Религиозные конфликты в США

Лента: Религия

Религиозная ситуация в США

Социологи Роберт Д. Путнэм и Дэвид Э. Кэмпбелл в своем труде «Американская благодать: как религия разделяет и объединяет США» рассматривают религиозную ситуацию в Соединенных Штатах Америки. Соответствующий материал был помещен на сайте интернет-ресурса Zenit. Думается, что анализ роли религии в ведущей стране мирового сообщества, каковой являются США, будет небезынтересен и нашим читателям.

Обращаясь к недалекому прошлому, авторы исследования выделяют три переломных момента, связанных с изменением уровня религиозной практики. Первый – это культурная и сексуальная революция 60-х, сопровождавшаяся снижением посещаемости церквей. Однако в конце 70-х и в 80-х наступил религиозный бум, на волне которого особенно процветали харизматические общины. В первом же десятилетии XXI века много молодых людей отказываются от исповедания какой-либо религии.

Для XXI века характерна резкая поляризация американского общества в том, что касается его отношения к религии. Увеличивается процент людей, являющихся или глубоко религиозными, или абсолютно нерелигиозными. Соответственно снижается роль «центра» или умеренно-доброжелательного отношения к религии.

Для многих религиозных проповедников и авторов публикаций, особенно харизматического и евангелического направления, характерна воспаленная риторика. Однако, несмотря на это, в американском обществе по-прежнему наблюдается высокая терпимость как к любым религиозным конфессиям, так и к людям, не исповедующим никакой религии. Именно это своеобразное сочетание довольно высокого градуса религиозности со столь же высоким градусом веротерпимости авторы называют «американской благодатью», что и обусловило их выбор названия книги.

В книге использованы данные целого ряда социологических опросов, демонстрирующих значительную роль религии в жизни рядовых американцев. Не менее 83% граждан США исповедуют ту или иную религию, а 40%, по их собственным словам, посещают богослужения не реже раза в неделю. Это в два с лишним раза больше, чем во Франции, Великобритании или Германии, и больше, чем даже в Италии. 59% американцев утверждает, что они молятся не реже раза в неделю, а треть не реже раза в неделю читает Библию.

Однако, в то время как десятки миллионов американцев не реже раза в неделю посещают церковь, в последнее время растет число тех, кто отказывается от религии. Это особенно касается молодых людей, вступивших во взрослую жизнь в первое десятилетие XXI века. Представители этой социальной группы демонстрируют гораздо более низкий уровень религиозных практик по сравнению со средним уровнем этих практик в семьях, в которых они были воспитаны.

Авторы книги пытаются найти причины, по которым нечто подобное имеет место. По их мнению, одних молодых людей отталкивает чрезмерная политизация, характерная в первую очередь для консервативных протестантских Церквей, к которым традиционно принадлежали их семьи. Другие не приемлют консервативной сексуальной этики их «родных Церквей», в первую очередь, по отношению к гомосексуализму. Кстати, социологические опросы показывают, что у молодого поколения отношение к гомосексуалистам гораздо более терпимое, чем у старших поколений верующих.

Тем не менее, Путнэм и Кэмпбелл отказываются признать, что в США развивается процесс секуляризации, подобный аналогичным процессам в странах Западной Европы. Авторы отмечают, что, во-первых, снижение уровня религиозных практик в Америке происходит гораздо медленнее, чем на Европейском континенте, а во-вторых, вся история США доказывает известную цикличность в отношении американского общества к религии: периоды снижения уровня массовой религиозности сменяются периодами ее резкого подъема, а затем ситуация повторяется вновь.

Еще одной особенностью американской религиозности является так сказать «религиозная мобильность»: смена конфессии случается здесь довольно часто и не считается чем-то зазорным. Больше трети от числа всех верующих американцев исповедуют не ту религию, которую исповедовали их родители. Однако эти данные сильно разнятся, если принять во внимание этническую принадлежность. Больше всего склонны менять веру белые американцы – таковых 35-40%, в то время как для афроамериканцев и латиноамериканцев тот же показатель в два раза ниже.

Из числа американцев-католиков, отошедших от своей Церкви, доля белых составляет 60%, причем они почти поровну распределяются по двум категориям: тех, кто просто перестал посещать богослужения и участвовать в церковных мероприятиях, и тех, кто перешел в иные конфессии.

Доля католиков латиноамериканского происхождения, переставших практиковать, – вдвое меньше, чем доля белых. В то же время растет эмиграция в США из стран Латинской Америки, причем эти люди как правило являются практикующими католиками. В итоге, Католическая Церковь в США, чем дальше, тем больше, становится Церковью с «латиноамериканскими чертами лица». Ныне эмигранты составляют 13% от общего числа американских граждан, и они, как это бывало и в прошлом столетии, ориентируются, прежде всего, на Католическую Церковь.

Количество белых американцев, покинувших в последнее десятилетие традиционные протестантские конфессии, в процентном отношении соизмеримо с числом белых, покинувших Католическую Церковь. В конечном итоге, с точки зрения статистики Католическая Церковь в США осталась на прежних позициях: католичество исповедуют 25% американских граждан.

Согласно социологическому опросу 2006 г., 35% практикующих американских католиков сообщили, что у них в той или иной мере есть латиноамериканские корни. При этом в возрастной группе старше 50 лет таковых только 15%, в возрастной группе от 35 до 49 – уже 34%, а среди тех, кому меньше 35 – 58%. При этом процент участия католиков латиноамериканского происхождения в богослужениях значительно выше, чем у белых католиков. 67% молодых католиков, регулярно участвующих в Мессе, имеют латиноамериканские корни. Кроме количественных, нужно еще учитывать и качественные показатели: как показывают опросы, католики латиноамериканского происхождения более ортодоксальны в своих религиозных убеждениях и более привержены авторитету Папы.

Путнэм и Кэмпбелл не ограничились религиозной статистикой, но также попытались исследовать влияние религии на политическую и общественную жизнь США. Так консервативные религиозные лидеры и политики-республиканцы составили коалицию под названием «Религиозная правая», солидаризовавшись по таким вопросам, как противодействие абортам и однополым бракам, а также защита традиционной семьи. Отсюда легко прийти к выводу, что религиозность прямо связана с более консервативной политической и общественной позицией, однако авторы исследования утверждают, что это не совсем так. Большинство молодых американцев, считающих себя религиозными, относятся к возможности заключения однополых браков практически так же, как и их нерелигиозные сверстники. С другой стороны, отношение к абортам в среде молодых американцев становится всё более и более отрицательным. «Религиозная правая» в ближайшем будущем по-прежнему будет играть значительную роль во внутренней политике США, однако в целом отношения между религией и политикой пребывают в динамике и постепенно изменяются, причем порой – в неожиданном направлении, – констатируют авторы исследования.

В то же время, Путнэм и Кэмпбелл, оперируя фактами, доказывают, что верующие люди – это, как правило, самые хорошие граждане. Они более щедры и более добросовестны в исполнении своих гражданских обязанностей. Верующие чаще становятся волонтерами как в церковных, так и в светских благотворительных организациях, они вдвое чаще приходят на помощь нуждающимся по сравнению с теми, кто не ходит в церковь. Что касается пожертвований на религиозные нужды, то они делают их и чаще, и в большем количестве, чем неверующие.

Религиозные американцы проявляют вдвое большую активность, чем нерелигиозные, и в гражданской жизни. Это касается и работы в общественных организациях, и чисто-политической активности. Причем активность проявляют не только верующие-консерваторы. На местном уровне как раз более активны те верующие, которые сами себя называют либералами.

Конечно, из одних только статистических данных нельзя делать вывод, будто религиозная вера – это и есть причина высокой гражданской ответственности. Однако статистика всё же вещь упрямая, тем более, что одна и та же картина наблюдается среди всех групп верующих, независимо от пола, уровня образования, уровня материального достатка, цвета кожи, региона проживания, возраста и ряда других факторов.

Исчерпывающие объяснения причинной корреляции между религиозными убеждениями и гражданской позицией – вещь спорная, а потому авторы книги решаются лишь поделиться с читателем собственными соображениями. По их мнению, при посещении церкви у людей расширяется круг дружеских связей, а обсуждение религиозных тем в семейном и дружеском кругу способствует серьезному отношению к жизни. По этим причинам верующие и отличаются большей широтой мышления и большей гражданской активностью.

При этом именно принадлежность к религиозной общине и работа в группах, а не «отшельнический» тип религиозности, является ключевым фактором для гражданской активности. В сочетании с тем фактом, что религиозные люди в большей мере привержены альтруистическим ценностям, граждански активный верующий мотивируется основанными на религии социальными сетями всё полнее и полнее включаться в общественную жизнь.

Своё исследование Путнэм и Кэмпбелл завершают выводом, согласно которому религии принадлежит роль цемента, скрепляющего американское общество, и эту роль религия продолжит исполнять в обозримом будущем.

США провоцируют религиозный конфликт
Политика и геополитика

В октябре 2018 года исполнится 20 лет с момента принятия Конгрессом США необычного законодательного акта — «Закона о международной свободе вероисповедания» (H.R.2431). Необычность этого документа заключается в том, что в соответствии с ним одна страна объявила себя «самой свободной» и на этом основании единолично присвоила себе право вмешиваться во внутренние дела других государств. Причем в качестве основания выбрала самый сакральный — религиозный фактор.

Логика (если это можно назвать логикой) авторов закона H.R.2431 была следующей: раз на территории США присутствуют общины всех мировых религий, то Вашингтон вправе выступать их «защитником» в других странах. При этом американских законодателей нисколько не смутил тот факт, что, представляя светское государство, они присвоили себе право выражать интересы всех верующих. Не смутило и то, что тем самым они поставили себя выше Папы Римского для католиков, Вселенского патриарха для православных, халифа для мусульман. Даже эти верховные главы мировых религий при отстаивании интересов своих религиозных общин должны считаться с юрисдикцией государств.

Эти и другие обстоятельства не только не остановили американских парламентариев, но они пошли еще дальше. Присвоили себе право в случае, если «будет сделан вывод о преследовании в какой-либо стране определенной религиозной группы», развязать войну. Прецедентов, когда одно государство присвоило себе право развязывать войну для защиты мировых религий, в истории человечества не было. Даже когда католические духовные лидеры призывали к «крестовым походам», а мусульманские к «газавату» — это все же были именно призывы к единоверцам, а не руководства к прямому, еще и единоличному действию.

Причем после внесения в 2016 году поправок в закон, Соединенные Штаты стали еще и «защитниками» тех, кто «не претендует на какую-либо конкретную религию». Таким образом, присвоили себе право развязывать войны из-за атеистов.

Для этого законом H.R.2431 предусмотрена должность специального советника по вопросам международной религиозной свободы в Совете национальной безопасности США. Он имеет право вносить в Совбез предложение о проведении военной операции против какой-то страны в связи с «несоблюдением свободы вероисповедания». Доказательства наличия «нарушения» чьих-то прав ему предоставляет посол США по вопросам международной религиозной свободы.

Сегодня должность советника по вопросам международной религиозной свободы вакантна. Но это отнюдь не значит, что Соединенные Штаты отказались от планов проведения религиозных войн. Напротив, в недавно принятой американской «Стратеги национальной безопасности» прямо сказано: «Соединенные Штаты по-прежнему привержены поддержке и продвижению свободы религий — первой свободе Америки… Мы будем уделять первоочередное внимание защите религиозных меньшинств, которые становятся жертвами насилия, и будем продолжать работать с региональными партнерами для защиты меньшинств от нападений и сохранения культурного наследия».

При этом в списке «региональных партнеров», с которыми предстоит «работать», первыми значатся Украина, Польша, Грузия, Узбекистан. Все эти страны расположены по периметру одной и той же огромной страны. Исходя из этого, несложно догадаться, кого США рассматривают в качестве своей главной цели. Это Россия.

В том, что именно эта страна сегодня является объектом американской религиозной стратегии, свидетельствует факт назначения послом США по вопросам международной религиозной свободы Сэма Браунбэка. Экс-губернатор Канзаса является креатурой одного из богатейших западных кланов — Кохов. Это те самые Кохи, которые когда-то очень жаждали поставить под свой контроль нефтяные ресурсы России, но не добившись этого, сразу же переключились на финансирование Гитлера. Это те Кохи, которые оплачивали практически все русофобские проекты — от «общества Джона Берча» до современных ультралиберальных течений.

Неудивительно, что задачей их протеже сразу же стал сбор фактов о «преследовании религиозных общин в России», а первоочередным заданием — обеспечение «автокефалии» («независимости») украинского православия. Причем поскольку «автокефалия» подразумевает лишение Украинской Православной Церкви Московского патриархата канонического статуса, то фактически дело идет о ее юридической ликвидации. Но на место УПЦ должна прийти отнюдь не новая «незалежная» «православная» церковь, а греко-католическая. Во время недавнего визита в США глава Украинской греко-католической церкви Святослав Шевчук открыто признал это.

Несложно догадаться, что это должно привести к межконфессиональному конфликту. Точно такому же, как тот, который произошел в эпоху Средневековья. Тогда в ходе так называемой «Фотиевой схизмы» 863 года также столкнулись две ветви христианства (католицизм и православие) и это противостояние затянулось на несколько столетий. Его причиной также был спор за то, кому проповедовать среди восточных славян.

Читайте также:  Чернокожие в политике и экономике США — исторический анализ

Правда, даже если межконфессиональный конфликт на Украине удастся разжечь, этого будет недостаточно для втягивания в него России. На этот случай помощники Сэма Браунбэка и собирают данные о «преследованиях религиозных меньшинств» в Российской Федерации. В первую очередь их интересуют католики. Далее в списке — мусульмане, иудеи и др. Другой «ястреб» в американской администрации, советник президента по национальной безопасности Джон Болтон уже в октябре должен представить кандидатуру нового советника по вопросам международной религиозной свободы. Ему-то и будет передано досье о «нарушениях прав религиозных меньшинств в России», собранное подчиненными Браунбэка. Опираясь не это досье, он и должен будет инициировать вмешательство в российские дела для защиты «притесняемых» религиозных групп.

Правда, есть несколько трудностей. Чтобы воспроизвести аналог средневекового раскола необходимо воссоздать и необходимые для него предпосылки. «Фотиева схизма» привела к затяжному конфликту, поскольку к религиозному добавился и фактор противостояния двух социально-экономических моделей.

В то время, когда в Западной Европе безраздельно господствовали частная собственность, ленный принцип (система государственного управления в связи с землевладением, распространенная в средние века и состоявшая в том, что сюзерены раздавали участки земли своим вассалам, которые, сверх арендной платы за землю, обязаны были им и личной службой во время войны — ред.) и система земельной ренты, в Византии сформировался так называемый «византийский аграрный социализм». Ничего подобного на сегодняшний день в противостоянии России и Запада нет. И здесь, и там господствует капитализм, а многовековая политика духовной секуляризации привела к утрате прежнего влияния религии на сознание всего общества.

Наконец, угроза прямого вмешательства во внутренние дела России приведет к прямо противоположному эффекту. Раздраженная попытками нарушить существующую в Российской Федерации межконфессиональную гармонию, Москва может вспомнить, что самая огромная в мире страна является не менее многонациональной, чем Соединенные Штаты. Может вспомнить, что в российской Конституции гарантировано намного больше прав и свобод, чем в американской. Что исходя из этого, у России есть все основания взять под защиту религиозные меньшинства самих Соединенных Штатов.

Провоцируя религиозный конфликт, США испытывают Россию на терпение, забывая, что всякому терпению когда-нибудь приходит конец.

Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

Вы также можете:

  • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
  • Добавить статью в заметки на:

Расовые конфликты в США

В отличие от других западных обществ, в США расово-этнические отношения и конфликты на многих этапах играли самостоятельную, а то и ведущую роль в социальной среде. На протяжении всей истории США его цветное население по своей социально-профессиональной структуре значительно отличалось от белого. Цветные всегда подвергались сверхэксплуатации и расовой дискриминации, принадлежали к самым обездоленным слоям населения.

В результате массовых антирасистских демонстраций, в 1964 г. был принят Закон о гражданских правах, который запретил дискриминацию черных американцев при обслуживании в местах общественного пользования, при приеме на работу и т.д. Также черное население добилось квот при поступлении в образовательные учреждения. Но расизм, исчезнувший с языка американцев, продолжал сохраняться в их сознании. Получившие те же права и льготы «афроамериканцы» стали вызывать недовольство у белых, т.к. они имеют больше детей, чаще сидят в тюрьме, чаще получают пособия по бедности, безработице, воспитанию детей. Белые стали отделяться от черных плотной стеной и, вопреки своим ответам на вопросы служб общественного мнения, не проявляют желания смешиваться с ними в единую нацию. В ответ черные американцы заняли собственную расовую позицию: чтобы обособиться от белых по причине их «неискоренимого расизма», они стремились сформировать собственную субцивилизацию: создавали школы, театры, высшие учебные заведения.

Дискриминации в США подвергались и группы американских граждан, говорящих на испанском языке, в большинстве своем мексиканцев – чиканос. С начала 70-х годов в США въехало около 16 млн. легальных иммигрантов Число нелегалов не точно не известно, но также измеряется миллионами. Поэтому расово-этнический вопрос по-прежнему остается важным.

Хотя сегодня прямой угрозы единству американского общества нет, тем не менее с начала 1970-х гг. обозначились тенденции, которые могут способствовать возникновению расовых конфликтов. Сейчас под влиянием массовой иммиграции из стран Азии, Африки и Латинской Америки усиливается “пористость” американского общества, поскольку в нем наблюдаются более или менее крупные вкрапления общностей китайцев, корейцев, бирманцев, вьетнамцев, мексиканцев и др. Типичным примером такого вкрапления является возникший постепенно в американских городах мир “чайнатаунов” (китайских общин), куда “стопроцентному” американцу хода нет и куда он не стремится.

Расово-этническая проблема в современной Америке представляет собой немалую угрозу для будущего существования белого, англосаксонского населения. В результате неравномерности расселения различных расово-этнических групп по территории страны в ряде регионов сложились мощные кластеры небелого населения (Техас, Калифорния, Нью-Джерси и др.). В результате территориальной концентрации национальных меньшинств на карте США появились многочисленные “цветные” города (Вашингтон, Майами, Детройт, Атланта, Новый Орлеан, Нью-Йорк и др.). Именно озабоченность сохранить себя как западную нацию лежит в основе растущих общественных настроений в пользу ограничения иммиграции. Но ограничение потоков иммигрантов из других частей мира приходит в столкновение с экономическими выгодами для Америки от этого процесса. В результате сегодня снова встает задача интеграции американского общества.

Вопросы для самопроверки:

1.Какие факторы определяют североирландский конфликт?

2.На чем основаны противоречия между валлонами и фламандцами в Бельгии?

3.Каковы методы борьбы этнических меньшинств за свои права в странах Запада?

4.Каковы тенденции в развитии расово-этнических отношениях в США?

Тема 2.5. Этнические и межнациональные конфликты в России
и странах СНГ в конце XX – в начале XXI вв.

Краткое содержание: Причины этнических и межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве. Восстановление конституционного порядка в Чечне. Конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Конфликт в Молдове, образование Приднестровской Молдавской Республики. Обстановка в Таджикистане. Острые межнациональные противоречия на Кавказе. Межнациональные конфликты в Грузии: события в Абхазии и Южной Осетии. Крах вооруженного нападения Грузии на Южную Осетию. Признание Россией суверенитета Южной Осетии и Абхазии.

Требованияк знаниям и умениям:

Иметь представление: об истории и современном состоянии развития межнациональных конфликтов на постсоветском пространстве.

Знать:причины межнациональных конфликтов в Нагорном Карабахе, Приднестровье и на Кавказе.

Уметь: обобщать опыт в разрешении конфликтов на религиозной и национальной почве в современной России.

Распад Советского Союза поставил под вопрос законность власти правительств бывших советских республик. Это спровоцировало оппозиционные брожения, активизацию антикоммунистических и националистических сил. Между некоторыми государствами возникли споры и противоречия.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 9103 – | 7710 – или читать все.

Десять самых значительных религиозных конфликтов XX века

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

1. ИСЛАМСКИЙ ФУНДАМЕНТАЛИЗМ

Безусловно, самым ярким событием столетия стало появление исламского фундаменталистского политического движения. Экстремизм в исламе представляет собой мощное течение в рамках современного исламизма, понимаемого как политическое движение, стремящееся повлиять на процесс общественного развития исходя из религиозных норм. Развернув свою деятельность по всей планете, это движение фактически превратилось в общемировое противостояние сил ислама всему остальному миру.

Солдаты ислама уже многие годы ведут непрекращающуюся войну во многих уголках земного шара (Алжир, Египет, Индонезия, Филиппины и многие другие страны). Не случайно, что атаку на Всемирный торговый центр почти моментально стали приписывать радикальным исламским группировкам. А одну из них – “Аль-Каида” – Соединенные Штаты Америки фактически признали организаторами этой операции.

Объектом агрессивных нападок религиозных экстремистов становятся современные политические институты и властные структуры, представленные “неверными”, так как именно они являются главным препятствием на пути установления основ исламского порядка. Практика исламских радикалов заключается в активных и немедленных, а потому обычно агрессивных действиях по установлению исламского государства, прихода к власти истинных мусульман. Движущие силы современного исламского экстремизма составляют в основном студенты, рабочие, мелкие торговцы, инженеры, врачи. Расширению рядов религиозных экстремистов способствует происходящий в современном мусульманском мире процесс внедрения неприемлемой для ислама западной культуры и люмпенизация населения. На сегодняшний день, по приблизительным подсчетам, под знаменами различных экстремистских группировок, исповедующих ислам, находятся около шестидесяти миллионов бойцов.

2. РЕЛИГИОЗНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ИРЛАНДИИ

Противоборство, в огромном количестве случаев вооруженное, между католиками и протестантами в Северной Ирландии, осложняющееся нежеланием первых оставаться в составе Великобритании, весьма и весьма показательно. Оно демонстрирует наличие серьезнейшей конфликтности в довольно благополучном регионе Западной Европы и лишний раз опровергает миф о “гармонии”, которая якобы царит в странах западной демократии.

В данном случае религиозные противоречия теснейшим образом связаны с этническими, а также и с идеологическими. Идейно-теоретическую базу Ирландской республиканской армии (ИРА), стоявшей в авангарде сопротивления, можно охарактеризовать как радикально-социалистическую. К слову сказать, социалистические и даже коммунистические идеи активно берутся на вооружение большинством европейских “сепаратистов”. Так, террористическая организация ЭТА, борющаяся за независимость басков и их выход из состава Испании, исповедует марксизм, парадоксально (казалось бы парадоксально) соединенный с радикальным национализмом. Внутри знаменитой УЧК (“Армии освобождения Косово”) очень сильны радикально-социалистические настроения, причудливо сплетенные с национализмом и исламизмом.

В настоящий момент ирландское сопротивление находится в фазе затухания, вооруженную борьбу продолжает лишь непримиримое меньшинство из т.н. “истинной” ИРА. Однако сама проблема остается, и в обозримом будущем можно ожидать появления новых радикальных течений, причем религиозно-фундаменталистского окраса.

3. ИСЛАМСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ИРАНЕ

Революция, происшедшая в Иране, является одной из самых неожиданных побед исламского фундаментализма, которая, безусловно, потрясла привычный ход человеческой истории. Для многих тогда, в 1979 году, стало неожиданностью, что такое явление, как исламская революция, вообще оказалось возможным. Однако все сомнения были решительно развеяны революционно настроенными иранцами.

У самых истоков духовного сопротивления потрясавшей страну шахской тирании стоял духовный учитель, аятолла Хаири, ставший наставником и вдохновителем шиитских мыслителей и духовных деятелей – Хомейни, Табатабаи, Мотахарри, Мортэзалари и других. Его усилиями возник круг “революционных аятолл”, который сделал возможным победу фракции “обновителей”.

Зачистка исламского пространства от агентуры Мировой Системы прошла успешно и после выдержала испытание временем. После революции прошло уже больше двадцати лет. Когда произошла исламская революция, население Ирана насчитывало 37 миллионов, сейчас – 60 миллионов. Рост населения произошел, несмотря на то, что ущерб от прошедших после революции войны составил около 200 миллиардов долларов.

Для исламского религиозного сознания фигура имама Хомейни переросла чисто социальные мирские рамки. Само слово “имам”, которое применяется к Хомейни, есть беспрецедентная уступка особому статусу личности лидера исламской революции, поскольку традиция шиизма признает только 12 имамов, последним из которых и будет Махди. Вождь последней великой войны, которая положит конец несправедливости и угнетению.

4. ВОЙНА НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ

Самый широко освещаемый конфликт на религиозной почве – это развернувшаяся война за Святую землю Палестины. Особенностью ближневосточного кризиса в отличие от любого другого локального религиозного конфликта заключается в том, что главный предмет спора – Иерусалим – имеет огромное значение не только для непосредственных участников конфликта (мусульман и иудеев), но и для представителей всех христианских конфессий. Вопрос о статусе Иерусалима является главным камнем преткновения в израильско-палестинских отношениях, эту проблему можно было бы разрешить, не поступаясь религиозными чувствами и сохраняя доступ верующих к святыням, но пока этот долгожданный мир установить так и не удалось. Бесконечные крупные и мелкие военные столкновения происходят здесь уже не одно десятилетие. Количество жертв этого противостояния пока никем не подсчитано. События на Ближнем Востоке вызывают резко негативную реакцию со стороны представителей арабского мира. Палестинские отряды непрерывно черпают для себя новых рекрутов из числа мусульман, готовых сражаться за освобождение исламских святынь. В свою очередь, власти Израиля постоянно заявляют, что Иерусалим был, есть и будет единой и неделимой столицей Израиля, оставаясь святым городом для иудеев. И его израильтяне не согласны отдавать ни при каких условиях. Участники палестино-израильского конфликта пока что далеки от согласия. Удастся ли им найти общий язык и завершить многолетнее противостояние – покажет время.

5. ГОНЕНИЯ НА РЕЛИГИЮ В СССР

В прошлом веке в России развернулась беспрецедентная атеистическая кампания, важнейшим элементом которой были массовые репрессии в отношении священнослужителей и простых верующих. Вряд ли стоит сейчас подробно характеризовать масштабы репрессий, обрушившихся на православных и представителей иных конфессий. Об этом писалось и говорилось вполне достаточно.

Читайте также:  Политическая роль иммигрантов

Хотелось бы сказать несколько слов о том, что православие не выступало в те времена только лишь в “страдательной”, так сказать, роли. Имели место быть случаи активного и пассивного сопротивления богоборческой власти. В период Гражданской войны органы церковного управления, существовавшие на “белой” территории, заняли откровенно антисоветскую позицию. В армии адмирала Колчака успешно сражался целый полк, сформированный из православных священнослужителей. Снос церквей и атеистические глумления коммунистических активистов часто срывались верующими, причем порой сопротивление принимало характер вооруженных восстаний.

Уже в 30-е годы, по данным органов НКВД, от 20 до 30% населения не являлись на работу в дни крупных религиозных праздников, что было чревато уголовным преследованием. Наряду с “сергианской” РПЦ, вынужденно занявшей примиренческую позицию, действовали тайные и явные структуры так называемой катакомбной – независимой – церкви. В эмиграции богоборческую власть осуждала Русская Православная Церковь Заграницей.

Именно упорное нежелание людей отказаться от веры во многом и вынудило коммунистическое руководство сделать определенные шаги навстречу верующим в 40-е годы – отказ от массовых репрессий, возвращение священников из мест заключения и ссылки, возврат храмов, оживление системы церковного образования и т.д.

6. КИТАЙСКАЯ ОККУПАЦИЯ ТИБЕТА

Это событие не вызвало особого резонанса на международной арене, хотя его значение для судеб мира трудно переоценить. 23 мая 1951 года 40-тысячная армия коммунистического Китая (КНР) вторглась на территорию Тибета – тогда еще независимого государства.

Формально тибетцам гарантировалась широчайшая религиозная и политическая автономия, однако собственные обещания китайские коммунисты стали нарушать с первых же дней своего владычества. За 50 лет господства маоистов в Тибете погибли полтора миллиона человек, из 6 тысяч монастырей уцелело лишь 13 (позже по сугубо прагматическим соображениям китайские власти разрешили открыть 1,5 тысячи монастырей). Кроме того, КНР проводил неблагоприятную для тибетцев демографическую политику, направленную на обеспечение китайского этнического преобладания в данном регионе. В настоящее время соотношение местного населения к китайскому составляет 6,5:7. Территория Тибета превратилась в свалку ядерных отходов КНР.

Имело (и имеет) место быть и сопротивление тибетцев красному Китаю. В 1959 году в регионе вспыхнуло вооруженное народное восстание, жестоко подавленное коммунистами. Тогда погибли около 100 тысяч человек. Лидер тибетцев Далай-лама бежал в Индию, где и создал правительство в изгнании.

В последнее время интерес мировой общественности к Тибету и его религиозно-политическим проблемам пробуждается все больше. Приведем лишь один пример – в 1989 году Далай-ламе была присуждена Нобелевская премия. Однако внимание к этой древней, “волшебной” стране все еще нельзя назвать достаточным.

По сути, политику китайских коммунистов в Тибете можно сопоставить с гонениями на православие в России, которые осуществляли коммунисты советские.

7. РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЙНЫ В АФРИКЕ

Все последнее столетие Африканский континент становился полем боя для межконфессиональных войн. Многие страны континента пережили настоящую религиозную резню. Некоторые переживают ее до сих пор. Последние четырнадцать лет Судан раздирается ожесточенным противоборством между властью и оппозицией. Кровопролитная гражданская война унесла уже 2 миллиона человеческих жизней, а 600 тысяч суданцев были вынуждены покинуть свою родину.

Политические противоречия здесь отступают на второй план и уступают место противоречиям религиозным. Суданские власти выражают интересы мусульманской части страны, составляющей 70% всего населения, тогда как оппозиция строго ориентирована на язычников (25%) и христиан (5%). Причем ситуация усложняется тем, что правящий режим борется еще и с неортодоксальными нубийскими мусульманами, а также с многочисленными исламскими сектами.

В Нигерии, самой крупной стране Африканского континента, идет непрекращающийся религиозный конфликт между христианами, мусульманами и язычниками.

Этнические и религиозные распри, постоянно раздирающие Нигерию, стали одной из самых больших опасностей для этой молодой страны. Борьба за власть в федерации между политическими деятелями Севера (мусульмане хауса, фульбе) и Юга (христиане йоруба, игбо) непрерывно осложняет политическое положение в стране.

Жестокие столкновения часто парализуют Лагос – экономическую столицу и самый крупный город Нигерии. В этом десятимиллионном африканском мегаполисе кровопролитные столкновения на улицах между христианами и мусульманами считаются совершенно обыденным явлением. В Лагосе, бывшей столице Нигерии, экстремисты из “Конгресса народа Одуа”, представляющего собой военизированную группировку народности йоруба, захватывают представителей народности хауса и вершат над ними самосуд.

В штате Кадуна после введение шариата христиане, составляющие примерно половину населения штата, устроили массовый марш протеста. В считанные часы город был охвачен погромами.

8. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ИНДУИСТАМИ И ИСЛАМИСТАМИ

Граница Индии и Пакистана в любой момент рискует превратиться в глобальную линию фронта. Два государства непрерывно обвиняют друг друга в начале вооруженных действий.

Конфликт между Индией и Пакистаном, подобно конфликту в Югославии, является столкновением двух различных конфессий – индуизма и ислама. Сам раздел Индии на Пакистан и Индийский Союз в 1947 году произошел по конфессиональному признаку. Сейчас в Индии индуизм исповедует более 80% населения страны, однако в некоторых штатах большинство составляют приверженцы других религий. Так, в штате Пенджаб большинство населения являются сикхами, более половины жителей штата Нагаленд исповедуют христианство, а около двух третей населения штата Джамму и Кашмир составляют мусульмане. Поэтому Пакистан не перестает предъявлять территориальные претензии к Индии, желая присоединить к себе штаты, население которых исповедует ислам. В этих штатах функционирует ряд сепаратистских политических исламских организаций, чья деятельность направлена на создание независимого государства (например, “Фронт освобождения Джамму и Кашмира”). Семена раздора, посеянные еще в конце 40-х гг. при довольно условном и произвольном территориальном размежевании, многократно приводили к вспышкам насилия, пограничным конфликтам, не раз перераставшим в локальные войны. В ходе многолетнего противостояния уже погибли сотни тысяч приверженцев ислама и индуизма.

Оценивая отношения Пакистана к этой проблеме, не следует забывать обстоятельства последнего военного переворота: причиной недовольства пакистанских военных стал приказ президента Шарифа вывести пакистанских военных из Кашмира.

Как показывает практика, конфликты, имеющие в своей основе конфессиональные или этнические причины, могут длиться десятилетиями или даже столетиями. Об этом свидетельствует и опыт Балкан, и Кавказский регион, и противоборство в Северной Ирландии. Однако в случае индо-пакистанских отношений конфессиональный конфликт впервые может возникнуть между государствами, обладающими ядерным оружием.

9. ПРОТИВОСТОЯНИЕ СЕРБОВ И ХОРВАТОВ

Указанное явление более чем показательно. Оно еще раз подтверждает тот факт, что взаимная религиозная вражда может быть присуща и этнически схожим общностям. В случае с сербами и хорватами мы имеем дело с одним и тем же этносом, разделенным на две нации именно по религиозному признаку.

Поражает размах религиозно-этнических чисток, организованных хорватскими националистами-католиками в отношении православных сербов в период Второй мировой войны. Называется цифра в пятьсот человек убитыми, что же до различных изуверств, то они поражали даже видавших виды немецких нацистов. Гонения на сербов осудил и официальный Ватикан.

Вместе с тем необходимо во всем и всегда следовать принципу объективного освещения событий. Не подлежит сомнению тот факт, что в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (так называлась Югославия до 1941 года) хорватское население явно находилось в приниженном положении. Во всех значимых сферах общественно-политической и экономической жизни доминировали именно сербы, жизненный уровень хорватов был намного ниже сербского. В стране довольно агрессивно насаждался сербский национализм.

Но, конечно, реакция на все это хорватских националистов была, мягко выражаясь, неадекватна. За ошибки и злоупотребления правящей элиты расплачивались простые сербы.

В заключение еще раз обратим внимание на теснейшую, мистическую, можно сказать, связь двух православных славянских народов – русских и сербов. И речь сейчас идет даже не о совместной борьбе против фашизма. Мало кому известно, но в период Второй мировой на территории Югославии активно действовал т.н. “Русский корпус”, состоящий из монархически настроенных участников Белого движения 1917-1921 гг., оказавшихся в эмиграции. Они сотрудничали с нацистской Германией, сражались против титовских партизан, но самоотверженно защищали единоверцев-сербов от посягательств их недоброжелателей.

10. ТЕОЛОГИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ

В 70-е ГОДЫ прошлого века в Латинской Америке возникло мощное религиозное течение, известное как “теология освобождения”. Его идеологи (Густав Гутьеррес, Леонардо Боффа, Серхио Менендес и др.) бросили вызов мировой капиталистической системе

Религиозные конфликты на Шри-Ланке

21 апреля 2019 года на Шри-Ланке произошла серия терактов. По последним данным, восемь взрывов унесли жизни 207 человек. Большинство из них — местные христиане. В подготовке терактов подозревают мусульманское объединение National Thowheeth Jama`ath. История религиозных конфликтов на Шри-Ланке — в материале “Ъ”.

На острове Шри-Ланка проживает около 22,5 млн человек. 70% населения — буддисты, 12% — индуисты, 10% — мусульмане, 6% — христиане-католики. Иные религии исповедует 2% жителей острова.

С 1983 по 2009 год на территории Шри-Ланки шла гражданская война между официальным правительством, относящимся к этнической группе сингалов, и военизированным движением «Тигры освобождения Тамил Илама», участниками которого были этнические тамилы. Сингалы составляют 75% населения острова, из них 94% исповедуют буддизм Тхеравады. В свою очередь, тамилы, составляющие 18% населения, являются индуистами-шиваитами или мусульманами.

В январе 2008 года правительство Шри-Ланки объявило об отказе от перемирия, ранее заключенного с руководством «тамильских тигров», и пошло в наступление на контролируемые ими территории. 17 мая 2009 года «тамильские тигры» официально признали поражение в войне и объявили о прекращении огня. С тех пор ситуация в стране стала спокойнее, но отдельные религиозные конфликты продолжались.

Так, в начале мая 2013 года власти острова арестовали исламского политического деятеля Азада Салли, открыто обвинившего руководство страны в поддержке радикальных группировок буддистов-националистов.

11 августа 2013 года несколько десятков буддистов напали на мечеть в Коломбо, столице острова. Пострадали пять человек.

12 января 2014 года около 200 радикально настроенных буддистов, включая 20 монахов, напали на две церкви в городе Хиккадува. Нападавшие разрушили внутреннее убранство храмов и попытались поджечь здания.

12 июня 2014 года буддистский монах Аягама Самитха и его водитель были атакованы мусульманами. Через три дня, 15 июня, по стране прокатилась волна беспорядков — протестные акции буддистов-экстремистов из группировки «Боду Бала Сена» переросли в погромы мусульманских магазинов и домов. Жертвами стали 5 человек, более 80 получили ранения, 8 тыс. мусульман и 2 тыс. буддистов были вынуждены сменить место жительства.

20 января 2017 года группа буддистов-радикалов уничтожила протестантскую церковь в городе Пахарайа.

17 ноября 2017 года буддист на мотоцикле сбил мусульманку и ее сына. ДТП привело к новым столкновениям. В ходе погромов было сожжено или повреждено 66 домов и 26 магазинов, принадлежавших мусульманам, 16 транспортных средств и 2 мечети. Пятеро пострадавших были госпитализированы.

28 февраля 2018 года в городе Ампара снова произошли погромы в мусульманских кварталах. Были госпитализированы пять человек. Поводом для столкновений стал слух, что мусульмане, держащие кафе, подсыпают в напитки препараты, вызывающие бесплодие.

5 марта 2018 года в городе Паллекл буддисты-радикалы разрушили мусульманский квартал, оставив без жилья несколько сотен человек. Поводом для нападения стала смерть одного из представителей буддистской общины, накануне подравшегося с мусульманами. Власти вводили в стране чрезвычайное положение.

8 и 15 июля 2018 года в городах Киран и Амбалангода буддисты сорвали христианские богослужения в местных церквях. По словам очевидцев, среди буддистов были и местные чиновники.

Национальный христианский евангельский союз Шри-Ланки (NCEASL) заявил: за 2018 год было совершено 86 нападений на христиан со стороны буддистских радикалов.

29 января 2019 года шестеро буддистов-радикалов напали на дом христианского священника в провинции Наттандия, пока тот был в отъезде. Члены христианской общины попытались остановить нападавших. В результате драки один буддист был ранен и оказался в больнице. 19 февраля христианин-священник был арестован.

«Крах США», часть первая: Америку погубят межнациональные конфликты

Появившись в конце 1990-х годов, книга шокировала американского читателя. Автор прогнозирует распад США на несколько отдельных государств не позднее 2020 года. Мы публикуем отрывки из книги специально для вас.

Сердце Америки, ее культура и ее богатство, бьется на европейском, англоговорящем Севере. Здесь мы видим примеры черных внутренних городов, окруженных преимущественно белыми пригородами и сельскими районами. Черные захватят муниципалитеты, а чернокожие жители городов станут еще беднее из-за плохого управления и коррупции единственной правящей черной партии, свежим примером которых является недавний финансовый крах Вашингтона, округ Колумбия.

Беспорядки будут нарастать, и чернокожие мэры не будут подавлять их, чтобы не отталкивать основу своей власти, в точности, как это сделал мэр Нью-Йорка Динкинс, давший молчаливое благословение на бунт 1991 года в Краун Хайтс. Подумайте над следующей цитатой из статьи Джона Тейлора «Письма о погромах» в «Нью-Йорк Мэгэзин» :

« Еврей-хасид Айзек Биттон рассказал следователям, что во вторник вечером он шел домой с 12-летним сыном, и спросил полициейских, безопасна ли Скенектади-авеню Они ответили утвердительно. Но агрессивная толпа с другой стороны авеню набросилась на него. Он получил удар кирпичом и упал. Буйствующая толпа подхватила его сына и избила его. И все это происходило на глазах полиции. Одна местная женщина увидела из окна, что происходит на улице, и стала звать полицию им на помощь. В отчете говорится: «Полиция, по ее словам, не пришла им на помощь».

Читайте также:  Социальный состав немецкой иммиграции

Когда некоторые граждане предъявили иск городу по этому отказу в полицейской защите, городские поверенные ответили в суде таким образом: «Истец просто не имеет никакого конституционного или федерального права заставить полицию ответить на их призывы о помощи или получить полицейскую защиту от потенциального вреда, причиненного частными сторонами» .

Этот захватывающий дух ответ позволяет нам ясно представить, что за жизнь наступит в городах, когда завершится демографическое и политическое превращение наших городов. И имейте в виду, что вам будет запрещено иметь для защиты какое-либо огнестрельное оружие. Более того, если вы посмеете это сделать, полиция вас арестует.

Преступность всяческого рода будет расти, вытесняя белых. Окружающие белые районы будут становиться все более и более радикальными. Расширятся предместья, окруженные стенами, по мере того, как Америка внешне будет все больше напоминать средневековую Европу. Как и на Юге, белые сформируют ополчения.

Наше правительство и органы фактически отменят многие из наших традиционных свобод, таких как свобода слова и право носить оружие, чтобы умиротворить радикальных черных. Белые и черные полицейские начнут сражаться друг с другом, сначала внутри полицейских управлений. Позднее белая пригородная полиция и черная городская полиция устроят перестрелки на границах своих участков.

Преимущественно белые части национальной гвардии точно также столкнутся с черной городской полицией в ходе подавления бунтов.

Эти расовые перестрелки будут происходить все чаще, станут продолжительнее и шире по размаху, потому что черные полицейские управления получат армейское вооружение для контроля городских бунтов, а также «сдадут» радикальным черным мэрам козырную карту угроз на переговорах с белым федеральным правительством. Если кто-нибудь думает, что мысль о второй гражданской войне еще не пришла в головы черных мэров, они должны обдумать следующую цитату из интервью 1988 года с мэром Детройта Коулманом Янгом :

Репортер (Кэнэдиан Бродкастинг Корп.):Что случится, если вы пойдете от двери к двери и начнете отбирать все ружья?

(Мэр Янг отвечает, что совершенно не возражает против конфискации ружей, если это будет сделано и в черных и белых районах. Затем он продолжает).

Мэр Янг: «... но будь я проклят, если позволю им отобрать стволы в Детройте, в то время как мы окружены враждебными предместьями и всем остальным штатом, где у всех есть ружья, где есть линчеватели, и дикий ку-клукс-клан с автоматами».

Статья в газете «Нью-Йорк Таймс», в которой появилась эта цитата, имела заголовок: «Линии фронта обозначены и опасны: Белые предместья против Черного города». Линии фронта, автоматы, окружение, белые против черных – все это звучит, как будто они взяты из сообщений о войне двух стран, сражающихся насмерть.

В конечном счете это выльется в открытую войну. Открытая война может начаться, когда политики из нацменьшинств и их радикальные левые союзники захватят власть на федеральных выборах, ускорив полное разделение наших регулярных вооруженных сил по расовым границам. Или война может вспыхнуть, когда банды или вооруженные секты вроде «Нации ислама» объявят независимость городов, которые они контролируют.

На первый взгляд черные в городах столкнутся с неразрешимыми военными трудностями.

Во-первых, большая часть тяжелого оружия к этому времени будет находиться на федеральных военных базах вне городов, в преимущественно белых районах, и поэтому оружие должно оказаться в первую очередь в руках вооруженных соединений белых. К тому же города полностью зависят от поставок продовольствия, воды, топлива и электричества, которые должны постоянно поступать из окружающих районов, населенных белыми. Поскольку эти линии снабжения легко перерезать, города должны быстро превратиться просто в массы замерзающих, голодающих целей для артобстрелов по выбору осаждающих войск белых, подобно Сараево в Боснии.

Однако демография и другие обстоятельства вполне могут склонить баланс сил на сторону черных. Если федеральное правительство будет захвачено союзом радикальных белых и нацменьшинств, они могут предусмотрительно передать тяжелое оружие на военные базы, лояльные правительству.

К тому же федеральные вооруженные силы ко времени второй гражданской войны на Севере в основном будут состоять из нацменьшинств. Федеральные вооруженные силы, в которых господствуют нацменьшинства и войсковые соединения южных черных могут иметь больше огневой мощи, чем население белых пригородов и сельских районов, которые ко времени, когда развернутся эти события, вполне могут остаться без личного огнестрельного оружия.

ГОРОДСКИЕ УЛИЧНЫЕ БАНДЫ

Уличные банды, несомненно, образуют ядро будущих городских ополчений черных и латиносов.

Рассмотрим подробнее, что такое городские уличные банды:

1. Они самофинансируются за счет торговли наркотиками.

2. Они образованы по национальному признаку.

3. Они вооружены до зубов.

4. Они организованы и дисциплинированы. У них есть уставы, гарантирующие выживание организации даже в случае смерти и тюремного заключения их главарей.

5. Они невероятно многочисленны. В картотеке шерифа Лос-Анджелеса 100 тысяч членов банд. В Сан-Антонио около 5 тысяч членов банд. В Чикаго их примерно 50 тысяч. Малколм Клайн, наверное ведущий авторитет США по уличным бандам, оценивает, что всего в Америке более 400 тысяч членов уличных банд .

Генеральный прокурор Джанет Рено назвала цифру более чем 500 тысяч членов банд в 16 тысячах различных банд по всей стране. Она заявила, что в 1993 г. этими бандами было совершено 580 тысяч преступлений .

6. Их «верхушку» образуют храбрые, трудолюбивые и умные молодые люди, а вовсе не туповатые панки, обычно изображаемые Голливудом, потому что продвижение главарей зависит исключительно от их лидерских качеств, деловой хватки и успешного применения безжалостного насилия.

Эти городские банды, не привлекая чьего-либо внимания, превратились в большие формирования легкой пехоты.

По своей организации, дисциплине, агрессивности, численности и огневой мощи они почти неотличимы от регулярных армейских частей. Позвольте мне снова повторить эти слова, надеясь, что они поразят вас как гвоздь, вбитый в вашу голову молотком:

Эти городские банды превращаются в сильные армии, враждебные существующей власти.

Единственное существенное различие между этими городскими бандами и армиями состоит в том, что банды действуют в преступных целях. Если главной целью банд станут политические задачи, а многие из них включаются в политику, тогда эти банды мгновенно превратятся в настоящие армии.

Самая активная работа полиции не сможет ликвидировать эти банды, также как полицейские никогда не могли искоренить мафию. Эти банды возникли и процветают в огромных, отчаянно бедных и перенаселенных трущобах – трущобах, которые брошены на произвол судьбы и забыты правящей верхушкой. Эти банды владеют выгоднейшей монополией на торговлю наркотиками в этих трущобах, и поэтому материально самообеспечены. Они постоянно наращивают свою финансовую мощь, вооруженность, численность и изощренность. Сегодня они начинают проникать в другие виды преступной деятельности вроде рэкета – «крыши», подкупа профсоюзов и политической коррупции, так же, как это делала мафия.

Мафия процветала в огромных трущобах итальянских иммигрантов, но итальянцы ассимилировались и переехали в пригороды, и их мафия уменьшилась в размерах. Огромные трущобы черных и латиноамериканцев не сжимаются, а расползаются, и банды растут вместе с ними. Эти гетто меньшинств – постоянные и растущие части нашего общества, и их распространение сверх некоторой неясной степени означает неизбежную гражданскую войну.

При рассмотрении банд необходимо обратить внимание, что многие их действия носят политический характер. Деньги за «крышу» – это вид налогообложения, а защита от конкурирующих банд – форма полицейской защиты. Подчинение бандами профсоюзов – форма организации общества. А то, что эти действия незаконны, не опровергает самого факта.

Эти банды формируют экономические, социальные, юридические и даже военные структуры, которые параллельны законным структурам и соединяют гетто с остальной частью американского общества, причем эти незаконные структуры вытесняют своих законных коллег, которые прекращают функционировать сколько-нибудь значащим образом, за исключением функции насосов, перекачивающих деньги жителей гетто в карманы связанных с бандами политиков.

Одобрение некоторых структур нацменьшинств со стороны правящей верхушки – это робкая попытка наладить сотрудничество и обеспечить своего рода противовес незаконным и явно антиправительственным организациям меньшинств, таким как банда «Нация ислама». Как правило, лидеры вроде священника Джесси Джексона, получают большие гранты из налогов, корпоративных средств, фондов, эфирное время в официальных СМИ и льстивые похвалы правящих политиков. То, что преподобного Джексона не тошнит и не корчит от смеха во время этих отвратительных спектаклей самобичевания и лести, делает честь его удивительному самообладанию.

Если вы все еще не убедились, что эти городские уличные банды представляют реальную угрозу профессиональным полицейским и военным, подумайте вот над чем. В Боснии преступные мусульманские банды сначала побеждали югославскую армию, осаждая ее гарнизоны и захватывая ее тяжелое оружие, ставшее затем основой неоперившейся боснийской армии .

Недавно в Грозном большинство боевиков, вышедших из банд, превратились в вооруженное до зубов ополчение, и мощной российской армии потребовалось почти три месяца, чтобы выбить их из Грозного, несмотря на то, что город сравнивался с землей ударами авиации и артиллерии, плотность которых время от времени достигла 4 тысяч выстрелов в час . Фактически, во время первой атаки части профессиональной российской армии были уничтожены до последнего человека. Собаки бродили по улицам, пожирая мертвых, в то время как старики голодали и замерзали в мокрых подвалах. Также надо отметить, что местная полиция примкнула к этим бандам ополченцев, чтобы бороться с российскими захватчиками (захватчики на собственной территории? – прим. перев.), также, как и наша полиция в конечном счете примкнет к своим сородичам.

Российское правительство встало перед выбором, или сровнять Грозный с землей, или признать позорное поражение от ополченцев. Выбор русских – уже история, но он дает нам возможность заглянуть в будущее и увидеть, что произойдет с нашими собственными городами, если уличные банды из гетто когда-либо начнут добиваться политических целей.

На самом деле уличные банды Америки уже начали преследовать политические цели. В Чикаго в 1995 году два бывших члена банды «Ученики гангстеров» (прямо заявлявшие об этом) участвовали в выборах в муниципалитет .

Одним из гангстеров-кандидатов был Уоллис Брэдли по кличке «Аллигатор», уголовник-рецидивист и бывший мошенник. Оба кандидата проиграли с разницей голосов 2 к 1, но обещали снова участвовать в выборах. Политическая группа, связанная с «Учениками гангстеров», купила 300 рубашек, галстуков, юбок и блузок для участников своей предвыборной кампании. Это – ожидаемая веха на пути ко второй гражданской войне, так что ждите новых прямых политических акций со стороны уличных банд.

5 апреля 1994 года около 200 ведущих членов черных и испаноговорящих уличных банд Нью-Йорка встретились в театре в Гарлеме с двумя членами черной политической верхушки Нью-Йорка – священником Элом Шарптоном и Эриком Адамсом, главой «Гардианз», ассоциации черных полицейских Нью-Йорка .

Официально они собрались там, чтобы обсудить меры по ликвидации уличной преступности. Но эта заявленная цель была просто отговоркой для СМИ. На самом деле участники старались там преследовать взаимные интересы. Военная мощь банд, является основой политической власти, которой обладают и хотят получить еще больше священник Шарптон и полицейский босс Адамс. Политическая власть в лице Шарптона и Адамса придаст бандам видимость законности.

Эти банды проникли даже в те самые организации, которые вроде бы должны защищать нас от них в ходе второй гражданской войны. Согласно сообщениям газеты «Чикаго сан таймс», за прошлые три года 15 чикагских полицейских были обвинены в преступлениях и вынуждены были уйти в отставку или попали под следствие из-за своего членства в уличных бандах. И вот как шеф чикагской полиции Матт Родригес подвел итог ситуации:

«Мы не можем отрицать, что отдельные наши сотрудники являются членами, дружат или сотрудничают с уличными бандами. И почему бы им не заниматься тем, чем всегда занимается организованная преступность, то есть проникать в полицию? Если мафия подкупает судей, политиков и полицейских, почему мы должны думать, что уличные банды не могут делать то же самое?» (Ссылки и цитаты из статьи в «Чикаго таймс»)

Невероятно, но сам босс чикагской полиции сегодня признает, что известные члены банд, и даже сами сознавшиеся в этом, маскируются под полицейских, потому что этот полицейский чин утверждает, что не может уволить этих «засланцев» – гангстеров/полицейских, пока они сами не нарушат закон.

Биография Томаса Читтама

Томас Уолтер Читтам, родился в 1947 г. Американский военный аналитик, ветеран войны во Вьетнаме, военный советник в Родезии и на Балканах, знаток военной тактики, оружия и техники. В настоящее время – независимый эксперт, автор ряда книг и публикаций, профессиональный программист. По его собственным словам, Томас Читтам патриот своей страны, сторонник соблюдения конституции США и добрый семьянин.

Благодарим издательство «Книжный мир»за предоставленные отрывки из книги «Крах США»

Ссылка на основную публикацию