Дипломатические контакты Китая с Англией

Дипломатические контакты Китая с Англией

Сладковский М.И. Китай и Англия

Сладковский М.И. Китай и Англия
М.: Наука, 1980. — 351 с.

Информация о файле: pdf, 16 mb.

В книге рассматриваются отношения Англии и Китая с момента получения первых сведении друг о друге до наших дней: поиски англичанами путей в Китай, появление у его берегов первых британских кораблей, создание английских торговых факторий на юге Китая, «опиумные» войны и неравноправные договоры, отношения между обеими сторонами в период первой и второй мировых войн и после образования КНР (до 70-х годов).

Содержание:
Предисловие
Глава первая. Первые знакомства н ранние связи Западной Европы с Китаем
Глава вторая. Установление прямых связей Англии с Китаем
Первые английские суда у берегов Китая
Китайско-английские отношения во второй половине XVII в.
Китайско-английские связи в первой половине XVIII в.
Англо-китайские отношения во второй половине XVIII в. (до прибытия в Китай миссии Макартнея)
Ужесточение контроля над западноевропейской торговлей в Китае и ее территориальное ограничение
Нарушение англичанами китайского запрета на ввоз опиума
Англо-китайская торговля во второй половине XVIII в.
Первые дипломатические контакты Англии с Китаем (посольство лорда Макартнея в Китае)
Глава третья. Англо-китайские отношения в первой половине XIX в.
Нарастание напряженности в англо-китайских отношениях
Англо-китайские отношения в 20—3’0-х годах XIX в.
Миссия лорда Нэпира
Первая «опиумная» война
Англо-китайский Нанкинский договор — первый неравноправный договор Китая с европейской страной
Англо-китайские отношения после заключения Нанкинского договора
Глава четвертая. Ведущая роль Англии в установлении неравноправных для Китая отношений с капиталистическими государствами (1850—1896 гг.)
Китай и Англия п середине XIX в.
Китайско-английские отношения накануне второй «опиумной» войны
Англо-китайская торговля накануне второй «опиумной» войны
Вторая «опиумная» война
Тгньзиньский договор, третья «опиумная» война н Пекинская конвенция
Тяньзиньский договор и Пекинская конвенция в действии
Британская политика «интернационализации и совместных действий»
Политика «самоусиления» и Англия
Обострение англо-китайских отношений. Чнфуская конвенция
Англо-китайские отношения накануне китайско-японской войны (1876—1894 гг.)
Состояние англо-китайской торговли в 1864—1884 гг.
Глава пятая. Англо-китайские отношения в условиях обострившейся борьбы империалистических держав за раздел Китая
Китай в фокусе империалистических противоречий на Дальнем Востоке
Влияние японо-китайской войны на международное положение Китая и англо-китайские отношения
Англо-китайские отношения в период оформления в Китае «сфер влияния» империалистических государств
Роль Великобритании в борьбе империалистических монополий за «сферы железнодорожных интересов» в Китае
Экспорт британского капитала в экономику Китая
Ихэтуаньский кризис
Британская политика в Китае в первые годы XX в.
Торговый договор Великобритании с Китаем от 5 сентября 1902 г.
Британская политика в Китае в условиях русско-японской войны
Англо-китайские отношения в период Снньхайской революции
Англо-китайская торговля в 1856—1914 гг.
Английские инвестиции в Китае в начале XX в.
Глава шестая. Англо-китайские отношения в 1914—1927 гг. (от начала первой мировой войны до прихода к власти правогоминьданов
ского правительства)
Китай в период первой мировой войны
Англо-китайские торгово-экономические отношения в годы первой мировой войны
Англо-китайские отношения в первые послевоенные годы (1919—1921)
Китайский вопрос на Вашингтонской конференции
Антиимпериалистическое движение в Китае в начале 20-х годов и Великобритания
Англо-китайские отношения в период революции 1925—19(27 гг.
Торговые отношения между Великобританией и Китаем в первое послевоенное десятилетне
Британские владения и инвестиции в Китае
Глава седьмая. Англо-китайские отношения в 1928’—1949 гг. (в период от образования иравогоминьдановского национального правительства до победы народной революции в Китае)
Нанкинское национальное правительство
Восстановление тарифной автономии Китая
Вторжение Японии в Маньчжурию и позиция Англии
Кризис британской «политики умиротворения» Японии
Англо-китайские отношения накануне японо-китайской войны
Антияпонская война китайского народа и Великобритания
Китайско-английские отношения в годы Тихоокеанской войны (1941—1945)
Китайско-британские отношения в годы гражданской войны в Китае (1946—1948)
Китайско-британские торгово-экономические отношения при правительстве Чан Кайши
Глава восьмая. Отношения Китайской Народной Республики с Великобританией (1949—1978 гг.)
Образование Китайской Народной Республики
Установление китайско-британских отношений
Судьба британских владений в Китае
Великобритания в фарватере враждебной Китайской Народной Республике политике США
Англо-китайские отношения после отхода правительства КНР от социалистической генеральной линии КПК
Китайско-британские отношения в годы «культурной революции» в Соглашение об обмене послами. Расширение торгово-экономических отношений (1970—1976 гг.)
Состояние торговли между КНР и Великобританией в 1965—1975 гг.
Китайско-британские отношения в послемаоцзэдуновскин период (1976-1979)
Англо-китайская торговля в 1976—1978 гг.
Гонконг и его роль в китайско-британских отношениях
Заключение. Прошлое, настоящее, будущее
Примечания
Библиография
Приложения

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

Английский нажим на Китай. Миссия Макартнея

ПЕРВАЯ «ОПИУМНАЯ» ВОЙНА. НАЧАЛО ЗАКАБАЛЕНИЯ КИТАЯ

Глава X

Завершая завоевание Индии, правящие классы Англии одно­временно поставили перед собой задачу колониального порабо­щения Китая.

Английские капиталисты не желали мириться с ограничения­ми, введенными правительством Китая на торговлю с иностран­ными государствами. Они стремились пробить брешь в политике

самоизоляции Китая, установить с ним дипломатические отно­шения и вести торговлю без каких бы то ни было ограничений. Британским колонизаторам нужно было «открыть» Китай для того, чтобы превратить его в колониальный придаток Англии.

С целью оказать давление на китайское правительство Велико­британия направила специальную миссию, которая прибыла в 1793 г. в Китай на нескольких вооруженных кораблях. Стре­мясь продемонстрировать перед Китаем военную и промышлен­ную мощь Англии, английские гости привезли в подарок богды­хану образцы современного оружия и разного рода диковин­ные для китайцев механизмы. Миссию возглавлял крупный британский колониальный деятель и дипломат лорд Макартней, занимавший до этого посты губернатора Мадрасской провинции в Индии и посла в Петербурге.

Макартней должен был добиться у богдыхана разрешения английским купцам торговать в китайских портах и открытия английскюс торговых складов в самом Пекине; настоять на передаче англичанам какого-нибудь китайского острова для создания там английской базы; добиться снижения пошлин на английские товары; установить прямые дипломатические отно­шения между английским и китайским правительствами. Одна­ко эта программа не была тогда реализована. Китайские власти торжественно встретили британскую миссию. Но они подчерки­вали, что рассматривают ее наравне с дипломатическими мис­сиями государств, которые правители Китая считали своими вассалами. Китайские власти укрепили на прибывших англий­ских кораблях флаги с надписью: «Носитель дани из англий­ской страны». Через некоторое время после прибытия миссии в Пекин Макартнею было заявлено, что послы вассальных стран могут находиться в столице лишь временно. Принеся дань и поздравления, они должны отправляться домой. Перед отъез­дом миссии богдыхан Цяньлун вручил Макартнею указ на имя британского короля Георга III, в котором говорилось: «Вы, о государь, живете далеко, за пределами многих морей, и тем не менее, движимый смиренным желанием приобщиться к бла­гам нашей цивилизации, послали миссию, почтительно доста­вившую нам ваше послание. Серьезные выражения, в которых оно составлено, обнаруживают почтительное смирение с вашей стороны, которое весьма похвально. Что касается вашего хо­датайства об аккредитовании одного из ваших подданных при моем небесном дворе для наблюдения за торговлей вашей стра­ны с Китаем, то таковая просьба противоречит всем обычаям моей династии и никоим образом не может быть принята. Если я распорядился, чтобы дары дани, присланные вами, о государь, были приняты, то это было сделано, исключительно принимая

во внимание чувства, побудившие вас прислать их издалека. Великие подвиги нашей династии проникли во все страны Под­небесной, и государи всех наций суши и морей посылают свои ценные дары. Как ваш посол может сам убедиться, мы имеем абсолютно все. Я не придаю цены странным или хитро сделан­ным предметам и не нуждаюсь в изделиях вашей страны. Тре­пеща, повинуйтесь и не выказывайте небрежности».

Таким образом, правители Китая категорически отказались расширить связи с Англией, допустить иностранцев в страну.

Английские капиталисты, воевавшие в тот период с Фран­цией за мировую гегемонию и осуществлявшие завоевательные колониальные войны против народов Индии, воздержались от применения силы по отношению к Китаю. Но они настойчиво продолжали добиваться его «открытия». В начале XIX в. Ан­глия трижды пыталась отнять захваченный в свое время порту­гальцами китайский порт Аомынь (Макао). В 1816 г. в Китай был направлен новый чрезвычайный представитель английского правительства — Амхерст, преследовавший те же цели, что и Макартней, и столь же безуспешно.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Елизавета и Иван Грозный. Первая страница русско-английских отношений

Во времена правления царя Ивана IV Васильевича, в середине XVI столетия, установились торговые и дипломатические отношения России с Англией. В целом история развития русско-английских отношений легко вписывается в рамки основных закономерностей, которые характеризуют отношения России и стран Западной Европы. В эпоху Древнерусского государства существовали довольно активные связи русских земель с европейскими государствами, включая династические браки. В частности, первой женой Владимира Всеволодовича Мономаха была Гита Уэссекская, дочь короля Гарольда II Английского. Во время господства Орды русские земли попадают в некоторую изоляцию, которая не была полной. Связи в основном ограничиваются контактами с соседними государствами. Возвышение Москвы в конце 15 начале 16 столетий привело к новому росту связей со странами Запада. На Руси появляются английские купцы, ремесленники, путешественники (разведчики), между государствами завязываются договорные отношения.

Первая страница русско-английских отношений

Историю русско-английских отношений принято отсчитывать с середины 16 столетия, когда царь Иван Васильевич принял английского мореплавателя Ричарда Ченслера (Ченслора). В мае 1553 года английский король Эдуард VI направил на поиск северного пути в Индию и Китай через Северный Ледовитый океан три корабля под начальством Хью Уиллоби и капитана Ченслора. Путь через Атлантический океан контролировали Испания и Португалия, они не собирались помогать англичанам. Идею о возможности достичь Китая северным путем высказал итальянский путешественник Себастиан Кабот, живший в Англии. Эту мысль поддержало английское купечество. Экспедицию снарядило «Английское общество купцов-искателей для открытия стран, земель, островов, государств и владений, неведомых и доселе морским путем не посещаемых».

Корабли были разделены бурей, но один из них до Белого моря. Два других под командованием Хью Уиллоби достигли Новой Земли, после чего повернули и остановились в губе реки Варзина, где и зазимовали. Экипажи судов погибли при загадочных обстоятельствах. В мае 1554 года их обнаружили рыбаки-поморы.

В августе «Эдуард Бонавентура» вошёл в Двинский залив и бросил якорь у селения Нёнокса. Затем английский корабль двинулся к острову Ягры и пристал к берегу в бухте св. Николая, недалеко от Николо-Корельского монастыря (там впоследствии был основан город Северодвинск). Вплоть до основания Архангельска в 1583 году это место станет главными воротами для иностранных купцов на севере России. Англичане сообщили, что хотят завести с русскими торговлю и имеют письмо к царю. Руководство Двинской земли снабдило англичан продовольствием и направило гонца в Москву. Иван Васильевич пригласил к себе Ченслера. Англичанин передал царю грамоту, отобедал с ним и провел переговоры с боярами. Английские документы были составлены таким хитроумным слогом, что их можно было вручить любому правителю, до которого добрались британцы. Иван Грозный, будучи прекрасно образованным человеком, ехидно отметил, что королевские грамоты «составлены неведомо кому». Но Россия сама искала новые торговые пути. Торговля с западными странами проходила через враждебные Польшу и Литву, которые вскоре объединились в Речь Посполитую. Поэтому торговая связь с Англией через северные гавани стала новым каналом, неподконтрольным врагам. Англичане привезли образцы годных товаров – олово, оружие, сукно. В феврале 1554 года Ченслера отправили обратно с ответным посланием. Иван Васильевич написал, что он, искренно желая быть с Эдуардом в дружбе, с радостью примет английских купцов и послов. Эдуард уже умер, поэтому грамоту вручили королеве Марии. Английское купечество было обрадовано этому открытию.

Иван Грозный принимает капитана Ченслора.

В 1555 году, после организации в английской столице Московской компании, Ченслер вторично отправился в Русское царство на двух кораблях с поверенными созданного в Англии общества купцами Греем и Киллингвортом, чтобы заключить договор с Москвой. Королева Мария утвердила Хартию компании, которая получила правом монопольной торговли с Россией. Царские и королевские поручения часто выполнялись представителями Московской компании, которая вскоре создала собственное представительство в русской столице. Надо сказать, что это была особенность англичан – они часто сочетали политические и экономические интересы, купцы были одновременно разведчиками и дипломатами, а путешественники – купцами. Англичанам выказали высокое доверие – у них была относительная свобода в отличие от других иноземных купцов. Они получили отдельное подворье, которое до сих пор сохранилось на Варварке (Старый Английский двор).

Иван Васильевич снова милостиво принял Ченслора и его товарищей, назвал королеву Марию любезнейшей сестрой. Была учреждена комиссия для рассмотрения прав и вольностей, которые хотели получить англичане. Главная торговая площадка должна была появиться в Холмогорах. Московская компания получила право открыть фактории в Холмогорах, Вологде и Москве. Иван Грозный дал англичанам грамоту, по которой они получили право свободно и беспошлинно оптом и в розницу торговать во всех русских городах. Компания получила право иметь свой суд. Таможенники, воеводы и наместники не имели права вмешиваться в торговые дела Московской компании.

Весной 1556 года англичане отбыли в Англию с четырьмя богато нагруженными кораблями и с русским посланником, дьяком Посольского приказа Осипом Григорьевичем Непеей. С Непеей была свита из 16 человек и 10 русских купцов, которые планировали организовать иноземную торговлю. Однако шторм у берегов Шотландии рассеял корабли, утопил корабль Ченслера и его самого с сыном. Погибли также русские купцы и часть свиты посланника. Русский посланник спасся и из Шотландии был доставлен в Лондон. Было заключено соглашение, по которому русские купцы получили право беспошлинной торговли в Англии. Однако следует сказать, что русские купцы не имели возможности на практике организовать такую торговлю – у России не было морского флота. Долгое время в Англию прибывали только русские посланники на английских судах.

Ежегодно из Англии стали прибывать торговые караваны. Суда двигались вокруг Норвегии и Швеции до устья Двины. Уже с 1557 года Киллингворт организовал ввоз сукна в Русское царство. Из Руси вывозили воск, сало, лён, корабельный строевой лес, ворвань – жидкий жир, добываемый из сала морских млекопитающих, его использовали на смазочные материалы, горючее. Грей создал канатное производство в Холмогорах, мастеров привезли из Англии. Агенты компании появились в Вологде, Нижнем Новгороде, Ярославле и других городах. Англичане развернули торговлю в России быстро и с большой выгодой для себя. Англичане скупали мед, меха, а также образцы русской стали и слюду, которую на некоторое время в Англии стали предпочитать собственному британскому стеклу, ещё низкого качества. Среди привилегий полученных англичанами – было право добывать железную руду и построить железоделательный завод в Вычегде. Надо отметить, что русские ресурсы стали одной из предпосылок для создания мощного британского флота, благодаря которому Англия станет «владычицей морей». В устье Северной Двины англичане создадут мачтовые и канатные мануфактуры. На многие десятилетия оснастка всех британских кораблей была русской. Из Англии везли сукно, медь, порох. Кроме того Россия нуждалась в металлах, особенно в серебре и золоте, естественно, что англичане продавали не своё золото и серебро, драгоценные металлы закупали в континентальной Европе, например, немецкие серебряные талеры («ефимки»). Талеры шли в переплавку, и их использовали русские златокузнецы как сырье. В Россию поступали и золотые монеты с изображением корабля («корабельники»).

Читайте также:  Иммиграция в Китай: способы и необходимые деньги

Очень важным для России направлением сотрудничества с Англией было приглашение квалифицированных мастеров. В Россию приглашались медики, аптекари, металлурги, специалисты строительного дела. Возможность привозить из Западной Европы мастеров морем была важна для русского правительства. Приезду квалифицированных мастеров по суше препятствовал Ливонский орден, а также враждебные Литва и Польша, которые не были заинтересованы в росте экономической и военной мощи Русского государства.

Англичане по-прежнему искали северный путь. В 1556 году экспедиция Бэрроу искала Обь, которая, как тогда считали, берет начала у китайского озера, где стоит дворец китайского императора. В 1580 году англичане Артур Пит (Пэт) и Чарльз Джекмен добрались до острова Вайгач и обнаружили Югорский Шар (Вайгачский пролив) — пролив между берегами острова Вайгач и Югорского полуострова. В Карском море англичане столкнулись с большим скоплением льдов. Обогнув остров Колгуев с юга, их суда легли на обратный курс.

В 1557 году Непея вместе с новым английским послом Антони Дженкинсоном вернулся в Россию, доставил грамоты, «мастеров многих» и подарки. В 1557 и 1561 годах Дженкинсон вёл переговоры уже от имени Елизаветы I и решал задачу получения охранных грамот и права на безопасный проход по Волге до Каспийского моря и далее в Персию. Дженкинсон получил право поездки по Волге и эскорт из 50 стрельцов. В 1558—1560 гг. он совершил экспедицию в Бухару и стал первым западноевропейским путешественником, который описал побережье Каспийского моря и Среднюю Азию. А также составил самую подробную на тот момент карту Русского царства, Каспийского моря и Средней Азии, которая была издана в Лондоне в 1562 году под названием «Описание Московии, России и Тартарии». Дженкинсон посетил и персидскую столицу, но шахское правительство не проявило особого интереса к торговле с Англией. Однако нашел поддержку у правителя Шемахи. Этой поездкой был доволен и Иван Грозный, он подтвердил торговые привилегии англичан.

Таким образом, англичане с самого начала решали стратегические задачи: искали северный путь в Китай и Индию; хотели получить право беспошлинной торговли в России и освоить Волжский путь, дойдя до Персии и Средней Азии через Каспийское море. Англичане хотели подчинить себе русский рынок, получить монопольное право на торговлю, установить через Россию связи с Китаем, Индией, Персией и Средней Азией.

Надо отметить, что именно с того времени в английском обществе стали распространяться сведения о «Московии» и «московитах». Упоминания о России появляются в литературе, на театральных подмостках. В библиотеках появляются русские книги. Британцы, особенно имеющие экономические интересы в России, начинают изучать русский язык. Королева Елизавета, заботясь о развитии торговли и политических интересах Англии, даже озаботилась о подготовке штата переводчиков.

Карта России, Московии, Тартарии Антони Дженкинсона (1562 год).

Политические интересы

Иван Грозный первоначально покровительствовал развитию русско-английской торговли. Он даровал английским купцам весьма важные права – свободного въезда и выезда, передвижения по стране и беспошлинной торговли в России. Но в 1560-е годы появились разногласия. В 1566 году Дженкинсон снова приехал в Россию. Его приезд был связан с деятельностью голландского торговца Барберини, который предъявил царю поддельную грамоту от королевы Елизаветы и предлагал Ивану Васильевичу лишить Московскую компанию привилегий. Дженкинсон вёз настоящую грамоту.

Но Иван Васильевич хотел развить отношения с Англией. По его мысли за важные экономические уступки, которые предоставила Россия англичанам, Лондон должен был отплатить. Россия в этот период вела тяжёлую Ливонскую войну. В связи с усилением опасности со стороны Польши, московское правительство искало союзников против Габсбургов, которые скрытно поддерживали противников России. Иван Грозный хотел «вечного докончанья» – военно-политического союза с Англией, который должен был дополнить тесные экономические отношения. Тем более, что в 1567 году британцам предоставили новые торговые льготы: право торговли в Казани, Поволжье и Шемахе; провозглашалось, что только англичане могут торговать в Белом море с Россией. Лучшей же гарантией прочности союза государств в тот период считался брачный союз.

Есть мнение, что в это время у русского царя и родилась идея женитьбы на английской королеве. Факт сватовства царя Ивана к Елизавете I в настоящее вызывает сомнения, т. к. основан только на сообщении англичанина Горсея, который отличался недобросовестностью (на него жаловались даже английские купцы из Московской компании). А некоторые исследователи предполагают, что русский царь хотел иметь возможность получить «политическое убежище» в Англии в случае успеха внутренней смуты или заговора. В это же время, в 1567 году в Лондон приехали русские купцы Степан Твердиков и Федот Погорелый – по поручению царя они обменивали пушнину на драгоценные камни для русской казны. Они привезли в Москву грамоту, в которой английское правительство просило изгонять из России купцов, которые торговали вне Московской компании, но на этот раз просьбу не удовлетворили. И вопрос о нарушителях английской монополии станет на протяжении длительного времени причиной русско-английских трений.

Осенью 1568 года грамота посла Рэндольфа не понравилась царю, так как не давала прямого ответа на предложение о союзе. Правда, царь ещё надеялся на развитие отношений с Англией. В 1569 году Англия получила новые привилегии – английский торговые фактории отнесли к опричнине и они не зависели от земских властей. Вместе с Рэндольфом в Англию отбыло русское посольство с дворянином Андреем Совиным и переводчиком Сильвестром. Посольство должно было добиться заключение формального союза России и Англии. На словах Елизавета выразила готовность заключить такой союз, но на деле – ничего не было сделано. Это вызвало гнев русского царя. В 1570 году русское правительство лишило московскую компанию части привилегий (позже некоторые были восстановлены). В 1570 году наступило охлаждение, которое продолжалось 10 лет. Англичан лишили права свободной торговле по Волге и связи с восточными странами. Москва начинает сближение с голландскими купцами. Однако полного разрыва отношений с Англией не было. Продолжалась и переписка Ивана с Елизаветой.

В начале 1580-х годов Москва снова вернулась к теме заключения военно-политического союза с Англией. По его указу в 1582 году было подготовлено посольство в Англию. Дворянина Фёдора Писемского сопровождал подьячий Епифан Васильевич Неудача-Ховралев и английский переводчик Джильс Кроу. Заключение союза было предварительным и обязательным условием женитьбы. Сватались к племяннице королевы Марии Гастингс. Этому посольству предшествовали царские письма, направленные через Джерома Горсея, он управлял конторой Московской компании. Русское посольство было принято хорошо, и послам оказали все внешние знаки уважения – салют, подарки, приглашение на охоту.

Русские послы предлагали военный союз, сохраняя за англичанами право беспошлинной торговли в России. В январе 1583 года последовала отрицательная реакция королевы на предложение о женитьбе на Марии Гастингс. Королева сослалась на то, что её племянница некрасива и больная. Мол, не хочет обидеть русского царя, т. к. слышала, что он любит красных девиц. 19 марта последовал и ответ на предложение о союзе. Английская королева соглашалась признавать врагов царя только в том случае, если мирное посредничество Англии будет отвергнуто третьей стороной. Таким образом, Лондон хотел получить право разбираться в конфликтах Русского царства и оказывать ему помощь не безусловно, а по обстоятельствам. Кроме того, английское правительство выразило желание иметь монополию торговли на севере, не допускать суда других стран. Однако это вызвало возражения русских посланников, так как из-за потери Нарвы, куда приходили иностранные торговые суда, северные пристани остались единственными морскими ворота для связи со странами Запада.

Для продолжения переговоров в Москву был направлен Д. Боус. Он должен был добиться монополии на северную торговлю России. При этом нельзя было соглашаться на политический союз на условиях Ивана Грозного и отговорить его от женитьбы. Англия не собиралась помогать России в деле укрепления в Прибалтике. Переговоры зашли в тупик. Иван Грозный требовал, чтобы Англия начала войну с Польшей, если С. Баторий не вернет России Полоцк и Ливонию. Переговоры прервались смертью Ивана Грозного.

Вопрос 52. Дипломатическая служба Китая

Значение внешнеполитических приоритетов и внешнеполитического обеспечения модернизации, блестяще показал опыт Китая, который оказался в выигрыше даже в ходе последнего кризиса. Китай в этот период сделал огромные запасы стратегического сырья, в частности, скупая все у соседей. Затевая модернизацию, Китай четко определил внешнеполитические приоритеты. Уже в самом начале китайских реформ Дэн Сяопин потребовал, чтобы внешняя политика была подчинена исключительно интересам модернизации и обеспечивала мирное окружение и максимально весомое участие внешнего мира в развитии производительных сил Китая. Были сформулированы принципы, которые заслуживают и нашего внимания. Во-первых, это мирное сосуществование с другими странами, вне зависимости от идеологического контекста. Второе — Китай не стремится к гегемонии, и, как подчеркивал Дэн Сяопин, китайцам не стоит «высовываться». Китай не вступает в союзы с державами: неоднократно указывалось, что союзнические отношения могут воспрепятствовать нормальным контактам с другими странами, ослабить волю КНР сопротивляться негативным действиям партнеров. Более того, союзники могут использовать Китай в ущерб его интересам. Вместе с тем, Китай должен прилагать максимум усилий к установлению прочных контактов с наиболее развитыми странами Запада: от этого зависит успех модернизации. И в конфликтных ситуациях Пекин демонстрировал и демонстрирует исключительный прагматизм. На вопрос, каковы отношения КНР и США, китайское руководство говорит, что ВВП США в 6 раз больше китайского, поэтому они будут делать все, чтобы иметь хорошие отношения с США. Китай должен преодолеть или отложить в сторону, так считает китайское руководство, все спорные проблемы с соседями, добиться ликвидации всех горячих точек вблизи границ. И гибкость Пекина в этом смысле сильно контрастирует с Японией, которая уже в течение 50 лет не идет на подписание договора с Россией. Китай заявляет, что он всегда будет принадлежать третьему миру, и будет поддерживать третий мир по широкому кругу вопросов, в том числе, в его отношениях с развитыми странами. И, наконец, Китай тесно сотрудничает с общинами соотечественников за рубежом.

Дипломатическая служба Китая участвует в формировании реально выгодных для внешних инвесторов конъюнктур. Дипломатия изучает иностранный опыт, анализирует восприятие за рубежом условий на китайском рынке, вносит рекомендации в т.ч. и по сооружению в странах-контрагентах престижных объектов, добивается допуска китайских компаний к источникам энергоресурсов. Китайцы, в отличие от нас, живут категориями столетий, вечностями. Например, сегодня Китай самый главный игрок в Африке, они давно обошли другие страны. Они осваивают Африку посредством дешевых китайских товаров, через инвестиции, субсидии. Скорее всего, есть соответствующее решение китайского политбюро, которое связано с рассчитанной на десятилетия стратегией. Китайцы скупают огромные африканские территории, которые они намерены использовать для выращивания продуктов и в технических целях. Китайская колония в Африке постоянно растет.

История китайского дипломатического церемониала. Он сложился к 7 в. и являлся тогда выражением превосходства Китая над странами Восточной и Средней Азии, значительная часть которых находилась в вассальной зависимости от Китая и платила ему дань.

Свои отношения с иностранными, в т. ч. европейскими, государствами китайцы рассматривали как отношения сюзерена с вассалами. Согласно представлениям китайцев Китай лежал в центре земного квадрата (Срединное государство), по краям которого располагались подчинённые ему страны. К. д. ц. поэтому требовал от посланников подарков (дани) и, чтобы не уронить достоинства богдыхана, воспрещал императору лично принимать из рук посла адресованную ему грамоту и самому писать ответное послание. Иностранные послы в Китае рассматривались как простые чиновники для поручений, которые не могли представлять личность направившего их государя. При аудиенции у императора послы подвергались унизительной церемонии “котоу”: стоя на коленях, посол совершал девять земных поклонов, причём в залу, где происходила аудиенция, он вползал на четвереньках. Посол, которого намеревался принять император, должен был предварительно в присутствии провинциальных или дворцовых чиновников полностью прорепетировать церемонию “котоу” перед табличкой с именем императора или перед пустым троном.

Первый известный случай, когда китайцы потребовали выполнения “котоу”, связан с приёмом посла, прибывшего в 713 от халифа Валида с дарами таньскому императору Юань Цзуну. При утверждении на китайском престоле монгольской династии Юань церемониал приёма иностранных представителей был несколько облегчён. Но каждый посол, прежде чем быть допущенным к императору, должен был для избавления от враждебных помыслов пройти сквозь очистительное пламя костров, а при аудиенции у императора совершить церемонию земных поклонов. Исключение делалось лишь для миссионеров, т. к., по мнению монголов, духовное лицо не может преклоняться перед светским.

К. д. ц., выражавший высокомерное отношение китайского правительства к иностранцам, сохранялся в неприкосновенности на протяжении веков и был закреплён манчжурской династией.

Министерства иностранных дел в европейском смысле слова в Китае не было до конца 19 в. Существовал иностранный отдел дворцового департамента церемоний, ведавший отношениями Китая с вассальными Кореей, Тибетом, Аннамом и Бирмой, и департамент внешних провинций, ведавший делами Монголии, Цинхая и Восточного Туркестана.

Манчжурское правительство не желало устанавливать непосредственных отношений с иностранными державами, запрещало им иметь в Бэйпине дипломатические представительства и само не отправляло своих посольств в пределы других государств. Послы Англии, Голландии, Португалии, Испании, приезжавшие в Китай, не допускались, как правило, в Бэйпин и вели переговоры с провинциальными мандаринами в Кантоне, Макао, Фучжоу, Амое и других городах. Россия вынуждена была вести дипломатические и торговые переговоры с Китаем до 1858 через департамент внешних провинций. К. д. ц. нередко становился причиной неудачи иностранных посольств, отказывавшихся от его выполнения.

Русское посольство Фёдора Исаковича Байкова, прибывшего в Бэйпин в 1654, не увенчалось успехом, ибо Байков категорически отказался выполнить “котоу” и вручить царский лист какому-либо другому лицу кроме императора. Русский посол Спафарий, отправившийся в Бэйпин в 1676, был арестован китайскими чиновниками только за то, что он не пожелал отдать царской грамоты китайским министрам, а хотел собственноручно вручить её императору. Вопрос этот затем был урегулирован, но Спафарий не взял ответного листа китайского императора, потому что последний соглашался написать его не иначе, как со следующим обращением: “От превысокого престола пишем к нижнему и смирному месту”; кроме того, это послание Спафарий должен был принять, стоя на коленях. По тем же причинам отказался взять ответную грамоту от китайского императора другой русский посол Савва Владиславич Рагузинский (1726).

Русский посол Избранд Идес, прибывший в Бэйпин в 1693, был на некоторое время арестован и не сумел добиться ответного листа от китайского императора лишь потому, что в грамоте Петра I, привезённой им, титул китайского императора стоял ниже титула русского государя. Только в редких случаях и в силу особой заинтересованности манчжуры отступали от К. д. ц.

Измайлов, отправленный в Китай Петром I, хотя и согласился выполнить “котоу”, но зато сумел вручить письмо лично императору Канси (см.), который следующим образом объяснил ему эту уступку: “Хотя по древним китайским законам ни у каких чужестранных посланцев мне грамот принимать неприлично, однако ныне, почитая императора российского, как своего равного друга и соседа, оставя прежние законы, грамоту из рук от посланника его сам приемлю”.

Читайте также:  Торговля между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века

Прибывшему в Китай в 1792 английскому послу лорду Макартнею были предоставлены лодки, на которых развевался плакат, извещавший о том, что эта миссия следует из страны варваров с данью китайскому императору. Макартней, добивавшийся приёма у богдыхана, согласился совершить “котоу”, но с условием, что ту же церемонию проделают китайские чиновники перед портретом английского короля. После длительных споров сошлись на том, что Макартней совершит “котоу”, преклонив лишь одно колено. Но и здесь не обошлось без унижений. Император принял английского посла в дворцовых садах Жэхэ вместе с вассальными князьками.

Посол Голландской Ост-Индской компании Ван-Браам, направленный в 1795 кимператору Цзянлуню, до аудиенции должен был исполнить “котоу” в Кантоне перед табличкой с именем богдыхана. Письмо Цзянлуня, вручённое Ван-Брааму для передачи штатгальтеру Голландии, заканчивалось следующей характерной фразой. “Пусть этот правитель, посвятят свои заботы своему государству, приказываю ему это настоятельным образом”.

Даже после поражения Китая в первой опиумной войне 1839-42 китайцы отклонили приезд европейцев в Бэйпин для подписания договора, и он был подписан в Нанкине.

Под натиском вооружённых сил держав манчжурская династия уступала им в основных вопросах экономической и политической самостоятельности Китая, но пыталась демонстрировать видимость своего величия путём сохранения старого придворного церемониала. В 1859, после поражения Китая во второй опиумной войне, когда англо-французская эскадра, угрожая Бэйпину, стояла в устье Пэйхо, американский посланник Уорд, прибывший в Бэйпин для обмена ратификационными грамотами, не был допущен к императору из-за отказа выполнить категорическое требование китайцев о совершении “котоу”.

Только в результате войны 1860 и утверждения у власти проиностранной группы манчжурских феодалов во главе с Гуном Китай вынужден был выполнить пункт Тяньцзинских трактатов 1858 о допуске в Бэйпин постоянных послов иностранных держав. Но сами китайцы стали создавать свои постоянные посольства за границей лишь в 70-х годах 19 в.

Тяньцзинский трактат (ст. 51) запрещал китайцам употреблять официально принятый ими до этого оскорбительный термин “варвары” (по-китайски “И”) в применении к иностранцам. Однако китайцы вместо этого слова стали употреблять другие выражения, напр., “рыжие дьяволы” и т. д.

На основании Пекинского договора 1860 императорский указ от 15. I 1861 учредил при дворе управление по иностранным делам, т. н. цзунли-ямынь, которое должно было ведать сношениями Китая с иностранными державами. Однако отсутствие специально подготовленных кадров и неудобство структуры цзунли-ямыня превращало его в учреждение, мало приспособленное для осуществления новых принципов активной внешней политики. Несмотря на частью требования держав реорганизовать управление в подлинное министерство иностранных дел, цзунли-ямынь просуществовал до 1901.

В соответствии с пекинскими договорами К, д. ц. был частично отменён. Иностранные послы представлялись императору без коленопреклонения и других унизительных обрядов. В 1873 богдыхан Тунчжи впервые устроил коллективный приём для всего дипломатического корпуса, не потребовав выполнения “котоу”. Но аудиенция была организована в павильоне Цзы-гуан-ге (пурпурный зал), специально предназначенном для приёма данников, и послы вручали свои верительные грамоты императору через принца Гуна.

Иностранные посланники требовали подобающего места для аудиенции, права передавать грамоты непосредственно императору и приёма каждого посланника в отдельной аудиенции. В результате длительной переписки и споров эти требования в основном были удовлетворены. В декабре 1890 был издан эдикт по поводу новой организации приёма послов. Коллективные приёмы были дополнены аудиенциями для каждого посла в отдельности, а в 1894 впервые была дана аудиенция в самом императорском дворце. Теперь К. д. ц. ограничивал послов лишь необходимостью трижды поклониться, приближаясь к трону императора и удаляясь от него, причём, уходя, нельзя было поворачиваться к императору спиной. Сохранился также запрет передавать грамоты лично императору. Только после подавления т. н. боксёрского восстания 1900 специфические черты К. д. ц. были полностью устранены. Согласно Боксёрскому протоколу 1901 управление по иностранным делам (цзунли-ямынь) было реорганизовано в министерство иностранных дел (вай-дзяо-бу), которое должно было занять главное место среди всех министерств.

Проект структуры нового китайского министерства был разработан по поручению дипломатического корпуса в Бэйпине посланниками США Рокиллом и Японии Комура. С этого времени К. д. ц. и дипломатическая практика Китая ничем принципиально не отличались от европейских, хотя структура министерства иностранных дел и в дальнейшем подвергалась изменениям и усовершенствованиям.

[1] Указ Президента Российской Федерации об утверждении Положения о Постоянном представительстве Российской Федерации при международной организации» № 1316, подписан 29 сентября 1999 г.

[2] Названный так по месту проведения учредительной встречи (г. Вассенаар, Нидерланды, 1995 г.) международный механизм по экспортному контролю за обычными вооружениями, товарами и технологиями двойного назначения. Создан в июле 1996 г. на базе Координационного комитета по многосторонне­му экспортному контролю (КОКОМ) с полноправным участием России.

[3] Иммунитеты и привилегии главы и дипломатического персонала посто­янного представительства государства при региональных и субрегиональных международных организациях регламентируются соответствующими правовыми актами этих организаций и, в основном, аналогичны действующим в рамках вышеназванной Венской Конвенции 1975 г.

Дата добавления: 2016-03-27 ; просмотров: 1682 | Нарушение авторских прав

Дипломатическая служба Китая

Период оформления идейно-теоретических основ традиционной китайской дипломатии относится к глубокой древности: к VIII—III вв. до н.э. С созданием две с половиной тысячи лет назад единой империи китаецентризм становится идейным фундаментом для любых внешнеполитических доктрин. Китайский император — «сын Неба» — стал представляться в виде единственного устроителя миропорядка на земле, выступал в качестве верховного владыки, обладающего «небесным мандатом» на правление не только Китаем, но и всей Поднебесной, то есть известным в те времена древним китайцам земным кругом. Идея о превосходстве цивилизации Срединного государства над всем миром наложила особый отпечаток на китайскую дипломатию. Практика отношений между «срединной империей» и «варварами четырех сторон» окончательно сложилась в классическую «данническую систему вассалитета» к эпохе Суй и Тан (VI—X вв.). Эта эпоха считалась «золотым веком» китайской цивилизации. И позднее все государства, вступавшие в дипломатические отношения, например, с Цинской империей (1644—1911 гг.), рассматривались как даннические, не являющимися равноправными партнерами Китая в международном общении.

Стратагемность на протяжении веков была характерной традиционной чертой китайской дипломатии. Понятие стратагемы ввел Сунь цзы. Дипломатическая стратагема — это нацеленный на решение крупной внешнеполитической задачи план, рассчитанный на длительный период и отвечающий государственным или национальным интересам страны. Отражением этого являлись такие принципы внешнеполитической стратегии, как «и-и чжи-и» — «господствовать над варварами, используя самих варваров», «юань-цзяо шинь-гун» — «привлекать дальних, нападать на ближних»*. При этом стратагемность китайской дипломатии подразумевает не только и не столько сиюминутные интересы государства, а стратегические, долгосрочные его интересы.

К моменту создания в 1949 г. Китайской Народной Республики у руководителей нового Китая уже был определенный дипломатический опыт. Он как бы синтезировал в себе не только разноплановые теоретические положения, в том числе древности, но и достаточно продолжительную политическую практику в ходе революционной деятельности Коммунистической партии Китая в ее зарубежных контактах как с Советским Союзом, так и с некоторыми западными странами, прежде всего с Соединенными Штатами.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

    Аудирование Грамматика Речь Письмо

Если говорить о нынешней дипломатии Китайской Народной Республики, то считается, что основы внешнеполитического курса КНР были разработаны Мао Цзэдуном, председателем ЦК Компартии Китая, и Чжоу Эньлаем, премьером Госсовета КНР.

Чжоу Энлай: отношения Китая с зарубежными странами определяются прежде всего его государственными интересами, а затем уже общностью или различием идеологии и общественного строя. Пять принципов мирного сосуществования.

Дэн Сяопин: одно государство – две системы.

В китайской дипломатии придается большое значение теории балансов — двусторонних, многосторонних — и конфликтным ситуациям, которые — самое главное — не ударили бы по национальным интересам Китая.

. Оно представляет государство в целом за границей через свои зарубежные представительства, отвечает за официальные дипломатические отношения с иностранными государствами, включая назначение, отзыв послов и других дипломатических представителей, за ведение переговоров о подготовке международных договоров и соглашений. МИД Китая заявляет официальные протесты иностранным правительствам. Оно руководит дипломатическими представительствами за границей, а также обеспечивает или оказывает помощь в наборе, обучении и назначении китайского дипломатического персонала, включая переводчиков. МИД готовит информацию для ЦК КПК и правительства и свои предложения по внешнеполитическим вопросам, реализует принятые решения. МИД руководит разработкой архивных материалов и изданием официальных документов в области внешней политики.

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут . Скидка на первый заказ 100 рублей!

Министерство иностранных дел является основным рабочим органом дипломатии, представляет собой оперативный орган китайского правительства, ведающий делами межгосударственных отношений, делами соотечественников, проживающих за границей, и выполнением консульских функций внутри страны и за рубежом.

Министерству иностранных дел подведомственны Канцелярии иностранных дел на уровне провинций, автономных районов и городов центрального подчинения, которые курируют вопросы внешних связей в своих районах.

Важнейшие звенья МИД – территориальные и функциональные департаменты.

Руководящее звено министерства состоит из министра, Парткома министерства, комиссии контроля за соблюдением партийной дисциплины, отдела по работе партийными организациями загранучреждений, заместителей министра, помощников министра, его юридических советников и Канцелярии, которая обеспечивает проведение 2 раза в неделю заседаний «Руководящей группы МИД», носящих характер консультационных совещаний под председательством министра.

8 территориальных и 6 функциональных департаментов, технико – административными делами ведают управления.

При МИД имеется филиал Высшей партийной школы при ЦК КПК, где с отрывом от производства в течение полугода занимаются до 100 дипломатических сотрудников рангом до 1 секретаря включительно

Партийность — важнейшее требование к каждому сотруднику МИД КНР, и без системы партийной работы и учебы немыслима карьера дипломата

В интересах внешней политики КНР широко используются различные общественные организации, реализующие цели так называемой «народной дипломатии». Это — Китайское народное общество дружбы с зарубежными странами, которое имеет свои отделения в большинстве провинций городов Центрального подчинения и автономных районов страны. Это — Китайское общество по изучению международных отношений, целью которого является развивать и устанавливать связи с политическими деятелями, видными учеными-международниками и политологами, организовывать и участвовать в двусторонних и многосторонних научных конференциях и симпозиумах.

Кардинальные решения по международной политике Китая принимаются на высшем уровне — на съездах Компартии Китая, на заседаниях Политбюро ЦК КПК.

Продвижение по службе.

Готовят кадры в пекинском народном университете. Продвижение по службе сотрудников МИД КНР и присвоение дипломатических рангов зависит, прежде всего, от стажа работы. Например, ранг атташе присваивается младшему специалисту через 3 года после поступления на службу, 3-го секретаря — еще через 3 года, а ранг 2-го секретаря по прошествии последующих 4-х лет. Таким образом, уже к 33 годам китайский дипломат может стать 2-м секретарем. Начиная с этого ранга, сроки присвоения очередных дипрангов не установлены.

Определенное развитие получили в КНР различные формы ротации кадров, предполагающей, в частности, перемещение между центральным аппаратом и загранучреждениями, посольствами и консульствами, отдельными подразделениями центрального аппарата и внутри самих этих подразделений. Так, перемещение послов КНР за рубежом исходит, помимо прочего, из посылки, что длительное пребывание посла на одном месте могло бы привести к притуплению остроты восприятия им событий. Обычно ротация производится через 3 года, реже через 4—5 лет нахождения посла в определенной стране, и чаще всего с новым назначением он направляется в страну со схожими социально-культурологическими параметрами. Однако, с учетом опыта работы и профессиональной специализации посла, как правило, он назначается каждый раз в более важную страну.

Любопытен китайский опыт работы с младшими специалистами. Будучи принятыми в МИД, они первый год проходят стажировку продолжительностью по 3 месяца в различных подразделениях. После этого с учетом всех выявленных качеств новобранца, выдержавшего испытательный срок, рассматривается вопрос о направлении его на работу в соответствующее подразделение Министерства или в представительство за границей.

Все дипломатические сотрудники в возрасте до 50 лет охвачены различными формами повышения политической и профессиональной квалификации.Повышение квалификации с отрывом от производства осуществляется на базе Дипломатического института МИД КНР.

Вероятно, самым своеобразным в китайской практике работы с кадрами МИДа является то, что нормой стало участие всех, включая министра, в «добровольном физическом труде» для «тесной связи с массами». В соответствии с решением ЦК КПК ежегодно 60—70 сотрудников, главным образом, вернувшихся из длительных загранкомандировок, едут сроком на 1 год в подшефную провинцию Хубэй, которая закреплена за министерством. В деревнях и городах этой провинции они занимаются физическим трудом, а также оказывают помощь учителям начальных и средних школ в преподавании иностранных языков. Очевидно, что молодые сотрудники в известной степени отрываются от оперативной работы, даже отчасти теряют квалификацию, но зато, как утверждают китайские дипломаты, они получают возможность ознакомиться с положением дел на местах, почувствовать реальную жизнь. С этой же целью сотрудники МИДа регулярно выступают с бесплатными лекциями и докладами перед населением и партактивом столицы и провинций.

Спецификой зарубежных дипломатических представительств КНР является то, что дипломаты рангом до 2-го секретаря включительно выезжают в длительные загранкомандировки без своих жен. Кроме того, до сих пор китайским дипломатам всех рангов не разрешено брать с собой за рубеж детей любого возраста.

Основной поток информации поступает из китайских посольств и генконсульств в виде оперативной и почтовой информации. Китайские дипломаты, работающие за рубежом, ориентированы на сбор информации с использованием «открытых методов» — тщательного изучения правительственных публикаций, газет, журналов, статистических материалов. Большое значение придается получению информации «из первых рук».

Деятельность посольств и генконсульств Китая находится под постоянным контролем со стороны Министерства иностранных дел. Регулярно в посольства и консульства направляются инспекторы «для изучения положения дел на месте».

Дипломатические отношения с Англией в XVI веке

Во времена правления царя Ивана IV Васильевича, в середине XVI века, установились торговые и дипломатические отношения с Англией. В это время обычай подношения посольских даров становится частью дипломатического этикета. И если вначале в состав посольских даров включались разнообразные ценные вещи, то с XVII века европейские дипломаты везли в Россию, главным образом, драгоценную серебряную посуду.

Английское серебро всегда отличалось от континентального, его форма и убранство отражали национальные вкусы и традиции. На континенте английская посуда не продавалась, она поступала в сокровищницы монархов. В коллекции Оружейной палаты есть уникальные образцы работы английских мастеров, которые в мире сохранились в единичных экземплярах. В коллекции Оружейной палаты представлено около 100 предметов английского серебра XVI-XVII веков, созданных во времена правления Тюдоров и ранних Стюартов. Далеко не вся английская драгоценная посуда поступила в Москву в качестве посольских даров, многие вещи покупались. Все предметы нашей коллекции изготовлены в Лондоне, у нас хранится только столичное серебро. Многим артефактам, представленным в Москве, нет аналогов в мире или же подобные предметы уцелели в единичных экземплярах и являются большой редкостью.

К сожалению, посольские дары XVI века почти не сохранились. На экспозиции представлено, в основном, серебро, XVII века. Его привозили в Россию для первых государей династии Романовых.

Читайте также:  Английские суда у берегов Китая

Ричард Ченслер в Москве. Дипломатические отношения с Англией

Во второй половине XVI века и Россия, и Англия искали новые торговые пути. Монополия на торговлю с Новым светом была у испанцев и португальцев, которые вывозили оттуда несметные богатства. Англия не могла соперничать с Испанией в Атлантике и в Индийском океане и искала северные морские торговые пути. Для поисков Северо-Восточного морского прохода, общество “купцов-авантюристов” снарядило три корабля.

Целью этой экспедиции была вовсе не Россия, а Индия и Китай, “Страна Грёз”, как тогда называли Поднебесную в Англии. Кроме образцов товаров, которые Англия могла предложить, посланников снабдили грамотами от короля Эдуарда IV. Составлены эти документы были таким хитроумным слогом, что их можно было вручить любому государю, до которого добрались английские купцы. Два судна погибли в Баренцовом море, но третий корабль под названием “Bonaventure” (“Благое предприятие”) под командованием Ричарда Ченслера в 1553 году оказался в устье Северной Двины и попал к поморам. К английской команде сразу же приставили стражу, а местный воевода доложил о случившимся в Москву. По приказу государя Ивана Грозного англичан доставили в столицу.

В это время Россия также ищет новые торговые пути. Торговля с западом проходит через враждебные Польшу и Литву, которые вскоре объединились в Речь Посполитую. Поэтому торговые контакты с Англией оказались чрезвычайно важны для русского престола. Этому способствует и личность дьяка Посольского Приказа Ивана Висковатого, убеждённого западника. Иван Грозный принял Ричарда Ченслера, ехидно заметив, что королевские грамоты “составлены неведомо кому”.

Иван Васильевич принимает Ричарда Ченслера

Но образцы товаров, которые привезли англичане – олово, оружие, сукно – искупили этот недостаток. Торговля с Англией открывала громадные перспективы для русского государства. Молодой русский царь очень скоро стал первым англофилом на русском троне. Он всячески приближал английских купцов ко двору и даже предоставил им право беспошлинной торговли.

Ещё одним свидетельством благоволения государя к англичанам стало то, что им предоставили отдельное подворье, которое до сих пор сохранилось на Варварке. У них в Москве была относительная свобода в отличие от других иноземных посольств. Россия – гостеприимная и хлебосольная, иностранцам не доверяла. В XVI веке любые несанкционированные попытки подданных русского царя пойти на контакт с представителями иностранных держав пресекались на корню. Если стража замечала, что местные жители разговаривали с “басурманами”, то москвичей сразу же хватали и тащили в Посольский приказ для дознания и разбирательства. А чтобы легче было следить за иноземцами, их селили под охраной на Посольском дворе. Англичан такие строгости не касались, они жили на своём подворье и могли встречаться с русскими купцами.

Старый Английский Двор на Варварке

Этим отношениям способствовал сам дьяк Посольского приказа Иван Висковатый. Если английские короли видели в России в первую очередь торгового партнёра, то Иван Грозный хотел найти в Англии военного и политического союзника. Однако все его попытки установить политический и, даже, матримониальный союз оказались безуспешными.

Торговля между Россией и Англией в XVI веке

Торговые отношения Англии с Россией также были очень важны. Для торговли с московитами в 1555 году в Англии организовали привилегированную Московскую торговую компанию. Русские купцы также получили право беспошлинной торговли с Англией. Россия продавала корабельный строевой лес, пеньку, дёготь, ворвань. Благодаря русскому сырью Англия становится “владычицей морей”. В конце XVI века после разгрома “Непобедимой Армады” Френсис Дрейк напишет грамоту Федору Иоанновичу с благодарностью за оснастку английского флота. Вскоре британцы приходят к выводу, что возить полуфабрикаты выгоднее, чем сырьё. В устье Северной Двины они организуют мачтовые и канатные мануфактуры, что способствует промышленному развитию Русского Севера. Многие десятилетия оснастка всех английских судов была русской. ( И северный морской торговый путь был назван англичанами “путём Божьим дарован океаном море”). Северный морской путь был очень важен для обеих стран – они получили независимую от враждебных европейских государств торговую связь.

Английские товары также пользовались большим спросом. Россия нуждалась в металлах, в особенности в золоте и серебре. Англия не продавала своё золото и серебро, его и так было немного. Драгоценные металлы закупали в континентальной Европе, например, немецкие серебряные талеры, называемые у нас ефимками. До настоящего времени изредка такие монеты попадаются в кладах. Талеры или, по-русски, ефимки шли в переплавку и русские златокузнецы использовали это серебро как сырьё. В Россию поступали и золотые монеты с изображением корабля. У нас их звали “корабельниками”. Эти монеты оседали в царской и боярских сокровищницах.

В 1556 году Ченслер вторично прибыл в Москву и привёз грамоту от королевы Марии Тюдор (Эдуард уже скончался) с подтверждением льгот русским купцам. Назад в Англию он отплыл с четырьмя кораблями, богато нагруженными разными товарами. Вместе с Ченслером отбыл и русский посланник, вологжанин Осип Непея. Но налетела буря, рассеяла корабли и только один из них достиг Лондона. Остальные затонули близ шотландских берегов, сам Ченслер погиб, русского же посланника удалось спасти.

Интересно отметить, что за 150 лет дипломатических отношений с Англией было составлено 20 дипломатических книг, которые служат богатым источником для исследователей. В дипломатические книги собирались грамоты и докончания, связанные с тем или иным государством – объектом внешней политики России. Количество таких книг свидетельствует об интенсивности дипломатических отношений. Контакты с Англией были исключительно торговыми, отсюда и такое малое количество дипломатических книг. Например с Польшей за XVII век было составлено более 100 дипломатических книг.

Самым ранним предметом из Англии в коллекции Оружейной палаты является ЧАША НА НОЖКЕ.

Чаша на ножке. Английские дипломатические дары

В описях Казённой палаты она числилась как рассольник – то есть сосуд для изысканной закуски – маринованных фруктов и ягод.

Сделали её в Лондоне в 1558 году, в год вступления на престол Елизаветы I. Назначение этого сосуда не светское, а религиозное. В Англии эта чаша служила потиром. Подобные чаши до сих пор вкладывают в англиканские церкви. Чаша украшена лопастным орнаментом. Она не входила в состав посольских даров, каким образом она попала в нашу сокровищницу, остаётся загадкой.

Миссия Энтони Дженкинсона в Москве. Дипломатические отношения с Англией

Осенью 1556 года в Москву официальным послом королевы Марии Тюдор прибыл Энтони Дженкинсон. И уже через год, в 1557 году Дженкинсон на борту своего корабля «Примроуз» вернул в Россию Осипа Григорьевича Непею, который стал первым русским, побывавшим с официальным визитом на Британских островах. Переговоры с царем Иваном IV в 1557 и 1561 годах велись уже от имени Елизаветы I. Дипломатической миссией Дженкинсона было получение охранных грамот и права на беспрепятственный проезд по Волге до Каспийского моря и дальше в Персию. Такого беспрепятственного проезда в Персию добивались многие, Дженкинсон же его получил. Он оказался первым европейским путешественником, описавшим Среднюю Азию и побережье Каспийского моря во время путешествия в Бухару в 1558—1560 годах. Дженкинсон написал подробные официальные отчеты и, в результате его наблюдений, появилась самая детальная на то время карта России, Средней Азии и Каспийского моря, Её издали в Лондоне в 1562 году, карта назвалась «Описание Московии, России и Тартарии». Этот план пролил свет на почти недоступные и неизвестные для европейцев области в середине Евразии.

Джером Горсей в Москве. Дипломатические отношения с Англией

Ещё одним англичанином, посещавшим Россию, был посланник Елизаветы I Джером Горсей. Благоволение Государя Иоанна IV к англичанам дошло до того, что он показал Горсею свою царскую сокровищницу.

Картина художника Александра Литовченко, написанная в XIX веке и изображающая, как Иван Грозный показывал сокровищницу Горсею, исторически недостоверна.

На ней изображены предметы, которых в Оружейной палате никогда не было или те, что появились там позже. Но то, что царь показывал Горсею сокровищницу – неоспоримый факт.

Английская солонка. Английские димломатические дары


К самому концу XVI века относится четырёхгранная солонка. Собственно англичане и изобрели парадную солонку, как обязательный атрибут торжественных приёмов. Солонки такого размера были чрезвычайно распространены в Англии. Делали их из различных материалов: оникса, горного хрусталя, лазурита. Солонки торжественно выносили к столу накрытыми расшитыми салфетками и ставили перед первым лицом или особо почётными гостями. Статус гостя в Англии XVII века определялся близостью его места к солонке. На этой солонке четыре грани, стоит она на шарах с птичьими лапками – в этом элементе явно заметно голландское влияние.

Грани солонки украшены изображениями Марса, Венеры, Меркурия и Дианы. Одеты древнеримские божества в маски актёров английского театра того времени.

Ухудшение русское-английских отношений. Дипломатические отношения с Англией

Отношения с Англией стали прохладнее уже во время правления Ивана IV. Факт сватовства царя к Елизавете I сейчас вызывает сомнения, но царь делал предложение племяннице королевы, Марии Гастингс. Свадебная политика русского царя вызвала недоумение при английском дворе. Да и Иван Грозный разочаровался в возможностях торговли с англичанами, он ждал от отношений с Англией большего и лишил Московскую торговую компанию права беспошлинной торговли, обращался с британскими купцами весьма грубо, послов ругал, считая, что они действуют не по указанию Елизаветы, а из собственной корысти, а позже и самой королеве послал письмо, где в выражениях не стеснялся:

«Мы думали, что ты правительница своей земли и хочешь чести и выгоды своей стране. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица».

Заметим, что выражение “пошлая” в XVI веке означало “обыкновенная”, а не королевского достоинства. Но переписка между двумя монархами сохранялась, поначалу они называли друг друга “дорогой брат” и “любимая сестра”, подчёркивая отнюдь не родственные связи, а своё равное положение. Несмотря на охлаждение отношений, Елизавета дважды подтверждала согласие Англии предоставить Ивану Грозному политическое убежище в случае смуты или непредвиденных обстоятельств.

Во времена Фёдора Иоанновича государственная политика изменилась и для англичан наступили тяжёлые времена. Этому способствовала и взгляды главы Посольского приказа дьяка Щелкалова, не любившего англичан. Но позже царь возобновил переписку с королевой Елизаветой. В Москву вторично приехал Джером Горсей и привёз богатые дары не только Государю, но и, как писал он сам, “лорду-протектору”, т.е. Борису Годунову. К сожалению дары этого посольства не сохранились. Фёдор Иоаннович в ответ также послал богатые подарки королеве Елизавете I – дорогие ткани, меха и шубы. По свидетельству современников королева самолично осматривала дары и даже вспотела, примеряя русские шубы.

Со времени Фёдора Иоанновича в коллекции музея сохранилась самая ранняя сулея из шести, хранящихся в Оружейной палате. Сулея – это особый сосуд, которым пользовались пилигримы, шедшие в Святую Землю. Первоначально сулеи делались из кожи и использовались в качестве фляг для воды. С упадком крестовых походов они постепенно становятся парадным сосудом для вина.

Сулея 1580 года. Находится в правой части витрины посольких даров, на нижней полке, СЛЕВА от высокой ганзейской стопы.

Мастера того времени включали в узор чеканки серебряных предметов разнообразных морских монстров – огромных рыб, плавающих зверей, морских существ. В коллекции находится блюдо рубежа XVI-XVII веков, украшенное такими морскими мотивами. (Картинки нет).

Англоман Борис Годунов и дипломатические отношения с Англией

Время Бориса Годунова было весьма счастливым для русско-английских отношений. Вслед за Иваном Грозным Бориса Годунова некоторые исследователи считают царем-англоманом. Для англичан ситуация вернулась к прежней: они снова получили все былые торговые привилегии и выгоды. В Россию того времени приезжали, в основном, купцы, но они также считались представителями английской короны. Это хорошо понимали при русском дворе и оказывали британцам соответствующие почести, даже принимали их в Грановитой палате. Заметим, что голландцам такая честь была оказана лишь во второй половине XVII века. Английским послом в это время был Френсис Черри. Англичане оценили отношение Московии и не ударили в грязь лицом. Они хорошо знали желания Бориса Годунова и старались потрафить вкусам царя. Государь любил жемчуг и ему доставляли длинные нити отборнейшего жемчуга, они насчитывали до 2000 зёрен. Получил царь в подарок и золотой кубок с камеей Елизаветы. Кубок не сохранился, но по описаниям известно, что на дне кубка “был камень, а на нём – образина королевы”.

Дипломатические отношения с Англией. “Наши в Англии”


В начале XVII века послом в Англию назначили Григория Ивановича Микулина. Он должен был сообщить английской короне о воцарении Бориса Годунова. Микулин был первым русским послом, с которого европейский художник написал портрет. Посольство принимали очень тепло, Микулина даже пригласили на галерею королевы, что было невиданной честью. Во время беседы произошёл забавный случай, когда Елизавета приказала поставить стул для русского посла рядом со своим троном. Григорий Иванович же стул отодвинул и объяснил это так: сажая посла рядом с собой, королева оказывает честь лично ему. Он же не может пойти на это, ибо сие умалит честь его Государя. Елизавета рассмеялась и осталась довольна ответом русского посла.

В 1604 году в Москву прибыло ответное посольство уже от имени Якова I Стюарта, Елизавета к тому времени скончалась. Возглавлял посольство Томас (Фома) Смит. Его задачей было подтвердить льготы английских купцов. Среди многочисленных даров, поднесённых русскому царю сохранился один единственный единственный предмет – карета (колымага).

Она была специально сделана для русского царя, это подтверждается наличием двуглавого орла в убранстве кареты. Эта колымага украшена резными сценами охоты.

Последний раз карету использовали в XVII веке при встрече польских послов.

Ещё один забавный случай, касающийся русско-английских отношений произошёл в начале XVII века. В 1602 году четверых детей боярских послали в Англию на обучение за государственный счёт. Вскоре царь Борис Годунов умер, в стране случилась смута и об этих пенсионерах напрочь забыли. Вспомнили о них лишь в 1613 году и решили вернуть “заучившихся” сыновей боярских, поскольку Россия отчаянно нуждалась в образованных людях. Но не тут то было, возвращаться на родину они уже не собирались и скрывались, найдя себе в Англии подходящее дело. Из четырёх “студентов” нашли только двух и оба они категорически отказались возвращаться в Москву. Например, один из них к тому времени стал англиканским священником. В России по этому поводу сильно возмущались – почему те, кого послали в чужие земли за государственный счёт, не хотят возвратиться и служить государю. В Англии же недоумевали, почему их насильно хотят вернуть на родину.

В XVII веке и перед русскими послами в Англии, и перед английскими в России уже стояли совсем иные задачи. Об этом – в статье: “Дипломатические отношения с Англией в XVII веке”.

По материалам Кремлёвского лектория. Лекция “Дипломатические отношения с Англией в XVI-XVII веках”. Лектор Уварова Ю.Н. Использованы снимки, находящиеся в свободном доступе в интернете.

Ссылка на основную публикацию