тесно на востоке, так и новые иммигранты. Этот процесс закончился лишь на исходе XIX века. В 1890 году по результатам всеобщей переписи населения было официально объявлено, что первопроходческое движение завершилось – дальше переселяться стало некуда.

В 1790 году население Соединеных Штатов (исключая индейцев) составляло 3 920 000 человек, из которых 698 000 были рабы, не считавшиеся полноправными членами общества. С точки зрения этнического состава население юного государства на 80% состояло из лиц британского происхождения (в том числе 60% англичан и 20% шотландцев, которые в свою очередь делились на выходцев из собственно Шотландии и из Ольстера – шести ирландских графств, населенных шотландскими переселенцами). Остальное население составляли в подавляющем большинстве голландцы и немцы. Что касается вероисповедания, 98% жителей США были протестантами.

Иными словами, если не считать рабов, Америка была на редкость однородной страной с точки зрения расового состава, национального происхождения и вероисповедания. Это не укрылось от внимания отцов-основателей. «Провидению было угодно даровать эту территориально монолитную страну единому народу, — писал Джон Джей, — народу, происходящему от общих предков, говорящему на одном и том же языке, исповедующему одну и ту же религию, разделяющему одни и те же принципы государственного устройства, практически единому в своем образе жизни и традициях…».

Ну хорошо, скажете вы, допустим, что иммигранты приехали уже в сложившееся общество, но это ничего не меняет. Их было такое множество, что они полностью погребли под собой потомков колонистов.

Пол Сарбейнс, который три десятка лет заседал в Сенате, представляя родной Мэриленд, рассказывал, что, когда он впервые выставил свою кандидатуру, ему противостоял потомок одной из старейших семей штата. Противник Сарбейнса в своей кампании сделал упор на том, что он – американец в 11-м поколении. Что понимает в делах нашей страны этот без году неделя американец? — вопрошал аристократ.

Тогда Сарбейнс поместил в газетах рекламу, призывая всех избирателей в 11-м поколении или старше голосовать за его соперника, а тех, чьи предки приехали в Америку попозже, – за него, сына греческих иммигрантов. Выборы наглядно продемонстрировали этнический состав мэрилендского электората – Пол Сарбейнс победил со значительным отрывом.

Иными словами, иммигранты настолько преобразили облик Америки, что у нас есть все основания считать США страной иммигрантов, разве не так? Нет, и это тоже миф. Для того, чтобы оценить истинный демографический вклад иммигрантов, обратимся к беспристрастной статистике.

За 180 лет, 1820-2000 гг., в Новый Свет прибыло 66 миллионов иммигрантов, которые существенно изменили расовый, этнический и религиозный состав американского общества. Однако на протяжении всего этого времени, даже в периоды особенно бурного наплыва иммигрантов, доля лиц, родившихся за границей, редко когда превышала 10% общего населения страны.

Объясняется это невиданным демографическим бумом, начавшимся в Америке в конце XVIII века в результате исключительно высокой рождаемости и крутого падения детской смертности. С 1790 по 1800 гг. население страны возросло на 35%, в последующее десятилетие – на 36%, а к 1820 году – еще на 48%. При этом следует отметить, что четыре пятых прироста приходилось на коренное население – из-за наполеоновских войн приток иммигрантов заметно поредел.

Если бы с момента образования американского государства иммиграция была полностью и навсегда запрещена, то в 1990 году в Соединенных Штатах проживало бы 122 миллиона человек. В реальности же численность населения составила 249 миллионов. А это значит, что в 1990 году в структуре американского населения между потомками колонистов и негров-рабов, проживавших в Новом Свете до 1790 г., с одной стороны, и иммигрантами с потомками, с другой, сохранялось примерное равновесие: 49% против 51%.

Из этих цифр ясно, что называть Америку страной иммигрантов – настолько сильная натяжка, что лишает частичную истину всякого подобия реальности. Это также значит игнорировать стержневой, определяющий факт американской истории: Америка появилась на свет в качестве страны колонистов, а не иммигрантов, и как политическое, социальное и культурное явление по сей день остается сколком со “старой доброй Англии”. Хотя либералы неустанно пытаются превратить Америку в страну Третьего мира и, надо сказать, добились в этом направлении несомненных успехов.

Ссылка на основную публикацию