Межэтнические отношения в США

Расовые конфликты в США

В отличие от других западных обществ, в США расово-этнические отношения и конфликты на многих этапах играли самостоятельную, а то и ведущую роль в социальной среде. На протяжении всей истории США его цветное население по своей социально-профессиональной структуре значительно отличалось от белого. Цветные всегда подвергались сверхэксплуатации и расовой дискриминации, принадлежали к самым обездоленным слоям населения.

В результате массовых антирасистских демонстраций, в 1964 г. был принят Закон о гражданских правах, который запретил дискриминацию черных американцев при обслуживании в местах общественного пользования, при приеме на работу и т.д. Также черное население добилось квот при поступлении в образовательные учреждения. Но расизм, исчезнувший с языка американцев, продолжал сохраняться в их сознании. Получившие те же права и льготы «афроамериканцы» стали вызывать недовольство у белых, т.к. они имеют больше детей, чаще сидят в тюрьме, чаще получают пособия по бедности, безработице, воспитанию детей. Белые стали отделяться от черных плотной стеной и, вопреки своим ответам на вопросы служб общественного мнения, не проявляют желания смешиваться с ними в единую нацию. В ответ черные американцы заняли собственную расовую позицию: чтобы обособиться от белых по причине их «неискоренимого расизма», они стремились сформировать собственную субцивилизацию: создавали школы, театры, высшие учебные заведения.

Дискриминации в США подвергались и группы американских граждан, говорящих на испанском языке, в большинстве своем мексиканцев – чиканос. С начала 70-х годов в США въехало около 16 млн. легальных иммигрантов Число нелегалов не точно не известно, но также измеряется миллионами. Поэтому расово-этнический вопрос по-прежнему остается важным.

Хотя сегодня прямой угрозы единству американского общества нет, тем не менее с начала 1970-х гг. обозначились тенденции, которые могут способствовать возникновению расовых конфликтов. Сейчас под влиянием массовой иммиграции из стран Азии, Африки и Латинской Америки усиливается “пористость” американского общества, поскольку в нем наблюдаются более или менее крупные вкрапления общностей китайцев, корейцев, бирманцев, вьетнамцев, мексиканцев и др. Типичным примером такого вкрапления является возникший постепенно в американских городах мир “чайнатаунов” (китайских общин), куда “стопроцентному” американцу хода нет и куда он не стремится.

Расово-этническая проблема в современной Америке представляет собой немалую угрозу для будущего существования белого, англосаксонского населения. В результате неравномерности расселения различных расово-этнических групп по территории страны в ряде регионов сложились мощные кластеры небелого населения (Техас, Калифорния, Нью-Джерси и др.). В результате территориальной концентрации национальных меньшинств на карте США появились многочисленные “цветные” города (Вашингтон, Майами, Детройт, Атланта, Новый Орлеан, Нью-Йорк и др.). Именно озабоченность сохранить себя как западную нацию лежит в основе растущих общественных настроений в пользу ограничения иммиграции. Но ограничение потоков иммигрантов из других частей мира приходит в столкновение с экономическими выгодами для Америки от этого процесса. В результате сегодня снова встает задача интеграции американского общества.

Вопросы для самопроверки:

1.Какие факторы определяют североирландский конфликт?

2.На чем основаны противоречия между валлонами и фламандцами в Бельгии?

3.Каковы методы борьбы этнических меньшинств за свои права в странах Запада?

4.Каковы тенденции в развитии расово-этнических отношениях в США?

Тема 2.5. Этнические и межнациональные конфликты в России
и странах СНГ в конце XX – в начале XXI вв.

Краткое содержание: Причины этнических и межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве. Восстановление конституционного порядка в Чечне. Конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Конфликт в Молдове, образование Приднестровской Молдавской Республики. Обстановка в Таджикистане. Острые межнациональные противоречия на Кавказе. Межнациональные конфликты в Грузии: события в Абхазии и Южной Осетии. Крах вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию. Признание Россией суверенитета Южной Осетии и Абхазии.

Требованияк знаниям и умениям:

Иметь представление: об истории и современном состоянии развития межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве.

Знать:причины межнациональных конфликтов в Нагорном Карабахе, Приднестровье и на Кавказе.

Уметь: обобщать опыт в разрешении конфликтов на религиозной и национальной почве в современной России.

Распад Советского Союза поставил под вопрос законность власти правительств бывших советских республик. Это спровоцировало оппозиционные брожения, активизацию антикоммунистических и националистических сил. Между некоторыми государствами возникли споры и противоречия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Учись учиться, не учась! 10834 – | 8100 – или читать все.

Межнациональные отношения

Изучение межнациональных отношений впервые было поставлено на научную основу в США, где белое население, составляющее большинство, натолкнулось на сопротивление, которое им оказывало чернокожее население страны, находившееся в численном меньшинстве.

Поскольку Америка на протяжении всего ХХ столетия продолжала притягивать десятки миллионов мигрантов со всех концов света, то к концу ХХ века численность всех белых и всех небелых почти выровнялась. Более того, доля первых стала сокращаться, а доля вторых интенсивно нарастать. Специалисты стали поговаривать о том, что вскоре белые станут в США этническим меньшинством. Сегодня уже многие “белые” (итальянцы, албанцы, сербы, литовцы и т.д.) требуют статуса национального меньшинства и создают этнические ассоциации (клубы, партии).

Одновременно с этим усложнялись взаимоотношения между старыми и новыми меньшинствами. В то время как численность афро-американцев стабилизировалась, количество латино- и азиато-американцев постоянно увеличивалось. Между тремя типами меньшинств – выходцев из Африки, Латинской Америки и Азии – начали возникать конфликты. Они спорили за дефицитные блага: рынки сбыта наркотиков, покупателей для своих магазинчиков, права и привилегии, раздаваемые официальными властями.

В ходе массовых беспорядков в 1992 г. в Лос-Анжелесе выяснилось, что агрессивно настроенные чернокожие воевали сразу на три фронта: против белых, корейцев и испано-говорящих «латинос». Опрос, проведенный сразу же после беспорядков, показал, что негры выступают против миграции в США иностранцев даже активнее, чем белые. Чего они боялись? Малоквалифицированные мигранты из Азии и Латинской Америки конкурировали за рабочие места прежде всего с чернокожими, а не с белыми. В ходе беспорядков 1992 г., устроенных афро-американцами, больше всех пострадали иммигранты из Кореи, магазинчики которых находились в центре Лос-Анжелеса (напомним, что из центра американских городов средний класс давно выехал в пригороды), и мелкие бизнесмены из Латинской Америки.

Однако парадокс заключается в другом. За сотни лет рабства и борьбы с ним американские негры так усвоили ценности культуры белых, что, давно забыв африканские традиции, приняли последнюю как свою собственную. И не только приняли, но и активно стали защищать. В интервью, взятом у них после событий 1992 г., чернокожие обвиняли корейцев и «латинос» в том, что те неприветливы, недобродушны и непатриотичны в отличие от белых американцев, живущих по соседству1). Угнетаемые усвоили культуру угнетателей и ныне обучают ей других. И если в будущем белые в Америке окажутся в численном меньшинстве, за них функцию распространения идеалов белой культуры выполнят скорее всего негры.

Национальное большинство по-разному относится к национальным меньшинствам. Испокон веку белые относились к неграм как к тупым и ленивым рабам. Стереотип закрепился, потребовалось немало поколений преуспевших в бизнесе, науке и культуре чернокожих для того, чтобы старый стереотип выветрился. А вот к азиато-американцам сразу стали относиться иначе. Свойственные азиатским народам трудолюбие, почтительность и скромность приветствовались американцами. Их стали называть «образцовыми национальными меньшинствами». Но они жили более изолированной жизнью, что не всем нравилось. Традиции большой семьи требовали, чтобы кореец или китаец, основавший свое предприятие или магазин, брал на работу прежде всего родственников. Так выходило даже дешевле. Американцы, привыкшие к иным стандартам, требовали, чтобы бизнесмены нанимали независимо от национальности. И были правы, поскольку в демократическом обществе все должно быть доступно всем, если нет специальных оговорок в конституции.

В том же Лос-Анжелесе корейцы преуспели благодаря семейному предпринимательству. Они держаться своими кланами, изолированно от других, изо всех сил рвутся наверх, стараясь дать детям приличное образование. Все это позволяет им вытеснить другие национальные меньшинства на периферию общества, но одновременно создает лишние причины для межэтнических конфликтов.

Разные меньшинства –это еще иразные культуры, представителями которых они выступают. Азия все время была очагом древней и очень высокой культуры. В этом отношении с ней не могут поспорить даже европейцы. Иное дело отсталая Африка, где большинство населения очень бедное и неграмотное. Латинская Америка находится как бы посредине. Но и успехи у латино-американцев средние. Они выше у соседних США мексиканцев и ниже у пуэрториканцев. Успехи негров объясняются главным образом тем, что их культура интегрирована в американскую не 20 или 50, а уже более 200 лет. Это для плюс. Минус же состоит в том, что чернокожие усвоили и новый, нуклеарный тип семьи. Естественно, что в конкурентной борьбе они уступают семейному предпринимательству азиато-американцев.

Интересен и другой факт: сплетни, бойкот, рэкет, оскорбления и физическое насилие выступают элементами социального и этнического выравнивания. Кто чаще к ним прибегает? Конечно, не богатые и образованные, а бедные и малокультурные. Но эмигранты в США всегда начинали с нуля. Им труднее приходилось бороться за выживание. Если вспомнить 30-е годы, то захлестнувшая Америку волна мафии была итальянской. Учиняя поборы с мелких лавочников и обкладывая данью жилые кварталы американских городов, итальянские эмигранты не только перераспределяли богатства, но и показывали другим, что в Америке шансы на успех должны быть равными независимо от срока въезда в страну. Во второй половине ХХ века итальянскую мафию сменили мафиозные структуры латино- и азиато-американцев. Таким способом национальные меньшинства, обделенные экономическими ресурсами, статусами и привилегиями, боролись за выживание и успех.

ГЛАВА 2 Этнические проблемы в США

2.1Этнические конфликты в истории США

Этнический состав США поражает своим разнообразием. На территории Соединённых Штатов Америки проживают представители самых разных национальностей. Этнический состав США включает в себя всего лишь 61% американцев. Из них 13% – афроамериканцы. Далее в этнический состав входит 2% немцев, почти 2% евреев, 1/5 состовляют представители романской группы, 11% мексиканцев, 3,2% славян, 1% ирландцев и так далее[9].

По данным опроса, проведенного компанией ICM Research по заказу Sputnik, 67% жителей США, то есть подавляющее большинство, считают, что межрасовые и межэтнические разногласия являются одной из самых острых проблем американского общества на сегодняшний день[6]. Необходимо выяснить корни подобной проблемы в США.

Исторические корни фундаментальных проблем заселения Америки уходят еще в доколумбовые времена. В последние годы выяснилась точная цифра численности индейцев, проживавших к моменту контакта с европейцами, это 1,5 млн человек. Также появились новые убедительные доводы по вопросу о катастрофическом воздействии начального периода контактов с европейцами, когда в течение примерно первых 150 лет из-за отсутствия иммунитета к завезенным болезням вымерло огромное число индейского населения. Медикобиологические исследования о воздействии эпидемических заболеваний на индейцев, вступивших в контакт с европейцами уже в XIX в., подтвердили демографическую катастрофу, постигшую коренных жителей Нового Света в XVII—XVIII вв. И хотя европейцы и африканцы также имели высокую смертность после переселения в новые природные условия, эта смертность была значительно ниже, чем у индейцев. Это был первый этнический конфликт в истории континента и в истории США[1, c. 174].

Читайте также:  Политическая роль иммигрантов

В настоящее время имеются достаточно определенные представления об этнической структуре населения к моменту образования Соединенных Штатов. К 1775 г. предки почти половины колонистов являлись выходцами из Англии, около 30 % поселенцев прибыли из Шотландии, Ирландии, Германии, Голландии, Франции и Португалии, каждый пятый американец имел африканское происхождение. Большинство черных было привезено непосредственно из Африки, и 90 % их первоначально проживали в колониях и были рабами. Таким образом, к моменту образования США его население было не просто разрозненным, это была совокупность народов и культур, находящихся на одной территории. Конечно в таком случае можно предположить, что этноцентризм, индивидуализм господствовал в восприятии мира.

Возможно, проблема американского народа кроется в знаменитом высказывании английского писателя Изрейел Зангвилла, с перевода примерно значащее: «Америка подобна плавильному тиглю, она переплавляет все культурные различия, уничтожает этнические границы; процесс этот стремительный, однозначный и отнюдь не безболезненный, но в результате него возникает новая этническая общность — американский народ, обладающий новой общей культурой, не равной простой сумме иммигрантских». Конечно, немаловажным остаётся вопрос о протекании такого «плавительного» процесса. Происходит ассимиляция новых иммигрантов уже состоявшей культурой или включение их как новый компонент в заново складывающуюся общность? Возможно, именно на данном этапе зародились этнические проблемы в США [9].

В конце 60-х годов наступило так называемое «этническое возрождение», которое вызвало подъем этнического самосознания, углубление межэтнических границ, усиление межэтнических конфликтов.

Так, в США в середине 1960 — годов, возникло мощное негритянское движение «чёрное сообщество», выдвинувшее свои культурные и социально-правовые требования под лозунгом «черное прекрасно» [2].

Важнейшим результатом данного движения стало принятие законов, запрещающих дискриминацию по признакам расы, пола, возраста и т. д. Например, Закон о гражданских правах 1964 г. заложил правовую основу для формального обеспечения всем американцам равных возможностей. Теперь при трудоустройстве не было никакой дискриминации афроамериканцев и индейцев.

При изучении этнического развития США довольно часто используется такое понятие, как «американизация». Точного определения этого понятия нет и каждый учёный и американец воспринимают его по-своему. В теории anglo-conforrnity этот процесс понимался как «освобождение» иммигранта от его собственной национальной культуры и приобщение к американской путем уподобления белым американцам — протестантам англосаксонского происхождения [1, c. 183].

С помощью понятия «американизация» даётся объяснение ситуации этнического возрождения. Учёные считают, что неудачи внешней и внутренней политики правительства США в последние десятилетия (поражение во Вьетнаме, неспособность радикально решить расовую проблему, скандалы во внутриполитической жизни) подорвали у населения доверие ко всему официальному, государственному. Отдельные этнические группы перестали чувствовать себя американцами. При этом этническое прошлое, «происхождение», воспринималось как подлинно своя история, противопоставляемая американскому настоящему. Надо отметить, что для США эта проблема особенно актуальна, поскольку формирование североамериканской нации есть процесс создания новой этничности для целого государства. Таким образом, идеологический компонент должен занять основное место в национальном самосознании американца. Правящие круги США ясно отдают себе в этом отчет, отсюда и возникает стремление связать собственно этнические ценности (элементы родной природы, материальной и духовной культуры, черты быта) с национально-государственными (экономикой, политикой) [1, c. 186].

Даже в религиозной сфере был выработан такой специфически американский путь к объединению, как «гражданская религия» (civil religion), включающая в ранг духовного национально-государственную символику. Можно связать идею духовного с идеей свободы в США. Таким образом, стать американцем значит понимать «определённую свободу». Если вспомнить факты из истории, американцы всегда борются за свободу, а не за Землю. То есть Свобода — это «отсутствие внешнего принуждения», «индивидуализм». И такая свобода, по мнению американцев, есть только на территории США. Все военные действия США оправдываются в глазах американцев только с этой точки зрения. Они хотят такой свободы везде, чтобы во всём мире была такая демократизация и индивидуализация. Конечно это и есть оправдание абсолютно любой акции правительства. Что в 1999 году, во время операции войск НАТО в Косово, что в настоящее время в Сирии и Ираке, для американцев это естественно — защищать свою свободу. В таком случае это похоже на единое этническое самосознание [8].

Демографические факторы играли в истории американской нации исключительно важную роль. Именно в результате миграции в сравнительно короткий исторический срок огромных масс населения из Старого Света в Новый стало возможным появление «самого американского народа», а этнорасовый состав иммигрантов оказал сильное влияние не только на характер общественно-политического строя США, но и на историко-культурный облик американцев.

«Последние 40 лет внешне говорилось о том, что расовых проблем нет, само слово “расы” в Америке практически не употреблялось. В какой-то момент эта проблема стала вырываться наружу. Происходящее сейчас и в Фергюсоне, и в Нью-Йорке — это симптомы болезни», — считает российский учёный Алексей Фененко [6]. Рассмотрим современную ситуацию.

Русская Америка: Законы межнациональных отношений

Я вырос в чисто русской семье и в (как мне тогда казалось) чисто русском городе. Я помню свое изумление, когда один из товарищей по институту показал мне свой паспорт, где в графе национальность стояло “еврей”. До этого я воспринимал их как мифических существ, что-то вроде хоббитов. Никакой разницы.

Однако в институте я уже обнаружил национальные сообщества. Отношения со всеми у меня были неплохие (с некоторыми даже близко дружеские на уровне целого сообщества), но их очевидную обособленность нельзя было не заметить. От них же я узнал про существование проклятого “национального вопроса”, в деталях которого они были как профессора по сравнению со мной школьником. Помню как спорил с ними, приводя в пример самого себя и мои с ними отношения.

Тогда же познакомился с прибалтами и западенцами (это не обидное слово, надеюсь, если не так напишите мне в комментариях). Меня поражало их бескомпромиссно агрессивное отношение ко мне. Это при том, что с другими национальностями они уживались великолепно. Было удивительно, что когда я находился в одиночку среди какого-то нерусского сообщества и там появлялись прибалты и западенцы, то при их совершенно милых дружеских отношениях с другими нерусскими, меня в эту систему отношений не включали. Ну что же, я не настолько глуп и я способен учиться. Я сделал выводы. В том числе и насчет тех своих нерусских друзей, которые относились ко мне хорошо. Друг моего врага.

Работая уже после института я обнаружил, что мои детские представления о национальных отношениях разделяют мои сослуживцы. Я пытался спорить с ними и на меня смотрели как на идиота. “Тебя наверно обидели!” Пытаюсь объяснить, что прямо наоборот. “Раз ты такое говоришь, значит у тебя что-то было.” Пытаюсь объяснить разницу между разными национальностями. Не понимают. Один инженер из нашего отдела поменял свою квартиру на Западную Украину. Я его честно предупреждал. Через год он вернулся. Эту тему мы с ним больше не обсуждали. Не было смысла.

Зачем я вам про это все рассказываю? Какое отношение это имеет к Америке? Большинство из вас не жило в Америке достаточно долго. “Не надо путать турпоездку с эмиграцией.” А вот то, что я рассказываю про свою учебу, многим из вас наверняка знакомо. Общие законы межнациональных отношений очень похожи, где бы они не имели место. Если вы осознаете, что люди в похожих ситуациях ведут себя похоже, для вас не будет большим открытием то, что происходит в США.

В русскоязычной блогосфере имеется странный перекос. Прежде всего поразительно, что тема межнациональных отношений США совсем не обсуждается. Или сводится к чисто американским пропагандистским штампам про “настоящих добрых и хороших американцев” и “злобных негров и эмигрантов”. На АШ есть немало апологетов этого подхода. На самом деле отношения гораздо ближе к тому, что я рассказывал про свою учебу. Вы наверняка наблюдали похожие в своем городе, а может даже и в коллективе на своей работе. Очень надеюсь, что вы перестали быть такими наивными, какими были мы в советские годы.

И существует еще один перекос в блогосфере. При отъезде за границу происходит анти-отбор. Уезжают не самые лучшие и талантливые, а прямо наоборот. И затем, прямо по приезду, столкнувшись с местными проблемами, они начинают слагать прямо былины про то, какие тут все хорошие и как им тут хорошо живется. Стокгольмский синдром. Именно с их слов рождаются легенды про “настоящих добрых и хороших американцев” и “злобных негров и вонючих эмигрантов”. То, что они в глазах американцев относятся именно к последней категории, они скромно умалчивают. Ну а с другой стороны я слышу поток воплей, как они бедные и несчастные страдают в России, когда эмигранты в Америку как сыр в масле катаются. Не знаю, кто из них вызывает у меня большее отвращение. Каждый из последних называет этих уехавших “колбасной эмиграцией”. Только вместо колбасы эта эмиграция едва перебивается с хлеба на воду.

За годы жизни здесь я наслушался таких историй, что Хичкок просыпался бы каждую ночь в холодном поту, если бы услышал хотя бы половину. Я понимаю вашу нелюбовь к покинувшим Родину, но, поверьте, они заплатили за свою глупость цену, несоразмерную их проступку. Мне сложно не относиться к ним сочувствием, я все-таки – русский.

Ну и, в завершении этой части, – межнационально-расовые отношения в США больше близки к отношениям в нашем институте, которые наверняка для вас не будут открытием. А не к тем механическим пропагандистским схемам, с которыми я постоянно встречаюсь. Ярким примером которых было обсуждение первой части этого цикла статей.

Читайте также:  Рабочий класс США ещё скажет своё слово

В следующей части я собираюсь закончить обсуждение аналогий между Россией/СССР и США и начать тему отличий между ними. Я буду доступен для комментариев сегодня ближе к вечеру.

Российский Институт Стратегических Исследований

Расовый вопрос в США: возвращение к истокам

Об эскалации противоречий на этой почве в США было известно задолго до нынешних акций протеста

Рост противоправной идеологически мотивированной деятельности наблюдается в последнее время в США. Поводом для такого всплеска общественного недовольства стали столкновения ультраправых и антифашистов в Шарлотсвилле, штат Вирджиния. Уличные беспорядки моментально охватили уже более полусотни городов. Конфликт на расовой почве быстро вышел даже на политический уровень, превратившись в новую информационную кампанию против президента Дональда Трампа.

О вероятной эскалации противоречий на этнорасовой почве в Америке было известно задолго до этих нынешних акций протеста. Политика Барака Обамы, собиравшегося избавить страну от расистских предрассудков, так и не привела успеху. Если в 2010 году лишь 13% респондентов воспринимали межрасовые противоречия в качестве серьезной для их страны проблемы, в 2016 году эта цифра возросла почти втрое – до 35%. Еще в 2009 году четверо из десяти американцев (41%) надеялись, что при первом президенте-афроамериканце межрасовые отношения в стране улучшатся, тогда как противоположного мнения придерживались 22%. Но по итогам того самого президентства Обамы 46% американцев указали на ухудшение ситуации в сфере межрасовых отношений[1]. За этот период акты насилия в отношении темнокожего населения (в том числе со стороны полиции) приобрели демонстративный характер, а протестное движение «чёрной» Америки серьезно усилилось.

Нынешняя ситуация выглядит удручающе. В общенациональном исследовании Gallup, проведенном в марте 2017 года и посвященном социальным аспектам жизнедеятельности американского общества, указано, что межрасовые противоречия являются одной из наиболее важных проблем, с которыми уже в ближнесрочной перспективе столкнется страна. Так считают 42% граждан США, причем это самый высокий показатель за все время проведения подобных исследований. Вот динамика: с период с 2011 – 2014 годы. показатель варьировался, но не превышал 20%; в 2015 году поднялся до 28%; а в 2016 году достиг 35% (см. рис. 1).

Рис. 1. Процент американцев, воспринимающих межрасовые противоречия в качестве серьезной лично для себя проблемы [2]

Корни нынешнего положения дел во многом лежат в существующей до сих пор в США расовой сегрегации (даже несмотря на ее законодательную отмену более 50 лет назад). Сегодня «черно-белая» сегрегация сократилась в крупных городах, но все еще остается высокой. На рисунке ниже показана карта министерства по жилищной политике США, где представлены данные о расовом распределении населения в Канзас-Сити, Балтиморе, Чикаго и Сент-Луисе (см. рис. 2).

Рис. 2. Расовое распределение населения в некоторых городах США (зеленым обозначены скопления чернокожих семей, оранжевым — «белых») [3]

Причины сосредоточения людей с разным цветом кожи в обособленных зонах имеют прежде всего исторические предпосылки: принятая в 30-х годах прошлого века жилищная политика напрямую запретила представителям меньшинств жить и работать в некоторых районах. Позднее, когда федеральное правительство стало гарантировать ипотеку на приобретение недвижимости, ввели правила относительно того, где и кому могут выдаваться ипотечные кредиты. Это стало называть практикой «красной черты» (именно красными чернилами помечались районы, где проживали меньшинства).

В теории с 1970-х годов практика «красной черты» в Соединенных Штатах – вне закона, но в действительности сохраняется и сегодня. Исследование, проведенное по заказу американского правительства, показывает, что представители расовых или этнических меньшинств, ищущих жилье, имеют меньше вариантов выбора, чем «белые» [4] . Юристы по защите прав человека в министерстве юстиции США, указывают, что банки продолжают предоставлять ипотеки таким образом, что расовые меньшинства в основном остаются без доступа ряду услуг [5] .

В данной связи следует заметить, что после финансового кризиса 2007 года растет разрыв в доходах между «белым» и «цветным» населением Соединенных Штатов Америки. Как полагают экономисты Томас Хиршл и Марк Ранк, у «белых» в 6,74 раза больше шансов попасть в верхний 1% по уровню доходов, чем у «небелых». Эксперт Бхашкар Мазумдер указывает, что сегодня 60% афроамериканцев, родители которых находились в верхней половине шкалы распределения доходов, оказываются в нижней половине. Среди белых это происходит лишь с 36% [6] .

Безусловно, указанные выше обстоятельства являются серьезным фактором недовольства чернокожего населения Америки. По последним опросам, афроамериканцы гораздо в большей степени обеспокоены состоянием межрасовых отношений, чем «белые» американцы (53 и 27% соответственно). Согласно исследованию Pew Research Center, негативно состояние межрасовых отношений в США сегодня оценивают 45 % белокожих и 61 % темнокожих американцев [7] . Сегодня каждый четвертый гражданин Соединенных Штатов афроамериканского происхождения сталкивается с преследованием или нападками в Сети из-за расовой или этнической принадлежности. Ситуацию усугубляет резкий рост популярности по всей стране так называемых «групп ненависти».

По данным исследовательской службы Southern Poverty Law Center, по состоянию на окончание 2016 года на территории Соединенных Штатов действовало 917 «групп ненависти» (при том, что в 2014 году их насчитывалось 784, в 2015 – 892). Активно функционируют 193 группировки, объединяющие чернокожих сепаратистов (наиболее мощной считается «Нация ислама»), 130 ультраправых групп Ку-клукс-клана (довольно разрозненных, но в совокупности насчитывающих 5-8 тысяч членов), а также более 100 других, отстаивающих превосходство белокожего населения, 99 группировок, отстаивающих неонацистские взгляды, и 78 организаций расистов-скинхедов. Кроме того, расширяются масштабы деятельности анти-мусульманских группировок (насчитывается уже более 100), анти-ЛГБТ (52), неоконфедератов (43) и пр.

В складывающихся обстоятельствах расовую проблематику буквально подтачивает бездумное пользование гражданами США их конституционного права на хранение и ношение оружия. Согласно исследованию Pew Research Center, проведенному весной 2017 года, примерно половина «белого» (49%), треть населения афроамериканского происхождения (32%), а также 21% испаноязычных граждан США имеют оружие или проживают с теми, кто им владеют. Две трети американцев покупают оружие для защиты себя и своих близких. При этом большинство владеющих оружием не имеют высшего образования (закончившие школу – 31%, колледж – 34%, имеющие степень бакалавра – лишь 24%). Подробно данные представлены в таблице ниже.

Рис. 3. Социально-демографические характеристики граждан США, владеющих оружием[8]

Всплеск насилия, захлестнувший сегодня США, был предсказуем. Обеспокоенность ростом преступности эксперты высказывали с 2014 года. Еще тогда специалисты Стрингерского бюро международных расследований предупредили, что в скором времени Соединенные Штаты Америки буквально захлестнет волна уличной преступности.

Отчасти причина заключается в том, что практика властей по урегулированию межрасовых противоречий сведена к деятельности правоохранительных органов, применяющих исключительно силовую компоненту. Однако убийства полицейскими безоружных чернокожих мужчин и женщин, особенно участившиеся в последние годы, нагнетают и без того высокий градус напряжения, не решая сути проблемы [9] . Причем использование мер контроля по принципу расовой, этнической или религиозной принадлежности является отдельным аспектом в проблематике нарушений прав человека со стороны американских властей. Как результат – эффективность действий полиции сегодня одобряют лишь 58% «белых» граждан США и 28% афроамериканцев [10] .

В целом, развитие ситуации в области межрасовых отношений в США свидетельствует, что замалчиваемые по ряду причин проблемы являются весьма зыбкой почвой для американского истеблишмента. С учетом того обстоятельства, что нынешний Конгресс претерпел серьезные изменения в своем составе – там стало на порядок больше представителей расовых и этнических меньшинств, [11] – можно предположить, что темы расизма, шовинизма, неонацизма не уйдут на задний план при формировании внутриполитических приоритетов элит. Если же учитывать обозначившиеся тенденции, связанные с социоэкономическим разделением общества по этнорасовому признаку, то в перспективе нельзя исключать и более серьезных социальных всплесков, чем произошедшие в Шарлотсвилле.

Симптоматичным выглядит и тот факт, что действительно серьезная проблема американского социума становится разменной картой во внутриполитической борьбе элит. Все это происходит на глазах мирового сообщества, которое американцы обычно учат жить. Вероятно, главу Белого дома осудят за любой подход к решению назревших противоречий социокультурного порядка (на расовой, этнической или конфессиональной почве). В перспективе же американским властям придется искать национальный консенсус между сокращающимся «белым» большинством и быстро растущим «цветным» населением. Возможный в данном случае провал приведет к целому ряду негативных последствий, которые ухудшат и без того сложную социально-политическую обстановку в стране.

[3] См.: Exploring Racial Segregation and Income Inequality
Patterns and Relationships // U.S. Department of Housing and Urban Development. URL: https://www.huduser.gov/portal/pdredge/pdr_edge_research_032212.html (дата обращения: 15.08.2017).

[4] См.: Housing Discrimination Against Racial and Ethnic Minorities // U.S. Department of Housing and Urban Development, 2012. URL: http://www.huduser.gov/portal/Publications/pdf/HUD-514_HDS2012_execsumm.pdf (дата обращения: 15.08.2017).

[5] Principal Deputy Assistant Attorney General Vanita Gupta, Head of the Civil Rights Division, Delivers Remarks During Press Call On Redlining Enforcement Action// U.S. Department of Justice, 24.09.2015. URL: https://www.justice.gov/opa/speech/principal-deputy-assistant-attorney-general-vanita-gupta-head-civil-rights-division-0 (дата обращения: 15.08.2017).

[6] См.: Labor force characteristics by race and ethnicity // U.S. Bureau of Labor Statistics, September 2016. URL: https://www.bls.gov/opub/reports/race-and-ethnicity/2015/home.htm (дата обращения: 15.08.2017).

[7] См.: How blacks and whites view the state of race in America // Pew Research Center, 24.06.2016. URL: http://www.pewsocialtrends.org/interactives/state-of-race-in-america/ (дата обращения: 15.08.2017).

[8] См.: America’s Complex Relationship With Guns // Pew Research Center, JUNE 22, 2017. URL: http://www.pewsocialtrends.org/2017/06/22/americas-complex-relationship-with-guns/ (дата обращения: 15.08.2017).

[9] Why don’t black and white Americans live together? // BBC, 08.01.2016. URL: http://www.bbc.com/news/world-us-canada-35255835 (дата обращения: 15.08.2017).

[11] См.: 115th Congress sets new high for racial, ethnic diversity // Pew Research Center, 24.01.2017. URL:

Фергюсон – красная кнопка для США

Власти США, несмотря на введение Национальной гвардии, не могут прекратить мятеж в Фергюсоне. Протесты начались уже и в других городах. О внутриамериканской демократии и возможном развитии событий в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал директор Института политики, права и социального развития МГГУ имени Шолохова, политолог Владимир Шаповалов.

— Почему произошел такой взрыв негодования? Протесты переросли в погромы. Была применена спецтехника, слезоточивый газ, задействованы разные силовые подразделения. Но подавить мятеж не удается. С чем связан такой всплеск насилия в этом городе?

— Ничего удивительного в этом абсолютно нет. Налицо факт убийства, которое можно интерпретировать как убийство на расовой почве. Заметьте, полицейский — белый, а убитый им юноша — афроамериканец. Для небольшого городка, в котором преобладает афроамериканское население, это, естественно, стало пощечиной, очень серьезным поводом для социального взрыва. Очевидно, ситуация имеет еще какие-то свои внутренние пружины. Это событие, являясь экстраординарным для жителей данного американского города, для жителей Соединенных Штатов в целом является, в общем-то, обыденным событием. Мы наблюдаем повторение подобного рода сценариев: убийств белыми полицейскими афроамериканцев, насилия в отношении афроамериканцев, латиноамериканцев, — уже достаточно давно. Из года в год подобные ситуации повторяются в тех или иных американских населенных пунктах.

Читайте также:  Беседы со студентами Стэнфордского университета советского журналиста

Несколько лет назад случилось наводнение в Новом Орлеане, которое привело к очень серьезным беспорядкам, столкновениям на почве межрасовых отношений между афроамериканцами и белыми. Там тоже были применены войска — даже не Национальная гвардия, а Вооруженные силы. Причем их американское правительство было вынуждено (вот ведь парадокс ситуации) снять с фронта боевых действий в Ираке и направить для подавления выступлений афроамериканцев в Новом Орлеане.

Иными словами, если рассматривать это не как отдельные проявления расизма, а выстроить события в цепочку, то станет понятно, что взрыв негодования в Фергюсоне имеет вполне естественные причины, поскольку американское общество представляет собой пороховую бочку, которая может рвануть в любом месте в любое время. Постоянно существует напряженность, и такие конфликтные ситуации происходят с потрясающей регулярностью. Поэтому возмущение, тот первоначальный импульс, который имел место в Фергюсоне, получил мощную подпитку со стороны афроамериканской общины и всего цветного населения Соединенных Штатов. Это стало очередным проявлением межрасового конфликта, двойных стандартов, дискриминации по цвету кожи и прочих негативных явлений.

— В Фергюсоне — городе центра Америки с населением 20 тысяч человек — 67 процентов составляет темнокожее население. А полиция состоит на 94 процентов из белых. Американцы сами сейчас задаются вопросом, как возможно, что в городе, где преобладает черное население, в полиции почти одни белые? Как это возможно?

— Ситуация парадоксальная. С одной стороны, мы видим политику стирания граней между представителями разных рас и этнических групп в Америке. Америку называют плавильным котлом. Политика, направленная на предотвращение дискриминации и ее последствий в самых разных сферах, имела место в 60-70-е годы ХХ века. Следствием стало достаточное продвижение американцев в сфере образования, политики, культуры… Обратите внимание, ведь в традиционном американском боевике обязательно должен быть добрый афроамериканский полицейский. Но его не оказалось в Фергюсоне.

С другой стороны, налицо в последнее время обратные тенденции: рост межрасовых конфликтов, связанный с тем, что именно афроамериканцы имеют самый высокий уровень безработицы и преступности. Среди афроамериканцев самый низкий образовательный уровень и самая низкая представленность в органах власти и правоохранительных структурах.

Я думаю, что политика, действительно проводимая правительством Соединенных Штатов, на стирание граней и на создание определенных преференций цветному населению, постепенно стала выдыхаться. Здесь есть несколько причин. Одна из них, как это ни парадоксально, — крах Советского Союза. Ведь именно Советский Союз являлся тем внешним цензором, внешним игроком, который постоянно обращал внимание и, как правило, вполне справедливо, на притеснения цветного населения в Соединенных Штатах, на дискриминацию. В качестве ответной реакции со стороны американского государства была попытка уйти от этих обвинений и продемонстрировать, в значительной степени показушную, внешнюю, а не глубинную, настоящую демократию. Но все-таки что-то реально делалось. Исчез Советский Союз — отпала и необходимость в таких мерах. Власти объявили Америку эталоном демократии, это признал весь мир, американцы были до последнего времени вне критики. В этой ситуации исправлять недостатки собственного социума, которые совершенно очевидны, уже было не нужно. Это одна из причин, почему выдохся этот процесс.

Но совершенно очевидно, есть и другая причина, более глубинная. Она очень интересно описана в книге “Кто мы?” известного знаменитого американца Сэмюеля Хантинга, одного из наиболее известных политологов и социологов. В этой книге анализируется кризис американского общества, американского социума, американского политикума. Суть этого кризиса состоит в том, что стержень, основа американского общества, белый англосакс-протестант, постепенно исчезает, размывается. Англоговорящих белых людей в Соединенных Штатах все меньше и меньше. Все больший удельный вес в обществе занимают представители афроамериканцев, латиноамериканцев и других этнических общин. При существующих тенденциях через несколько десятилетий белые окажутся в меньшинстве. Белое американское общество начинает бояться увеличения удельного веса цветного населения, белые закрываются, применяют меры дискриминации.

— Именно поэтому они в полицию набирают в основном белых?

— Я думаю, что это одна из причин. Представим ситуацию, при которой белая доминирующая часть американского общества превращается в меньшинство. Мне это напоминает Южно-Африканскую Республику эпохи апартеида. Для того чтобы этой, все уменьшающейся, части общества сохранять господство, доминирование в обществе, необходимы репрессии, необходимо контролировать правоохранительную систему.

Я не думаю, что пока это еще осознанная политика. Но совершенно очевидно, что такой перекос в сторону белых в правоохранительной системе не случаен. Он является именно защитной реакцией представителей белой общины против все усиливающихся представителей афроамериканской и латиноамериканской общины.

— Американские политологи считают, что это уже тенденция, а беспорядки в стране только начинаются. На ваш взгляд, возможно широкое разрастание конфликта?

— Абсолютно согласен с этим выводом за небольшим исключением. Фергюсон, как я уже сказал, не начало. Это звено цепи. Все началось 10-15 лет назад. Нынешняя фаза обострения межобщинных отношений, безусловно, имеет свою предысторию, свой бэкграунд.

Фергюсон стал очень известен в силу того, что совпало множество событий: темнокожий президент, конфликтные ситуации в мире в целом и другие факторы. Это дало отсвет на события, которые там происходят. События в Новом Орлеане все-таки имели больший масштаб.

Вне всякого сомнения, все только начинается. И все основные битвы между одной и второй частью Америки еще впереди. Вне всякого сомнения, этот маховик будет раскручиваться. Причем усиление конфликтных отношений будет нарастать по мере изменения в удельном весе цветного и белого населения. Фергюсон имеет символическое значение. Он ставит большую жирную точку под идеей американского общества как общества для всех — общества всеобщего благоденствия, того самого плавильного котла, в котором переплавляются представители разных наций, этносов, религий, и превращаются в стопроцентных американцев, и дальше идут реализовывать свою американскую мечту. Вот эта стержневая идея современной Америки в Фергюсоне приказала долго жить. Нет больше этого плавильного котла. Все это ощутили. Нет больше американской мечты, потому что у разных американцев будет разная американская мечта.

И совершенно очевидно, что в будущем процессы будут только усугубляться. Белая община будет замыкаться и усиливать свой контроль над репрессивными механизмами воздействия на постоянно расширяющуюся и усиливающуюся цветную часть населения.

— Сейчас в США очень критикуется Обама. На него делалась большая ставка как на человека, который способен решить проблему расизма в Соединенных Штатах. Почему Обама, темнокожий президент, не способен решить проблему темнокожего населения?

— Почему не сработал первый американский темнокожий президент в плане межэтнических отношений, межрасовых отношений? Мне кажется, очень важны и объективные, и субъективные причины. Субъективный момент состоит в том, что Барак Хусейн Обама никакого отношения к афроамериканской общине не имеет. Он не связан с ней ни родственными, ни социальными, ни политическими корнями. По сути, здесь мы видим очень интересный феномен. Ведь отец Барака Обамы приехал из Кении и жил на Гавайских островах, где якобы родился Барак Обама. А его оппоненты считают, что он вообще родился в Кении. То есть, он не имеет права быть американским президентом. Ну, оставим эти споры американцам. Важно, что Барак Обама не варился в афроамериканской общине, он не знает ее ценностей, символов, смыслов, стремлений, проблем…

Афроамериканская община — это сообщество многих поколений бывших рабов, сохранившая в своей культуре, в своем сознании именно проблему рабства в прошлом. Обама не может установить никаких отношений и повлиять на темнокожее население, поскольку афроамериканцы не считают его своим.

Объективная же причина состоит в том, что Барак Обама является заложником системы. Выстроенная система этнических отношений в Америке (тот самый плавильный котел) не способна выработать адекватное решение проблемы, которая существует в настоящее время. Обама — политик среднего уровня. Он неплохой оратор, достаточно эрудированный человек, но он не обладает такими талантами, которые могли бы поставить его в разряд политиков уровня Рузвельта. Обама не способен выйти из тупика межрасовых проблем, который существует уже многие десятилетия.

— Что вы думаете о двойных стандартах Америки? Они особенно ярко проявились в украинских событиях.

— Мне хотелось бы подчеркнуть, что это не просто двойные стандарты. Это система по Оруэллу: “Правда — это ложь, ложь — это правда, война — это мир” и т.д. Это система выстроенных американцами институтов, которые претендуют на объективность и интернациональность, международный характер, будь то финансовые отношения или права человека. Например, Freedom House позиционирован как структура, которая измеряет права человека, нарушение прав человека, уровень демократии во всех странах и дает якобы беспристрастную картинку. Но это же бред! Это американская структура. И она измеряет по американским стандартам уровень демократии во всех странах мира, кроме Америки, которая является эталоном. Демократию нельзя измерить. Отсюда и все проблемы. А в мире, в том числе и в России, очень многие воспринимают Freedom House так же, как Transparency International, Human Rights Watch, как некое мерило демократических ценностей, прав человека, коррупции, как некую объективную внестрановую институцию. На самом деле, это просто американская мягкая сила, американские средства пропаганды и агитации, направленные против врагов, противников, соперников, коим является, в том числе, и Россия.

Я думаю, что наше министерство иностранных дел еще скажет свое веское слово. Средства массовой информации, общественные организации, политические партии тоже выражают свою позицию. Слово России уже достаточно значимо и слышно. Американцы с тревогой обращают внимание на наше мнение.

Фергюсон и события на Украине, безусловно, во многои похожи, хотя у них разный масштаб. Американцы позиционировали себя как общество эталонной демократии, эталонных межнациональных и межрасовых отношений. Теперь стало ясно, что это совершенно не так. Более того, очевидно, что это хроническая болезнь и она прогрессирует.

Ссылка на основную публикацию