Проблемы чернокожих в США — исторический обзор

Почему американцы не любили темнокожих? Как появился расизм в Америке?

Трудно поверить, что еще в середине прошлого века в одной из самых демократичных стран негры имели значительно меньше прав, чем белые. За последние несколько десятков лет ситуация в корне поменялась и за проявление дискриминации по отношению к чернокожему в США работодатель или простой гражданин может получить тюремный срок. Но даже сегодня в южных штатах еще остались ярые ксенофобы.

Расизм в Америке

Чтобы понять причину нетерпимости к неграм, следует разобраться в особенностях образования США как государства. Фактически, его основали выходцы из европейских стран. Это началось с притеснения коренных жителей, то есть индейцев.

Европейцы захватывали земли после кровопролитных стычек и основывали колонии. Именно в столь жестоких условиях формировалось мировоззрение людей из Европы, считавших необходимым уважать и помогать только представителям своей расы.

Позднее, в результате колонизации Африканского континента, начался массовый вывоз местного населения для принудительных работ. Значительная часть рабов транспортировалась в США, где они трудились на плантациях.

Но даже в 20-м веке после отмены рабства чернокожие не стали равны белым во всех правах. Многие из них проживали в гетто, где медицина и образование были значительно хуже по качеству. Нанимая на работу афроамериканца, работодатель сразу платил ему более низкую зарплату. Даже если он обладал той же квалификацией и опытом работы, что и белый сотрудник.

Лишь после 60-х годов произошли позитивные изменения в американском сознании и проявления расизма сходили на нет. Во многом это произошло благодаря активной гражданской позиции самих чернокожих, которые боролись за возможность иметь равные права с белыми.

Ку-клукс-клан как яркое проявление нетерпимости к неграм

Ку-клукс-клан является одной из черных страниц истории США. Эта ультраправая полукриминальная организация возникла в середине 19-го века. Формально она прекратила свое существование, но в южных штатах еще есть небольшие группы активистов, причисляющие себя к клану.

Изначально организация возникла стараниями военных, участвовавших в Гражданской войне. Главной идеей было превосходство белых, а в качестве основного врага они видели представителей негроидной расы. Но также среди жертв были и белые, которые выступали за необходимость предоставить все права темнокожим. Затем в число врагов националистов вошли:

Активисты носили костюмы светлого цвета, похожие на мантии и имеющие выразительный головной убор конической формы. Символом стал белый крест на красном фоне.

Характерной особенностью Ку-клукс-клана было то, что их потенциальная жертва часто могла выбрать свою судьбу и избежать приговора. Активисты сначала подбрасывали человеку «послание» в виде ветки дуба с листьями или апельсиновые зерна. Получив предупреждение, человек обязан был отказаться от своих взглядов. Например, прекратить борьбу за права чернокожих. Или же он мог покинуть страну. Если жертва не принимала во внимание предупреждение, то ее убивали.

На пике своей популярности Ку-клукс-клан насчитывал до 6 млн последователей. Организация обладала продуманной системой убийств и террора. Для операции формировались ударные группы от 10 человек и более. Они быстро ликвидировали намеченных жертв и при необходимости устраняли свидетелей. Помимо убийств, практиковались и другие меры воздействия:

  1. Поджоги и уничтожение имущества;
  2. Запугивания;
  3. Избиения.

Когда и почему отменили рабство в США?

В 1865-м году закончилась позорная история рабства в США. Его отменил А. Линкольн, внеся 13-ю поправку в конституцию. За более чем два века в страну было ввезено не менее 12 млн рабов с африканского континента. Негры были идеальной рабочей силой, так как им попросту некуда было сбегать, и они переносили тяжелую работу даже в условиях жары.

На период правления Линкольна пришлось обострение между Югом и Севером страны. В итоге началась гражданская война. Северные штаты проводили политику капитализма, а южные стремились сохранить рабство и доминирование аграрного хозяйства.

Линкольн в первую очередь намеревался восстановить единство страны и прекратить разобщенность между Севером и Югом. Но в конце войны он осознает, что это будет реализовано лишь после отмены рабства. Поэтому решение было быстрым и радикальным. После отмены рабства вооруженные силы северян пополнились почти 200 тыс. чернокожих, ставших теперь свободными людьми.

Расовое разделение в США

Как уже было сказано, отмена рабства не решила проблему чернокожего населения. Сразу после этого в США распространилась расовая сегрегация. Белые и афроамериканцы учились в разных школах и вузах, в армии имелись отдельные негритянские подразделения. Пункты общественного питания разделялись на «черные» и «белые» зоны.

Негодование чернокожего населения от подобной несправедливости иногда выливалось в бойкоты и протесты. Вооруженные выступления подавлялись национальной гвардией. Расовое разделение как явление исчезло лишь в 70-х годах прошлого века.

Позитивная дискриминация в США

Сильное ущемление прав чернокожих в прошлом породило парадоксальную ситуацию в современном обществе США. Стремясь не выглядеть расистами, многие работодатели при рассмотрении кандидатов на рабочее место отдают предпочтение афроамериканцам, нежели белым.

Это называется позитивной дискриминацией. Еще одним примером является прошедшая несколько лет назад церемония вручения «Оскара». Академия была обвинена в том, что ни в одной из номинаций не было представлено чернокожего актера или режиссера. Хотя подобное происходило и ранее.

Сегодня в США много афроамериканцев среди спортсменов, предпринимателей, медийных личностей и политиков. Но еще лет 70 назад простой негр из гетто не смог бы добиться многого в жизни из-за расовой дискриминации.

Видео: расизм в США в 21 веке

В этом ролике Иван Морозов расскажет, как относятся к темнокожим в США в настоящее время:


Чёрная жизнь Чёрной Америки. Расовый подтекст социального неравенства в США

Кандидат в президенты США Дональд Трамп в одном из своих очередных выступлений коснулся темы социального положения афроамериканского населения. Так, он подчеркнул, что афроамериканцы живут в нищете, а школы, в которых обучают афроамериканских детей, «никуда не годятся». Хиллари Клинтон в случае своей победы на президентских выборах скорее обеспечит рабочими местами беженцев из стран Ближнего Востока, чем афроамериканцев, которые «стали беженцами в собственной стране».

Конечно, слова Дональда Трампа — это всего лишь слова. В попытке обрести поддержку афроамериканских избирателей, Трамп будет и далее обещать им улучшить жизнь в случае победы на выборах. Но, что касается социального положения афроамериканского населения, то здесь в истинности слов мистера Трампа сомневаться не приходится. Афроамериканцы действительно являются социально ущемленной группой американского населения — и это при том, что они не иммигранты, не переселенцы и не беженцы.

Несмотря на то, что в Соединенных Штатах всячески декларируется равенство белого и чернокожего населения, социально-экономическое положение афроамериканцев от этого практически не изменяется. Более того, меры по «ликвидации дискриминации» носят практически исключительно информационно-пропагандистский характер. К примеру, употребление слова «негр» в США стало трактоваться практически как преступление, как дискриминация чернокожих, но в то же время миллионы афроамериканцев проживают в тотальной бедности и для того, чтобы вытащить их из этого состояния американскими властями не предпринимается никаких шагов. Можно снять тысячи фильмов с положительным чернокожим героем, ввести в школьные программы специальные курсы толерантности, даже сделать чернокожего президентом страны — но в отсутствие реальных мер по ликвидации безработицы, повышению уровня образования, увеличению заработных плат все эти пропагандистские шаги оборачиваются лишь пустым сотрясанием воздуха. Между чернокожим президентом Бараком Обамой и миллионными массами социально-депривированного населения американских городов нет никакой взаимосвязи. Некоторые эксперты говорят о современной американской политике в отношении негритянского населения как о «позитивной дискриминации». Теперь о дискриминации негров в США предпочитают не говорить, игнорируя сам факт глубочайших социальных и экономических проблем, которые связаны с положением афроамериканского населения страны.

Одно из важнейших проявлений подлинного социального положения афроамериканцев в США — экономическое неравенство. До сих пор афроамериканцы в среднем куда беднее, чем представители других этнических и расовых групп американского населения. Это обусловлено консервацией бедности в афроамериканских общинах. Бедность передается по наследству, бедность затягивает, становится важнейшим препятствием социальной мобильности. Многие афроамериканцы добились в США успеха — они присутствуют в политике, в бизнесе, в спорте, в культуре. Но большинство афроамериканцев страны все равно остаются намного беднее, чем белые. Причем бедность афроамериканского населения растет, а не уменьшается. Этому способствует и специфика развития американской экономики. По мере снижения потребностей рынка в неквалифицированной рабочей силе все больше афроамериканцев, не имеющих нормального образования, остаются в разряде вечных безработных. Если в 2000 г. медианный доход афроамериканского домохозяйства составлял 64% от дохода домохозяйства белых американцев, то спустя одиннадцать лет, в 2011 году, он составлял уже 58% от медианного дохода белого домохозяйства. То есть, доход афроамериканского населения в среднем сократился на 6%. За четыре года, с 2005 по 2009 гг., увеличился и разрыв в финансовом благосостоянии афроамериканцев и белых. Если в 2005 г. афроамериканцы имели в одиннадцать раз меньшие активы, чем белые, то в 2009 г. — уже в двадцать раз меньшие активы.

Тотальная бедность вынуждает многих афроамериканцев зависеть от социальной помощи со стороны государства и благотворительных организаций. В то же время, стоит развеять иллюзии некоторых россиян, считающих, что размеры социальной помощи в США очень значительны, а большинство афроамериканцев живут именно «на пособия». Это не более, чем домыслы. В конечном итоге, выгодные как раз американскому руководству, поскольку вся полнота ответственности за социальное и экономическое положение чернокожего населения в этом случае перекладывается с государства на самих афроамериканцев — мол, государство делает все, что может, платит пособия, а чернокожие сами ленятся и не хотят работать. На самом деле, в США получает безвозмездную социальную помощь примерно 14 миллионов человек. Из них 65% составляют дети и подростки. То есть две трети социальной помощи приходится на помощь детям из малообеспеченных семей. Собственно говоря, а на что еще могут жить дети, как не на пособия, если их родители или отсутствуют, или не в состоянии заработать? Большую часть из оставшихся 35% получателей социальной помощи составляют женщины. Причем это далеко не только афроамериканки, но и белые. Белых даже больше — 38% против 37% афроамериканцев. Оставшиеся получатели социальной помощи — представители других расовых и этнических групп, включая латиноамериканцев, азиатов, индейцев.

Экономическое неравенство афроамериканцев усугубляется социальным неравенством. В свое время известный французский социолог Пьер Бурдье писал о трех видах капитала — экономическом, социальном и культурном. Социальный и культурный капиталы не менее важны, поскольку именно обладание ими позволяет семьям обеспечивать образование и карьеру своим детям. У афроамериканского населения США, за редкими исключениями, социальный и культурный капиталы минимальны. В наши дни свыше 70% афроамериканских детей рождаются вне официального брака. Понятно, что большинство из них затем воспитывается в неполных семьях, где единственный кормилец — мать. Для сравнения — только 25% белых детей рождается вне официального брака. Естественно, что уже одно это обстоятельство оказывает огромное влияние на социальное положение афроамериканского населения, определяя будущее большинства детей внизу социальной иерархии американского общества.

Социальное неравенство афроамериканцев и белых является закономерным следствием дискриминационной политики, осуществлявшейся в первой половине ХХ века. Ведь отмена сегрегации в США произошла только в 1960-е годы, и то благодаря активному общественному движению с одной стороны, и сложной международной ситуации с другой стороны. В стране, которая сегодня пытается выдавать себя за оплот мировой демократии, еще несколько десятилетий назад существовало официально подтвержденное неравенство прав представителей различных рас. До сих пор белые и черные американцы считают себя представителями разных социальных групп. У афроамериканцев — собственная идентичность, которая в некоторых аспектах не только не пересекается с идентичностью общеамериканской, но и противоречит ей. Чего стоит, к примеру, массовое распространение среди чернокожих американцев ислама. В какой-то степени принятие ислама рассматривалось многими афроамериканцами как способ подчеркнуть свою «инаковость», принадлежность не к миру европейской культуры, ассоциировавшейся с христианством, а к афро-арабскому миру. Однако, большинство афроамериканцев все же исповедует христианство, правда многие из них принадлежат к сугубо афроамериканским церковным общинам, которые также практически не пересекаются с миром «белых».

Для афроамериканской культуры характерно подчеркивание отличий афроамериканцев от белых. В определенной степени мы имеем дело с «расизмом наоборот». Идеологи афроамериканских общественно-политических движений еще в первой половине — середине ХХ в. пытались разработать собственные концепции, объяснявшие отличия черных от белых и даже некоторое превосходство черных над белыми. Африканцам предписывалась большая чувственность, интуитивность, в отличие от представителей европеоидной расы. В период деколонизации Африканского континента идеи «африканской исключительности» были подняты на щит многими политиками, пришедшими к власти в африканских странах. Эти идеи, в частности, предполагают и критическое отношение к достижениям европейской цивилизации, которая рассматривается как менее гуманная, чем цивилизации Африканского континента. Конечно, обитатели афроамериканских «гетто» в Соединенных Штатах не задумываются о столь высоких материях, но линию отличия от белых они проводят достаточно четко. К примеру, в среде афроамериканских подростков не пользуется популярностью образ школьного отличника, парня или девушки, корпящего над учебниками и связывающего свою дальнейшую деятельность с умственным трудом.

У афроамериканских подростков большей популярностью пользуется другая модель достижения успеха в жизни, связанная в лучшем случае со спортивной или музыкальной карьерой, а в худшем — просто с криминалом. Многие афроамериканские дети, даже способные от рождения, намеренно не проявляют прилежания в учебе, чтобы не выделяться из общей афроамериканской среды и не вступать в конфликт с другими чернокожими. Об этом, в частности, писал Джордж Акерлоф в работе «Экономика идентичности». Но если белого Акерлофа еще можно было упрекнуть в тенденциозности, то как быть с выводами другого исследователя — нигерийского социолога Джона Огбу, перебравшегося в США и устроившегося преподавать в университет Беркли в Калифорнии? Огбу даже ввел термин — «синдром плохого прилежания», которым он характеризует отношение афроамериканских детей к учебе. Причем не стремятся учиться даже дети из статусных и богатых афроамериканских семей, посещающие престижные школы, в которых учатся представители самых разных расовых и этнических групп. Свою роль в закреплении такого отношения к учебе сыграла и «позитивная дискриминация» — такие дети рассчитывают поступить в колледжи и вузы по льготам, существующим для афроамериканцев, не прилагая особых усилий. Получается, что если так рассуждают дети афроамериканской интеллигенции, то что говорить о детях трущоб?

Экономическое и социальное неравенство сочетаются с социальной депривацией афроамериканского населения страны. Как известно, в процентном соотношении наиболее высока доля негритянского населения в южных штатах, когда-то бывших цитаделями плантационного рабовладения. До сих пор очень многочисленно афроамериканское население в таких штатах как Южная Каролина, Миссисипи, Луизиана, которые считаются наиболее «черными» штатами США. Но внушительное количество афроамериканцев проживает и в крупных городах страны, прежде всего в Нью-Йорке. В местах компактного проживания афроамериканцев социологи отмечают намного худший уровень жизни, чем в районах проживания белых американцев. «Негритянские кварталы» по сути, являются социальными гетто, в которых процветают тотальная бедность, вызванная безработицей, уличная преступность, наркомания и наркоторговля, алкоголизм, проституция.

В свое время американское правительство попыталось решить проблемы трущоб, в которых проживали афроамериканцы, и приступило к строительству новых жилых массивов. Однако, многоэтажные районы, населенные афроамериканцами, превратились в еще более худшие гетто, чем старые трущобы. Социолог Садхир Венкатеш отмечает, что планы по повышению уровня жизни афроамериканского населения фактически провалились. В жилых массивах, где проживают афроамериканцы, главными проблемами стали: перенаселенность квартир, плохая и выходящая из строя инфраструктура коммунального хозяйства, массовая бедность на грани нищеты. Разумеется, в новых районах также отмечается высокий уровень преступности и наркомании.

Социальное неравенство афроамериканского населения наглядно проявляется и в сфере здравоохранения. Поскольку большинство афроамериканцев принадлежат к низшим социальным слоям, у них просто нет денег для заботы о своем здоровье. Плюс к тому образ жизни, который ведут афроамериканцы, отнюдь не способствует улучшению медицинских показателей. Средняя продолжительность жизни афроамериканских мужчин и женщин ниже на 5-7 лет, чем средняя продолжительность жизни белых американцев. Среди афроамериканцев гораздо больше распространены такие болезни как диабет и гипертония. Свыше 30% афроамериканских мужчин и свыше 41% женщин страдают от ожирения, что свидетельствует о низкокачественном и неправильном питании. Что касается уровня распространения СПИДа среди афроамериканского населения, то он приближается к уровню африканских стран. Афроамериканцы составляют 48% больных СПИДом, при том, что в общей структуре населения США доля афроамериканцев составляет 12,6%. Стоит ли говорить о том, что качественные медицинские услуги для подавляющего большинства афроамериканцев просто недоступны ввиду их высокой стоимости, да и не выработана в афроамериканских гетто культура заботы о своем здоровье. Несмотря на то, что в афроамериканских семьях достаточно высокий уровень рождаемости, кризис семейных ценностей в «черной» Америке проявляется гораздо более явно. Огромное количество детей, как мы уже отметили выше, рождается вне брака, фактически типичная афроамериканская семья это мать и дети или бабушка, мать и дети.

Читайте также:  Этнический состав населения США

Периодически в США вспыхивают настоящие восстания афроамериканцев, поводом к которым, как правило, служит жестокость, проявленная полицейскими. Как правило, государство решает вопросы подавления таких выступлений жестко и оперативно, не гнушаясь применять военную силу, включая и ввод танков на улицы бунтующих городов. При этом, разумеется, про псевдодемократическую демагогию, применяющуюся в отношении других стран, американские власти в таких ситуациях забывают напрочь. Однако, силовое подавление протестных выступлений не означает, что проблему социального и экономического неравенства афроамериканцев можно решить таким путем. Наоборот, положение афроамериканского населения имеет очевидную тенденцию к постепенному ухудшению, что будет особенно заметно спустя годы, учитывая более высокий уровень рождаемости.

Немного о расовой сегрегации в США

Вход для «цветных» в универсальный магазин в Алабаме. 1956 год.

Расовая сегрегация в США — отделение белого населения США от иных этнических групп (главным образом чернокожих и индейцев). Осуществлялась через различные социальные преграды: раздельное обучение и воспитание, разграничение посадочных зон (белые — сидят впереди) в общественном транспорте и так далее.

Различается сегрегация де-юре и де-факто. Законодательно расовая сегрегация отменена, однако существует мнение, что некоторые её проявления встречаются и сегодня.

Willie Causey Juniior сидит с оружием у дверей своего дома в Shady Grove, в штате Алабама. В этом штате в 1956 году черные жители часто подвергались атакам и нападениям со стороны белых.

Официально расовая сегрегация существовала с принятия в 1865 году 13-й поправки к американской конституции, которая запрещает рабство. Её первые признаки — отдельные школы (для белых и негров), негритянские воинские подразделения и тому подобное.

Две кассы — одна для белых, другая для «цветных» — в магазине мороженого. Город Shady Grove, в штате Алабама, 1956 год.

Сегрегация на транспорте

По законам города Монтгомери в Алабаме, чернокожие граждане не должны были занимать в автобусах первые четыре ряда, поскольку они предназначались «только для белых» – об этом свидетельствовала надпись при входе. Если все места «только для белых» были заняты, то сидящие чернокожие должны были уступить белым пассажирам свои «чёрные» места. Равнозначным этому можно считать туалеты в придорожных заведениях (в том числе на автобусных станциях), в которых была жёсткая сегрегация по цвету кожи.

В 1955 году представители движения за гражданские права начинают бойкот автобусных линий в Монтгомери. Они требуют отменить дискриминационные законы.

1 декабря 1955 года 42-летняя чернокожая швея из Алабамы Роза Паркс не уступила место белому мужчине в Монтгомери. Её арестовали и приговорили к штрафу. В том же году, в Монтгомери, в автобусах арестовали ещё пятерых женщин, двоих детей, и множество чёрных мужчин. Одного чернокожего водитель застрелил на месте. Тогда, по инициативе Мартина Лютера Кинга, чернокожие жители города объявили всеобщий бойкот общественному транспорту. Чернокожие владельцы машин перевозили «братьев по коже» своими силами, без какой-либо платы. Афроамериканцы поддерживали бойкот 381 день, который был назван «Ходьбой во имя свободы».

В это время автобусные компании понесли значительные убытки — 70 % от всех пассажиров автобусов в то время составляли чернокожие. Первоначально городские власти пытались расколоть движение (путём дезинформации в СМИ и дискредитации лидеров), но, когда это не помогло, полиция вступила в дело и начала преследовать активистов и давить на них всеми возможными методами. Чернокожих водителей останавливали, подвергали арестам под надуманными предлогами, — а их домашним угрожал Ку-Клукс-Клан. Так, в январе 1956 года в дом Мартина Лютера Кинга бросили бомбу, что породило новый всплеск движения среди чернокожих. После этого власти запустили «антибойкотный» закон от 1956 года, арестовав ещё сотню активистов. Суды против активистов были известны и за рубежом, в том числе, в Европе.

После подачи иска от активистов, Федеральный окружной суд констатировал незаконность автобусной сегрегации. Прокуратура Монтгомери апеллировала в Верховный суд США, который оставил решение окружного суда в силе. В ту же ночь члены Ку-Клукс-Клана, прибывшие на 40 грузовиках, провели показательное шествие с целью запугивания местных жителей. 20 декабря 1956 года сегрегацию городских автобусов в Монтгомери отменили законодательно.

На это решение расисты ответили террором: расстрелом автобусов, взрывом самодельной бомбы в кварталах с чернокожими жителями, и избиением чернокожих.

Сегрегация в школах

В 1951 году чернокожий житель штата Канзас Оливер Браун подал иск против городского школьного совета от имени восьмилетней дочери (дело «Браун против Совета по образованию»). В иске Браун указал, что его дочь должна посещать школу для белых, которая была через 5 кварталов от дома, в отличие от «чёрной школы», которая располагалась через 21 квартал (фактически, на противоположной окраине города). Когда суд отклонил требование Брауна, другие чернокожие подали аналогичные иски как в Канзасе, так и в других штатах (Южная Каролина, Виргиния и Делавэр). После серии разбирательств дело было принято Верховным судом США, который в 1954 году признал, что сегрегация в школах лишает чернокожих детей «равной защиты законами», что противоречит Четырнадцатой поправке к Конституции США. Решением суда был установлен юридический запрет на расовую сегрегацию в школах в указанных штатах.

Ondria Tanner и ее бабушка засмотрелись на витрину с одеждой в магазине для белых, куда им, к сожалению, нельзя было войти.

Ряд южных штатов протестовал против данного решения. Суд штата Алабама, в частности, постановил безосновательность юридического запрета Верховного суда по причине противоречия с законодательством штатов.

В 1957 году в город Литтл-Рок штата Арканзас ввели федеральные войска из-за отказа губернатора штата выполнять решение суда.

В начале сентября в Первый день занятий девять чернокожих детей (позднее известны как «девятка из Литл-Рока») пытаются пройти в школу, но их со штыками встречают вооружённые солдаты Национальной гвардии штата, находящиеся в подчинении губернатора. Толпа белых запугивает детей, — угрозы, оскорбления.

Афроамериканские дети смотрят через сетку как белые дети играют и веселятся в парке аттракционов. Алабама, 1956 год.

В 1958 году Верховный суд вновь подтвердил своё решение.

Сегрегация в общественных местах

Мальчик около колонки для цветных

В 1919 году в Чикаго был убит чёрный подросток. По тем временам — проступок негра серьёзный: он заплыл в озере на сторону «для белых». Последовали массовые беспорядки в Чикаго с серьёзными жертвами.

Отдельные рукомойники для белых и черных

В 1961 году в Олбани (штат Джорджия) местные чёрные провели кампанию за десегрегацию общественных мест. На помощь им прибыл сам Мартин Лютер Кинг. Последовали мирные демонстрации протеста. В ответ власти города провели массовые аресты, были закрыты парки и библиотеки. Масштабы борьбы были таковы, что около 5 % городских чёрных было арестовано. Чёрная кампания в Олбани оказалась проиграна, но в умах чёрных не подавлена.

На вывеске написано, что пиво индейцам не продается

Водяные краны отдельно для белых и черных

Отель только для цветного населения

Театр только для цветного населения

Места только для цветного населения

Существует мнение, что расовая сегрегация не уходит из учебных заведений и сейчас. В докладе Проекта по гражданским правам Гарвардского университета 2006 года, профессор Гэри Орфилд говорит: «Уровень сегрегации в стране поднялся до уровня конца 1960-х годов. Мы растеряли почти весь прогресс, достигнутый в ходе отмены сегрегации в городских сообществах»

С момента принятия в 1964 году закона о гражданских правах, запретившего расовую дискриминацию в США, прошло полвека. С одной стороны, с тех пор в положении чернокожих в Америке был сделан большой шаг вперед. С другой – де-факто сегрегация проявляется в новых формах и сегодня. Возникают опасные тенденции, которые могут поставить проделанный путь под вопрос.

Например, в 2013 году город Гардендейл (округ Джефферсон, штат Алабама) после голосования жителей вышел из состава образовательного округа, а затем добился и права самостоятельно собирать налоги. В Гардендейле 88 процентов – белые, в то время как в округе Джефферсон почти половина населения афроамериканцы. В штате Джорджия за последние десять лет шесть пригородов Атланты с преимущественно белым населением добились статуса отдельного города.

В этой ситуации влияние расового вопроса, скорее всего, играет косвенную роль, хотя последствия для ситуации с правами афроамериканцев самые что ни на есть прямые. Жаждущих автономности горожан смущает не цвет кожи соседей. Отделяющиеся районы не полностью “белые”, до 10-20 процентов населения там составляют “цветные” меньшинства. С их точки зрения, суть в том, что в среде менее состоятельных соседей существует больше проблем, выше уровень агрессии, криминала.

Особенно заметны такие контрасты в школах, ведь система школьного образования в США по большей части государственная и выбор школы привязан к образовательному округу, в котором проживают родители ученика, а не к размеру их кошелька. Поэтому в одной школе могут учиться дети из семей, весьма разных по социальному положению и амбициям.

Таким образом, попытки создавать новые школьные округа в сущности формируют более благоприятные условия для детей состоятельных американцев, то есть на первый взгляд отделяются не столько белые от черных, сколько богатые от малоимущих. Но реальность в том, что в США в среднем белые состоятельнее, а темнокожие беднее. Поэтому углубление разрыва между богатыми и бедными на практике влечет и социальную поляризацию общества по расовому признаку.

Расовый вопрос традиционно остро стоит в стране, ныне считающей себя “Меккой” для мигрантов, и американское общество проделало немалый путь в борьбе за права афроамериканцев. Однако и спустя десятилетия проблемы сегрегации и неравенства далеки от решения. Американцы со светлым и темным цветом кожи имеют разный достаток, зачастую живут в разных районах. Состоятельные горожане тяготеют к жизни в пригородах, в то время как афроамериканцы реже могут позволить себе покупку дома, поэтому чаще живут в городах. В крупных мегаполисах, как, например, в Нью-Йорке существуют исключительно “черные кварталы”.

Поэтому исходя из вышеизложенного делайте выводы сами, насколько обоснованы или необоснованны высказывания Джады Пинкетт Смитт и других известных американских актеров. И дело не только в Оскаре. Просто Джада Пинкетт Смитт вращается в этой области, имеет достаточный вес в данной среде, знает ее проблемы не по наслышке, поэтому и говорит то, о чем знает. Она медийная и популярная персона. Ее слова сразу привлекают внимание и прессы и населения. Как я указала выше, специалисты в других областях (например, в образовании), тоже обращают внимание на расовую сегрегацию в своих исследованиях. Но их не так много читают и они не настолько популярны. В этой связи их сообщения не так муссируются в прессе и интернете. Расовая сегрегация в США до сих пор есть, и это очень серьезная проблема их общества. И Джажа Пинкет Смитт и Марк Руффало молодцы, что обсуждают эту проблему во всеуслышание. Лично у меня их поступки вызывают только уважение.

Хватит кормить Канзас

Что творится на улицах американских городов: тихая война или беспощадный мир

«А у вас негров линчуют!» — в шутку считалось, что долгие советские годы эта фраза была универсальным ответом СССР на любую критику со стороны США. Межрасовые отношения в Соединенных Штатах действительно омрачены рядом проблем, однако за последние полвека в них достигнут впечатляющий прогресс. В том, как живут афроамериканцы и индейцы в США сегодня, разбирался корреспондент «Ленты.ру».

Почти Африка

Везде лишь черные лица, на стенах — фотографии с видами Африки, а в холле выдачи багажа — работы скульпторов Черного континента. Полное впечатление, что я оказался в Африке, хотя я лишь сошел с трапа в аэропорту Атланты, столицы штата Джорджия.

Атланта — совершенно особый город. Именно здесь, в сердце когда-то рабовладельческого Юга, родился знаменитый борец за права негров — Мартин Лютер Кинг. Сегодня, когда улица имени этого чернокожего пастора есть в любом американском городе, а его день рождения объявлен национальным праздником и нерабочим днем, квартал Мартина Лютера Кинга превратился в огромный мемориальный комплекс, сопоставимый по масштабам с музеем Ленина в Ульяновске.

На улице Оберн, где находится дом Лютера Кинга, можно проследить этапы борьбы чернокожих жителей квартала за свои права. Так, например, первоначально все магазины здесь принадлежали лишь белым, но постепенно стали появляться первые черные собственники. Сегодня мемориальные доски висят на первой «черной аптеке», закусочной и даже пожарной части, куда впервые были приняты на работу чернокожие работники.

В музее «ненасильственной борьбы с расизмом», расположенном рядом с одноименной мемориальной аллеей, можно посмотреть фильм о сегрегации на юге США в пятидесятых годах прошлого века. Вместе со мной фильм смотрела большая группа чернокожих школьников, в которую затесались и несколько белых учащихся. Толстая и очень веселая чернокожая учительница иногда комментировала особо интересные моменты. Узнав, что я журналист из России, преподавательница тотчас же прервала просмотр фильма. Школьники хором прокричали мне: «Привет, Игорь!» После чего мне пришлось прочитать небольшую лекцию о правах чернокожих на моей родине.

Выяснилось, что учащиеся прибыли на экскурсию в мемориал Мартина Лютера Кинга из соседней Алабамы. Как объяснила мне учительница Джессика, такие экскурсии стали нормой для многих школ юга США. По мнению Джессики, в крупных городах американского Юга открытый расизм уже фактически изжит, а вот в сельской глубинке отношения между черными и белыми по-прежнему достаточно напряженные.

«Сначала я нашла работу в сельской школе. Так вот, неподалеку от моего дома стали прогуливаться члены ку-клукс-клана, — рассказывает мне Джессика. — По закону они могут носить свои балахоны, но обязаны оставлять открытыми свои лица. Конечно же, суды Линча они уже не устраивают, но мне лично стало противно жить в окружении таких людей, и я вернулась к себе домой!»

В то же время, Джессика считает, что хоть городские белые никогда не допустят открытых расистских высказываний, «определенная настороженность к черным у них все-таки осталась». Увы, у такого «недоверия» белых есть определенное объяснение. Например, в Атланте, да и во многих других городах Юга США есть «черные районы», где белые могут ездить на машинах, но опасаются останавливаться даже на бензозаправках. Негры, составляющие всего 12 процентов населения США, совершают половину всех убийств и 54 процента ограблений.

Cтранная война на «Райских холмах»

Несколько иначе выглядят межрасовые проблемы на юго-западе США, например в Калифорнии. Основные противоречия здесь не между черными и белыми, а между черными и мексиканцами в беднейших кварталах городов. В Сан-Диего таким районом являются Райские Холмы, прозванные в народе «гангстерским раем». Здесь живет приблизительно равное количество черных и мексиканцев.

Читайте также:  Отзыв о поездке в США в 1967 году

Нельзя сказать, что «гангстерский рай» поразил меня своей нищетой. Вокруг вполне приличные по российским меркам дома. Впечатляют разве что замусоренные улицы и обилие толстяков — признак бедности в Америке. В других районах Сан-Диего на редких курильщиков прохожие смотрят с нескрываемым осуждением — здесь же дымят почти все, причем окурки бросают прямо на тротуар.

Обстановку в квартале я решил разведать в местной кофейне. Спрашиваю белую продавщицу, не опасно ли гулять по району. «Днем можно ходить без проблем. А вот вечером — не советую», — ничуть не удивившись моему вопросу, с улыбкой отвечает мне девушка. На всякий случай она поясняет, что белых здесь трогают не так часто. Проверять, так это или нет, мне почему-то не захотелось.

Впрочем, то, что в районе неспокойно, можно было заметить и по кофейне — точнее, по ее посетителям, сидящим за ноутбуками. Они почти поровну делились на черных и мексиканцев. Причем ни одной смешанной компании я не заметил. В гордом одиночестве сидел единственный белый клиент заведения: молодой человек в рваных джинсах, но с раскрашенным цилиндром на голове.

Я подсел поочередно к мексиканской и черной компаниям и поговорил с ними. «Черные считают, что это только их район. Наша молодежь сопротивляется. Оружие у нас носят в открытую, полиция уже и не пытается бороться с этим. Стычки происходят каждый вечер», — говорит мне бывший охранник, а ныне пенсионер Роберто. «Сейчас белые относятся к нам как к равным. Мексиканцы же и не скрывают, что считают нас черномазыми, людьми второго сорта», — приводит свои контраргументы сидящий всего в нескольких метрах от Роберто чернокожий Боб — безработный весом в 150 килограммов.

Пообщавшись с посетителями кофейни, я решил пройтись по местной торговой площади и тут же был остановлен продавцами контрабандных сигарет. Нелегальным бизнесом занимались два белых старика. Свой товар они закупают в соседней Мексике, а на родине продают по ценам вдвое ниже, чем в официальных магазинах. Чрезвычайно дружелюбные контрабандисты охотно объяснили мне, что местные белые держат в мексикано-негритянской войне нейтралитет, и поэтому к ним доброжелательно относятся оба меньшинства. «Большинство мексиканцев и черных — хорошие ребята. Когда-нибудь они помирятся друг с другом. Мы-то, белые, расизмом переболели, а они еще нет», — дипломатично заканчивают разговор мои новые приятели.

Справедливости ради стоит добавить, что мексиканско-негритянская напряженность ощущается лишь в низших слоях общества.Так, в том же Сан-Диего в кварталах среднего класса мексиканцы и афроамериканцы прекрасно уживаются друг с другом.

Но эта терпимость образованных американских мексиканцев, несомненно, перенята ими у местных белых. Так, в соседней Мексике и центральноамериканских странах (где тоже есть свои черные) расизм процветает не только среди бедноты. Американские путеводители советуют афроамериканцам быть к югу от границы как можно осторожнее и все время подчеркивать, что они не местные, а приезжие из США..

Компьютер изобрели негры

«Если честно, я не люблю возить черных. И дело даже не в том, что они часто требуют включить громкую музыку и начинают пританцовывать прямо в машине. Как правило, они гораздо требовательнее белых, им все время надо подчеркивать, что они хозяева, а я всего лишь таксист. Я понимаю, что на самом деле это всего лишь комплекс, эти люди просто страдают мнительностью и им кажется, что я отношусь к ним хуже, чем к белым клиентам, но мне от этого не легче! Конечно, такое случается далеко не всегда, например, почти идеальные клиенты — черные военные, но процент чрезмерно требовательных клиентов-негров все же выше, чем у белых», — поделился со мной своими проблемами русскоязычный таксист из Сан-Диего.

Мнительность черных мне приходилось наблюдать и лично. Так, однажды мой сосед сделал замечание негритянским подросткам, проявляющим подозрительную активность у автомобильной парковки, и тут же получил в ответ гневную отповедь: «Это потому что мы черные?!»

«Как-то ко мне пришел черный студент, жутко разгневанный тем, что я поставил ему четверку. В ходе разбирательства я случайно обмолвился, что когда проверял его работу, то не знал, кто из учащихся ее писал. И тут студента как подменили — он мгновенно перестал проявлять недовольство. Оказывается, он подозревал, что я снизил ему балл за цвет кожи!» — рассказывает мне знакомый профессор.

Неудивительно, что при таких комплексах черным просто необходимо было придумать свою особую версию африканской культуры. Меня, например, поразил музей Афроамериканской истории в Атланте. Из экспозиции следует, что родоначальниками черной цивилизации были древние египтяне. В музее представлены достижения современной цивилизации, изобретенные афроамериканцами. Это и телефон, и радио и даже один из вариантов компьютера — если честно, всего я просто не запомнил.

«Белым было выгодно представлять, что история черных началась лишь после того, как они оказались рабами в Америке. На самом деле вклад Африки в мировую культуру просто огромный! Не только Древний Египет, но и древний Израиль тесно связаны с черной Африкой. Просто история умышленно искажалась белыми учеными! То же самое повторилось, когда наши предки оказались в Америке. Белые начали нагло присваивать себе изобретения, сделанные чернокожими!» — убеждал меня сотрудник музея Майкл Макнели.

Резервация

«Не вторгаться! Нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены снова!» — увидел я огромный плакат на въезде в одну из индейских резерваций в Калифорнии. Пока я размышлял, стоит ли искушать судьбу, к моей машине подъехало четверо индейцев на квадроциклах. «А что, меня действительно могли застрелить?» — в полушутку спросил я, пытаясь разрядить обстановку. «Вполне. Мы вас ненавидим», — не моргнув глазом ответили неулыбчивые индейцы.

Согласно законам США, индейские племена пользуются широкими правами, о которых многие нацменьшинства могут только мечтать. Фактически, резервация — это государство в государстве. Для индейских бизнесменов действуют серьезные налоговые льготы, в резервациях есть собственная полиция и племенные суды. Американская политкорректность заходит настолько далеко, что даже само слово «индеец» в американских СМИ почти под запретом: его заменяет словосочетание «коренной американец».

Разрешение на открытие в резервациях казино (игорный бизнес запрещен в других регионах США), а также беспошлинная продажа сигарет — очень серьезная помощь правительства США аборигенам страны. Увы, несмотря на все эти льготы, индейцы по-прежнему не любят белых.

.Нетолератные размышления американского профессора-еврея о чернокожих американцах

Гипер-толерантность – только еврей может безнаказанно ругать негров. Под катом “расистский” текст от одного еврея.

Автор – Марк Зальцберг, профессор физического факультета Хьюстонского университета, штат Техас, США.

У себя в Африке за тысячелетия они не создали даже подобия цивилизации.

Ни в одной стране!

Имея в древности соседями столь высокоразвитые страны как Древний Египет, Карфаген, Иудею, Персию и Грецию с Римом они не переняли у них ничего!

Ни техники, ни науки,ни законодательства.

Ни у одного из чёрных племён до сих пор нет даже письменности и они пользуются языками и письменностью европейских народов, которые когда-то не худо ими управляли и научили их хотя бы мыться и ходить в штанах.

Она разорена, все, кто мог, покинули эту прекрасную в прошлом страну и она утопает теперь в грязи, в которой стоят разрушающиеся города и фермы.

Города без электричества, без транспорта, опасные даже средь бела дня. Немногие белые живут там в городах-крепостях, за бетонными стенами, колючей проволокой и круглосуточной вооружённой охраной!

В Америке дело обстоит ничуть не лучше.Негритянские кварталы наших городов тоже тонут в грязи, дома разрушены и белое население боится туда заглядывать.

Туда не заезжает даже полиция! В Деtpoite дома продаются за символические цифры.

Их боятся покупать! Город банкрот. Мэр и 80% населения города-негры. Отменённое 150 лет назад рабство не подтолкнуло их к серьёзному развитию.

Героические усилия белой Америки за последние 50 лет тоже не дали заметных результатов в повышении их культурного уровня и благополучия.

До сих пор даже диплом средней школы недоступен для 75% негритянских детей. Они не могут научиться читать и попросту бросают школу к 14-15 годам!

По интегралу этот народ остаётся неграмотным, ленивым и тупым на любой территории от Африки до Америки и островов Карибского архипелага.

Стоит заметить, что любой другой ребёнок одолевает чтение с помощью родителей за две-три недели и к семи годам уже бегло читает на родном языке.

Даже по китайски дети научаются бегло читать к пятому классу.

Природу не переделаешь.

Особенно видна их отсталость рядом с китайцами, японцами, корейцами и прочими азиатскими народами. Те и у себя на родине веками, тысячелетиями развивали свои культуры и технологии.

И в Америке по своим способностям и достижениями они и ни в чём не отстают от белых американцев! И нередко опережают их!

Если американское белое общество нормально принимает успехи китайцев, корейцев и прочих не белых граждан. Если никто из представителей упомянутых не белых граждан никогда не жалуется на расизм и притеснения, то разговоры о расизме не имеют никаких оснований!

Даже наш президент и генеральный прокурор чёрные!

И, увы, самые неудачливые из всех американских политиков. Ни один даже самый оголтелый либерал не может опровергнуть эти очевидные истины. Это всё широко теперь освещается американскими СМИ!

Единственное, чем оперирует либерал в таких разговорах это криками расист, фашист или в лучшем случае твердит, что сегодня негры ещё отстают, но в будущем будут не хуже нас.

Так говорят даже очень умные люди, считающие, что другая позиция оскорбительна для них и для негров.

Популярна «теория» того, что мы находимся с ними на разных ступенях общей лестницы развития. Что следует только подождать и они поднимутся в будущем по ней до нашего уровня.

Ложь! Мы стоим на разных лестницах и даже тысячелетнее ожидание не сократит этого разрыва как не сократило его до сих пор!

Этот разрыв находится в природных способностях, которых никому не дано изменить,и в жизненных установках, воспитываемых с рождения.

О каком будущем идёт речь, спрашиваю я?

Если за 4-5 тысячелетий дело не сдвинулось ни на шаг. Если за эти тысячелетия белая раса от отсутствия письменности дошла до квантовой физики и марсоходов, то сколько же ещё ждать, чтобы негры научились хотя бы читать и писать грамотно?

А нередко и говорить.

И почему, пока этого не произошло, мы насильно выталкиваем их на самые высокие позиции вплоть до управления государством, где они неизменно обнаруживает полную непригодность, раздаем им дипломы престижных университетов.

Ну, хорошо, давайте по дождём пока они не разовьются и тогда доверим им рычаги управления страной и культурой. А сейчас не преждевременно ли?

Мы не просто предоставили им равные возможности. Это бы ещё не так плохо. Они в большинстве своём живут за счёт общества, бездельничают, развратничают, одуряют себя наркотиками, организуют банды, терроризирующие города.

Они громят и сжигают кварталы в крупнейших городах страны при любом недовольстве.

Арест и тем более осуждение чёрного преступника американские негры воспринимают как расовое преследование и тогда они грабят на наших глазах магазины и дома, нагло ведут себя в общественных местах.

Двойка в школе или университете ведёт к суду по обвинению в расизме! И мы ставим им пятерки!

Мы не сопротивляемся, мы давно стоим на коленях перед ними, а они наглея от вседозволенности, ведут себя как оккупанты в завоёванной стране.

Если достаточно грамотная жена Президента говорит перед микрофонами, что она только тогда полюбила Америку, когда въехала в Белый Дом, то можно ли считать негров надёжными Гражданами Америки?

Скорее врагами. Какую семью мы имеем в Белом Доме?

Белые американцы обзаводятся ныне оружием в небывалых в прошлом количествах.

В стране 80 миллионов стволов только зарегистрированного оружия и 8 миллионов членов Американской Ассоциации владельцев и любителей оружия.

Зачем столько в стране, где есть полиция, национальная гвардия и армия?

Оружие не дёшево. В среднем не дешевле 600$ за единицу. За 50 патронов к стандартному пистолету или револьверу мы платим сейчас от 15 до 22 $.

Чтобы быть готовым применить его нужно регулярно стрелять в тире! Тренироваться. И мы стреляем.

А тир не дёшев! Мне 80 лет. Играть в солдатики в моём возрасте не пристало.

Зачем мне три ствола 0,38 калибра по 450$ за штуку?? Я не коллекционер оружия. Зачем я еженедельно стреляю в тире, тратя на это деньги и время?

Затем, что я боюсь теперь выйти на улицу без оружия. Боюсь лечь спать без пистолета на ночном столике!

Американцы покупают не только слабосильные пистолеты вроде моих. Автоматы, снайперские винтовки, тяжёлые дробовики, автоматы и пулемёты и даже базуки покупаются тысячами отнюдь не для охоты.

Это оружие боевое! Почему? Ответ тот же. Мы боимся негров, правительство тоже и заискивает перед ними, да и состоит в значительной степени из них.

Государство не будет нас защищать в неизбежно надвигающемся расовом конфликте, который быстро перейдёт в кровавые столкновения.

Призывы к войне с белыми появились недавно в американском интернете и ТВ эфире. Как мы дошли до этого? Требуется серьёзный анализ. Пока у меня нет ответа, тем более, что на такой анализ никто не решается,а прочитать, что думают об этом другие негде.

Дело тем более сложно, что ситуация кажется абсолютно абсурдной! 320 миллионная страна НЕ ХОЧЕТ обуздать всего лишь 35 миллионов негров, ведущих дело к разрушению страны, и вместо этого вооружается до зубов, как армия идущая в бой с сильным и опасным противником!

Не спрашивайте меня: “Что ты предлагаешь?»

Моя задача понять, что происходит. Как мы допустили всё это!

Нарисовать истинную картину и показать её всем интересующимся. Я выступаю как социолог, а не политик. Пусть они решают, что делать. И как можно скорее, иначе поздно будет.

Следует особо подчеркнуть, что я вовсе не ратую за ограничение негров Америки в правах по сравнению с другими расами, живущими в стране. Они граждане Америки и ни о каких ограничениях речи не может быть!

Но, сложившаяся на моих глазах ситуация, а я живу в Америке почти 35 лет, совершенно нетерпима.

Неграм позволено теперь то, о чём другие расы и народы, включая белых, не мыслят и чего даже не хотят. Им позволено жить, не работая!

А безделье – мать всех преступлений.

Вот сейчас на ТВ выступает сын Мартина Лютера Кинга, убитого 50 лет назад негритянского политического лидера. Его отец призывал к мирному разрешению расового конфликта, действительно существовавшего тогда.

Конфликт ушёл в прошлое. Америка имеет чёрного президента!

А сын Кинга надсаживаясь орёт (иного слова я не подберу), поминутно вытирая пот с лица, о борьбе, об ударах по расистам, о непримиримой войне, об ответных ударах, о том, что война продолжается!

И подогретая такими речами толпа, волнуется, шумит, размахивает флагами, толпа преимущественно чёрная, готовая ринуться в бой!

И ринется, если резко не изменить существующего положения. Американским неграм не позавидуешь. Их доходы гораздо ниже доходов белых, азиатов и прочих народов США.

Непропорциональное количество их молодых людей сидит в тюрьме. Невероятное большинство убийств и грабежей приходится на их долю как исполнителей!

Читайте также:  Семьи итальянцев в США

Их дети получали дипломы средней школы, не научившись читать, их водворяли в университеты, не глядя на их способности.

Их по несколько раз выпускали из под ареста за «мелкие шалости», пока они не попадались на крупных. Для них придумали абсурдную специальность «афро-американские исследования», чтобы хоть кто-нибудь из них смог получить ученую степень по истории афро-американской цивилизации, которой не было и нет до сих пор.

В стране завели отделы кадров, которые следят за тем, чтобы количество негров в фирме или иной организации было не меньше их процента в стране в целом.

И тем не менее, в таких областях как математика,физика, химия и механика я не в стретил ни одного негра за 15 лет моей работы на физико-математическом отделении Хьюстонского университета.

И это при том, что с научными целями я не раз бывал в самых лучших университетах страны.Их нет нигде!

Эти дисциплины для них непостижимы!

На фоне вседозволенности, полной свободы от критики, имея практически неограниченные общественные фонды для малолетних, но многодетных матерей американские негры с удивлением и растущей злостью видят, что не смотря ни на что-они наименее успешный народ в стране.

И чем дальше, тем менее. Понять почему, они не хотят и даже не могут!

Не понимая, что диплом, полученный вне конкуренции, не есть сертификат квалификации и даже грамотности, занимая должности, соответствующие дипломам, но не выполняя работы, соответствующей диплому, они вновь обвиняют расистов в своих проблемах!

Народ, не имеющий семьи, как института, потерявший понятие о приличиях, вырастивший в третьем поколении людей с непомерными аппетитами на привилегии и социальное обеспечение и предпочитающий ничего не делать, не может претендовать на равные доходы с народами, не имеющими этих пагубных привилегий и тенденций и имеющих только одно преимущество – трудолюбие, соединённое со способностями.

Мы должны честно признать, что морально и даже физически американские негры опустились во многих отношениях гораздо ниже того уровня, на котором они находились всего лишь 50 лет назад. Мы должны признать,что всё это есть результат привилегий, получаемых ими во всё больших количествах.

Среди чёрных уровень безработицы вдвое выше, чем у остальных народов страны. Мы импортируем миллионы мексиканцев для работ, не требующих университетского или даже хорошего школьного образования.

Негры не хотят и не будут работать на так называемой «неквалифицированной работе».

Они и так сыты. Мексиканцы усердно убирают мусор, стригут газоны, строят и ремонтирует дома и дороги. Они тысячами работают в полях и на огородах, ухаживают за животными. А ведь для этого вовсе не нужен диплом средней школы. Да они его и не имеют.

Я никогда не видел на этих работах негров. И не увижу, если они будут по прежнему жить за мой счёт.

Я всегда вспоминаю евреев, когда размышляю на эту тему.

Евреи были угнетены и гонимы по всему миру в течение 2000 лет.

Неграм Америки и не снились те унижения и избиения, которым подвергались евреи в Испании, Франции и Германии в средние века и далее. Только в конце XIX века, т.е. гораздо позже чёрных они получили возможность учиться в нормальной школе и в университете.

Получили возможность работать там, где они хотят и по той специальности, которую он избрали.

И с каким сопротивлением всего общества получали они все эти возможности, на которые имели право все остальные народы стран, где они жили.

Евреи ничего не требовали сверх права быть равноправными!

Единственное, чего они хотели чтобы их оставили в покое.

Сквозь антисемитизм, доходивший до Холокоста, сквозь невыносимый бытовой антисемитизм, они пробились в самые образованные и успешные слои общества.

Никаких привилегий, только тяжёлая работа, только стремление обеспечить своих детей лучшим образованием!

И вот, к уже к середине ХХ века не менее 60% Нобелевских Лауреатов за научные достижения были еврейского происхождения.

А экзамены евреи сдавали так, как будто все 2000 лет только и делали, что готовились к ним.

Вот это и есть наиболее успешный путь борьбы с расизмом! Иного нет и быть не может!

Чего добились негры, освободившись от рабства, получив все возможности, которые евреям и не снились всего лет 70 тому назад?

Только неслыханных привилегий и ничего более.

Даже в спорте, где им не было равных, они стали заметно уступать белым.

Вредные привычки: обжорство бесплатной едой, курение и наркотики, разврат и вседозволенность сокрушили эту расу, великую в спорте и весьма успешную в прошлом в танце и джазе.

Даже в боксе, в тяжёлом и супертяжёлом весе, где неграм не было равных лет 60 если не более, вот уже минимум 10 лет доминируют белые спортсмены.

Нет среди негров ни одного, равного украинцам братьям Кличко и ещё нескольким русским тяжеловесам.

Не желая посмотреть на самих себя, не желая изменить свой порочный образ жизни, американские негры агрессивнее, чем прежде требуют всё больших поблажек.

Они стали опасными! Это опасный путь для всех нас, а не только для негров.Никакие поблажки не заменят трудолюбия, способностей и правильной жизни.

Только в этом залог успеха. Нам, белым людям,надо перестать испытывать чувство вины перед неграми и жалеть их.

Пусть сами себя пожалеют. Мы сделали для них гораздо больше, чем следовало. Они получили от нас юридически больше, чем имеем мы сами!

Белым американкам не отваливают денег за каждого рождённого ребёнка. Крутись как хочешь!

Если суммировать требования чёрных активистов, то получается абсурдный набор.

Дайте нам в равных количествах с белыми высоко оплачиваемые должности.

Не смейте обыскивать негров, даже тогда, когда у полиции есть веские основания для этого.

Дайте нам такие же благоустроенные дома и районы, в каких живут белые и т.п.

Обеспечьте нас работой так, чтобы уровень безработицы у нас и у белых был одинаковым.

То, что среди негров полноценно грамотных людей минимум втрое меньше, чем среди белых в расчёт не принимается.

То, что неграмотный человек не может претендовать на хорошую работу и оплату не рассматривается.

То, что негры сделали непригодными для жизни районы, предоставленные им государством практически бесплатно не обсуждается.

Подай нам всё без того, чтобы мы были достойны этих благ!

Без того, чтобы мы их ЗАРАБОТАЛИ!

Мы не хотим их заработать! Даром!

Мы будем бить стёкла в домах, где мы живём, стрелять по лампам освещения дорог и подъездов, выбрасывать мусор на улицы и стрелять из боевого оружия во все стороны, расписывать дома непристойными граффити.

А нам подавай новые дома и районы, когда в старых жить будет невозможно.

И цикл возобновится!

Интересно, что их активисты плохо говорят по английски, малограмотны и их основная «работа» это уличная агитация и натравливание чёрных на белых.

Практически их требования сводятся к одному-дайте нам бесплатно равенство по уровню жизни с белыми гражданами, но не требуйте от нас того, что требуете от самих себя; т.е. трудолюбия, образования, уважения к закону и пристойной семейной жизни.

Может государство без риска разориться обеспечить этим 35 миллионов человек?

Ответа не требуется, тем более, что мы уже на грани банкротства.

А наши негры так и не выбились из рабства, но теперь уже не по нашей вине.

Оказалось, что свобода, где надо напряжённо работать, самостоятельно решать свою судьбу и жить, надеясь только на себя им не нужна.

Большинство из них, молодых ещё людей, предпочитают полную зависимость от государства, т.е. по существу рабство, ибо истинно свободному человеку претит мысль, что его жизнь зависит от хозяина.

Они не работают, не учатся и пока ещё довольствуются крохами, перепадающими им с хозяйского стола, но требуют себе всех благ, добываемых иными тяжёлых трудом!

И горе нам и им, если они перестанут довольствоваться тем, что им дают. Тогда Гражданская война под знакомым нам лозунгом «всё отобрать и поделить».

Грохот этой грядущей войны слышат уже немногие чуткие американцы и впервые, хотя и робко,заговорили об этом.

И последнее.

Не следует думать, что я любого негра считаю умственно отсталым по сравнению с другими. Я вполне допускаю, что среди них могут встретиться гениально одарённые люди.

Но где они? За всю обозримую историю человечества!

Ведь даже самые яростные их защитники как национальную гордость назвать никого не могут кроме Мартина Лютера Кинга.

Никто из моих американских либеральных знакомых не мог назвать мне ни одного имени сколько-нибудь известного учёного, инженера, врача или писателя из негров.

Где их художники, поэты, композиторы или скульпторы? Ведь даже оперу из негритянской жизни написал талантливый еврей Гершвин!

Никого, кроме спортсменов и знаменитых в прошлом джазменов, перед которыми мы все преклоняемся.

Благом для чёрных явится отказ от самого слова расизм.

Расизм – это притеснение или уничтожение какой-либо расы.

Ничего подобного в цивилизованном мире давно уже нет.

Обвинение в расизме затыкает рот каждому, кто пытается сказать правду о жизни и поведении негров в Америке.

Только ясное понимание их истинных проблем, являющихся результатом их расовых особенностей и нашего попустительства, позволит американскому обществу решить эти проблемы.

Изучение этих особенностей должно стать легальным. Это социология, наука, а не расизм. Пора перестать считать все народы одинаковыми. Абсурдно считать население Земли одним народом. Мы все разные.”

Марк Зальцберг, Хьюстон. Август 2013 г.

55 лет назад в США отменили расовую сегрегацию

Официальным концом сегрегации в США стало введение закона о гражданских правах, принятого при президенте Линдоне Джонсоне под влиянием массовых протестов борца за права чернокожих Мартина Лютера Кинга.

Благодаря законопроекту федеральное правительство получило полномочия по контролю за обеспечением гражданских прав американского населения.

Закон запрещал установку табличек «Только для белых» в транспорте, ресторанах, кафе и гостиницах, которые были распространены в США в то время, а высшие учебные заведения стали открыты для представителей всех рас.

Сегодня подобные таблички можно увидеть разве что в музее, а в 2008 году президентом США был избран первый чернокожий президент Барак Обама.

Однако, несмотря на огромный прогресс, многие проблемы чернокожего населения США по-прежнему не теряют актуальности, а число расовых инцидентов — как по отношению к чернокожим, так и другим слоям населения — растут.

Как отмечал в своем обзоре в 2018 году телеканал CNN, хотя избрание президентом Обамы дало надежду многим афроамериканцам, «его избрание усилило разногласия, существовавшие с момента рождения страны». «Расисты рассматривали чернокожего во власти как сигнал о потемнении Америки. Это было зрелище, которого они боялись больше всего. Они были в ужасе и взбешены», — отмечал телеканал.

Критики нынешнего президента США Дональда Трампа заявляют, что число расовых инцидентов в США значительно выросло после его прихода к власти. Американские правоохранители, действительно, отмечают рост подобных преступлений. Так, в 2017 году, по данным ФБР, произошел рост правонарушений на почве ненависти на 17%. В 2017 году количество зарегистрированных преступлений составило более 7000.

Среди них — резонансный инцидент в Шарлотсвилле, штат Вирджиния, когда во время массовой акции протеста левых активистов в толпу на полной скорости врезалась машина, которой управлял 20-летний неонацист Алекс Филдс. В результате наезда погибла одна женщина, 19 человек были ранены. Президент США Дональд Трамп в своем выступлении о произошедшем сказал, что вину несут обе стороны, за что его подвергли резкой критике.

Противники Трампа заявляют, что президент США — расист, так как у него немало поклонников в кругах ультраправых активистов. О том, что президент США якобы негативно относится к чернокожим, говорил бывший адвокат Трампа Майкл Коэн.

По словам Коэна, Трамп оскорблял афроамериканцев.

«Однажды он спросил меня, могу ли я назвать страну, управляемую чернокожим человеком, которая не является «гадюшником». Это было, когда Барак Обама был президентом США», — рассказывал Коэн.

Он также утверждал, что в какой-то момент Трамп якобы сказал, что «чернокожие люди слишком глупы», чтобы голосовать за него.

Представители афроамериканского населения США, действительно, не жалуют Трампа. В 2016 году за него проголосовали только 8% афроамериканцев. Представители этой категории населения традиционно поддерживают Демократическую партию США.

Выборы 2020 года ознаменуются снижением доли белого населения Америки

— согласно расчетам Pew Research Center, оно составит 66,7%, по сравнению с 76% в начале XXI века. В то же время, исследование ученых показало, что на выборах смогут проголосовать 32 млн латиноамериканцев и 30 млн афроамериканцев. Если среди них будет высокая явка, Трамп может не досчитаться больше 10% голосов, как это произошло с республиканцами на промежуточных выборах 2018 года.

И даже несмотря на тот факт, что с начала президентства Трампа уровень безработицы среди чернокожего населения США снизился до исторического минимума, политических очков республиканцам это не прибавляет. В сознании афроамериканцев на протяжении долгих лет утверждалась мысль, что Республиканская партия — это «враги», говорил ранее «Газете.Ru» президент Американского университета в Москве Эдуард Лозанский.

Обозреватели американских СМИ отмечают что вопросы, связанные с положением меньшинств афроамериканского населения будут в актуальной повестке кампании 2020 года.

Недавно претендент на номинацию в кандидаты в президенты США от Демократической партии Джулиан Кастро не исключил в случае своей победы на выборах 2020 года прямых выплат афроамериканцам за существовавшее в стране рабство, сообщает Associated Press.

«Если в соответствии с конституцией мы платим людям, потому что забираем их собственность, почему бы не дать компенсацию людям, которые фактически были собственностью», — заявил Кастро.

Тот факт, что подобные вопросы обсуждаются на политических дебатах, говорит о том, что США вновь обращают внимание на болезненное прошлое страны.

Я памятник себе разбил

Тема рабства, а также связанные с ней вопросы гражданской войны в США стали частью американской повестки при Трампе. Однако, как ранее писал американист Арег Галстян, это — реакция на политкорректность, которую навязывали обществу демократы во времена правления администрации Билла Клинтона.

«Подобные сигналы со стороны неолиберальной элиты привели к ряду негативных последствий, включая столкновения между защитниками памятников тех же генералов-южан и сторонниками их демонтажа»,

— писал Галстян в статье для «Газеты.Ru», отмечая, что «формальное меньшинство стало навязывать свои субъективные представления о добре и зле большинству».

Речь идет о так называемой «войне памятников», вспыхнувшей в США в начале правления Трампа.

Активисты леволиберальных взглядов крушили по всей стране памятники военным армии конфедератов, которые поддерживали рабовладение. «Все эти монументы еще 10-15 лет назад не представляли собой какую-то проблему. Проблемой была демонстрация флага конфедератов, который стал ассоциироваться с движением расовой сегрегации. Этот флаг, действительно, мозолит глаза афроамериканцам, и его не нужно демонстрировать», — рассказывал «Газете.Ru» историк Вильям Дэвис, автор нескольких книг об истории гражданской войны в США.

Сегодня «война памятников» постепенно сошла на нет, но США могут оказаться на пороге гражданской войны, причем речь идет не об отдаленной перспективе, а о вполне осязаемых сроках.

Профессор Гарвардского университета, видный историк Нил Фергюсон заявил в октябре 2018 года, что после выборов 2020 года американское общество может столкнуться с серьезным расколом, который может поставить США на грань гражданского конфликта.

Историк указывает, что в последнее время США переживают внутренние противоречия, а в американском обществе обостряется «культурный конфликт», в том числе между представителями различных этнических групп. Профессор также отметил, что в настоящее время в американском сегменте интернета идет своеобразная «гражданская война».

Ссылка на основную публикацию