Англо-китайские отношения в первой половине XIX века

Китай в первой половине XIX века

В первой половине XIX в. цинский Китай вступил в полосу кризиса и упадка. Под военным давлением европейских держав правящая династия Цин отказалась от политики самоизоляции. Всему миру была продемонстрирована экономическая и политическая отсталость китайского государства. Крестьянская война тайпинов, разразившаяся в 50-х гг., до основания потрясла устои Цинской империи.

Территория и рост населения

На рубеже XVIII — XIX вв. Китай представлял собой огромную империю, в состав которой входили Маньчжурия, Монголия, Тибет и Восточный Туркестан. В вассальной зависимости от династии Цин находились Корея, Вьетнам и Бирма. Более 300 млн человек проживало в этой стране. Население росло так быстро, что через пятьдесят лет оно увеличилось до 400 млн и составило почти треть человечества.


Императорские сады. Пекин. Правители цинского Китая жили в сказочной роскоши, поражавшей воображение европейцев

Обострение социальных противоречий

Стремительный рост населения не сопровождался достаточным увеличением посевных площадей. В густонаселенных районах земли не хватало, что являлось одной из причин социальной напряженности в китайском обществе. Другой причиной были произвол и вымогательство чиновников.

В Китае император считался неограниченным властелином всего государства, «отцом и матерью» всех китайцев. Чиновники, в свою очередь,— «родителями» всего подопечного населения. Родители-управители были настоящими деспотами. Они вершили суд и расправу по собственному произволу. Под разными предлогами вводили косвенные налоги (на чай, соль, табак, рис, хлеб, сахар, мясо, дрова), присваивая себе их значительную часть.

И горе было крестьянину, осмелившемуся обратиться с просьбой о защите к вышестоящей власти. Жалоба все равно возвращалась на рассмотрение к обидчику. Битье плетью было самым распространенным наказанием. «Чиновники империи хуже разбойников» — так отзывался о них один из вождей крестьянского восстания тайпинов.

Первая «опиумная» война

В это время европейцы усилили свое давление на Китай. Они стремились «открыть» страну, чтобы вести с ней ничем не ограниченную торговлю и постепенно превратить ее в свой колониальный придаток.

Наибольшую активность проявляла Англия. Она была даже готова к военным действиям. Но первую брешь в стене китайской самоизоляции пробило не оружие, а наркотик — опиум. История его распространения в Китае весьма драматична и поучительна.

Эту отраву европейцы и раньше поставляли в Китай, расплачиваясь ею за китайские товары. Но в первой трети XIX в. ввоз опиума значительно увеличился. В особенно выгодном положении были английские купцы. Они поставляли наркотик из только что завоеванной Индии. Опиумокурение приобрело в Китае широкие масштабы. Курили правительственные чиновники и солдаты, хозяева мастерских и лавок, курили слуги и женщины, и даже будущие монахи и даосские проповедники. Здоровью нации угрожала серьезная опасность. Кроме того, торговля опиумом способствовала выкачке серебра из Китая, в результате чего финансовое положение страны ухудшилось.

Вред от опиума был столь очевидным, что в 1839 г. китайский император запретил завозить его в страну. Все запасы наркотика, принадлежавшего английским и другим иностранным купцам, были конфискованы и уничтожены. В ответ на эти действия британские войска высадились в портах Китая. Так началась англо-китайская, или первая «опиумная», война 1839—1842 гг. Американский президент назвал войну, которую развязала Англия, справедливой.


В 1843 г. китайский император издал очередной указ о запрещении курения опиума. На картине показано, как жена уничтожает опиумную трубку своего мужа

В ходе войны проявились отрицательные последствия политики самоизоляции. На вооружении китайской армии находились лишь крохотные джонки (лодки) и холодное оружие. Военное командование было слабым и беспомощным. Оно почти ничего не знало о международной обстановке и о стране, с которой воевало. Во время войны один китайский губернатор сделал наконец-то «открытие». Оказывается, колеса пароходов вращают не быки, а машины. Нетрудно догадаться, о чем свидетельствует приведенный факт.


Британский корабль обстреливает китайские джонки

Стоит ли удивляться, что поражения китайских войск следовали одно за другим. Боясь полного разгрома, цинское правительство поспешило капитулировать. По мирному договору Англия добилась для своих подданных права свободной торговли в пяти китайских портах. На английские товары устанавливались низкие таможенные пошлины — не выше 5 %. Китай выплачивал Англии огромную контрибуцию (21 млн лянов) и уступал ей остров Сянган (Гонконг), который только в 1997 г. снова стал китайским. Англичане получали также право не подчиняться китайским законам и суду.

Вслед за Англией подобные договоры с Китаем заключили другие государства Европы. В результате Китай был открыт для иностранного проникновения и вмешательства.

Восстание тайпинов 1850 — 1864 годы

Поражение Китая от «европейских варваров» привело к падению престижа цинской династии и росту антиманьчжурских настроений. Правящей династией были недовольны не только простые китайцы, но и часть помещиков. Военные расходы, контрибуция, выплаченная победителю, оплачивались дополнительными налогами с населения. В особенно трудном положении оказались крестьяне. Многие из них нищенствовали и влачили полуголодное существование. Некоторые бросали свое хозяйство и пополняли ряды разбойной вольницы, которая получила в Китае широкое распространение. Повсюду возникали тайные антиманьчжурские общества, и в воздухе явно запахло грозой.


Китайское представление о европейских захватчиках и борьба с ними

Мощное антифеодальное восстание вспыхнуло летом 1850 г. Оно охватило центральные районы Китая и длилось почти 15 лет. В ходе восстания было создано «государство всеобщего благоденствия» — Тайпинтяньго. Поэтому восставших часто называли тайпинами.

Вождем восстания был Хун Сюцюань — выходец из крестьянской семьи, учитель сельской школы. Находясь под сильным влиянием христианства, он именовал себя младшим братом Иисуса Христа и проповедовал идеи равенства. Он мечтал о создании «мира великого спокойствия» и справедливости. Для достижения этой цели, по его мнению, необходимо свергнуть цинскую династию. Все маньчжуры — даже простолюдины — подлежали истреблению.

В 1851 г. Хун Сюцюань был провозглашен императором тайпинского государства. Он и его сподвижники пытались на практике осуществить идею всеобщего равенства. Принятый ими «Земельный закон» провозглашал совместную обработку земли и уравнительное распределение материальных благ.

Англия и Франция внимательно следили за развитием гражданской войны в Китае. Они решили воспользоваться ею для проникновения в глубь страны. Цинское правительство попыталось противостоять этому. Тогда Англия и Франция перешли к открытой агрессии. Началась вторая «опиумная» война (1856—1860). Осенью 1860 г. англо-французские войска вошли в Пекин, покинутый императором и его вельможами. Европейцы грабили город и истребляли мирное население.

Их особое внимание привлек Летний дворец императора. Это было одно из самых великолепных архитектурных сооружений города. Оно состояло из 200 зданий, заполненных предметами роскоши, произведениями китайского искусства и ремесла. Во время дележа добычи, чтобы всем досталось «поровну», и «по заслугам», европейцы создали комиссию. Специальные подарки были отобраны для английской королевы Виктории и императора Франции. Однако цивилизованного дележа не получилось. Ослепленные блеском богатства и обезумевшие от жадности, солдаты стали грабить дворец. Затем, чтобы скрыть следы варварского грабежа, дворец был сожжен. Место, на котором он стоял, превратилось в пустырь.


Летний дворец в Пекине с мраморным мостиком на переднем плане

Цинское правительство, занятое борьбой с тайпинами, отказалось от продолжения войны с иностранцами. Оно капитулировало, пойдя на новые уступки. Только после этого европейские державы оказали помощь маньчжурским феодалам в безжалостном подавлении тайпинов, которые, в отличие от Цинов, называли иностранцев «братьями», а не «варварами». Тайпинское восстание, во многом схожее с восстаниями Разина и Пугачева в России, окончилось поражением.

Крестьянская война тайпинов была самым продолжительным восстанием в истории Китая. Погибли многие миллионы людей. Значительная часть страны была опустошена и разрушена. Гражданская война предельно ослабила Китай и правящую цинскую династию.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

«Иероглиф» в переводе с греческого — «священное письмо». Китайское письмо, использующее иероглифы,— старейшее в мире. Оно возникло в XVIII в. до н. э. Это действительно самое сложное и трудное письмо. Для его понимания прибегнем к такому сравнению. Если нам надо написать, к примеру, слово «человек», то мы с вами напишем букву «ч», потом «е», затем «л» и т. д. А китайцы рисуют символ, обозначающий понятие «человек». Слов в языке много и для каждого нужен значок, т.е. иероглиф. На заре возникновения иероглифов сначала просто рисовали человека с головой, руками, ногами. Однако при быстром письме нет времени вырисовывать все детали человеческого тела. Поэтому через некоторое время рисунок превратился в условное изображение, отдаленно напоминающее своего прародителя.

Использованная литература:
В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX – нач. XX в., 1998.

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

История российско-китайских отношений насчитывает 400 лет, т.к. Китай является одним из самых «ранних соседей» нашей страны. В обеих странах менялись династии и режимы правления, изменялись баланс силы в мире и система международного сотрудничества. И все эти причины играли очень важную роль во взаимоотношении между Россией и Китаем – были конфликты и противостояния, но также были периоды дружбы и сотрудничества.

Торгово-экономические отношения между обеими странами являлись главным фактором в их развитии, потому что эти двусторонние отношения определялись историческими и географическими факторами. Успехи во внутренней и внешней политики Россия и Китая во многом зависели от состояния их взаимоотношений. И это общее состояние обеих стран обуславливало баланс сил как в Восточной Азии, так и во всем мире в целом, что оказывало большое влияние на развитие международных отношений.

Со второй половины XIX века начинают происходить качественные изменения в российско-китайских отношениях. Для того, чтобыбыстрее решить накопленные проблемы и противоречия с Китаем, Россия быстро активизировала свою политику в сторону империи Цинь. Международная обстановка на Дальнем Востоке объективно способствовала дальнейшему сближению России. Оба государства оказались в состоянии войны с Англией и Францией – державами, которые играли наиболее важную роль в Восточной Азии в середине XIX века. Это и повлияло на активизацию российской политики на Дальнем Востоке, особенно способствовало разрешению вопросов и разногласий, которые касались границ между обоими государствами. Хотелось бы отметить, что формально отношения России и Китая по поводу границы между их государствами можно охарактеризовать как дружественные, но на самом деле эти отношения были не доверительными.

Вторая половина XIX века характеризуется периодом переговоров, подписанием договоров, а также посольств и многочисленных миссий. Завершение феодализма и образование капитализма повлияли на российско-китайские отношения. Несмотря на то что Россия чаще выступала на стороне Запада, ее политический курс весьма отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем заключено наибольшее число договоров и актов и других международно-правовых документов. Они решали очень много вопросов, касающихся разграничению никому не принадлежащих территорий, а также устанавливали договорный режим на пересекающихся границах. Так, в 1858 году был заключен Айгуньский договор, который определил границу между Россией и Китаем по реке Амур. А в 1860 году российский дипломат и государственный деятель Игнатьев Н. П. подписал с Китаем Пекинский договор, в котором был установлен последний участок дальневосточной российско-китайской границы – от устья реки Уссури до Японского моря.

Важно отметить, что ученые и историки КНР придерживаются в этом вопросе сугубо противоположной оценки. Договоры между Россией и Цинской империей, заключенные в 1858–1860 гг., рассматриваются ими в контексте заключения неравноправных договоров между Китаем и западными державами. Они считают, что как Айгуньский, так и Пекинский договоры являются «неравноправными, заключенными при таких условиях, когда сильная держава — Россия — в соответствии со своими экономическими потребностями, опираясь на свое политическое и военное превосходство, принудила к несправедливому разграничению слабую сторону — Китай, который оказался в условиях внутренних и внешних затруднений» [6]. И поэтомупрактически во всех публикациях ученых КНР Айгуньский, Тяньцзиньский и Пекинский договоры представляются как неравноправные. В китайских исследованиях утверждается, что по Айгуньскому договору Россия «захватила территорию площадью более 600 000 кв. км», по Пекинскому — «захватила 400 000 кв. км, включая остров Сахалин, а по Тяньцзиньскому трактату добилась тех же прав и привилегий, которыми обладали Англия и Франция» [5].

В свою очередь, российские историки считают, что, хотя Тяньцзиньский трактат и Пекинский договор включали отдельные неравноправные для Китая условия, но в целом положения Пекинского договора о границе не могут считаться неравноправными, поскольку Россия добивалась возвращения земель, захваченных у нее Цинской империей по Нерчинскому договору 1689 года. Е.Л. Беспрозванных делает акцент на том обстоятельстве, что «Россия урегулировала пограничные вопросы с цинским Китаем, не прибегая к угрозам военной силы или иным методам давления, широко практиковавшимся западными колонизаторами при заключении неравноправных договоров с Китаем» [1].

На основе Пекинского договора в 1864 году был заключен Чугучакский протокол, установивший китайскую границу в Центральной и Средней Азии. Этот протокол касался пограничных рек на западном участке границы; в нем было установлено, что берега рек служат пограничной зоной. Пограничными протоколами закреплялось право равного пользования водой приграничных рек.

Читайте также:  Иммиграция в Китай: способы и необходимые деньги

Окончательное оформление границы на западном участке было произведено Санкт- Петербургским договором, который был подписан 12 февраля 1881 года в Ливадии — летней резиденции российских императоров в Крыму. По этому договору России отходили западная часть Илийского края и долина реки Текес «для поселения на них жителей Илийского края, которые пожелают принять русское подданство» [2].Город Кульджа возвращался Китаю. Однако, в Китае подписание Ливадийского договора было воспринято как факт национального унижения. Цинское правительство отказалось признавать договор, а китайский государственный деятель, который подписал этот договор со стороны Китая – Чун Хоу был снят со всех постов и приговорен к смертной казни, от которой его спасла лишь защита со стороны российского посольства. А.Д. Воскресенский считает, что Чун Хоу попросту сыграл роль «козла отпущения»: «Цинские дипломаты знали, что необходимо вернуть Илийский край, но никто не мог сформулировать конкретные уступки, на которые можно и нужно было пойти для его возвращения» [2]. В результате чего в Китае резко активизировалась группировка сторонников войны против России. Ее лидером был китайский государственный и военный деятель, генерал – Цзо Цзунтан, который возглавлял оборону северо-западной границы Цинской империи. Он перенес свою штаб-квартиру из Ланьчжоу в Хами и даже «захватил с собой гроб, как символ решимости бороться до конца» [5]. Он предполагал направить к границам России 20-тысячное войско. Однако прибытие к китайским берегам эскадры русских боевых кораблей под командованием адмирала С.С. Лесовского остановило цинское правительство, и оно отказалось принять его план.

Таким образом, российско-китайские отношения во второй половинеXIX века можно разделить на несколько этапов.

Первым этапом была середина XIX века. В это время Россия хотела укрепить отношения с Китаем путем переговоров. За этот период Россия заключила с Китаем Айгуньский и Пекинские договоры, а также Тяньцзинский трактат, по которым Россия возвращала свои земли в Приамурье, захваченные у нее Империей Цинь по Нерчинскому договору 1689 года, а также закрепляла за собою земли в Приморье, оставшиеся не разграниченными с конца XVII в.

Второй этап связан с обострением международных отношений в 60-70-е гг. XIX вв. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепитьдружественные отношенияс Китаем и способствовать развитию экономических связей с Империей Цинь. Поэтому российскоеправительство добивалось скорейшей реализации условий договора. Несмотря на различные политические проблемы и разногласия, которые возникали между двумя государствами, связанные с внутренними проблемами и массовыми антиправительственными восстаниями во внутреннем, все же в 60-70-е гг. российско-китайские отношения оставались стабильными. На этом этапе Россия в отношении Империи Цинь придерживалась своей традиционной политики, выражая заинтересованность в сохранении целостности и стабильности Китая.

Третий этап приходится на 80-е – начало 90-х гг. XIX в. В это время возник конфликт с Китаем. Цинское правительствопредъявило претензии на часть побережья залива Посьет, что лишало Россию выхода к границе с Кореей. Несмотря на то, что российское правительство отвергло эти территориальные претензии, отношения между Россией и Китаемоставались стабильными. Данный этап, в результате уступок и согласий с обеих сторон на наиболее важные вопросы того времени, является одним из самых стабильных в истории российско-китайских отношений.

В конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Главным опорным пунктом России в Северной Маньчжурии была столица КВЖД – г. Харбин. Китайцы настойчиво требовали эвакуации или уничтожения города. Однако строители КВЖД отказались оставить свою столицу, сделав ее символом борьбу за российские интересы в северо-восточном Китае. Сохранение этого города играло очень важную роль для России, так как он обеспечивал законность российского присутствия в Китае. И в результате этого, в 1898 г. в Китае вспыхнуло мощное антииностранное восстание ихэтуаней. Основной причиной этого движения стало многолетнее угнетение Китая западными державами и присоединившейся к ним Японией. В ходе восстания на первый план выдвинулось характерное для традиционного китайского общества неприятие всего иностранного. В основе идеологии ихэтуаней лежал своеобразный синтез даосизма, буддизма, конфуцианства и народных верований, умноженные на крайнюю ксенофобию. Ихэтуани боролись против всего иноземного, разрушали железные дороги и телеграфные линии, убивали иностранцев и китайцев-христиан. Западные державы, в том числе и Россия, стремились воспользоваться подавлением «боксерского» восстания в целях укрепления своих позиций в Китае. Поводом для вмешательства России в события, происходившие в Цинской империи, послужили инциденты на русско-китайской границе, спровоцированные участниками движения, а также блокада ихэтуанями и правительственными войсками посольского квартала в Пекине. В июле 1900 г. участились нападения на Китайско-Восточную железную дорогу, осуществлявшиеся как повстанцами, так и китайскими регулярными войсками, что сопровождалось разрушением железнодорожного полотна, мостов и поселков строителей. В августе-сентябре 1900 г. русские войска заняли стратегические пункты вдоль КВЖД и ряд городов Северо-Восточного Китая. В связи с этим, 7 сентября 1901 г. восемь держав, включая Россию, подписали с КитаемЗаключительный протокол, окончательно закрепивший полуколониальный статус Китая. 8 апреля 1902 г. Россия и Китай подписали договор о выводе русскихвойск. Участие России в подавлении восстания ихэтуаней по-разному оценивалось в историографии. В царское время, сразу же после этих событий господствовало представление о том, что русские войска совместно с войсками других держав защищали в Китае основы мировой цивилизации в борьбе со «средневековым безумием».

Хотя отношения между Россией и Китаем имеют длительную историю, формирование в России образа Китая, который имел бы значение для внутриполитических дискуссий, можно отнести лишь к XIX в. К концу XIX – началу XX в. Китай стал для России уже не просто теоретической, но и практической политической проблемой. Честно говоря, военная опасность со стороны Китая,слабого в военном отношении, в то время не считалась реальной. Реальной была боязнь китайского заселения российского Дальнего Востока. Особенно сильны эти опасения были, естественно, на самом Дальнем Востоке, перешедший к России лишь в 1860 г. и к тому же,заселенным значительным числом самовольных переселенцев из Кореи и Китая.

На протяжении всего XIX века Россия не воевала с Китаем и не осуществляла никаких агрессивных действий, в отличие от западных держав. Более того, именно Россия стала посредником в сложных отношениях между Маньчжурским Китаем и европейскими державами. Проводя внешнюю политику на Дальнем Востоке, Россия всегда основывалась на поддержании дружественных взаимоотношений с Китаем. В доказательство этих дружественных отношений есть доклады архимандрита Палладия (глава духовной миссии в Пекине) и Н.Н. Муравьева (генерал – губернатор Восточной Сибири), которые имели постоянные контакты с цинским Китаем на правобережье Амура, свидетельствуют о том, что цинские властиодобрительно относились к тому, чтобы русские к осваивали Амур с целью защиты от нападения Англии и других иностранных государств.

1. Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. The «local» form of the national and territorial autonomy and the possibility of the application of its experience / Akopyan V.Z., Ermakov V.P., Miljakova L.I. World Applied Sciences Journal. 2013. № 8. С. 22.

2. Sukhovskaya D.N. Characteristics of standardization and classification of hotels for agritourism. Young Science. 2011. Т. 2011. С. 18.

3. Sukhovskaya D.N. Creative XXI century city space formation: social and philosophical aspect. Europaische Fachhochschule. 2013. № 7. С. 45.

4. Sukhovskaya D.N. Sustainable development of rural areas of the North Caucasus Federal District, based on the use of their socio-cultural and natural potential for the development of the agricultural and eco-tourism. Наука и технологии. 2013. Т. 1. С. 224-233.

5. А.П. Горбунов, В.П. Ермаков Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру: материалы IV Междунар. конгр., 21-24 сент. 2004 г. / редкол.: А.П. Горбунов, В.П. Ермаков (отв. Ред.), П.И. Гришанин. Пятигорск, 2004. Том История Северного Кавказа: социально-экономические, национальные и политические процессы.

6. Гончарова Е.Н., Суховская Д.Н., Черкесов О.Д. Риски, связанные с заключением туристских договоров. В сборнике: тенденции и перспективы развития науки XXI века. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2015. С. 204-206.

7. Суховская Д.Н. Трансформации личности в креативных пространствах в условиях урбанизированной среды современных поселений / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 2 (53). С. 61-69.

8. Ермакова Л.И. Суховская Д.Н. Креативные пространства поселений: технологии создания современных творческих площадок городов (на русском и английском языках): справочно-информационное пособие / Москва, 2016.

9. Ермакова Л.И., Волкова С.Е. Научное сотрудничество России и Китая: перспективы развития. В сборнике: Роль науки в развитии общества. Сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 76-77.

10. Ермакова Л.И., Гурин М.В., Маринов М.Б. Возможные пути развития коммуникационной сферы китайского информационного полюса. В сборнике: Университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 90-103.

11. Ермакова Л.И., Сидорова М.С. К вопросу о многофакторном равновесии между Россией и Китаем / Л.И. Ермакова, М.С. Сидорова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 95-96.

12. Ермакова Л.И., Хазыкова К.Б. Исторические подходы к исследованию российско-китайских отношений / Л.И. Ермакова, Хазыкова К.Б. // В собрнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 98-100.

13. Ермакова Л.И., Хакунова Ж.А. Спорные вопросы в российско-китайских методологических подходах к исследованию двусторонних отношений / Л.И. Ермакова, Ж.А. Хакунова // В сборнике: Роль науки в развитии общества сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. 2016. С. 100-102.

14. Каспарян К.В. Российско-британские внешнеполитические отношения и династические связи (конец 30-х гг. XIX в. – начало ХХ в.). // Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Ростов-на-Дону, 2010. С. 13.

15. Линец С.И., Ермаков В.П. История политических партий и движений в России / С.И. Линец, В.П. Ермаков // учебное пособие для студентов. Пятигорск, 2008.

16. Суховская Д.Н. Анализ отечественной и зарубежной практики реализации творческих индустрий в условиях современного города / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2014. № 5-1 (44). С. 427-432.

17. Суховская Д.Н. Деструктивное влияние креативных пространств поселений на процессы социализации и самореализации личности и среду ее формирования в условиях глобализации / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2015. № 1-2 (52). С. 100-106.

18. Суховская Д.Н. Концепции и этапы создания и развития креативных культурных площадок в современной городской среде / Д.Н. Суховская. Новый университет. Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2013. № 10 (31). С. 31-34.

19. Суховская Д.Н. Кретивные пространства поселений в российской и зарубежной философской мысли. В сборнике: университетские чтения – 2015. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. 2015. С. 139-143.

20. Суховская Д.Н. Роль концепции креативного города в условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию / Д.Н. Суховская. European Social Science Journal. 2013. № 9-1 (36). С. 41-49.

21. Суховская Д.Н. Социально-философский анализ креативных структур современного городского поселения // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2015. – Т. 8. – С. 121-125. – URL: https://e-koncept.ru/2015/65026.htm.

22. Суховская Д.Н. Философские проблемы функционирования поселений и их креативных пространств в условиях урбанизированного социума в XXI веке / Д.Н. Суховская. Молодой ученый. 2015. № 7. С. 713-719.

Обострение англо-китайских отношений в 19 в

Попытки Англии установить дипломатические отношения с китайской империей на основе принятых в европейском мире принципов, предпринятые в конце XVIII — начале XIX в., не увенчались успехом. В 1793 г. в Китай была послана миссия под руководством лорда Джорджа Маккартни. Это был и широко образованный человек и опытный дипломат, в течение нескольких лет возглавлявший английское посольство в России. Миссия была послана на средства английской Ост-Индской компании, но при этом представляла интересы английского правительства. Маккартни прибыл в Китай на борту 66-пушечного военного корабля в сопровождении большого количества представителей научных и артистических кругов Англии. В состав экспедиции входили еще два судна, нагруженные образцами продукции, производимой английской промышленностью.

Цели английской экспедиции были сформулированы в предложениях, обращенных британскими дипломатами к китайскому правительству. В них не было ничего, что могло бы восприниматься как стремление установить неравноправные отношения с Китаем или тем более посягнуть на его суверенитет. Они состояли в следующем: обе стороны обмениваются дипломатическими представительствами; Англия получает право создать постоянное посольство в Пекине; китайский посол может прибыть в Лондон; кроме Гуанчжоу для внешней торговли открываются еще несколько портов на китайском побережье; китайской стороной с целью устранения произвола со стороны чиновников устанавливаются таможенные тарифы, которые публикуются. И только последнее требование может рассматриваться как попытка ущемить в некоторой степени суверенитет Китая: английский дипломат обратился с просьбой предоставить британским купцам какой-либо остров вблизи китайского побережья, который можно было бы превратить в центр английской торговли в Китае. При этом делалась ссылка на имеющийся прецедент — остров Макао, находившийся под контролем португальцев.

Переговоры проходили в обстановке, скорее, взаимной благожелательности, чем враждебности. Английская миссия была любезно принята императором Цяньлуном, тем не менее не выразившим желания пойти навстречу английским предложениям. Для правительства Поднебесной империи Великобритания могла в лучшем случае претендовать на звание зависимого варварского государства, с которым Китай поддерживал бы дружеские отношения. Английским посланцам было сказано, что в Китае есть все необходимое и он не нуждается в английских товарах, образцы которых, привезенные Маккартни, были приняты в качестве дани. Таким образом, Китай отклонил предложение вступить в мир современных экономических и международных отношений на равноправной основе. Тем не менее суверенная китайская держава и с нравственной, и с юридической точки зрения имела полное право сохранять свою замкнутость и почти полную изоляцию от окружающего мира.

Еще меньший результат с точки зрения установления межгосударственных отношений имела английская миссия под руководством лорда Амхерста, прибывшая в Китай в 1818 г. Ее представители вели себя вызывающе, китайские же власти вообще отказались вести с ними переговоры.

Итак, в первые десятилетия XIX в. в отношениях между Китаем и Западом, в первую очередь Китаем и Англией, возникли острые противоречия: торговля между двумя сторонами все расширялась, меняя свой характер, однако международно-правовые институты, способные регулировать ее, отсутствовали.

Не менее сложной для английской стороны была и проблема изменения характера торговли между двумя странами с тем, чтобы это не противоречило меркантилистским принципам английской политики. Однако китайский внутренний рынок, фантастически емкий по европейским масштабам, был) ориентирован на местное производство. Слова, произнесенные императором Цяньлунйм о наличии в стране всего, что только можно пожелать, были констатацией реального положения дел. Вот как об этом писал Р. Харт, лучший во второй половине XIX в. западный знаток Китая, проживший в этой стране не один десяток лет и длительное время занимавший здесь пост главы таможенной службы: «Китайцы имеют лучшую на свете еду — рис; лучший напиток — чай; лучшие одежды — хлопок, шелк, меха. Даже на пенни им не нужно покупать где бы то ни было. Поскольку империя их столь велика, а народ многочисленен, их торговля между собой делает ненужными всякую значительную торговлю и экспорт в зарубежные государства».

Английские торговцы упорно пытались отыскать товар, который был бы принят китайским рынком. В конце XVIII в. стали проступать очертания следующей конфигурации торговых связей на Дальнем Востоке. Англия поставляет ткани фабричного производства в Индию, индийские же товары поступают на китайский рынок. Однако китайский рынок не стремился принять не только английское сукно, но и индийский хлопок. И все же такой товар в конечном счете был найден — им оказался опиум, традиционным производителем которого (и экспортером в Китай) была держава Великих моголов еще до ее превращения в английскую колонию.

Опиум был известен в Китае как медицинское средство начиная с VIII в. Предполагается, что он был завезен в Китай арабскими купцами. Однако как наркотическое вещество опиум становится известен с XVIII в. благодаря распространению его в период оккупации голландцами Тайваня. В XVIII в. курение опиума распространяется среди жителей ряда приморских провинций Южного Китая, а в конце XVIII в. опиекурение становится серьезной общественной проблемой, существование которой начинает признаваться правительственными кругами. Характерно, что эта губительная страсть охватила в первую очередь верхи китайского общества — чиновничество, а также тех, кто входил в «восьмизнаменную систему».

Именно опиум как, пожалуй, наиболее удобный товар для торговли с Китаем был избран английскими купцами в качестве средства выравнивания торгового баланса между странами. В Индии выращивание мака было превращено в монополию Ост-Индской компании, обязывающей индийских крестьян производить это растение и сдавать его в качестве налога коллекторам компании. Купцы, имевшие патент компании, доставляли его к китайскому побережью. Здесь опиум продавали китайским купцам, разумеется, за серебро, которое впоследствии использовалось для закупки чая и других товаров, вызывавших интерес англичан. Таким образом, с точки зрения коммерческих интересов англичан проблема была решена: серебро продолжало питать артерии британской экономики и при этом импорт из Китая продолжал расти.

Но возникшая ситуация имела и определенную нравственную сторону, что отчетливо осознавалось как на Западе, так и на Востоке. Торговля опиумом вполне справедливо рассматривалась общественным мнением и в самой Англии, и в Китае как аморальный, недостойный путь решения коммерческих проблем. Характерно, что руководство Ост-Индской компании запретило распространение опиума в Британской Индии, а вывоз его в Китай стремилось преподнести как частное дело коммерсантов, торговавших с этой страной. Резкой критике опиеторговля неоднократно подвергалась и представителями оппозиции в британском парламенте. В самом Китае ввоз опиума неоднократно запрещался, в частности императорскими указами 1796 и 1800 гг.

Однако огромные прибыли, которые получали английские купцы, Ост-Индская компания и Британия в целом, заставляли продолжать торговлю наркотиком. Если в середине XVIII в. в Китай в течение года ввозилось в среднем 400 ящиков опиума, то к 40-м годам XIX в. их число уже составляло около 40 тыс. К этому времени прибыли от торговли опиумом перекрыли доходы от импорта шелка и чая. К 1836 г. доходы британцев от опиеторговли составили 18 млн лянов серебра, что превышало полученный доход в результате операций с чаем и шелком. Прибыли самой Ост-Индской компании от экспорта опиума превышали одну десятую всех доходов компании.

В деле опиеторговли были затронуты слишком могущественные коммерческие, а как следствие — политические интересы, чтобы ее добровольное прекращение со стороны англичан под давлением нравственных мотивов могло стать реальным. Единственной силой, способной прекратить эту торговлю, было китайское правительство, испытывавшее все большее беспокойство по поводу складывавшейся ситуации. Принятые им указы не исполнялись. Недалеко от китайского побережья, в районе Гуанчжоу, иностранцы устроили плавучие склады, где хранился опиум и откуда его получали китайские торговцы. Местные китайские власти не могли, а отчасти и не хотели положить конец контрабанде, так как сами были заинтересованы в этом промысле.

В 1836—1838 гг. по указанию императора наиболее влиятельные чиновники державы приняли участие в обсуждении сложившейся ситуации — им было предложено посылать в столицу меморандумы с изложением программы мер, необходимых для прекращения опиеторговли. В китайском правительстве сложилось два направления, сторонники которых пытались решить проблему диаметрально противоположными способами. Одна группа предлагала легализовать торговлю опиумом и таким образом увеличить доходы казны, поскольку в таком случае торговля проходила бы через китайскую таможню, а не в обход ее. Другая группа чиновников, напротив, выступала за то, чтобы, используя самые решительные меры, положить конец проникновению в страну опиума.

Император Даогуан был склонен поддержать предложения тех, кто выступал с решительных позиций, ибо опиекурение к этому времени представляло собой большую угрозу. Действительно, к 40-м гг. XIX в. пагубное пристрастие к наркотику охватило уже сотни тысяч человек, а по некоторым оценкам — около 2 млн., в том числе и высшие слои администрации, включая столичное чиновничество.

Наибольшее впечатление на императора произвели предложения, содержавшиеся в меморандуме генерал-губернатора Хугуана (провинции Хунань и Хубэй) Линь Цзэсюя (1785—1850). Это был честный человек, искренне вдохновленный стремлением уберечь соотечественников и страну от порока, распространившегося столь широко. Про таких, как он, в Китае было принято говорить «чистый чиновник».

Генерал-губернатору Линь Цзэсюю в пределах вверенного ему Хугуана удалось почти полностью искоренить опиекурение с помощью жестких и последовательных мер: опиум подлежал полной конфискации, а опиекурильни закрытию; опиум разрешали использовать в небольших дозах только как лечебное средство.

Линь Цзэсюй был вызван ко двору, предстал перед императором и за девятнадцать аудиенций сумел убедить его в эффективности предлагаемых им мер. В конце 1838 г. он получил назначение в качестве особо уполномоченного двора в Гуандуне, наделенного всеми правами для того, чтобы положить конец распространению наркотика.

Уже через неделю после прибытия в марте 1839 г. в Гуанчжоу Линь Цзэсюй приказал китайским торговцам прекратить опиеторговлю, распорядился конфисковать находившийся у них опиум, а также изъять его у содержателей заведений, которые посещали пристрастившиеся к наркотику. Кроме того, он обратился к иностранным торговцам с требованием немедленно сдать весь опиум китайским властям и дать письменное обещание не заниматься впредь этим видом торговли.

Переговоры, которые с западной стороны возглавлял Ч. Эллиот, представитель английского правительства по контролю над торговлей в Гуанчжоу, зашли в тупик. Англичане согласились лишь передать запасы наркотика, находившиеся на территории их фактории. Эти запасы составляли немногим более 1 тыс. ящиков опиума, в то время как на плавучих складах их хранилось более 20 тыс. Стремясь добиться от англичан удовлетворения своих требований, Линь Цзэсюй прибег к мерам давления: английская фактория, на которой находилось более 300 человек, была окружена китайскими войсками, а все китайцы-слуги отозваны. Жесткость и настойчивость, проявленные Линь Цзэсюем, возымели действие, и англичане согласились сдать имевшийся у Них опиум, многие из них подписали даже письменное обещание не заниматься впредь этим промыслом (заметим, это обещание впоследствии было нарушено). Почти на протяжении двух месяцев представители китайских властей занимались конфискацией огромных запасов (на очень внушительную по тому времени сумму — 10 млн лянов) ядовитого зелья, которые были сосредоточены вблизи китайского побережья. Более трех недель ушло на уничтожение конфискованного. Однако все эти меры не только не разрядили ситуацию, но еще более накалили ее. Англичане были полны решимости взять реванш, использовав действия, предпринятые Линь Цзэсюем, для Начала войны против Китая. В ноябре 1839 г. произошло первое крупное столкновение между английскими военными судами и кораблями китайского военно-морского флота. Однако формально ни одна из сторон не объявила о начале войны.

Англо-китайские отношения в первой половине XIX века

Сладковский М.И. Китай и Англия

Сладковский М.И. Китай и Англия
М.: Наука, 1980. — 351 с.

Информация о файле: pdf, 16 mb.

В книге рассматриваются отношения Англии и Китая с момента получения первых сведении друг о друге до наших дней: поиски англичанами путей в Китай, появление у его берегов первых британских кораблей, создание английских торговых факторий на юге Китая, «опиумные» войны и неравноправные договоры, отношения между обеими сторонами в период первой и второй мировых войн и после образования КНР (до 70-х годов).

Содержание:
Предисловие
Глава первая. Первые знакомства н ранние связи Западной Европы с Китаем
Глава вторая. Установление прямых связей Англии с Китаем
Первые английские суда у берегов Китая
Китайско-английские отношения во второй половине XVII в.
Китайско-английские связи в первой половине XVIII в.
Англо-китайские отношения во второй половине XVIII в. (до прибытия в Китай миссии Макартнея)
Ужесточение контроля над западноевропейской торговлей в Китае и ее территориальное ограничение
Нарушение англичанами китайского запрета на ввоз опиума
Англо-китайская торговля во второй половине XVIII в.
Первые дипломатические контакты Англии с Китаем (посольство лорда Макартнея в Китае)
Глава третья. Англо-китайские отношения в первой половине XIX в.
Нарастание напряженности в англо-китайских отношениях
Англо-китайские отношения в 20—3’0-х годах XIX в.
Миссия лорда Нэпира
Первая «опиумная» война
Англо-китайский Нанкинский договор — первый неравноправный договор Китая с европейской страной
Англо-китайские отношения после заключения Нанкинского договора
Глава четвертая. Ведущая роль Англии в установлении неравноправных для Китая отношений с капиталистическими государствами (1850—1896 гг.)
Китай и Англия п середине XIX в.
Китайско-английские отношения накануне второй «опиумной» войны
Англо-китайская торговля накануне второй «опиумной» войны
Вторая «опиумная» война
Тгньзиньский договор, третья «опиумная» война н Пекинская конвенция
Тяньзиньский договор и Пекинская конвенция в действии
Британская политика «интернационализации и совместных действий»
Политика «самоусиления» и Англия
Обострение англо-китайских отношений. Чнфуская конвенция
Англо-китайские отношения накануне китайско-японской войны (1876—1894 гг.)
Состояние англо-китайской торговли в 1864—1884 гг.
Глава пятая. Англо-китайские отношения в условиях обострившейся борьбы империалистических держав за раздел Китая
Китай в фокусе империалистических противоречий на Дальнем Востоке
Влияние японо-китайской войны на международное положение Китая и англо-китайские отношения
Англо-китайские отношения в период оформления в Китае «сфер влияния» империалистических государств
Роль Великобритании в борьбе империалистических монополий за «сферы железнодорожных интересов» в Китае
Экспорт британского капитала в экономику Китая
Ихэтуаньский кризис
Британская политика в Китае в первые годы XX в.
Торговый договор Великобритании с Китаем от 5 сентября 1902 г.
Британская политика в Китае в условиях русско-японской войны
Англо-китайские отношения в период Снньхайской революции
Англо-китайская торговля в 1856—1914 гг.
Английские инвестиции в Китае в начале XX в.
Глава шестая. Англо-китайские отношения в 1914—1927 гг. (от начала первой мировой войны до прихода к власти правогоминьданов
ского правительства)
Китай в период первой мировой войны
Англо-китайские торгово-экономические отношения в годы первой мировой войны
Англо-китайские отношения в первые послевоенные годы (1919—1921)
Китайский вопрос на Вашингтонской конференции
Антиимпериалистическое движение в Китае в начале 20-х годов и Великобритания
Англо-китайские отношения в период революции 1925—19(27 гг.
Торговые отношения между Великобританией и Китаем в первое послевоенное десятилетне
Британские владения и инвестиции в Китае
Глава седьмая. Англо-китайские отношения в 1928’—1949 гг. (в период от образования иравогоминьдановского национального правительства до победы народной революции в Китае)
Нанкинское национальное правительство
Восстановление тарифной автономии Китая
Вторжение Японии в Маньчжурию и позиция Англии
Кризис британской «политики умиротворения» Японии
Англо-китайские отношения накануне японо-китайской войны
Антияпонская война китайского народа и Великобритания
Китайско-английские отношения в годы Тихоокеанской войны (1941—1945)
Китайско-британские отношения в годы гражданской войны в Китае (1946—1948)
Китайско-британские торгово-экономические отношения при правительстве Чан Кайши
Глава восьмая. Отношения Китайской Народной Республики с Великобританией (1949—1978 гг.)
Образование Китайской Народной Республики
Установление китайско-британских отношений
Судьба британских владений в Китае
Великобритания в фарватере враждебной Китайской Народной Республике политике США
Англо-китайские отношения после отхода правительства КНР от социалистической генеральной линии КПК
Китайско-британские отношения в годы «культурной революции» в Соглашение об обмене послами. Расширение торгово-экономических отношений (1970—1976 гг.)
Состояние торговли между КНР и Великобританией в 1965—1975 гг.
Китайско-британские отношения в послемаоцзэдуновскин период (1976-1979)
Англо-китайская торговля в 1976—1978 гг.
Гонконг и его роль в китайско-британских отношениях
Заключение. Прошлое, настоящее, будущее
Примечания
Библиография
Приложения

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

Китайская цивилизация в XIX веке.

У Запада не было механизмов давления на Китай, который был самодостаточен и защищал внутренний рынок ограничением торговли. Западные страны, имели потребность в импорте чая (который тогда нигде больше не производился) и шелка сырца. После захвата Бенгалии, производящей опиум, англичане резко увеличили ввоз опиума в Китай, выровняв торговый баланс в свою пользу. Китайское правительство законодательно ограничивало импорт опиума, разрешив его ввозить только в медицинских целях. Но контрабанда этого товара постоянно росла, и к сороковым годам 19 века выросло до 40 тысяч ящиков опиума в год. Доходы английских купцов от торговли опиумом значительно превысили доходы от торговли чаем и шелком.

В Китае курение опиума охватило огромные слои населения. Один из китайских чиновников в 1838 г. свидетельствовал: «Начиная с чиновного сословия вплоть до хозяев мастерских и лавок, актеров и слуг, а также женщин, буддийских монахов и даосских проповедников – все они среди бела дня курят опиум, приобретают трубки и все принадлежности для курения опиума». Китайское правительство стало предпринимать конфискацию наркотика с последующим уничтожением его, что привело к серьезным убыткам английских купцов. Это послужило поводом для первой англо-китайской «опиумной» войны. Весной 1840 года парламент Великобритании решил, не объявляя формально войны, отправить к берегам Китая военно-морскую эскадру. В июне 1840 года 20 боевых кораблей с общим экипажем в 4000 человек, подошли к южному побережью Китая. Были выдвинуты требования: компенсация убытков за конфискованный опиум, возмещение убытков по организации военной экспедиции, ликвидация препятствий для торговли, и предоставление англичанам острова вблизи Китая, который мог бы стать торговой базой. Двигаясь на север, английские войска захватили Чжошуаньские острова, вблизи Нинбо. В этой ситуации, правительство Китая стало проводить капитулянтскую политику. Оно согласилось на все требование, кроме одного, передать остров Сянган Великобритании.

В январе 1841 года, англичане продолжили военные действия, а 20 января представители Китая подписали Чуаньбийскую конвенцию, согласившись на все требования, 1 февраля английские власти объявили всех жителей Сянгана подданными королевы Великобритании. Император же не хотел признать свое поражение, и, объявив войну Великобритании, решил продолжать военные действия. Англичане же захватили Чжуцзян, захватив 380 орудий, а вскоре подняли свой флаг и над Гуанчжоу. С августа 1841 года по май 1842 года военные действия велись в провинциях Фуцзянь и Чжецзян. В июле британские войска под командованием Поттингера начали осаду Нанкина, второго по значению, после Пекина, города в Китае. Паровые суда, более современная артиллерия и нарезные ружья, против китайских кремниевых обеспечили победу англичан. 29 августа 1842 года, на борту английского военного корабля «Корнуэллс» был подписан Нанкинский мирный договор. Согласно договору, Китай открыл для английской торговли пять портов: Сямынь (Амой), Фучжоу, Нинбо, Шанхай и Гуанчжоу, установил низкие таможенные пошлины на английские товары, выплатил Англии большую контрибуцию. Император Китая уступил о. Сянган королеве Великобритании.

В соответствии с договорами, последовавшими за Нанкинским, сначала Англия, потом США, Франция, и некоторые другие западные страны получили права экстерриториальности и создания в «открытых» портах иностранных сеттльментов. В 1850 г. в Китае разразилось Тайпинское восстание (в переводе «тайпин» – «великое благоденствие») – крестьянская война, направленная против феодального гнета и власти чужеземной династии маньчжуров. В январе 1851 года было объявлено о создании тайпинского государства, и начата война против правящего режима. В январе 1853 года, восставшие взяли крупный административный центр Учан. Их армия достигла миллиона человек. Они не занимались грабежами, а уничтожали налоговые реестры, убивали или изгоняли чиновников, отбирали имущество у богатых. 19 марта 1853 года они захватили Нанкин. Внутреннее устройство государства тайпинов, соответствовало нормам «военного коммунизма. Так, например вся земля не передавалась в частную собственность, а делилась пропорционально количеству едоков. После сбора урожая, все излишки изымались в государственное хранилище, в семьях оставлялись продукты только на прокорм до следующего урожая. В городах, вся промышленность была национализирована. Все рабочие и ремесленники были объединены в профессиональные мастерские-батальоны.

В качестве государственной религии тайпины провозгласили христианство, причем посещение церкви было, строго обязательным. В 1856 году в тайпинском государстве началась междоусобная война за власть, в которой погибло до 100 тысяч человек. В результате социально-экономического кризиса и междоусобицы, тайпинское государство в 1857 году потеряло Цзянсу, а в 1859 году – Нанкин. Потом были одержаны ряд побед, так в 1861 году они взяли Ханчжоу и Нинбо и затем осадили Шанхай. В своей борьбе с цинским правительством тайпинцы надеялись на помощь западных стран, имея в виду религиозный фактор. И действительно, протестантские миссионеры сочувствовали восставшим и посещали их руководителей. Однако западные политики и бизнесмены считали, что им выгоднее поддерживать цинское правительство, а не тайпинское. Если в начале восстания, Запад придерживался нейтралитета, то потом склонился к поддержке Пекина. Так, цинское правительство получило кредит, современное оружие и три парохода. Англо-французские войска совершали вооруженные рейды против тайпинов, в цинской армии были европейские инструкторы и отряды наемников, набранных в Европе. После этого произошел перелом в войне, в июле 1864 года была взята столица тайпинского государства город Нанкин. Основные силы восставших были разгромлены, хотя сопротивление продолжалось до 1868 года. Кроме тайпинского восстания, в третьей четверти 19 века Китайскую империю потрясли еще целый ряд восстаний. В эти беспокойные годы резко усилилась эмиграция китайцев в Сингапур и другие страны Юго-Восточной Азии. Основной поток эмиграции проходил через город Шаньтоу, морской порт Китая на Южно-Китайском море.

Сразу после поражения во Второй Опиумной войне, цинское правительство стало проводить политику модернизации Китая «ян у» (усвоение иностранного опыта). Появились предприятия производящие современное оружие. В 1868 году, в Шанхае был построен первый пароход. Но по большей части, строились предприятия по переработке сырья. Однако реформы почти не затронули, кредитно-финансовой сферы, народного образования, земельных отношений. В 1864 году, конфликт между Японией и Китаем, закончился без войны подписанием 31 октября в Пекине мирного договора, по которому к Японии отходили острова Люйцюй. В 1894 году из-за споров за влияние в Корее началась японо-китайская война. Разбив китайские войска в Корее, японцы перенесли военные действия в Манчжурию и уже через месяц взяли Порт-Артур, 12 февраля 1895 года капитулировала военно-морская база Китая Вэйхайвэй, и уже в начала марта был взят Инкоу. В результате Симоносекского мирного договора, подписанного 17 апреля 1895 года, Япония получала Тайвань, южную часть Манчжурии, денежную контрибуцию. Однако, Россия, Франция и Германия вручили Японии дипломатическую ноту, с рекомендацией отказаться от полуострова Ляодун, взамен на дополнительную контрибуцию. Япония была вынуждена принять эти условия. Китай, после войны с Японией был ослаблен, и западные державы воспользовались этим для раздела его на сферы влияния. Так, германская эскадра захватила морской порт Цзяочжоу (Циндао), затем российская эскадра вошла в Порт-Артур, англичане заняли Вэйхайвэй, а французы приобрели Гуанчжоувань. Позднее, эти приобретения были оформлены, как договоры об аренде. Все это привело к росту антииностранных настроение в Китае и приходу к власти консервативно-патриотических сил. В 1900 году началось восстание ихэтуаней (восстание боксеров), которое сопровождалось массовыми убийствами и казнями миссионеров, китайских христиан и иностранцев. К концу 19 века, Китай оставался слабой и отсталой империей, находящейся в политической зависимости от стран Запада.

Китай в 19 веке

Китай — государство в Восточной и Центральной Азии, одно из древнейших в мире.

Маньчжурское нашествие середине 17 века привело к ликвидации средневековой китайской (ханьской) династии Мин и утверждению новой династии Цин со столицей в Пекине. Ключевые посты в государстве оказались в руках маньчжурской феодальной знати и тех китайцев, которые согласились поддержать захватчиков. К конце 18 века Цинская империя оставалась довольно развитой аграрной страной с весьма продуктивным ремеслом и процветавшей торговлей.

В состав ее обширной территории входили: Маньчжурия — домен завоевателей, 18 собственно китайских (ханьских) провинций, а также зависимые территории — Монголия, Синьцзян и Тибет. Кроме того, большинство соседних государств Срединной империи (или Поднебесной, как называли страну сами жители) находились с ней в вассально-даннических отношениях.

В 1-й половине 19 века среди данников Китая числились Корея, Вьетнам, Бирма, Сиам, Непал, Сикким и Рюкю. Некоторые провинции объединялись в наместничества во главе с вице-королями. С 1756 г. страна была закрыта для иностранных торговцев за исключением порта Макао, где обосновались португальцы. Страны Европы и Северной Америки, переживавшие промышленную революцию, по-прежнему воспринимались маньчжурскими правителями как западные варвары».

На протяжении почти всего 19 века китайское общество оставалось традиционным, представляя собой подобие пирамиды. На самом верху восседал» император (богдыхан), обладавший неограниченной властью. Многочисленные родственники повелителя Китая, сановники и челядь составляли императорский двор. При богдыхане действовали государственная канцелярия, государственный совет, военный совет. Исполнительные функции осуществлялись служащими шести ведомств: чинов, налогов, обрядов, работ, военным и судебным.

Конфуцианская империя строилась на китаецентристской модели государственного устройства во глазе с Сыном Неба (как называли императора), которому божественное Небо предоставило особый мандат (разрешение) на управление страной. Согласно этой концепции все ее жители являлись «детьми императора», а «варвары» были обязаны «трепетать и повиноваться» владыке Поднебесной.

Господствующее положение в государственном аппарате занимали потомки маньчжуров-завоевателей. Ниже стояли т. н. знаменные монголы и китайцы (ханьцы). На следующей ступени помещались т. н. внутренние варвары, т. е. неханьские народности, населявшие значительные территории — уйгуры, казахи, тибетцы, дунгане. В самом низу «пирамиды» располагались племена мяо, и, чжуан и др., считавшиеся «дикими». Наконец, жители стран-вассалов империи Цин традиционно рассматривались в качестве «внешних варваров».

Вооруженные силы цинского Китая состояли из регулярной конницы, пехоты, артиллерии, саперных частей, а также флота. Привилегированное положение занимали т. н. восьмизнаменные войска, расквартированные в столице и крупнейших провинциальных городах. Они состояли из маньчжуров и отчасти монголов. Собственно китайские (ханьские) части были сведены в корпус войск т. н. зеленого знамени.

В империи продолжала действовать средневековая экзаменационная система, которая обеспечивала существование слоя образованных чиновников — шэныни. Идеология правящих классов базировалась на учении древнекитайского философа Конфуция (Кун Фуцзы), обновленном его последователями в 11-12 вв. В то же время широкое распространение получили буддизм (в западных районах — ислам) и местное верование — даосизм.

Социально-экономический строй Китая, сложившийся в 17-18 веках, казался незыблемым. В стране действовала система круговой поруки и взаимной слежки. Цинскими властями был издан свод законов, который содержал подробный перечень преступлений и наказаний. Все попытки европейцев, прежде всего англичан, установить официальные дипломатические отношения с Пекином, «открыв» Китай для продукции первых британских фабрик, оканчивались неудачей (миссии Маккартнея в 1793 г., Амхерста — в 1816 г., Нэпира — в 1834 г.). Однако внутри страны нарастали противоречия, обусловленные неравномерностью хозяйственного развития провинций, неравноправностью национальностей, неравенством социальных групп (крупные землевладельцы, чиновники, крестьяне, городские пролетарии). Первыми симптомами внутреннего ослабления империи явились народные движения под руководством тайных обществ «Белого лотоса» в 1796-1804 гг. и «Небесного разума» в 1813—1814 гг. Серьезным фактором внутренней жизни Китая, несмотря на формальный запрет, с 1820-х гг. стало резкое увеличение масштабов торговли наркотическим веществом — опиумом. Если в 1815-1819 гг. его нелегальный ввоз из Британской Индии и Османской империи составил более 20 тыс. ящиков (по 60 кг каждый), то за 1835-1838 гг. он превысил 140 тыс. ящиков.

Ссылка на основную публикацию