Отношения Китая и Англии накануне второй опиумной войны

Опиумные войны: как Британия хитростью свалила Китай

29 августа 1842 года был подписан Нанкинский договор между Великобританией и Китаем. Закончилась Первая опиумная война. Китай уступил Англии Гонконг, открыл для её судов пять портов и выплатил 23 миллиона долларов в качестве военной контрибуции.

Чтобы существовать, империя должна расширяться

Для политических реалий Европы середины – второй половины XIX века колонизация стран Азии и Африки была вполне ординарной частью общей международной геополитики. Британия в те годы являлась лидером международной торговли, но даже завоевание Индии и закрепление за ней статуса английской колонии не остановило аппетитов английских властей и предпринимателей.

Вместе с промышленным переворотом, начавшимся в конце XVIII века с изобретения парового двигателя в Великобритании, резко выросли объёмы производства экономических благ. Довольно скоро внутренние рынки и рынки имевшихся у Англии колоний были насыщены. Над страной нависла угроза сокращения объёмов производства и, как следствие, упадка в экономике. Чтобы не допустить этих последствий, Великобритания стала искать новые рынки сбыта своей продукции и альтернативные способы дохода.

Новый тип военных конфликтов

Взор английских капиталистов пал на Китай. К середине XIX века это государство представляло собой богатейшую страну во всей Азии. Китай активно торговал уникальными товарами: шёлком, фарфором, чаем, различными предметами искусства. Вот только торговлю китайцы вели исключительно в обмен на золото и серебро и сильно ограничивали ввоз импортных товаров. Возник дисбаланс. Вдобавок Китай оставался практически закрытой страной: иностранцам разрешалось использовать только один порт – Гуанчжоу (европ. Кантон), а покидать его запрещалось.

Однако англичанам удалось найти «ключик» к «открытию» Китая. Китайцы давно использовали производные мака в медицинских целях, но в качестве наркотика широко его не использовали. Большую роль в распространении опиума в Китае сыграла английская индийская торговая компания (Ост-Индская компания). Несмотря на запрет опиокурения и запрет на его продажу в Китае, Ост-Индская компания контрабандой поставляла это вещество. В коррупционные схемы поставок опиума были массово вовлечены даже китайские чиновники и аристократия.

Если в 1770-х годах Китаю продавалось полторы тонны опиума в год, то в 1830-х уже 2000 тонн (75 % всего китайского импорта), а ещё через несколько десятилетий этот наркотик потребляли повсеместно. Причём в самой Великобритании долго шли споры о моральном аспекте торговли наркотиком. Серьёзной критике подвергалась деятельность министра иностранных дел, который был бессилен в борьбе с английскими наркоторговцами. Но победило торговое лобби, требовавшее военного вторжения в Китай с целью навсегда покончить с вопросом об открытии китайских рынков.

Поводом к войне послужили действия наместника китайского императора – Линь Цзэсюя. Он в 1839 году заставил иностранных купцов сдать огромные объёмы партии опиума. Ущерб был оценён более чем в 200 тонн серебра. Но последней каплей стало официальное объявление императора Даогуана о закрытии Китая для любых иностранных торговцев. В апреле 1840 года началась, пожалуй, первая в мировой истории война, которая велась не за территориальные приобретения, а за новые рынки сбыта. Это была война нового типа.

Побеждённые и униженные

Долгие десятилетия оставаясь закрытой страной, Китай сильно отстал в технологическом прогрессе. Вооружённые силы Поднебесной насчитывали чуть менее миллиона человек, из которых в конфликте приняли участие только сто тысяч. Но даже при такой численности они не выстояли под натиском всего лишь четырёхтысячного английского корпуса – блестяще оснащённого и обученного. За несколько месяцев англичане подошли к Пекину. Император был вынужден пойти на условия коварного врага. Тем не менее бои продолжались ещё два года, вплоть до августа 1842-го, когда Китайская империя окончательно согласилась на унизительный мир, подписанный затем в Нанкине («южная столица» Поднебесной).

Пять портовых городов были открыты для английских торговцев, в них действовали независимые (а по факту – британские) законодательные и судебные органы власти. Курение опиума продолжило своё распространение…

Закабаление Китая европейскими державами. Опиумные войны.

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Опиумные войны в Китае и их последствия

В XIX век Цинский Китай вошёл богатой и абсолютно закрытой от европейцев державой. Китайская экономика располагала достаточными ресурсами, чтобы создавать всё необходимое населению, начиная от продуктов питания и заканчивая предметами роскоши, внутри страны, не прибегая к импорту. В это же время продукция, производимая в Поднебесной, заполонила европейские рынки. К этому моменту на западе сложились основные колониальные империи, крупнейшей из которых, безусловно, была Великобритания. Европейские государства, переживавшие промышленный бум, были заинтересованы в поиске новых стран для экспорта собственных товаров. Густонаселённый Китай располагал огромным внутренним рынком, которым теоретически могли бы воспользоваться западные коммерсанты, однако, приобретение товаров «белых варваров» противоречило официальной государственной идеологии. Китай не нуждался ни в духовных, ни в экономических ценностях Европы. Однако сам вектор мирового капиталистического развития был направлен в сторону складывания системы международной торговли и дальнейшего разрушения китайской самоизоляции.

До второй половины XIX века торговля с европейцами велась только через порт Гуанчжоу. Иностранным купцам было запрещено покидать свою факторию. Лишь 13 китайских торговых компаний имели право заключать сделки с представителями других государств, причём, их деятельность строго контролировалась императорским чиновником. Китаец, сообщивший иностранцу какие-либо сведения о стране или, тем более, обучавший иностранца китайскому языку, подвергался суровому наказанию.

Высокая коррумпированность среди китайской администрации часто приводила к откровенному произволу по отношению к европейским дельцам. Например, чиновники могли самовольно изменять сумму таможенных тарифов. Европейцы, разумеется, были крайне недовольны сложившейся ситуацией, делились возмущением со своими правительствами и призывали к силовому решению вопроса, что только накаляло и без того напряжённую обстановку.

За свои товары китайские купцы брали исключительно серебро, что стало причиной оттока драгоценного металла из Европы. В связи с этим в Англии, где серебро было основой всей финансовой системы, началось стремительное обесценивание фунта стерлингов.

Складывалась ситуация дисбаланса, которая негативно сказывалась на состоянии экономики Великобритании. Английские купцы и чиновники стремились найти товар, который стал бы пользоваться успехом среди китайского населения. И, в конце концов, такой товар был найден. Ещё в конце XVIII века Ост-Индская компания стала монопольным закупщиком бенгальского опиума, а в начале XIX века начала успешно реализовывать его на китайском рынке. Это вещество было и раньше известно в Поднебесной, но использовалось в самых малых количествах и только в качестве лекарства. Теперь же курение опиума стало повальным, быстро превратившись в настоящее государственное бедствие. Что характерно, основное распространение эта пагубная привычка получила в высших слоях китайского общества, в том числе, среди привилегированного чиновничества, и в армии. Реализовывали опиум английские купцы только за серебро. Таким образом, Великобритания решила сразу две проблемы: добилась баланса в торговле с Китаем и предотвратила падение национальной валюты.

В 1834 году Ост-Индская компания потеряла свою монополию на торговлю опиумом. Поставкой наркотика занялись тысячи английских дельцов, увеличив её в десятки раз.

Попытки наложить запрет на торговлю опиумом

Безнравственность торговли опиумом признавалась не только китайской стороной, но и в Лондоне. Однако в этот бизнес были вовлечены слишком могущественные силы, оказывавшие решительное противодействие любым попыткам пресечь распространение наркотика. Указы императора Цяньлуна, запрещавшие ввоз опиума в страну, фактически были проигнорированы. Чиновники, втянутые в торговлю, не желали отказываться от своих высоких прибылей, получаемых от нелегальных поставок. К тому же многие из них сами употребляли опиум.

Обычно английские купцы устраивали склады опиума прямо на воде, неподалёку от побережья, при необходимости суда, на которых велась торговля, просто перегоняли на другое место. Их расположение было прекрасно известно местным властям, которые всегда предупреждали англичан о приближении инспекции из Пекина.

Преемник Цяньлуна — Даогуан — понял необходимость решительных мер в борьбе с наркотической эпидемией, захлестнувшей страну. Среди своих подданных он выделил Линь Цзэсюя, занимавшего должность генерал-губернатора провинции Гуандун, и передал ему высочайшие полномочия, позволявшие заниматься расследованием всех дел, связанных с контрабандой опиума. Это был деятельный и предельно честный человек, сразу занявшийся радикальным решением проблемы. Опиум изымался как у китайских купцов, так и у англичан. В случаях сопротивления Линь Цзэсюй, не задумываясь, прибегал к силовым методам. В итоге, ему действительно удалось искоренить нелегальную торговлю на обширной территории, однако, эти действия привели к окончательному обострению англо-китайских отношений.

Первая опиумная война (1840-1842)

В конце 1830-х годов стычки между военными силами Великобритании и армейскими частями, направленными Линь Цзэсюем для изъятия и уничтожения опиума, стали обыденностью. Несмотря на то, что в Лондоне имелась мощная оппозиция, выступавшая против развязывания военного конфликта с Пекином, весной 1840 года к берегам Китая прибыла военно-морская эскадра. Английская сторона выдвинула китайскому правительству следующие требования: возместить убытки за конфискованный опиум и расходы на военную экспедицию, а также начать торговлю на равноправных условиях.

Пекин попытался оказать вооружённое сопротивление, однако, из-за технологической слабости и неорганизованности китайская армия потерпела поражение. Англичане быстро сумели занять все стратегически важные точки и подойти к самым стенам столицы. Императорский двор был в панике, во всех военных неудачах обвинили Линь Цзэсюя, который был в срочном порядке лишён всех своих званий и выслан в провинцию. Начались длительные переговоры, в ходе которых китайской стороне пришлось идти на ряд уступок.

Условия мирного договора

26 августа 1842 года Первая Опиумная война была завершена подписанием Нанкинского мирного договора. Согласно его условиям, Пекин должен был выплатить Лондону многомиллионную контрибуцию серебром, предоставить ряд портов для постоянной торговли с англичанами, а также передать Великобритании в вечное пользование остров Гонконг. Кроме того, договор содержал подробные правила, регламентировавшие все дальнейшие экономические отношения двух держав и особенности таможенного обложения. Каких-либо условий, касающихся торговли опиумом в документе не было, но после его подписания масштабы контрабанды выросли в разы.

Нанкинский договор был неравноправен, Китай фактически становился такой же периферией большой британской колониальной империи, как Индия. Вскоре аналогичные условия с Китаем стали подписывать другие европейские государства, что окончательно разрушило самоизоляцию Цинской империи.

Вторая опиумная война

Несмотря на прописанные в нём кабальные условия, Нанкинский договор не содержал всех интересующих англичан пунктов. Дальнейшая экономическая и политическая экспансия была приостановлена Крымской войной. Но по окончанию этого конфликта (в 1856 году) англичане начали искать повод для развязывания очередного военного столкновения с Китаем. Новая война двух держав началась после того, как китайская сторона арестовала и обвинила в пиратстве экипаж гонконгского судна «Эрроу». Проблема заключалась в том, что судно было не только зарегистрировано на территории, ныне принадлежавшей Англии, но и ходило под британским флагом. Англичане немедленно заявили о направленной в их сторону китайской агрессии.

Как и в прошлый раз, обе стороны долго не переходили к решительным действиям, ограничиваясь лишь пограничными стычками. Вскоре к англичанам присоединились французы, также заинтересованные в расширении своих колониальных владений. В 1857 году Великобритании удалось захватить город Гуанчжоу, но из-за начавшегося в Индии восстания сипаев дальнейшее продвижение вглубь Китая было приостановлено, а в начале 1858 года начались переговоры.

Читайте также:  Как уехать в Китай: способы переезда, документы и сроки

Интерес к переговорам между Англией, Францией и Китаем проявил целый ряд других стран, в том числе, Россия и США. В результате с Китаем был заключён целый ряд соглашений, вошедших в историю как Тяньцзиньские. Во время обсуждения условий мира Пекин подвергался двойному давлению. С одной стороны, англо-французские войска, готовые в любой момент перейти к решительным действиям, с другой стороны, внутренний кризис, вызванный крестьянской войной тайпинов. В этой ситуации китайской стороне пришлось соглашаться со всеми требованиями западных держав. Результатом этих переговоров стало открытие ещё нескольких портов для международной торговли, право иностранцев на свободное перемещение по стране и свобода миссионерской деятельности на территории Китая.

Новый виток военных действий и Пекинский договор

Для того чтобы Тяньцзиньские соглашения вступили в силу, их должен был ратифицировать император. Этим условием и решила воспользоваться китайская сторона: утверждение соглашений постоянно откладывалось, а выигранное время использовалось для укрепления подступов к столице. Западные державы попытались ускорить процесс ратификации угрозой очередного военного вторжения, но на этот раз им был дан достойный отпор.

Новое широкомасштабное наступление англо-французских войск на Китай началось летом 1860 года. На этот раз в военных действиях, помимо флота, принимали участие и сухопутные войска. Китайская армия была деморализована новым нападением и сдавала одну позицию за другой. Пекинская администрация вела себя непоследовательно, а сам император Сяньфэн бежал в одну из своих отдалённых усадеб. Между тем, западные союзники дошли до столицы, разграбили летний дворец императора и стали добиваться переговоров. Никто из местных чиновников так и не решился взять на себя такую ответственность, поэтому посредником между китайской и англо-французской стороной стал русский дипломат Н. П. Игнатьев.

В итоге был подписан Пекинский договор, по которому Китай обязывался выплатить контрибуцию, передать европейцам часть своей территории, открыть для торговли ещё несколько портов и разрешить вывоз из страны местных рабочих — кули.

Опиумные войны нанесли сокрушительный удар по Цинской империи, подорвав не только её экономику, но и авторитет. Отныне Китай был не более чем полуколонией западных держав, откуда последние черпали ресурсы и дешёвую рабочую силу. Такое положение сохранялось вплоть до середины ХХ века, когда к власти в Китае пришла коммунистическая партия, восстановившая международный авторитет и независимость государства.

Уроки «Опиумных войн» для Китая и для России

На протяжении трёх столетий существования мировой наркоторговли золото всегда играло заметную роль в качестве средства расчётов на рынке наркотиков. Более того, в те времена, когда мировая торговля наркотиками только складывалась, главной целью торговцев зельем являлось получение «жёлтого металла». Активное навязывание наркотиков Китаю Британской Ост-Индской компанией и другими английскими купцами диктовалось их желанием заполучить несметные запасы золота, которые Китай накапливал веками.

Накопление происходило за счёт того, что китайские купцы везли в Европу шёлк, фарфор, пряности, иную восточную экзотику, получая за это серебряные и золотые деньги. Импорт Китаем товаров при этом оставался в разы меньше. Активный торговый баланс способствовал наращиванию запасов драгоценных металлов в Китае. Две «опиумные войны», развязанные Англией (при участии Франции во второй войне), были призваны вернуть некогда утраченное золото. Подсадив многие миллионы китайцев «на иглу», Великобритания обеспечила такой запас драгоценного металла, который позволил ввести золотой стандарт — сначала в самой Великобритании, а затем навязать его и всей Европе. За всеми этими наркозолотыми проектами в XIX веке стояли Ротшильды (прежде всего лондонский банк «Н.М. Ротшильд»). Примечательно, что и сегодня серьёзные исследователи склоняются к утверждению, что нынешний клан Ротшильдов в первую очередь специализируется на таких товарах, как золото и наркотики.

Одним из рынков, где расчёты за поставки наркотика принято проводить золотом, является Гонконг. Долларовым бумажкам там не доверяют. Это сейчас один из крупнейших в мире рынков опиума и золота. Об этом пишет в своей книге Джон Коулман. Более того, он полагает, что цена на золото на данном рынке производна от цен на опиум.

«Я провел обширные исследования, — уточняет Дж. Коулман, — для того чтобы установить связь между ценами на золото и ценами на опиум. Я обычно говорил тем, кто желал меня слушать: «Если вы хотите узнать цену на золото, узнайте, какова цена одного фунта или килограмма опиума в Гонконге»».
В своей книге Дж. Коулман сообщает о том, что большие доходы от торговли опиумом имеет социалистический Китай, который осуществляет эти операции через Гонконг. Получаемое от этой торговли золото накапливается в запасах, которые не отражаются официальной статистикой. По мнению Дж. Коулмана и некоторых других исследователей, Китай благодаря операциям с наркотиками ныне вышел на одно из первых мест по запасам «жёлтого металла». Дж. Коулман приводит в качестве примера следующий случай:

«Посмотрите, что произошло в 1977 году — критическом году для цен на золото. Банк Китая поверг в шок прогнозистов, внезапно и без предупреждения выбросив на рынок 80 тонн золота по демпинговым ценам. В результате цена на золото резко упала. Эксперты удивлялись тому, откуда в Китае взялось столько золота. Это было золото, заплаченное Китаю на гонконгском рынке золота за крупные партии опиума».

Сейчас на некоторых рынках наркотиков золото используется не просто в качестве средства обмена (расчётов), но также как мера стоимости — для снижения рисков колебаний покупательной способности официальных денег. В частности, в Афганистане. Андрей Девятов пишет:

«Расчеты за поставки опия ведутся не в «нулях» бумажных денег, а в учетных единицах драгоценных металлов (для США — в унциях, для Китая — в лянах), а оплата принимается не только продуктами и товарами потребления, но и оружием» [ А.П. Девятов. О масштабах всемирной войны за наркотики // Журнал «Самиздат» (Интернет)].

В отдельные моменты истории в отдельных странах происходило то, что не описано ни в одном учебнике по деньгам: на место золота как всеобщего эквивалента заступали наркотики. В таком качестве наркотики получали название «белого золота», «наркозолота» или «кокаинового золота». Некоторые исследователи обратили внимание, что «белое золото» особенно уверенно занимало место «жёлтого» в те моменты, когда официальный золотой стандарт обваливался, а бумажные деньги обесценивались. Впервые это произошло после Первой мировой войны и краха временно восстановленного золотого стандарта в 1930-е годы, второй раз — после краха золотодолларового стандарта в 1971 году (отказ Вашингтона обменивать доллары на драгоценный металл).

В Поднебесной в настоящее время идёт активная консолидация предприятий по добыче так называемых редкоземельных металлов (РЗМ), усиливается государственный контроль над отраслью, крупные инвестиции направляются на создание «производственных цепочек» по глубокой переработке металлов. Наконец, из государственных валютных резервов щедро выделяются средства на покупку зарубежных месторождений РКЗ. Кстати, по мнению некоторых зарубежных аналитиков, Китай уже в 2015 году способен стать чистым импортёром РЗМ. Китай явно не желает играть роль сырьевого придатка западной «цивилизации». Всё это грозит перерастанием обычного «торгового спора» в торговую войну. Жёсткую позицию Китая понять можно: история с металлами вышла за рамки банальных разборок по поводу уровня пошлин или государственных субсидий и представляет собой плохо закамуфлированную попытку Запада поставить под свой контроль месторождения полезных ископаемых в Поднебесной. Бесцеремонность, напоминающая требования Лондона к Пекину накануне «опиумных войн».

Напомню, что «опиумные войны» проводились, для того чтобы добиться «открытия» внутреннего рынка Китая для поставок опиума из Бенгалии английскими коммерсантами и выкачивания из страны серебра, золота, чая, хлопка, фарфора и шёлка (конечно, основным и конечным выгодополучателем этой торговли оставалась британская корона). Первая война (1840–1842) закончилась Нанкинским договором. Договор предусматривал выплату империей Цин контрибуции в размере 15 млн серебряных лян (примерно 21 млн долларов по тогдашнему курсу — громадные деньги), передачу Великобритании острова Гонконг и открытие китайских портов для английской торговли. Английская корона получила гигантский источник дохода путём продажи опиума. Первая «опиумная война» стала началом длительного периода ослабления государства и гражданской смуты в империи Цин, что привело к закабалению страны со стороны европейских держав и принудительной наркоманизации населения. Так, в 1842 году население империи составляло 416 млн человек, из них 2 млн наркоманов, в 1881 году — 369 млн человек, из них 120 млн — наркоманов.

Вторая война (1858–1860) с участием Англии и Франции завершилась подписанием Пекинского договора, по которому цинское правительство согласилось выплатить Великобритании и Франции 8 млн лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве кули (работников на правах рабов) в колониях Великобритании и Франции.

Многие китайцы прекрасно помнят о событиях и последствиях «опиумных войн»; их поведение в XXI веке в определённой степени связано с этой памятью. С одной стороны, эта память порождает у них страх и желание не раздражать «варваров» (так китайцы называли в XIX веке англичан-завоевателей). С другой стороны, эта же память заставляет их напрягать все силы, для того чтобы стать сильной страной, способной отразить военные посягательства со стороны «варваров». Китайцы хорошо понимают: торговые споры могут перерастать в торговые войны, а торговые войны — в настоящие «горячие» войны.

Но вернёмся к современному Китаю и назревающей торговой войне. Она способна войти в анналы мировой истории как «металлическая война» (по аналогии с «опиумными войнами»). Эта информация, безусловно, важна для понимания того, зачем нас так долго и настойчиво тянули в ВТО. И для понимания того, как ВТО, выполняя требования своих главных «акционеров» (западных стран), будет действовать в отношении России, в том числе используя инструменты, присущие этой организации.

Уже теперь Россия — крупнейший в мире поставщик на мировой рынок природного газа и нефти. Занимает первое место по запасам природного газа, многих цветных металлов, платины, апатитов и другого сырья. Россия и так запредельно много экспортирует природных ресурсов. Например, на внешний рынок идёт 50% добычи «чёрного золота», 25% природного газа, до 100% (в отдельные годы) золота и некоторых металлов из платиновой группы и т.д. Внутренние потребности удовлетворяются по «остаточному принципу». Наблюдается ярко выраженный приоритет потребностей ТНК над потребностями национальной экономики.

Если власти страны вдруг пожелают развивать переработку нефти в виде нефтепродуктов, им придётся уменьшить поставки сырой нефти на мировой рынок. Вот этого как раз и опасается Запад. Он станет делать всё возможное, для того чтобы Россия продолжала оставаться сырьевым придатком «золотого миллиарда». Для этого и потребовалась ВТО с её «правилами». Любого члена ВТО в любой момент могут обвинить в следующих «преступлениях»:

а) ограничение экспорта ресурсов;

б) попытки повышения цен на ресурсы на мировом рынке через сокращение их поставок;

в) нанесение тем самым ущерба транснациональным корпорациям через «ограничение доступа» к ресурсам.

С России (как и с другой державы) могут взыскать компенсацию ущерба, нанесённого транснациональным корпорациям, и потребовать восстановления «свободного доступа» к ресурсам.

Как тут не вспомнить карательные акции Англии в отношении Китая во время «опиумных войн». В начале XXI века может произойти похожая история. Правда, вместо Китая окажется Россия, вместо Англии — США. А война будет называться «нефтяной», «газовой» или «золотой». Её симптомы уже можно рассмотреть в международной политике.

Читайте также:  Связи Китая и Англии во второй половине XVIII века

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Отношения Китая и Англии накануне второй опиумной войны

Сладковский М.И. Китай и Англия

Сладковский М.И. Китай и Англия
М.: Наука, 1980. — 351 с.

Информация о файле: pdf, 16 mb.

В книге рассматриваются отношения Англии и Китая с момента получения первых сведении друг о друге до наших дней: поиски англичанами путей в Китай, появление у его берегов первых британских кораблей, создание английских торговых факторий на юге Китая, «опиумные» войны и неравноправные договоры, отношения между обеими сторонами в период первой и второй мировых войн и после образования КНР (до 70-х годов).

Содержание:
Предисловие
Глава первая. Первые знакомства н ранние связи Западной Европы с Китаем
Глава вторая. Установление прямых связей Англии с Китаем
Первые английские суда у берегов Китая
Китайско-английские отношения во второй половине XVII в.
Китайско-английские связи в первой половине XVIII в.
Англо-китайские отношения во второй половине XVIII в. (до прибытия в Китай миссии Макартнея)
Ужесточение контроля над западноевропейской торговлей в Китае и ее территориальное ограничение
Нарушение англичанами китайского запрета на ввоз опиума
Англо-китайская торговля во второй половине XVIII в.
Первые дипломатические контакты Англии с Китаем (посольство лорда Макартнея в Китае)
Глава третья. Англо-китайские отношения в первой половине XIX в.
Нарастание напряженности в англо-китайских отношениях
Англо-китайские отношения в 20—3’0-х годах XIX в.
Миссия лорда Нэпира
Первая «опиумная» война
Англо-китайский Нанкинский договор — первый неравноправный договор Китая с европейской страной
Англо-китайские отношения после заключения Нанкинского договора
Глава четвертая. Ведущая роль Англии в установлении неравноправных для Китая отношений с капиталистическими государствами (1850—1896 гг.)
Китай и Англия п середине XIX в.
Китайско-английские отношения накануне второй «опиумной» войны
Англо-китайская торговля накануне второй «опиумной» войны
Вторая «опиумная» война
Тгньзиньский договор, третья «опиумная» война н Пекинская конвенция
Тяньзиньский договор и Пекинская конвенция в действии
Британская политика «интернационализации и совместных действий»
Политика «самоусиления» и Англия
Обострение англо-китайских отношений. Чнфуская конвенция
Англо-китайские отношения накануне китайско-японской войны (1876—1894 гг.)
Состояние англо-китайской торговли в 1864—1884 гг.
Глава пятая. Англо-китайские отношения в условиях обострившейся борьбы империалистических держав за раздел Китая
Китай в фокусе империалистических противоречий на Дальнем Востоке
Влияние японо-китайской войны на международное положение Китая и англо-китайские отношения
Англо-китайские отношения в период оформления в Китае «сфер влияния» империалистических государств
Роль Великобритании в борьбе империалистических монополий за «сферы железнодорожных интересов» в Китае
Экспорт британского капитала в экономику Китая
Ихэтуаньский кризис
Британская политика в Китае в первые годы XX в.
Торговый договор Великобритании с Китаем от 5 сентября 1902 г.
Британская политика в Китае в условиях русско-японской войны
Англо-китайские отношения в период Снньхайской революции
Англо-китайская торговля в 1856—1914 гг.
Английские инвестиции в Китае в начале XX в.
Глава шестая. Англо-китайские отношения в 1914—1927 гг. (от начала первой мировой войны до прихода к власти правогоминьданов
ского правительства)
Китай в период первой мировой войны
Англо-китайские торгово-экономические отношения в годы первой мировой войны
Англо-китайские отношения в первые послевоенные годы (1919—1921)
Китайский вопрос на Вашингтонской конференции
Антиимпериалистическое движение в Китае в начале 20-х годов и Великобритания
Англо-китайские отношения в период революции 1925—19(27 гг.
Торговые отношения между Великобританией и Китаем в первое послевоенное десятилетне
Британские владения и инвестиции в Китае
Глава седьмая. Англо-китайские отношения в 1928’—1949 гг. (в период от образования иравогоминьдановского национального правительства до победы народной революции в Китае)
Нанкинское национальное правительство
Восстановление тарифной автономии Китая
Вторжение Японии в Маньчжурию и позиция Англии
Кризис британской «политики умиротворения» Японии
Англо-китайские отношения накануне японо-китайской войны
Антияпонская война китайского народа и Великобритания
Китайско-английские отношения в годы Тихоокеанской войны (1941—1945)
Китайско-британские отношения в годы гражданской войны в Китае (1946—1948)
Китайско-британские торгово-экономические отношения при правительстве Чан Кайши
Глава восьмая. Отношения Китайской Народной Республики с Великобританией (1949—1978 гг.)
Образование Китайской Народной Республики
Установление китайско-британских отношений
Судьба британских владений в Китае
Великобритания в фарватере враждебной Китайской Народной Республике политике США
Англо-китайские отношения после отхода правительства КНР от социалистической генеральной линии КПК
Китайско-британские отношения в годы «культурной революции» в Соглашение об обмене послами. Расширение торгово-экономических отношений (1970—1976 гг.)
Состояние торговли между КНР и Великобританией в 1965—1975 гг.
Китайско-британские отношения в послемаоцзэдуновскин период (1976-1979)
Англо-китайская торговля в 1976—1978 гг.
Гонконг и его роль в китайско-британских отношениях
Заключение. Прошлое, настоящее, будущее
Примечания
Библиография
Приложения

Уважаемые читатели! Все размещенные на сайте произведения представлены исключительно для предварительного ознакомления и в целях популяризации и рекламы бумажных изданий.Скачать книгу для ознакомления вы можете бесплатно, а так же купить ее в бумажном или электронном виде, ознакомившись с предложениями интернет-магазинов. Приятного прочтения!

Вторая опиумная война

Причины Второй опиумной войны

После Первой опиумной войны Китай постепенно приобретал значение международного рынка. При этом иностранцы до сих пор были ограничены в своих правах. В 1854 г. иностранные державы потребовали от Китая пересмотра Нанкинского договора 1842 г. Китай отказался принять этот ультиматум.

Рис. 1. “Иностранное лекарство”. Карикатура сер. XIX в.

Одной из косвенных причин опиумных войн было многовековое презрение китайцев ко всем иностранцам, считающимися “варварами”.

Поводом для начала войны стал арест властями Гуанчжоу судна “Эрроу” с британским судовым свидетельством (октябрь 1856 г.).

В следующем году войну Китаю объявила Франция. Предлогом стало убийство французского миссионера в провинции Гуанси.

Рис. 2. Британский корабль обстреливает китайские джонки.

Ход боевых действий

Основные события войны представлены в таблице:

Таблица “Вторая опиумная война”:

Событие

Результат

Бомбардировка Гуанчжоу английским флотом, разграбление гуандунского побережья

Конец 1857-начало 1858 гг.

Совместная бомбардировка и взятие Гуанчжоу англо-французской эскадрой. Захват крепостей Дагу и Тяньцзинь

Заключение Тяньцзинских договоров с Англией, Францией и США (июнь 1858 г.)

Попытка иностранного флота силой пробиться в Пекин

Обстрел эскадры китайскими фортами

Боевые действия на Ляодунском п-ве и в Северном Китае

Сентябрь 1860 г.

Битва на мосту Балицяо

Полное поражение Китая, взятие Пекина

Единственную победу китайцы одержали при обстреле иностранной эскадры из крепости Дагу (потоплено 6 кораблей, около 450 человек было убито и ранено).

Рис. 3. Вступление англо-французских войск в Пекин. Гравюра XIX в.

Итоги Второй опиумной войны

В октябре 1860 г. Китай подписал Пекинские конвенции, подтверждающие условия Тяньцзинских договоров:

  • Англия, Франция и США получали свободное право торговли по всему Китаю;
  • в Пекине открывались иностранные миссии;
  • неограниченные права получали миссионеры;
  • снижались пошлины для иностранных торговцев;
  • легализовалась опиумная торговля.

К этому добавлялись новые условия:

  • контрибуция (около 8 млн. лянов);
  • Тяньцзинь превращался в открытый порт;
  • к Англии отходила южная часть Цзюлунского п-ова;
  • иностранные державы получали право свободно вывозить китайских кули (чернорабочих).

Причины поражения Китая

Китайское правительство было обречено на поражение. К материально-техническому превосходству иностранных армий добавлялись и другие причины:

  • отсутствие плана операций и единого командования в китайской армии;
  • экономическая и политическая отсталость Китая;
  • непоследовательная политика правительства в отношении опиумной торговли (китайские чиновники были заинтересованы в этой торговле).

Что мы узнали?

Вторая опиумная война в Китае стала логическим продолжением Первой. Китай вновь потерпел поражение и был силой принужден подписать еще более тяжелые условия перемирия. Фактически страна превратилась в полуколонию ведущих западных стран.

Оценка доклада

Средняя оценка: 4.9 . Всего получено оценок: 21.

Опиумные войны Китая

Две военных конфликта между Китаем и западными державами, вошедшие в историю как «опиумные войны» (1839-1842 и 1858-1860), привели к страшному национальному позору Китая, полной потере политической самостоятельности и расчленению страны на зоны влияния между иностранными державами.
Первоначально основной причиной конфликта являлась закрытость огромного китайского рынка для западной торговли. Все иностранные державы должны были торговать только через уполномоченные китайские фирмы и только в портовой зоне в южной провинции Гуандун, не заходя в города, и таким образом не имели возможности самостоятельно выходить на китайский рынок, а китайские компании-монополисты диктовали свои цены. Не меньшие неудобства представляю и то, что иностранцам было запрещено селиться в китайских городах и прежде всего в Гуанчжоу – столице провинции Гуандун (Кантон), открывать там свои консульства, гостиницы, а поэтому иностранцам приходилось жить в портовой зоне, а то и вообще на кораблях. Конечно, с точки зрения западной торговли середины XIX в. такие порядки не могли не считаться дикими и архаичными, тормозящими развитие как торговых, так и дипломатических отношений, Китай же по-прежнему смотрел на иностранцев как на «варваров» и высокомерно не считался ни с какими предложениями по упорядочиванию торговли.
Активнее всего торговлю вела Англия, закупая у Китая чай и шелк, по северным рубежам в Маньчжурии активно развивалась русско-китайская торговля. Китай, как гигантская страна с огромным и практическими неосвоенным рынком, был очень нужен западным державам, прежде всего Великобритании, Франции, США и Германии. Китай же не шел ни на какие уступки, в то время как рынки большинства других азиатских стран были уже открыты.
В XIX в. технологическая и военная отсталость Китая от западных стран была поразительной, армия страны, подарившей миру порох, была по-прежнему вооружена средневековыми мечами и копьями. Лишь небольшая часть китайских солдат имели на вооружении мушкеты с фитильным замком и должны были каждый раз насыпать порох вручную. У Китая, являвшегося центром торговли по всей Восточной и Южной Азии, отсутствовал военный флот с современными пушками. Все это не могли не заметить военные разведки западных стран, которые активно искали ключ к китайским рынкам.
Одним из самых ходовых товаров на юге Китая был опиум, который привозили сюда англичане из Индии – тогда британской колонии и продавали в Китае за серебряную монету, поскольку медь их мало интересовала. Серебро же можно было обменять на векселя лондонских банков или закупить на него чай для отправки в Англию. С 10-20 гг. XIX в. поставки опиума стали столь огромны, а отток серебря с китайских рынков столь велик, что серебряная монета практически целиком «вымылась» из оборота, медные деньги обесценились, на рынок приходилось приходить с мешками медных монеток – в стране назревал торговый кризис. Китайцам стало невозможно платить налоги, поскольку они взимались именно в серебре, но как раз именно этого серебра в экономике с 1830 г. почти не осталось
Было и более страшное последние: опиуокурение распространилось настолько широко, что этот наркотик вошел в повседневный обиход, им одурманивала себя целые деревни, люди забрасывали работу, многие высшие чиновники не забывали хотя бы пару раз в неделю заглянуть в модные в те времена опиокурильни.
С опиумной проблемой пытались бороться, но в основном безуспешно, в 1800 г. императорским указом была запрещена торговля опиумом, через 13 лет – опиокурение вообще, нарушителей же наказывали ста ударами. Но количество опиокурильщиков не только не уменьшалось, но даже увеличивалось с каждым днем
Опиумная проблема становилась все серьезнее и серьезнее. Император Даогуан, назначивший официальное расследование в 1831 г., был в ярости, узнав, что в торговле опиумом участвуют не какие-то мелкие преступники и пираты, но многие чиновники местного и центрального аппарата, императорские цензоры, командиры военных гарнизонов, – практически все слои управления Китаем! Около 150-200 судов опиоторговцев бороздили прибрежные воды провинции Гуандун, между ними разворачивалась настоящая «война цен», наркотик продавался по бросовым ценам, что приводило к еще большей популярности.
Император Даогуан был шокирован результатами обследования приморских провинций – миллионы и миллионы опиокурильшиков, заброшенные деревни, тотальная коррупция! При дворе в Пекине развернулись дебаты, часть чиновников считала, что единственный выход – легализовать торговлю опиумом и собирать с нее налоги, что лишь пополнит казну. Но тут прибавился другой фактор – традиционная нелюбовь к иностранцам, поэтому видный чиновник Линь Цзысюй предложил, что вместо того, чтобы наказывать потребителей опиума, необходимо покарать самих продавцов – англичан. И в 1838 г. император приказывает Линь Цзысюю решить опиумную проблему. Приехав на юг в Гуанчжоу, Линь первым делом арестовал несколько сот китайских мелких торговцев и перекупщиков, захватив 70 тысяч тюков опиума. И тотчас потребовал от англичан передать ему все их запасы опиума, в ответ же обещал все компенсировать чаем. Англичане была поражены столь жесткими требованиями и ответили решительным отказом, и тогда Линь приказал запретить все торговлю с иностранцами в порту, поставив охрану вокруг складов. Через шесть недель иностранцы сдались – китайской стороне было передано более миллиона тон опиума, который пятьсот китайцев в течение 22 дней, смешав его с солью и лимонным соком, смывали в море.
Британцы расценили все это как «нецивилизованное поведение», противоречащее правилам свободной торговли. На защиту британских интересов из Индии была послана военная экспедиция в 42 корабля. Началась Первая опиумная война.
Линь Цзысюй предполагал, что англичане могут атаковать город Гуанчжоу, и собрал в его стенах большой гарнизон. Но британские корабли обошли Гуанчжоу и нанесли удар по ближайшему порту Нинбо, а затем и по городу Тяньцзинь, находящемуся в опасной близости от Пекина. Оказалось, что у Китая вообще нет военно-морского флота! Все что могли противопоставить китайцы – послать против британской армады, горящие плоты, которые должны были поджечь корабли противника, но борта тех были окованы металлом – китайские войска, отстав на столетия от западных военных технологий, проиграли сражение. Линь Цзысюй вынужден был пойти на переговоры. Он дал предварительное согласие выплатить англичанам компенсацию за уничтоженный опиум, и к тому же передать остров Гонконг – важный торговый порт – англичанам.
Линь Цзысюй четко осознавал, что у Китая нет шансов выиграть прямое столкновения с англичанами, но император Даогуан в гневе отстранил ретивого Линь Цзысюя, отправив его в ссылку, и издал указ, что любые чиновники, которые пойдут на переговоры с англичанами, будут рассматриваться как преступники.
Но англичане уже они поняли слабость и недальновидность китайцев, отныне надо было действовать стремительно. Теперь уже в Гуанчжоу была послана вторая военная экспедиция, которая в несколько мощных ударов взяла Гуанчжоу, а также ряд других крупных портов, в том числе Шанхай. Далее иностранные войска вошли в русло реки Янцзы и подошли к стенам Нанкина. Техническое и тактическое превосходство англичан было подавляющим. Например, за один лишь день паровой военный корабль англичан с дальнобойной артиллерией на борту смог уничтожить девять китайских боевых лодок, пять береговых укреплений, два капонира и береговую батарею! Десятки китайских чиновников покончили жизнь самоубийством в страхе перед императорским наказанием за то, что не сумели остановить англичан.
Но и императорский двор, наконец, начал реально оценивать положение – шансов у китайской стороны не было. Первая опиумная война завершилась в августе 1842 г. подписанием Нанкинского договора – одного из первых в длинном списке договоров, которые до сих пор в Китае называют «неравноправными» (в том числе и с Россией). Дабы еще больше унизить проигравшую сторону, договор был подписан на борту британского военного корабля. По этому соглашению пять китайских портов открывались для иностранной торговли, (Гуанчжоу, Сямэнь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай), тарифы на импорт теперь составляли не более 5% (раньше китайские чиновники устанавливали их намного выше), остров Гонконг официально отходил под британскую юрисдикцию. К тому же Китай должен был выплатить 21 млн. серебряных долларов Англии в качестве компенсации. Для иностранцев были установлены права экстерриториальности – они могли быть судимы только по законам своей страны и не подпадали под китайское законодательство, а это в свою очередь давало им полную свободу действий в Китае, ведь их не могли даже наказать. Англичане также получали официальное право селиться в самом городе Гуанчжоу – то, с чего и начался конфликт. Они также получали еще целый ряд привилегий и статус «нации с наибольшим благоприятствованием для торговли» Чуть позже в 1844 г. под угрозой применения военной силы подобные же договоры были подписаны с Францией и США, которые получили все аналогичные привилегии кроме территориальных уступок.
Так в результате Первой опиумной войны начался раздел Китая иностранцами. И как следствие – стремительный рост китайского национализма и ненависти к иностранцам.
Но, как оказалось, Китай не спешил выполнить все обязательства, которые были навязаны ему по итогам Первой опиумной войны. В Китае бушевал целый ряд народных восстаний, восстали мусульманские кланы, в самом центре Китая разворачивалась одно из мощнейших в истории Азии восстание Тайпинов. Одним словом, выполнение соглашений с иностранцами было далеко не основной проблемой для Китая в тот момент.
После смерти императора Даогуана его приемник дал понять, что не собирается и дальше подчиняться желаниям «длинноносых варваров», из ссылки возвращен был Линь Цзысюй, желавший продолжить борьбу с иностранцами, а западных послов прекратили принимать при дворе в Пекине. Императорский двор недооценивал серьезности положения, к тому же не мог уже контролировать целиком южный китайские провинции. На юге же местные кланы в провинциях Гуандун и Фуцзянь делали все, чтобы торпедировать выполнение соглашений. Англичан так и не пустили в сам город Гуанчжоу, формально открытый для них с июня 1943 г., контрибуция выплачивалась очень медленно.
Более того, южные власти организовали местное ополчение для противодействие англичанам по всей провинции Гуандун. В деревнях создавались вооруженные отряды, в то время как центральные власти, негласно поддерживая это движение, всячески давали понять иностранцам, что не имеют к этому никакого отношения. Антииностранные настроения были очень сильны, британцы боялись выходить за пределы портового района, охраняемого английским флотом.
Первое открытое столкновение произошло в южном городе Фошань, когда британцев избили и вытолкали за переделы города. Официальные китайские власти, дабы не накалять атмосферу, пообещали, что все обязательства будут выполнены к 1849 г., и даже сменили губернатора провинции, но когда подошел срок, не только не пустили англичан в Гуанчжоу, но даже негласно поддержали антибританскую демонстрацию. Конфликт нарастал, и британцем пришлось отступить. Стало понятно, что Китай не собирается выполнять никаких обязательств. Внезапно генерал-губернатор Гуандуна открыто призвал жителей уничтожать англичан. В известной мере это было даже на руку представителям западных держав – получив в результате стремительной первой войны целый ряд привилегий, они хотели большего и искали лишь повод, чтобы окончательно раздавить заносчивую империю.
И такой повод вскоре нашелся – в октябре 1856 г. в Гуандунском порту по обвинению в незаконной торговле и пиратстве было арестовано судно «Эрроу» («Стрела»), которое принадлежало китайцам, но ходило под британским флагом. Этот незначительный инцидент и послужил формальному началу Второй опиумной войны, которая также получила название «Война Эрроу».
Англичане отреагировали мгновенно – британский консул приказал выдвинуть английский флот и блокировать Гуандун, сюда же была послана картельная экспедиция под командованием лорда Элгина. К операции вскоре присоединились и французские силы под предлогом того, что двое французских миссионеров были казнены в южной провинции Гуанси. Операция была проведена стремительно: к концу 1857 г. объединенные англо-французские силы захватили Гуанчжоу и удерживали город под своим полным контролем в течение трех лет. Но не это было конечной целью военной кампании, вскоре удар был нанесен и по Северному Китаю – в марта 1858 г. иностранные войска захватили мощный форт Дагу, прикрывавший подходы к Пекину, и двинулись на крупный город Тяньцзинь, расположенный в 70 км. от китайской столицы.
В мае 1858 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев-Амурский в момент атаки англо-французских войск на Тяньцзинь от имени России заключил Айгуньский договор о разграничении территории по Уссури и хребту Хинган, вернув, таким образом, России несколько сот тысяч квадратных километров, отторгнутых Цинским правительством по Нерчинскому договору 1689.
Лишь после атаки Тяньцзиня Цинский двор осознал, что проиграна не только кампания, но и весь Китай – к представителям иностранных держав на переговоры были посланы придворные чиновники. Иностранцы же выставили ряд требований, в том числе открытие еще десяти портов для торговли, компенсацию в 4 млн. унций серебром британцам и 2 млн. – французам, передачу части территории западным державам и создание посольских кварталов в Пекине. В июне 1858 г. все эти требования были закреплены в Тяньцзиньском договоре, подписанном китайскими властями с иностранными державами.
Именно требование создание посольских кварталов в Пекине больше всего возмутило императора – Пекин священный город, а все иностранные послы – не более чем шпионы! Теперь уже 11 тыс. британских и 67 французских солдат двинулись на столицу. Франко-британские силы ворвались на территорию одной из святынь китайской имперской культуры – летний императорский дворец Ихэюань, расположенный тогда в нескольких километрах от Пекина (сегодня он находиться в черте города). Начался грабеж, сокровища, которые собирались столетиями – лакированная и инкрустированная мебель, фавор и расшитые золотом одежды, – все это было в одночасье разграблено самым варварским образом, а затем часть зданий была подожжена.
Тем временем Посол России Николай Игнатьев, который уже находился в Пекине, выступил в качестве посредника, уговорил императора принять требования иностранных держав. Вторая опиумная война закончилась.
А в октябре 1860 г. был заключен ряд соглашений, получивших обобщенное название «Пекинский протокол». По сути, Китай целиком утрачивал право на политическую самостоятельность в торговле и внешних отношениях. Полуостров Кволун (Цзюлун – ныне часть Гонконга) отходил к англичанам, французы получали возможность «покупать или арендовать землю и строить на ней все, что они захотят», а военные компенсации были еще больше возросли и составили по 8 млн. серебряных унций каждой сторонне, то есть в три раза больше, чем полагалось по Тяньцзиньскому договору. По дополнительному соглашению к России возвращалось около 400 тыс. кв. км. по реке Уссури. В 1864 г. между Россией и Китаем был подписан Чугучакский протокол, по которому регулировались территориальный отношения в районе озера Балхаш и Центральной Азии.
Опиумные войны стали страшным национальным унижением для Китая, который до этого времени считал себя единственным центром цивилизации. Впрочем, была и другая сторона последствий опиумных воин – Китай стал открываться для западных технологий и инноваций, западной системы образования и медицины, по всей стране начали создаваться современные миссионерские школы и больницы, но цена за такой прогресс была заплачена очень высокая.

Ссылка на основную публикацию