Прогнозы будущего в Гудзоновском институте США в 1970 году

Прогнозы будущего в Гудзоновском институте США в 1970 году

Навигация
» Первая полоса
» Великая Победа
» Геополитика
» Политика
» Экономика и финансы
» Аналитика
» Точка зрения
» Интервью
» Общество
» Государство и управление
» Наука и образование
» Технологии и разработки
» Социология
» Новости регионов
» Зарубежные СМИ
» Нац безопасность
» Информационные войны
» Армия и конфликты
» Оружие и боевая техника
» Солдаты Империи
» Награды и отлич. знаки

Важные темы

Реклама

Добавить новость в:

HUDSON INSTITUTE (“Гудзонский институт”)

Под руководством Германа Хана (Herman Khan) этот институт сделал больше всех, за исключением разве что “БОЛЬШОЙ ПЯТЁРКИ”, для формирования реакции американцев на политические и социальные события, их образа мышления, принятия решений, за кого голосовать, и вообще для формирования их поведения в обществе. Гудзоновский Институт специализируется на исследованиях в области оборонной политики и на отношениях с СССР (Россией). Большинство его работ в военной области классифицируются как секретные. (Одной из его идей во время войны во Вьетнаме была идея окружить Сайгон рвом.) Один из его самых ранних документов был озаглавлен “Стабильность и спокойствие среди старых наций”, второй — “Аналитический обзор вопросов политики национальной безопасности США”.

Гудзоновский Институт гордится разнообразием своей деятельности; он помогал NASA в разработке космических программ и способствовал широкому распространению новой молодежной моды и идей, молодежных бунтов и отчуждения от старшего поколения, что в открытую финансировалось компанией “Кока-Кола”. Гудзоновский институт вполне справедливо можно считать одним из учреждений Комитета 300 по ПРОМЫВАНИЮ МОЗГОВ. Некоторые из его сценариев ядерных войн весьма занятны, и если вы можете их достать, я рекомендовал бы “Шесть основных опасностей термоядерной войны” и “ Возможные последствия термоядерной войны”, а один из самых пугающих документов озаглавлен “Израильско-арабская ядерная война”.

Гудзоновский институт также консультирует компании Комитета 300: Rank, Xerox, General Electric, IBM и General Motors, если ограничиться названиями некоторых из них, но его действительно большим клиентом считается Министерство обороны США, которое получает консультации по проблемам гражданской обороны, национальной безопасности, военной политики и контроля за вооружением. Период его влияния превосходит “мокрое NASA”, то есть “Национальное океанографическое агентство”.

174. Глобальные прогнозы

Рис. 163. Основная модель глобального развития (по Д. Медоузу)

Содержание доклада Д. Медоуза носило ярко выраженный алармистский[102] характер. В нем утверждалось, что при существующих на рубеже 60-х и 70-х гг. XX в. темпах прироста населения (удвоение за 33 года), роста промышленного производства (удвоение за 10–15 лет), тенденциях загрязнения окружающей среды, производства продовольствия, изъятия природных ресурсов «предел роста на этой планете будет достигнут в течение ближайших ста лет» (рис. 163). При этом уже в начале третьего тысячелетия человечество может в значительной степени утратить контроль над мировым развитием. Чтобы избежать грозящей глобальной катастрофы, авторы предложили «затормозить» и демографическое, и экономическое развитие мира, перейдя к «нулевому росту? и населения, и производства. По их расчетам, разрушение мировой системы еще можно было бы предотвратить, если бы удалось остановить рост населения в 1975 г., а промышленный рост – в 1985 г. «Пределы роста» получили огромный резонанс во всем мире. Одновременно общество раскололось на сторонников и противников «нулевого роста». И хотя противников его было больше, главная цель доклада, несомненно, была достигнута: после него к проблемам будущего человечества было привлечено всеобщее внимание.
В целом же «Пределы роста» произвели на мировое общественное мнение такое впечатление, что Римский клуб решил провести повторное исследование тех же проблем. В результате появился второй доклад Римскому клубу, подготовленный в 1974 г. профессором прикладной математики Кливлендского университета (США) М. Месаровичем и директором института механики в Ганновере (ФРГ) Э. Пестелем. Он назывался «Человечество на поворотном пункте» (Mankind at the Turning Point). Модель всемирной системы этих двух авторов делилась на «страты», или различные уровни и сферы иерархической системы. При этом рассматривались: «страта» среды обитания человека (климатические условия, вода, земля, экологические процессы); технологическая «страта» (биологические, химические, физические условия); демографическая и экономическая «страты»; групповые «страты», которые включали общественные условия; наконец, индивидуальная «страта», под которой подразумевался психический и биологический мир человека. В отличие от первой модели прогноз рассматривался только на 50 лет (1975–2025 гг.).
У модели М. Месаровича и Э. Пестеля было еще одно важное отличие от моделей Дж. Форрестера и Д. Медоуза, особенно важное для географов. Дело в том, что в двух первых моделях мир рассматривался как единое целое, без всякой внутренней регионализации. В работе же «Человечество на поворотном пункте» были впервые представлены региональные модели, причем в трех вариантах.
Чувствуя непопулярность, да и практическую невозможность осуществления идеи «нулевого роста», М. Месарович и Э. Пестель, наряду с ней, выдвинули концепцию сбалансированного («органического?) роста населения и экономики. Они также подчеркивали, что катастрофа грозит прежде всего развивающимся странам, где экономика, особенно с учетом демографического взрыва, не может исходить из «нулевого роста». Но этот рост необходимо как бы компенсировать более медленным экономическим развитием стран Севера.
Третий доклад Римскому клубу был подготовлен в 1976 г. группой ученых под руководством известного голландского математика и экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике Яна Тинбергена. Он назывался «Пересмотр международного порядка». Как показывает само это название, в докладе Я. Тинбергена – в соответствии с принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 г. развернутой программой установления такого порядка – анализировались перемены в международных экономических отношениях и перспективы их прогрессивного развития. Иными словами, речь шла о «наведении порядка» в мировой капиталистической системе торговли, кредитно-финансовых отношений, распределении продовольствия, сотрудничества в сфере наукии техники и т. д. А практические рекомендации доклада сводились в основном к постепенному «подтягиванию» развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки к уровню более передовых стран. Я. Тинберген также исходил из концепции «органического роста» для всего мира. Этот доклад (он переведен и на русский язык)[103] подвергался критике. В частности, за то, что, разделив весь мир на «мир богатых» и «мир бедных» наций, авторы не учитывали того, что и сами нации неоднородны по своему социальному составу.
В принципе алармистский характер первых докладов Римскому клубу можно понять. Ведь первая половина 70-х гг. XX в. была временем энергетического и сырьевого кризисов, пика демографического взрыва, резкого обострения продовольственной и экологической проблем, кризиса городов, роста безработицы, преступности и других социальных бедствий. В то время и во многих других публикациях, а также в программах «зеленых» отрицалась необходимость развития атомной (да и обычной тепловой) энергетики, выдвигались требования полного запрета сведения лесов, прекращения химизации сельского хозяйства, замены автомобиля велосипедом и т. д.
Во второй половине 70-х гг. XX в. появилось еще несколько докладов Римскому клубу. Хотя такого большого резонанса, как первые три, они не вызвали, важно отметить, что в них заметно ослабли сверхтревожные алармистские тенденции и уже не встречалась прежняя негативная реакция на прогресс науки и техники.
Это относится и к другим футурологическим исследованиям, опубликованным во второй половине 1970-х гг. В качестве примеров такого рода можно назвать книгу основателя и директора Гудзоновского института в США Германа Кана «Следующие 200 лет» (1976) или доклад группы экспертов ООН, подготовленный под руководством известного американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике Василия Леонтьева под названием «Будущее мировой экономики» (1977). В модели В. Леонтьева учитывалось взаимодействие 25 отраслей в 15 регионах мира, а также 8 видов загрязнения окружающей среды и 5 видов очистной деятельности. Уровни развития отдельных стран эксперты определяли по размерам душевого ВВП. Эта книга также была переведена на русский язык.[104] Относительной реалистичностью отличалась и книга английского экономиста Э. Шумахера «Малое – это прекрасно. Экономика ради людей».
В первой половине 1980-х гг. урожай на футурологической ниве был не меньшим. Вся тональность глобальных прогнозов в эти годы довольно сильно изменилась. Экологический шок отошел на второй план, тогда как на первом оказалась «новая технократическая волна», связанная с переходом экономики развитых стран Запада к постиндустриальному обществу. Например, Г. Фридрихс и А. Шафф в своем докладе исходили из того, что благодаря миниатюризации, автоматизации, компьютеризации и роботизации микроэлектроника может принципиально преобразовать наш мир и позволить решить, казалось бы, непреодолимые проблемы, в том числе и глобального характера. Сам по себе здоровый оптимизм большинства этих работ следует только приветствовать. Однако некоторые из них рисовали, пожалуй, уж слишком идиллическую картину будущего.
В качестве примера можно привести зарисовку города будущего из книги Дж. Мартина «Телематическое общество». Город будущего, по мнению автора, – это парки, озера, клумбы, кристально чистый воздух. Большинство машин находится на громадных стоянках за чертой города. Под улицами проведены кабельные сети, обеспечивающие все возможные виды коммуникаций. Нет необходимости в частых поездках по городу, как прежде. Банковские операции осуществляются прямо из дома, равно как и приобретение товаров. Всячески поощряется работа на дому, выполняемая при помощи терминалов и видеофонов, передающих изображения, документы и речь. Встречи и всякого рода рабочие конференции осуществляются по телекоммуникационным сетям, охватывая удаленных друг от друга участников. Преступность канула в прошлое, уличных ограблений не происходит, потому что люди носят при себе мало наличности, расплачиваясь при помощи банковских карточек, которые могут быть использованы только их владельцами. Жители города имеют специальные радиоустройства, при помощи которых автоматически вызывается полиция и «скорая помощь». Дома снабжены сигнальными системами на случай пожара. Подключив карманный компьютерный терминал в любом месте к сетям связи, можно за считанные минуты запросить сведения, скажем, о хорошем ресторане, расписании движения самолетов, театральных спектаклях, связаться с медицинскими учреждениями, компьютером на бирже, самому послать сообщение и даже затребовать из специального развлекательного банка данных остроту на нужную тему…
Однако во второй половине 80-х – первой половине 90-х гг. XX в. ситуация на «рынке» глобального моделирования снова несколько изменилась.
В прогнозах и моделях опять стал чувствоваться «футурошок». Об этом свидетельствуют материалы Международной комиссии по окружающей среде и развитию, созданной в 1983 г. по инициативе ООН, озаглавленные «Наше общее будущее», а также «Повестка дня на XXI век», принятая в 1992 г. на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро.
В этом смысле наибольший интерес представляет новая книга Д. Медоуза и его соавторов «За пределами роста» (1992), вышедшая через 20 лет после первой. Признавая, что за это время в мире произошли большие перемены, авторы в целом остаются на своих прежних позициях и подтверждают те главные выводы, к которым пришли еще в 1972 г. Во-первых, о том, что темпы использования человечеством многих важных видов ресурсов и темпы производства многих видов загрязнений уже превышают допустимые пределы и, следовательно, без существенного уменьшения потоков материальных и энергетических ресурсов в ближайшие десятилетия произойдет неконтролируемое сокращение душевых показателей производства продуктов питания, потребления энергии и промышленного производства. Во-вторых, о том, что это сокращение не является неизбежным, но, чтобы его предотвратить, необходим переход к такой политике и практике, которые способствовали бы уменьшению роста численности населения и уровня материального потребления и одновременно быстрому повышению эффективности использования материальных и энергетических ресурсов. В-третьих, о том, что технологически и экономически создание устойчивого общества пока еще возможно.[105]
В 1990-х гг. значительно расширился и сам клуб глобальных «модельеров». Ныне составлением глобальных футурологических моделей занимаются Институт мировых ресурсов в Вашингтоне, Стокгольмский институт окружающей среды, Международный институт экологической технологии и управления, Мировой банк, Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и многие другие организации. Но среди них особого внимания заслуживают два института. Это Институт Всемирного наблюдения («Уорлдуотч») в Вашингтоне, возглавляемый известным ученым Лестером Брауном и регулярно публикующий свои обзоры и прогнозы (три из них переведены на русский язык[106]), а также Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в Вене, который ведет разработки по трем главным направлениям: 1) изменение окружающей среды в глобальных масштабах; 2) глобальные экономические преобразования; 3) методологические основы анализа глобальных проблем. Наряду с этим он занимается и глобальными прогнозами в области народонаселения.
В дальнейшем появились также интересные прогнозы американских географов, например С. Коэна, касающиеся будущего политической карты мира. Согласно этим прогнозам, столь характерный для наших дней процесс распада государств будет продолжаться и впредь, в результате чего через 20–30 лет количество независимых стран может достигнуть примерно 300 (по сравнению с 57 в 1900 г., 71 в 1938 г., 92 в 1959 г. и 193 в 2000 г.). Например, С. Коэн считает, что в Европе независимыми государствами станут Фландрия, Валлония, Бретань, Уэльс, Шотландия, Каталония, Страна Басков, в Азии – о. Минданао, Пенджаб, Тибет, в Африке – Катанга, в Северной Америке – Французская Канада. Предсказывается возможный распад Австралии, Афганистана, ЮАР, Судана, Бразилии, Мексики, а также (хотя бы отчасти) России и Китая. В основе таких прогнозов лежит тенденция к политическому самоопределению, столь отчетливо проявляющаяся в наши дни.
Другой американский специалист, профессор Гарвардского университета P. Купер, опубликовал свой геополитический прогноз, согласно которому уже в первые десятилетия XXI в. в мире появятся как новые «Южные Кореи», быстро развивающиеся по демократическому пути, так и новые «Ираки», следующие курсом тоталитаризма. В американской же печати недавно появился прогноз, исходящий из того, что в случае сохранения нынешних сепаратистских тенденций к 2100 г. общее число стран мира может достигнуть 2000! Среди наиболее очевидных кандидатов названы Шотландия, Квебек, Палестина, Косово, Тибет, Кашмир, Курдистан, Чечня, Южная Осетия, Тимор, Биафра (Нигерия).
Говоря о глобальных геополитических прогнозах, можно отметить, что после окончания «холодной войны» и противоборства между социализмом и капитализмом в центре внимания оказались взаимоотношения между «богатым Севером» и «бедным Югом», который стал все активнее выступать против глобализации, происходящей под эгидой единственной мировой сверхдержавы – США. Отныне главное внимание футурологов начала привлекать проблема диалога цивилизаций и определения вероятности нарушения такого диалога и столкновения цивилизаций в более или менее отдаленном будущем. В первую очередь речь шла о постепенно обостряющихся отношениях между европейско-американской и исламской цивилизациями, взгляды которых на человеческие ценности и перспективы мирового развития оказались едва ли не противоположными. Что же касается событий осени 2001 г. (террористические акты исламистов в США и ответные удары по Афганистану), то многие аналитики рассматривают их как коренной сдвиг во всем современном мировом геополитическом порядке.

Рис. 164. Геостратегический модуль (по А. И. Неклессе)

Наиболее полное представление о классической западной прогностике второй половины XX в. может дать книга «Впереди XXI век».[107]
Попытки создания глобальных прогнозов предпринимались и предпринимаются и некоторыми отечественными учеными – Д. М. Гвишиани, Н. Н. Моисеевым, И. В. Бестужевым-Ладой, А. И. Неклессой и др. Большинство из них можно, пожалуй, отнести к категории геополитических, геостратегических. Например, академик Н. Н. Моисеев развивал идею о возникновении в 1990-е гг. Американского Мира (PAX AMERICANA) и о его будущем. В модели, предложенной А. И. Неклессой, в качестве основных составных частей будущего миропорядка рассматриваются Атлантический и Тихоокеанский миры, Индоокеанская дуга и «сухопутный океан» Евразии (рис. 164). Остальные глобальные прогнозы имеют социально-экономический, демографический и экологический характер.

Прогнозы будущего в Гудзоновском институте США в 1970 году

БУМ ПРОГНОЗОВ: ФУТУРОЛОГИЯ И ИДЕОЛОГИЯ

С каждым годом становится все более очевидным, что научно-техническая революция нашего столетия ведет к глубоким и необратимым преобразованиям в обществе. Одним из ее социальных последствий является гигантское ускорение поступательного развития общества. В нашу эпоху на протяжении жизни одного поколения происходят такие социальные, экономические и политические изменения, которые в прошлом растягивались на долгие десятилетия и даже века. Неизмеримо возросла власть человека над природой и собственной судьбой. Теперь уже не нашим отдаленным потомкам, а ныне живущим на земле людям доведется не только пожинать плоды, но и расплачиваться за свою деятельность. Причем как вознаграждение, так и расплата окажутся прямо пропорциональны могуществу современного человека. В создавшихся условиях социальное предвидение, как никогда прежде, становится властным велением времени.

Чтобы быть уверенным в эффективности своего деятельности и достоверно знать о ее вероятных последствиях, необходимо предвидеть на все больший срок вперед. Метод импровизации решений по мере возникновения проблем становится все менее надежным. Возможные трудности, стечения обстоятельств должны быть предусмотрены заранее, и в случае необходимости соответствующие меры заготовлены заблаговременно. Действуя в текущем году, следует заглядывать в следующие пять лет; планируя на пять-десять лет, надо прогнозировать на десятилетия. Здесь напрашивается сравнение с автомобилем. Чем больше возрастает скорость, тем на большее расстояние приходится обозревать предстоящий путь: при движении со скоростью около десяти километров в час вполне достаточно видеть на несколько шагов прямо перед собой, когда же скорость достигает ста и более километров в час, то надо пристально держать в своем обзоре пространство на сотни метров вперед, в том числе и по обе стороны дороги, ибо даже незначительные препятствия, при неожиданности их, грозят катастрофическими последствиями.

Прошлое, настоящее, будущее… Кое-кому, быть может, настоящее кажется просто хрупкой, неуловимой, постоянно перемещающейся пленкой между подавляющей массой прошлого, находящегося вне нашей власти, и всецело предопределенным будущим. В действительности же объективные закономерности и тенденции, определяющие ход истории, отнюдь не проходят сквозь настоящее, как сквозь стекло, но фокусируются и преломляются в нем, как в гигантской линзе.

Настоящее — это своего рода плавильная печь, в которой из продуктов, предоставленных прошлым, отливается будущее. Впрочем, откуда взяться будущему, как не из прошлого! Эту мысль удачно выразил писатель Роберт Пен Уорен: «…если ты не можешь принять прошлого и его бремени, у тебя нет будущего, ибо без одного не бывает другого… только из прошлого ты можешь построить будущее».[1] Будущее не прямолинейно и не однозначно, оно таит в себе много возможностей, хотя и с разной долей вероятности. Как известно, в истории человечества происходили далеко не одни лишь наиболее вероятные события и явления. Именно от конкретной социальной деятельности людей зависит, какие из реальных возможностей предстоящего развития воплотятся в действительность. В этом смысле будущее будущего — это настоящее.

Появление обширной футурологической литературы в 60-х годах нашего столетия для многих оказалось неожиданным и в определенном смысле даже парадоксальным явлением. Еще в 1957 году такой авторитетный на Западе социолог, как Реймон Арон, с апломбом провозгласил: «Мы слишком озабочены XX веком, чтобы спекулировать насчет XXI. Долговременные исторические предвидения вышли из моды».[2] Увы, на этот раз обычно дальновидный социолог оказался элементарно непредусмотрительным. Ирония истории, собственно говоря, в том и заключается, что необычайно возросший в последние годы интерес людей к долговременному предвидению объясняется именно их озабоченностью настоящим.

Вот почему социальное прогнозирование, вызванное к жизни настоятельными потребностями современной эпохи, призвано не только и даже не столько предвидеть некое уготованное человечеству будущее, сколько повлиять на сознание и поведение людей в настоящем, побудить их к определенной деятельности и тем самым реализовать одно из возможных будущих. Социальное предвидение, следовательно, становится ареной ожесточенной борьбы между силами общественного прогресса и реакции.

В то время как марксистское предвидение, теория научного коммунизма, вдохновляет трудящееся человечество на борьбу за лучшее будущее, за социальную справедливость, ставшую наконец достижимой, реакционные буржуазные идеологи обращаются к футурологии, чтобы завлечь людей в лабиринты своих пророчеств, помешать им осознать реальные перспективы и альтернативы нашего века, заставить примириться с будущим, уготованным для них государственно-монополистическим капитализмом. Критическому анализу этих футурологических концепций и посвящены данные очерки.[3]

Эпизодические экскурсы в непосредственное и отдаленное будущее, которые раньше на свой страх и риск предпринимали отдельные ученые, вроде Фрица Бааде и Роберта Юнгка, Джорджа Томсона и Артура Кларка, Гаррисона Брауна и Фреда Полака, сменились теперь организованными и систематическими исследованиями долговременных тенденций предстоящего развития общества. Еще несколько лет назад мало кто даже среди специалистов слышал термин «футурология», ныне же он не сходит со страниц печати. Комиссия 2000 года Американской академии искусств и наук, Гудзоновский институт, Институт по исследованию будущего, корпорации РЭНД и «Ресурсы для будущего» в Соединенных Штатах; Международная ассоциация фютюриблей, Международный центр перспективных исследований, «Группа 1985 года» во Франции; Западногерманское общество по проблемам будущего, институты изучения будущего в Западном Берлине, Мюнхене и Тюбингене; Комитет «следующих тридцати лет» и рабочая группа «Человечество 2000 года» в Англии; футурологические центры в Риме, Токио, Вене, Осло, Базеле, Амерсфорте — таков далеко не полный перечень наиболее влиятельных научных учреждений, занятых социальным прогнозированием в развитых капиталистических странах.

Футурологи обзавелись своими журналами («Фьючерист», «Анализ э превизьон», «2000») и рядом других периодических органов; социальному прогнозированию посвящаются специальные номера общественно-политических и академических изданий — «Дедалус», «Паблик интерест», «Курсбух» и другие. Футурология ныне претендует на роль не просто еще одной специальной отрасли знания, но своего рода общественного движения, о чем, в частности, свидетельствуют две международные конференции, проведенные в Осло (1967 г.) и Киото (1970 г.) и завершившиеся учреждением международной футурологической организации и международного Дома футурологов в Париже. В сентябре 1972 года в Бухаресте состоялась III международная конференция по социальному прогнозированию.

Повальное увлечение футурологией на капиталистическом Западе — это отнюдь не преходящая мода, а весьма специфическое социальное явление, вызванное к жизни серьезной озабоченностью перспективами общественного развития в нашу эпоху как со стороны господствующих классов, так и среди широких слоев населения. Создавая различные научные центры и печатные органы, посвященные социальному прогнозированию, государственно-монополистический капитал руководствуется при этом отнюдь не праздным любопытством, а в первую очередь намерением удержать под своим контролем стремительный ход событий. Именно этими соображениями была продиктована и работа Комиссии 2000 года Американской академии искусств и наук. «Все больше людей хотят, чтобы с ними считались, и настаивают на том, чтобы высказать мнение о своем будущем. Это может полностью опрокинуть все наши предсказания, ибо эти люди скорее предпочтут то, чего желают они, чем то, чего могут пожелать все технологи и ученые»,[4] — заявил в ходе заседаний один из членов комиссии, Леонард Дж. Дьюл.

Подробности о взглядах и убеждениях англосаксов

Разговор об основах мировоззрения элиты США, иерархии народов, неправильных русских, недобитом СССР, богоизбранности англосаксов, неравенстве в западном обществе, однобоком мышлении, показухе американской демократии, высшем страхе американской элиты и главном боге американских спецслужб.

Дмитрий Михеев -бывший старший научный сотрудник Гудзоновского института стратегических исследований США

Дмитрий Михеев: В начале я хочу сказать о своих, так сказать сredentials (полномочия, идентификационные данные). Иногда такие слова как credentials трудно перевести. Я физик-теоретик и заканчивал Московский Университет, занимался там всякими частицами, но больше всего меня всегда интересовали межкультурные отношения, тем более, что мы учились с иностранцами, жили вместе с ними. Потом у нас с Советской властью была несостыковка: я не очень нравился им своей активностью и так далее, а они не нравились мне. Не нравились, в основном, ещё и потому, что я родился в Сибири, а в Сибири был краслаг, где сидела наша интеллигенция, и мама мне об этом рассказывала. Короче говоря, мы с Советской властью не очень любили друг друга, и я потом попытался убежать, меня посадили. To make the story short – сокращая историю. После этого я уехал на Запад, где американцы меня, так сказать: “А! Ну, иди сюда, нам такие нужны!”

В отличие от нашей русской системы, американцы, надо отдать им должное, умеют использовать по полной bright mind (светлый ум). Они решили, что у меня есть bright mind (светлый ум) и они меня пригласили, я получил политическое убежище. Это является очень важным элементом для понимания того, что человек со всеми этими иллюзиями идеалов, добра, индивидуализма, свободы личности, демократии и так далее – вот, что я был в то время.

Между прочим, хочу сказать, что мы все наверно прошли индоктринацию английской культуры, англосаксонской культуры. Эти все герои Вальтера Скотта, Фицджеральда и прочие – мы все их читали, и все они построены на индивидуализме, на воспевание независимой и свободолюбивой личности. Я был таким, да ещё и высокомерен. После того, как Ницше прочитал – вообще: “Куда же! Я физик-теоретик, я высшая каста, я элита“. Всё это очень важно понять, потому что я пересмотрел все эти взгляды, и сейчас совсем другой.

В Соединённых Штатах получилась удивительная вещь. Рейган выступил c инициативой SDI Strategy Defense Initiative (стратегия оборонной инициативы), они искали русского физика rocket scientist (семи пядей во лбу), который мог бы объяснить, почему вдруг Советский Союз был так возбуждён этой теорией, этой инициативой, что их так взволновало. Нашли меня, и я по наглости своей написал вот эту книгу: “The Soviet Perspective on Strategy Defense Initiative” (Советский взгляд на стратегии оборонной инициативы). Советская точка зрения на эту инициативу. Что-то там умное я написал, может и не умное, но им понравилось. И случилась довольно странная вещь, мне позвонили из администрации президента Рейгана, это был 1988 год, весной. Они позвонили и пригласили меня работать в Hudson Institute, это один из think tank – как мозговой трест.

Андрей Фурсов: Гудзоновский институт предсказания будущего, созданный Германом Каном, когда он разругался с руководством RAND Corporation и создал свой институт.

Дмитрий Михеев: Администрация президента заканчивалась, и они разбегались по институтам и, в частности, в этот институт. Я должен вам совершенно честно сказать, что я не понимал, куда я иду. Я работал на “Голосе Америке” и был государственным служащим, ненавидел всё это дело, писал статьи и хотел оттуда выбраться. И вдруг меня приглашают в престижнейший think tense. Я не понимал, кто эти люди тогда. Я гораздо позже понял, что я работал с особой категорией людей, что я попал в логово неоконсерваторов. Мы знаем, что пришёл Обама, но эти все неоконсерваторы остались за ширмой и продолжают рулить его внешней политикой, несмотря на то, что он демократ, и загорелый, и так далее. Но, тем не менее, эти неоконсерваторы и фундаменталисты американские продолжают формировать эту теорию. И тогда я понял, что мой опыт действительно уникален.

Наш институт возглавлял советник президента Рейгана по политике, советник президента Рейгана по науке. Генерал Одом (Уильям Элдридж Одом William Eldridge Odom) возглавлял National Security Agency – Агентство Национальной Безопасности, у нас в институте он возглавлял стратегические исследования. Там работал вице-президент Квейл (Dan Quayle). Там работал Генерал Грэм, был моим другом, был советником президента Рейгана. Тогда я этого ничего не понимал. Я не понимал – где и с кем я работаю. Я занимался Советским Союзом. Советский Союз меня раздражал, мягко говоря.

Но, когда произошла революция в 1991 году, в моём сознание произошёл кардинальный перелом. Почему? Потому что я был в восторге: “Да, демократия. Россия становится нормальной страной. Хочет интегрироваться с Западом”. Демократия, христианство возвращается и так далее. В чём же дело? А эти неоконсерваторы были в замешательстве пару лет и потом начали катить бочку на мою теперь уже Россию, не на Советский Союз, а на Россию. И тут я обнаружил, что я действительно патриот. У нас с ними произошёл разрыв. И произошёл на почве этой книги, которую я написал “Russia Transformed” – Россия преображённая. Я утверждал, что Россия становится нормальной демократической страной, помогите ей, она будет интегрироваться с Западом, всё будет нормально, врага не будет и так далее. Генерал Одом, как я говорил бывший директор National Security Agency, он первый захотел убить эту книгу. Она говорила, что, да, такой mess – беспорядок, и из него вырисовывается новая Россия. Я сам придумал такую обложку. Он захотел её зарезать, но ему не удалось, потому что я получил прекрасные отзывы и тут мы расстались.

Эта прелюдия моя заканчивается вот чем. Я понял, я думаю, что очень многие люди этого не понимают до сих пор, почему я и пишу эту книгу, что конфликт между исторической Россией и Советским Союзом в то время был гораздо более глубоким, чем чисто социально-политический, идеологический.

– Частная собственность – а там такая.

– Коммунистическая партия – а там демократия.

Они через два-три года после того, как Россия стала Россией, начали катить бочку уже на Россию, и продолжать свою холодную войну в несколько модифицированной форме. И тут мы, конечно, сошлись (иронически).

– Я им говорю: “Что вы делает?”

– Они говорят, генерал Одом, в частности, мне говорил: “Дмитрий, ты не понимаешь. Россия окрепнет, станет на ноги, и она опять будет империалистической. И она опять будет являться врагом Запада”.

И тут у меня произошёл когнитивный диссонанс, потому что мне надо было понять, а что, собственно, лежит в глубинной основе этого конфликта. То есть, есть какие-то подспудные вещи, которые более устойчивы, более важные. Я бы назвал их, как Юнг их назвал – “коллективное бессознательное одной цивилизации и другой цивилизации”. Об этом я сегодня и скажу, но, естественно, пунктиром, потому что это очень большая тема.

Вы знаете, что наши славянофилы, потом почвенники и прочие говорили, мол, у России есть какой-то особый путь. Что они при этом говорили?

– “У России есть духовность. Вот вы там материальное, а мы духовное. У вас там такой индивидуализм прожжённый, а у нас соборность. У вас там закон, а у нас вроде, как по понятиям мировой универсальной справедливости”.

Эти вещи давно существуют в нашей культуре, мы об этом говорим. Будучи уже во многом впитавшим в себя англосаксонскую культуру, в которой я жил, непосредственно работал, варился в ней. Я могу сказать, что эти общие понятия конечно справедливые, но всё это слишком абстрактно и не имеет прямого отношения к глобальному конфликту, к которому мы идём сейчас.

Я сегодня покажу вам, что между нашими двумя моделями цивилизационными существует, как я, например, насчитал двадцать различий. Я по ним пробегусь. Я хочу сказать, что эти двадцать различий складываются в какое-то базовое представление о мире, о себе, об устройстве мира. Представление о мире, каким он должен быть, что является справедливым, что является прогрессивным и так далее. Эти представления – они здесь все заложены. Сами по себе эти пункты, в обиходном языке, как говорят про англосаксонскую культуру, в которой американская глобализация накатывает на весь мир. У нас есть многие вещи, которые отражают её: “человек человеку волк” – типичная англосаксонская, от Томаса Гоббса идёт (Thomas Hobbes).

– “Жизнь это жестокая борьба за существование” – тоже Гоббс.

– “Счастье в борьбе”.

– “Своя рубашка ближе к телу”.

– “Беспощадная борьба за власть, социальный статус и ограниченные материальные ресурсы”.

– “Материальные блага являются сутью бытия”.

– “Сильный побеждает слабого”. В этом заключается прогресс. Слабые умирают, уходят, отпадают. Типа марафона: мы все бежим, толкаемся, кто-то падает.

Это англосаксонская философия. Я сейчас даю вам общее представления, потом чуть-чуть раскрою. Она проходит через литературу, через философию, антропологию, задолго до Гитлера со всей его высшей расой, со всей его расовой иерархией.

Эта теория была создана в основном англосаксонскими авторами, хотя участвовали там и пару французов, один немец. Но, в основном, её создавали англосаксы после того, как они открыли Дарвина – жизнь это борьба, побеждают более сильные, слабые погибают. Таким образом, более жизнеспособный тип выживает, доминирует. Они эту теорию Дарвина распространили на человеческое общество, что в обществе происходит то же самое. Это получился социальный дарвинизм. Социальный дарвинизм – в обществе тоже происходит борьба. Более сильные, более способные, bright (яркий, блестящий), так сказать, capable (способный) – такие люди побеждают. За счет этого происходит естественный отбор – слабые погибают. Как Ницше сказал – “подтолкни этого слабого”. Не надо ему помогать, не надо его поддерживать, наоборот его ещё надо подтолкнуть.

Эта модель, её основная истина не провозглашается где-то за пределами сугубо такой интеллектуальной академической науки. У меня есть множество ссылок, десятка высказываний религиозных, политических, научных, президентов, университетов. Эта теория везде. Эта теория находит подтверждение в их законах об иммиграции, о кровосмешении различных рас и так далее. Она есть, она существует, есть сотни доказательств. Но они никогда её открыто и явно не изложили в виде цельной теории, как скажем, Карл Маркс и коммунистическая теория была изложена. Поэтому я это сделаю. Я собрал все представления и опишу сейчас вам это мировоззрение. Я уже немножко это сделал и дам некоторые примеры, чтобы вы почувствовали это почти на ощупь.

Жизнь – это беспощадная борьба. Если это не регулировать, то это хаос. Как Томас Гоббс говорил: “Все против всех”. Должен поэтому появиться Левиафан – мощнейшая суперсила, которая сдерживает эту борьбу, упорядочивает это общество, и даёт возможность ему жить, развиваться и процветать. Вот, такая теория.

Обратите внимание, что поскольку жизнь это борьба и это естественно – это здоровое явление. В ходе этой борьбы выстраивается иерархия. Я хочу сказать, что расовая иерархия, о которой сейчас не принято говорить и о которой сейчас политически некорректно упоминать, расистов-то же уже нет, это всё ушло – она существует, и она глубоко сидит. Она глубже, чем наш обиходный расизм, как могут обозвать каких-то людей из Кавказа, не буду говорить, упоминать эти слова.

Англосаксонская расовая теория иерархии сидит гораздо глубже. Я был женат на англичанке и был в это обществе. Поскольку я был высокий голубоглазый блондин, я даже не понимал, что их отношение ко мне, что эту расовую часть…Она у них очень глубоко сидит. Сейчас я ретроспективно вспоминаю, как ко мне относились в разных обществах. Я понимаю тот фактор, что я был нордического типа, что это мне открывало двери и давало такие возможности. Я их просто, как говорится, took it for granted (принять как должное) – принимал как должное, не понимая что за этим.

– Наверху этой иерархии, конечно, англосаксы, самая ветвь такая арийская, и нордический народ, который они собирают.

– Дальше ниже идут тевтоны, хотя англосаксы имеют происхождение от тевтонов.

– Дальше идут французы, потом итальянцы, смуглые, сицилийцы, южно-восточные славяне и так далее.

Футурология. Найти и прочитать

Пределы роста (США)
Римский клуб
Д.Г.Медоуз, Д.Л. Медоуз, Дж.Рандерс, В.Беренс
1972
Первый доклад Римскому клубу. Более детализированная модель Форрестера. Сделана попытка введения в нее обширных статистических данных и проверка ее адекватности.

Мировая напряженность и новый взгляд на развитие (Япония)
Японский центр экономических исследований
Я. Кайа
1973
Региональная модель (9 регионов). Исследуются перспективы глобального развития и пути уменьшения разрыва между развитыми и развивающимися странами.

Латиноамериканская модель глобального развития (Аргентина)
Фонд Барилоче
А.Эрреа
1974
Нормативная региональная модель ( 4 региона). Определены альтернативные пути достижения развивающимися странами «удовлетворительных условий жизни».

Человечество у поворотного пункта (США-ФРГ)
Римский клуб
М.Месарович,
Э.Пестель
1974
Доклад Римскому клубу. Региональная модель ( 10 регионов). Поиск стратегии выживания человечества на основе концепции «органического роста».

Проблемы удвоенного населения (Голландия)
Амстердамский университет
Г.Линеман
1975
Изучение возможностей обеспечения продуктами питания удвоенного населения планеты ( 2010 г.).

Системный подход к изучению будущего (Англия)
Правительственная комиссия
П. Робертс
1975
Системное описание глобальных процессов, в первую очередь экономических, с целью выяснения возможностей имитационного моделирования для принятия политических решений.

Пересмотр международного порядка (Голандия)
Римский клуб
Я. Тинберген,
А. Долман
1976-1981
Доклад Римскому клубу. Поиск и изучение новых форм международного сотрудничества, обеспечивающих стабильный прогресс человечества.

За пределами века расточительства (США)
Римский клуб
Д.Габор,
У. Коломбо
1976
Доклад Римскому клубу. Изучение состояния и перспектив использования и распределения энергетических, пищевых и сырьевых ресурсов планеты.

Мир в становлении. Размышления о новом международном экономическом порядке
ЮНЕСКО

1976
Анализ путей построения нового экономического порядка в широком социокултурном контексте с учетом деятельности ЮНЕСКО и других международных организаций.

Будущее мировой экономики
ООН
В.Леонтьев
1977
Региональная модель (15 регионов). Исследуется восемь альтернативных сценариев развития мировой экономики с учетом «экологических» факторов.

Цели для человечества (США)
Римский клуб
Э.Ласло
1977
Доклад Римскому клубу. Определение общих целей человечества, которые обеспечили бы его «выживание». Оценка перспектив достижения этих целей.

Модель «УОРТОН»
Уортонская ассоциация экономических исследований
Л.Клейн
Продолжающаяся разработка 1976-1987
Комплекс ежегодных макромоделей международных экономических отношений, включающий модели развития капиталистических, социалистических и развивающихся стран, а также набор субмоделей для их увязки.

Европа в 2000 году (Англия)
Европейский культурный фонд
П. Холл
1977
Анализ перспектив развития западноевропейских стран на период до 2000 г. на основании концепции «постиндустриализма».

К полной занятости и стабильности (Франция)
ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития капиталистических стран)
П. Маккрекен
1977
Определение возможных альтернатив глобального экономического развития, которые могли бы способствовать выбору экономической стратегии отдельными странами – членами ОЭСР.

Энергия: обратный счет (США-ФРГ)
Римский клуб
Т. Монбриаль
1978
Доклад Римскому клубу. Оценка возможностей возникновения «Энергетического кризиса» в будущем и анализ путей его преодоления.

Модель «САРУМ» (Англия)
Министерство охраны окружающей среды
К.Паркер,
Дж.Рафтери
1978
Модель мирового экономического развития в условиях истощающих природных ресурсов и растущего торгового протекционизма.

Доклад о развитии мира (США)
Мировой банк
Ежегодная разработка с 1978
Ежегодные прогнозы Мирового банка в отношении перспектив международного экономического развития.

Встреча с будущим (Франция)
ОСЭР
Ж.Лезурн
1979
Анализ причин экономических кризисов развитых стран – членов ОСЭР.

Нет пределов обучению
Римский клуб
Дж. Боткин,
М.Эльман-джара
1979
Доклад Римскому клубу. Изучение проблем адаптации человека к стремительным изменениям в эпоху НТР. Анализ социальных механизмов в первую очередь просвещения и обучения, которые могли бы помочь человечеству разрешить проблемы будущего.

«Север – Юг»: программа выживания
Независимая комиссия по вопросам международ. развития под пред. В. Брандта
В. Брандт,
Э. Хит,
У. Пальме и др.
1980
Анализ проблем развития развивающихся стран и их взаимоотношений с развитыми капиталистическими странами, Поиск путей преодоления конфронтации Запада с развивающимися странами.

Мировой вызов (Франция)
Международная футурологическая группа Ж.Ж. Серван-рейбера
Ж.Ж.Серван-Шрейбер
1980
Разработка стратегий взаимодействия развитых капиталистических и развивающихся стран в рамках концепции «мягкого» колониализма.

Глобальные проблемы 2000 года (США)
Совет по качеству окружающей среды США, администрация Дж.Картера
Дж. Барни
1980
Комплексный анализ перспектив глобального развития на 2000 г. с учетом экологических, демографических, экономических, международных и других факторов.

«Третий мир»: три четверти мира (Франция)
Римский клуб
М.Гернье
1980
Доклад Римскому клубу. Исследование традиционных социально-экономических форм развития развивающихся стран. Разработка стратегии преодоления разрыва между развитыми и развивающимися странами на основе концепции «самообеспечения».

Диалог о богатстве и благосостоянии (Италия)
Римский клуб
О. Джиарини
1980
Доклад Римскому клубу. Анализ проблем мирового экономического развития. Аксеологическая разработка эколого-экономических концепций общественного развития.

Дороги, ведущие в будущее (Швейцария)
Римский клуб
Б. Гаврилишин
1980
Доклад Римскому клубу. Разработка «нового мирового порядка». Аксеологический анализ форм политического правления и систем экономик.

Мировая экономика и Япония в 1990 г. (Япония)
Японский центр экономических исследований
Х.Канамори
1980
Анализ перспектив экспансии японского капитала в мировую экономическую систему в 80-х годах в условиях нарастающей экономической взаимозависимости.

Модель «Фуджи» (Япония)
Японский центр экономических исследований
А.Ониши
1981
Модель мировой экономики в соответствии с задачами третьей десятилетней программы развития ООН. Имеет два временных горизонта – 1990 и 2000 гг. в последней модификации учитываются механизмы формирования текущих цен для 62 стран и регионов.

Доклад по торговле и развитию
Комиссия Оон по торговле и развитию (ЮНКТАД)

1981
Прогноз международных экономических отношений между развитыми и развивающимися странами на период до 2000 г.

Глобальное будущее: время действовать (США)
Совет по качес-тву окружающей среды США, администрация Рейгана

1981
Поиск путей защиты стратегических интересов США в эпоху усиливающегося кризиса и усложнения международной обстановки.

Развитие и международное экономическое сотрудничество
Департамент ООГ по между-народным эконо-мическим и со-циал. вопросам

1982
Альтернативные сценарии развития мировой экономики на период до 1990 и 2000 гг. в соответствии с Международной стратегией развития ООН.

У истоков будущего
ЮНЕСКО
А.М Боу
1982
Анализ глобальных проблем мирового
развития. Проблемы и задачи мирового сотрудничества в современных условиях.

Реализуя возможное: позитивный путеводитель в будущее (США)
Американская ассоциация Римского клуба
Дж.Ричардсон
1982
Разработка стратегий решения глобальных проблем за счет широкого использования методов «социальной инженерии».

На радость и горе: микроэлектроника и общество (ФРГ)
Римский клуб
А.Кинг
1982
Изучение тенденций влияния быстрого развития микроэлектроники, ЭВМ, информационных систем на общественное развитие.

Пересмотр глобальных проблем 2000 года (США)
«Херитидж Фаундейшн»
Дж.Саймон, Г.Кан
1983
Оптимистическая версия проекта «Глобальные проблемы 2000 года». В отличие от оригинала имеет явно выраженную апологетическую направленность.

Семь сценариев завтрашнего дня (США)
Стэнфордский институт (США)
П.Хоукен,
Дж.Огилви,
П.Шварц
1982
Футурологическое исследование наиболее вероятных сценариев политического и социально-экономического развития США на период до 2000 г.

Обзор и анализ основных целей международной стратегии развития на третью десятилетнюю программу развития ООН
Комиссия ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД)

1983
Анализ альтернативных путей достижения сбалансированного развития в соответствии с задачами третьей десятилетней программы развития ООН

Модельный комплекс ЕЭК ООН
Европейская экономическая комиссия ООН

1983
Система региональных моделей, предназначенных для прогнозирования экономических перспектив развития стран ЕЭК на период до 2000 г.

Экономическая война: мировая экономика в 2000 г. (США)
«Чейз Манхэттен бэнк»

1983
Обзор перспектив развития мировой экономики на период до 2000 г. поиск путей преодоления кризисных явлений и оживления экономики

Модель «БАК» (Швейцария)
Баслеровская группа деловой активности «БАК»
Д.Элиот
1984
Долгосрочная мировая эконометрическая модель на период до 1990 г. и далее.

Будущее – 21: директивы для Америки в 21-м столетии (США)

П.Вейрих,
К.Маршиер
1984
Неоконсервативная модель развития США в ХХI в. на основе «возрождения» традиционных буржуазных ценностей и установок.

Стратегические требования к армии 2000 г.
Центр стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета (США)
Р.Купперман
У.Тейлор
1984
Прогнозная разработка военно-стратегических концепций и возможных акций вооруженных сил США в различных регионах мира на ближайшие 30 лет.

Прогноз: 2000
Институт Гэллапа (США)
Дж.Гэллап-младший, У.Проктор
1984
Экспертная оценка проблем, стоящих перед США на период до 2000 г. и далее. Анализ систем предпочтений и установок различных социальных групп на перспективу.

Размышляя о немыслимом 1980-е (США)
Гудзоновский институт (США)
Г.Кан
1984
Посмертная книга Г.Кана, пересмотренная автором версия возможностей, последствий и альтернативных вариантов ядерных будущего.

Форум Хуманум
Римский клуб

1985
Проект Римского клуба, посвященный. Году молодежи ООН. Выполняется исключительно молодыми людьми разных стран мира. Цель проекта – разработка альтернативных путей развития цивилизации.

Модель «ФОРКАСТ» (США)
Обьединенный комитет начальников штабов
П. Страух,
Дж. Гуэрта
1985
Система глобального моделирования, разработанная по заказу госдепартамента США для средне- и дальнесрочного прогнозирования социально-политических и экономических процессов на региональном и глобальном уровнях.

Китай–2000 (Китай)
Государственная комиссия Китая по науке и технике

1985
Прогнозная разработка путей и методов достижения стратегических целей развития Китая в период до 2000 года.

Жизнь в будущем (США)

А. Азимов
1985
Футурологическое исследование перспектив развития человечества на ближайшее десятилетие. Анализ форм и методов целенаправленного влияния на социальные процессы с целью претворения «желаемых образов будущего» в действительность.

Проект «Модели миропорядка» (США)
Институт мирового порядка (США)
С.Мендловиц
Ежегодная разработка 1970-1987
Поиск путей построения «глобального сообщества» на основе различных версий теории конвергенции.

Состояние мира (США)
Институт «мировой вахты» (США)
Л.Браун
Ежегодная разработка 1984-1987
Ежегодный обзор состояния глобальной системы «общество – окружающая среда», поиск путей построения экологически-сбалансированного «самоподдерживающегося» общества.

Перспективы: 1986 и далее
Перспективы: 1987 и далее
Всемирное общество изучения будущего
Э.Корниш
Ежегодная разработка 1986,1987
Ежегодный прогноз перспектив глобального развития, и прежде всего США, разрабатываемый исследовательской группой журнала «Фьючерист».

«Наше общее будущее»
Комиссия по окружающей среде и развитию ООН
Г.Брундтланд
1987
Доклад об необходимости перехода от принципа «реагировать и исправлять» к принципу «предвидеть и предотвращать». Призывает к новой эре экономического развития безопасного для окружающей среды.

Конференция ООН по окружающей среде и развитию
Рио-де-Жанейро

1992
Декларация по окружающей среде и развитию, 27 принципов устойчивого развития, Рамочная конвенция об изменении климата, Конвенция о биологическом разнообразии

Новый доклад Римскому клубу «Фактор 4»
Римский клуб
Э.фонВайцэеккер
А. Ловинс, Х.Ловинс
1997
Доклад Римскому клубу о возможности экономии в 2 раза больше богатств из половины используемых ресурсов: фактор 4.

Приводится по: Баширов Х. Г. Проблемы перехода к устойчивому развитию экономики депрессивного региона. Махачкала, «Лотос», 2008

Ссылки в комментах на имеющиеся в сети (желательно, конечно, по-русски, но можно и на англицском) приветствуются.

Глобальный прогноз: выживут ли США?

Вашингтон опубликовал доклад Национального совета по разведке, в котором дается прогноз того, каким будет мир в ближайшие 10 лет, то есть к 2025 году и какое место в нем отведено США.

Понятно, что от ангажированности такой документ уберечься не сможет, однако некое рациональное зерно в нем всё-таки есть. Обычно такие доклады готовятся раз в четыре года и традиционно приурочены к приходу в Белый дом нового президента, однако сейчас документ вышел, что называется, «вне графика».

Возможно, это связано со слишком стремительно меняющейся геополитической обстановкой в мире, а возможно с тем, что Обама уже попросту не знает, как расхлёбывать ту кашу, что он заварил, без посторонней помощи и подсказок своих аналитиков.

Доклад назван достаточно пафосно: «Глобальные тенденции 2025 года: изменившийся мир», однако картина американского будущего выглядит в нем не сильно оптимистично.

Ведущие политологи, экономисты и футурологи, хоть и прогнозируют сохранение доминирующего положения Соединенных Штатов в мировой экономике и военной сфере, однако, былой мощи, по их мнению, Америке уже не достичь.

[quote align=»left»]Проект Пророчество: Америку ждут 25 лет великой депрессии[/quote]Виной тому станут слишком сильные соперники, такие как Россия и Китай. Последнему прочат превращение в самую развитую, с экономической точки зрения, державу, что, в общем-то, и понятно, если взглянуть на космические темпы его развития.

Авторы пытаются, правда, подкинуть ложку дегтя, и потрафить заказчикам исследования из Белого дома, заявляя, что в военном отношении Пекин всё-таки не переплюнет Вашингтон, но верится в это с трудом. Как ни крути, а у Китая крупнейшая армия в мире и тратит он на её модернизацию тоже больше всех на планете.

Но главной проблемой грядущего десятилетия будет не то, как страны станут «мериться боеголовками», а борьба за ресурсы.

Соперничество за природные богатства станет ведущим геополитическим фактором. Поскольку нефть, газ и прочие энергоресурсы не бесконечны, будет стремительно расти роль альтернативной энергетики. И кто первый достигнет прорыва в области создания новых источников энергии неископаемого происхождения, тот и сможет рассчитывать на дальнейшее процветание и доминантную роль в мировой экономике.

По мнению американских аналитиков, именно это поставит такие страны как Саудовская Аравия, Россия и Иран в весьма сложное положение. России, к примеру, прочат рост экономики на своих ресурсах лишь до 2017 года.

В условиях уменьшения доли нефти и газа в мировой энергетике наша страна должна столкнутся с крупными бюджетными проблемами, которые могут привести к политическим реформам и даже к смене власти. Хотя здесь, видимо, Штаты просто хотят выдать желаемое, за действительное.

Еще более смелые прогнозы в докладе касаются развития ситуации на Ближнем Востоке и на Корейском полуострове. Авторы считают, что к 2025 году произойдет объединение Кореи, а затем демилитаризация, в том числе и ядерная, полуострова.

[quote align=»right»]Рухнет ли долларовая пирамида?[/quote]А вот Ближнему востоку судьбу пророчат с точностью до наоборот. Здесь предполагается обратный процесс — сразу несколько стран этого региона обретут ядерное оружие, что может привести к дальнейшему обострению ситуации во всех направлениях. В первую очередь, ожидается жесткая борьба за природные ресурсы, и прежде всего, воду.

Предыдущий доклад Национального совета по разведке, который был опубликован четыре года назад и описывал, каким может стать мир к 2020 году, исходил из посылки, что Соединенные Штаты сохранят свое доминирующее положение в течение этого периода.

В нынешнем докладе его авторы говорят уже о многополярном мире, в котором такие страны как Китай, Россия, Индия, Бразилия и Иран будут играть все более важную роль на международной арене.

Четыре года назад его авторы считали, что запасов ископаемого топлива хватит для удовлетворения мирового спроса на углеводные ресурсы, прежде всего нефть и природный газ, теперь же напротив, стало очевидно, что запасов на долго не хватит, и миру придется пережить период болезненной адаптации к альтернативным источникам энергии.

Вероятность, что этот период пройдет гладко – минимальна.

В самих же Штатах сокращение экономической и военной мощи возможно приведет к ряду политических кризисов, тогда будущим квартирантам Белого дома придется серьезно пересматривать приоритеты в области внутренней и внешней политики. А вот какую сторону занесет следующего президента, или президентшу США, авторы доклада постарались умолчать.

Для баланса аргументов и полноты картины попробуем сравнить прогнозы американских аналитиков с видением будущего США с точки зрения российских политологов. Для начала – общие закономерности.

Взгляд отечественных футурологов более критичен. Миру, по их мнению, грозит слишком много опасностей. Это и религиозные войны, и голод, эпидемии, геноцид, пиратство и терроризм, плюс торговля людьми в мировых масштабах.

[quote align=»left»]США ищут варианты убедительного дефолта[/quote]Расцвет наркоторговли Распад государств и новые образования. Частные наемные армии, которые заменят регулярные войска в большинстве конфликтов, делая их еще более кровавыми и беспринципными. Переход «золотого миллиарда» к глухой обороне. Климатические изменения и природные катастрофы. Распад экосистем. Демографические изменения. Гонка вооружений.

Естественно добавили к этому политологи и всё накаляющуюся международную обстановку. Борьбу за ресурсы, включая питьевую воду. Десятки миллионов беженцев. Передел мира. Бессилие и упадок ООН.

Деградация системы международного права и паралич международной правоохранительной системы. Превращение международных организаций в инструменты политического воздействия и замкнутые корпорации, работающие «под заказ», в том числе частный. Распад системы нераспространения – около 30 стран имеют ядерные арсеналы.

Но отвлечемся от общемировых прогнозов и вернемся к тому, что же ждет в недалеком будущем Соединенные Штаты Америки.

Америка по-прежнему будет занимать одну из сильнейших позиций на планете, однако применять имеющуюся у неё силу с положительными последствиями даже для самих себя уже не сможет.

В первую очередь потому, что Штаты слишком отвлекутся на внутренние раздоры. Система управления и внешнеполитического планирования превратится исключительно в инструмент борьбы кланов за власть.

С союзниками в Европе уже не будут договариваться, пытаясь сохранить хоть видимость приличий, а предпочтут попросту оказывать на них открытое давление и использовать в сиюминутных интересах. Президентская власть окончательно утратит реальные нити управления и превратится в некое подобие политического медийного шоу.

[quote align=»right»]Механизм испарения мировой гегемонии США[/quote]Экономика США, как предполагается, будет балансировать на грани финансового кризиса и банкротства, ставя под удар стабильность в мировом масштабе, но доллар по-прежнему сохранит свои позиции резервной валюты наряду с юанем и, не исключено, евро.

Хотя на счет последнего перспективы достаточно туманны. Штаты также сохранят свою привлекательность для иммигрантов со всего мира, что тоже добавит внутренних проблем, как в экономике, так и социальной сфере. Противостояние с Россией и Китаем станет доминантой во внешнеполитических играх.

Как известно, любые прогнозы, а тем более, столь глобальные, дело неблагодарное, однако теперь можно запастись поп-корном и наблюдать – что же из предсказанного окажется правдой, а что досужим вымыслом.

Читайте также:  Причины европейской эмиграции
Ссылка на основную публикацию
» HUDSON INSTITUTE (“Гудзонский институт”)

| 14 сентябрь 2014 | Конспирология |