Первая опиумная война

Первая опиумная война: у истоков

По странному совпадению, в 1757 году, когда маньчжуры, вырезав джунгар, присоединили к Китаю территорию будущего Синьцзяна, британская Ост-Индийская компания захватила в Бенгалии районы, производящие опиум. Именно опиум стал первым товаром европейских торговцев, который нашёл широкий спрос на самодостаточном китайском рынке. На полтора столетия этот наркотик стал бичом китайской жизни и послужил причиной нескольких военных конфликтов, первый из которых начался в 1839 году.

Опиум для Китая

Первые медицинские сведения о свойствах опия в Китае находят в книге рецептов «Средние страны», появившейся в Х веке, в эпоху долгих междоусобных войн и переворотов между падением империи Тан и воцарением династии Сун. Первоначально китайцы позаимствовали от индийских мусульман способ варить мак и из полученного опия делать «хлебцы». Однако им куда больше полюбилось курение опия, которое вызывало иное, более глубокое действие. Уже при первых вдохах дыма человек впадает в сладкую дрёму наркотического опьянения. Как оказалось, именно индийский опиум из Бенгалии обладал особым качеством и приобрёл небывалый спрос в Поднебесной…

Уже к концу XVIII века англичане наладили широкую торговлю этим специфическим «товаром», занимавшим к рубежу веков свыше трети всего объёма английской торговли с Китаем. И если раньше европейцы вынуждены были щедро платить серебром за чай, шёлк, фарфор и прочие популярные у европейской элиты китайские товары, то теперь поток серебра (основной в том мире расчётной валюты) хлынул в обратную сторону.

Масштабы наркоторговли были просто фантастическими. Только в одном 1837 году англичане ввезли в Китай 2535 тонн опия, выручив за него 592 тонны серебра. А ведь кроме англичан в наркоторговле подвизались и американцы, перепродававшие в Китай более дешёвый и менее «качественный» турецкий опиум, и прочие европейские торговцы. Всего же в 1837 году в обмен на опиум из Китая утекло свыше 1200 тонн серебра. Вымывание из страны серебра перекосило всю экономическую и финансовую систему Китая, вызвав катастрофическое удорожание серебряной монеты и как следствие – резкий рост налогового бремени и снижение уровня жизни основной массы крестьянского населения, в быту пользовавшегося мелкой медной монетой, но платившего подати серебром.

Помимо экономического удара торговля опиумом при таких гигантских масштабах наносила страшный удар по моральному и физическому состоянию всего китайского народа. В первую очередь наркоманами становились представители элиты, ведь у крестьян просто не было серебра на покупку опия. По оценкам современников, среди пекинских чиновников было 10–20% курильщиков опия, а в приморских провинциях и портовых городах юга Китая таковых было свыше половины. Наркоманами стали даже некоторые маньчжурские принцы. А после того как под влиянием высокого спроса плантации мака появились в континентальном Китае, и их менее качественный, но дешёвый опиум стал доступен простолюдинам, к наркоманам-принцам и наркоманам-чиновникам присоединились наркоманы-крестьяне, наркоманы-солдаты и даже наркоманы-монахи.

Как с ужасом писал китайский очевидец, свидетель тех лет: «Днём люди спали, а ночью бодрствовали; ясным светлым днём не слышно было и человеческого голоса, царила тишина, а ночью при свете луны и красных фонарей открывался дьявольский базар…».

Курение опиума на полтора века стало бичом китайской жизни, и даже в первой половине XX века многие видные политики и военные деятели Китая всех противоборствующих лагерей – вроде «Молодого маршала» Джан Сюэляна или главного красного маршала Джу Дэ, бывшего в молодости страстным курильщиком опия, – не были свободны от этой пагубной страсти. И только жёсткая диктатура Коммунистической партии Китая сумела обуздать наркотическую эпидемию.

Пока же чиновники империи Цин упивались опиумными галлюцинациями, а их более корыстные коллеги упивались подсчётом коррупционных барышей, которые приносила нелегальная торговля маковым зельем. Всеобщая коррупция стала третьим – помимо ущерба генофонду и экономике – злом, занесённым в Китай на парусах быстроходных опиумных клиперов.

Мирное начало «опиумной войны»

Первый императорский указ о запрете торговли опиумом появился ещё в 1729 году, задолго до развития систематического британского наркотрафика из Индии. Начиная с 1796 года указы о запрете опиума следовали регулярно, со столь же постоянной безрезультатностью. Зачастую европейские купцы вели торговлю прямо с кораблей, стоявших на якоре у побережья. Многочисленные сампаны и джонки свозили опиум на берег и по многочисленным рекам и каналам распространяли его по всему Китаю.

«Борьба» с торговлей опиумом создала устойчивую коррупционную систему среди маньчжуро-китайского чиновничества. Например, лет за десять до первой опиумной войны капитан Хань Чжаоцин, назначенный руководить борьбой с опиумной контрабандой, договорился с иностранными судовладельцами. С каждых пропущенных 10 тысяч ящиков опиума он брал процент, несколько сот ящиков, и докладывал о них властям как об успешно захваченных. Дошло до того, что он ввозил опиум на военных судах и получал при этом награды за успешную борьбу с наркоторговлей. В результате высокопоставленный коррупционер получил чин адмирала и право ношения павлиньих перьев на головном уборе, нажил огромное состояние, ну и, заодно, убил наркотиком множество соотечественников.

Нельзя сказать, что данные проблемы совсем не волновали власть. У высших чинов империи Цин были разные взгляды на проблему опиума. Часть чиновников выступала за тотальный запрет не только торговли, но и хранения и употребления опиума. Другие, наоборот, призывали шире наладить собственное опиумное производство, строго запретив употребление лишь военным и чиновникам, и собственным опиумом вытеснить с китайского рынка опиум английский, чтобы остановить стремительный отток серебра из Поднебесной. Но наиболее многочисленная и, как выяснится, наиболее влиятельная часть элиты вообще ни за что не выступала – этим разложенцам и так неплохо жилось.

В 1838 году в должность императорского наместника провинций Хунань и Хубэй вступил 54-летний китайский чиновник Линь Цзэсюй. В имперской иерархии маньчжур он носил титул «чжитай», в соответствии с которым ему полагался серебряный журавль, вышитый на груди чиновничьего халата. Титул «чжитай» в России переводили как «наместник», а в Англии – как «Viceroy», вице-король.

В отличие от множества своих коллег по бюрократии, «вице-король» Линь являлся человеком честным, умным и деятельным. Традиционное конфуцианское образование и участие в поэтических кружках не мешало ему интересоваться положением за границей и пытаться, например, создать новую корабельную пушку, по образцу недавно появившихся европейских «бомбических орудий».

В своих провинциях Линь Цзэсюй в первые же месяцы развил успешную борьбу с наркоторговлей. Он не только изъял опиум и закрыл притоны, но и организовал систему лечения наркоманов, добровольную и принудительную. Об этом Линь написал подробный доклад императору Даогуану, и впечатлённый монарх в конце 1838 года назначил его особым имперским уполномоченным в провинции Гуандун (главном центре наркоторговли), подчинив ему военно-морские силы провинции и поручив борьбу с опиумом. Заметим, что тогда в этих трёх провинциях Китая, фактически подвластных Линь Цзэсюю, проживало около 70 миллионов человек ― столько же в том году насчитывалось подданных на всей территории Российской империи.

Линь Цзэсюй прекрасно понимал всю сложность своего положения и истинное отношение цинской элиты к борьбе с наркомафией, но рьяно взялся за дело. В марте 1839 года он задержал под Гуандуном (Кантоном, как называли его европейцы) все опиумные корабли-склады с примерно 1500 тонн опиума, окружил войсками иностранные торговые фактории и объявил европейским купцам, что прекращает любую торговлю до полной сдачи всего опиума и письменного обязательства европейцев прекратить впредь наркоторговлю (английские власти, кстати, тут же запретили своим подданным давать такие расписки).

Английские и американские торговцы вынуждены были сдать китайским властям свои запасы опиума на сумму 8 миллионов лянов (т.е. равную 296 тоннам серебра). Примечательно, что Линь Цзэсюй не конфисковывал опиум, а выкупал его у европейцев, расплачиваясь за опиум чаем. Весь изъятый в Кантоне опиум в июне 1839 года сжигали на кострах, для чего потребовалось почти три недели.

Подготовка к войне миров

Угроза лишения баснословных доходов от наркоторговли и вообще торговли с Китаем (а без выручки от продажи опиума торговля с Китаем была для европейцев невыгодна) побудила Британскую колониальную империю начать войну с феодальной Цинской империей. Английский флот уже тогда по праву считался сильнейшим в мире, таковым он будет оставаться ещё на протяжении почти целого века. Да и немногочисленная британская сухопутная армия после наполеоновских войн была в целом на высоте военного искусства и военной техники того времени. Викторианская эпоха (королеву Викторию короновали как раз в те дни, когда Линь Цзэсюй начал борьбу опиумом) – эпоха бесспорного экономического и политического лидерства Великобритании на планете – только начиналась.

Линь Цзэсюй, видя приближение войны и осознавая превосходство английского флота (тотальное превосходство европейской сухопутной армии над знамёнными войсками даже он вряд ли предполагал), начал активные приготовления в районе Кантона – оборудование артиллерийских фортов и строительство береговых заграждений. Он приказал закупить у различных иностранных государств (Португалии, США, Голландии, Испании) 380 пушек.

Вдоль гуандунского побережья и на мелких островах были размещены небольшие отряды солдат, снабжённые значительным количеством отравляющих веществ, чтобы в нужный момент отравить источники и оставить британские корабли, оторванные от своих далёких баз, без пресной воды.

Китайские морские части под командованием адмирала Гуан Тяньпэя активно тренировались в проведении абордажа и рукопашном бое на палубе – они ещё не догадывались, что превосходство британской морской артиллерии и парусного вооружения, а тем более такое чудо, как пароходы, практически не оставят им возможности скрестить мечи на палубах английских кораблей.

Также Линь Цзэсюй призвал на военную службу 5000 ловцов жемчуга из местных нацменьшинств: их суда должны были наблюдать за неприятелем и по возможности вести «малую войну», неожиданно атакуя английские суда.

Показательно, что на все эти военные расходы погрязшее в равнодушном и корыстном бюрократизме центральное правительство Китая не выделило ни копейки. А намерение Линь Цзэсюя организовать народное ополчение обеспокоило маньчжурские власти едва ли не более, чем перспектива английского набега.

Здесь надо указать, что первая война с европейцами воспринималась в Поднебесной именно как очередной набег варваров. Отсюда и столь странное для нас дальнейшее поведение маньчжуро-китайских властей в ходе боевых действий – в силу своей естественной ограниченности они искренне считали эти события не войной двух империй, а очередным набегом каких-нибудь кочевников. Сколько их было в истории Китая! Варвары пограбят, пожгут и уберутся восвояси, и снова можно будет заняться своими любимыми делами – философией, поэзией, коррупцией, поручив нудную торговлю с варварами раболепным купцам-компрадорам. Вся разница лишь в том, что варвары на этот раз приходят не из степей за Великой китайской стеной, а из морских пустынь, куда они неизбежно уберутся сами собой, сколько бы городов они ни захватили у морских границ. Ну а то, что варвары оказались локально сильнее, не страшно, такое тоже случалось в долгой истории Китая. В любом случае, внутриимперские проблемы и интриги были для большинства «мандаринов» (так европейцы в XIX веке именовали чиновников империи Цин) куда важнее и опаснее всех варварских подданных королевы Виктории с их дьявольскими орудиями войны.

С конца 1839 года и до июня 1840-го военные действия носили характер отдельных стычек у морского побережья. В отличие от европейских войн, война была необъявленной. Она и не могла быть объявленной — в силу отсутствия дипломатических отношений. Китайцы, например, первоначально даже не знали символики белого парламентёрского флага, а британские представители для обращения к Китаю использовали выходящую в Макао, старинной португальской колонии, газету на китайском языке. Воистину – так начиналась война миров…

История опиумных войн в Китае

Первые упоминания о таком наркотике, как опиум появились в 1683 году. Англичане обнаружили, что простое растение способно делать людей спокойнее. Они начали привозить сотни ящиков чудесной травы обратно на родину, в расчете подсадить на нее население, тем самым укрепив свою власть. Но сложившееся в то время культурное настроение помешало распространить наркотик среди бедных. Поэтому английским чиновникам пришлось искать новые рынки сбыта.

Решение нашлось, и оно сулило множество выгод для страны и ее чиновников. При помощи опиума было решено захватить рынок Китая и развалить агрессивную по отношению к европейским странам власть.

Причины опиумных войн

Начав в XIX веке ввозить в Поднебесную сначала понемногу, англичане смогли подсадить на наркотики практически полстраны, и чиновников и обычных крестьян. Само собой, правящие классы со временем начали видеть разрушительные последствия повального употребления опиума. Крестьяне больше не возделывали с утра до ночи свои земли, а солдаты были не в состоянии держать в руках оружие.

Для выхода из сложившейся ситуации, в единственный порт, осуществляющий торговлю с европейцами, был послан Линь Цзэсюя.

Полностью блокировав порт, чиновник силой изъял более 20 тысяч ящиков с наркотиком. Для того чтобы не злить английских торговцев, китайцы предлагали им выход. Если они откажутся поставлять опиум, им будут даны хорошие торговые условия. Чтобы возместить потери за изъятый опиум, торговцам было выдано множество дорогих китайских товаров, в основном это был чай.

Читайте также:  Как получить гражданство в Чили

Британия объявляет войну

Однако данными мерами можно было решить не все проблемы. Дело в том, что приближенные к императору чиновники имели свои выгоды от продажи наркотиков. Они давили на государя, стараясь переубедить его. В то время начало набирать силу движение, призывавшее полностью изгнать всех чужаков из страны.

Линь Цзэсюй, будучи умным человеком, постоянно общающимся с образованными людьми из Англии, предостерегал императора от резких действий, зная, чем они могут закончиться. Несмотря на это в 1839 году Китай прекратил любые контакты с иностранцами, объявив о закрытии страны. Через год чиновники, потерявшие большие прибыли добились объявления Китаю Англией войны.

Силы сторон

Каждая из сторон обладала определенными преимуществами перед другой. Китайские войска превосходили врага численностью в десятки раз. Уже в то время Китай был одной из самых густонаселенных стран. Но проблема была в том, что эти войска не были готовы к тому, что англичане будут лучше подготовлены. Англия того времени обладала сильнейшим флотом, а солдаты были обучены и хорошо вооружены.

Войска Великобритании

Для разрешения деловых вопросов и возобновления торговли радикальными методами, Великобританией было послано 40 кораблей. Общая численность войска не превышала 4 тыс. человек.

Войска Цинской империи

Общее число солдат в Китае тогда превышало 800 тыс. человек. Но войска были разбросаны по всей стране. К тому же их опыт ведения боевых действий ограничивался столкновениями с необученными варварами и бунтовщиками.

Большой проблемой полководцев в Китае стало повальное употребления опиума. Наркомания сильно свирепствовала в казармах. Перед каждым боем, предприимчивые торговцы находили способ доставить до палаток с солдатами готовый к употреблению опиум. Солдаты получали его практически задаром, и это подогревало в них интерес. Англичане были настроены вернуть все и с процентом после победы.

Начало конфликта

Начался конфликт не с нападения иноземцев. В самой стране происходили восстания и бунты, связанные с запретом опиума. Страну раздирали противоречия и конфликты, чиновники не могли договориться между собой и страна начала погружаться в смуту. Это все входило в план англичан, которые рассчитывали не вступать в конфликт с превосходящими силами, не будучи уверенными в их неспособности вести военные действия.

Первая опиумная война в Китае

Еще в 1830 году регулярные войска были вынуждены вступать в стычки с английскими контрабандистами. Они уничтожали привезенный опиум, либо обменивали на чай. Собравший с силами, английское правительство отправило в 1840 году к берегам Гуанчжоу военную эскадру, целью которой было достижение следующих выгод:

  • Возмещение затрат, связанных с конфискацией опиума, и организацией военной экспедиции.
  • Возобновление сотрудничества с разрешением торговать любыми товарами.

Первое время император не желал даже слышать о требованиях чужеземцев. Однако, уже к 1842 году, когда английские войска вплотную подошли к столице, был вынужден пересмотреть свою позицию. Лучше подготовленные и оснащенные англичане без труда заняли все стратегически важные позиции, не встретив особого сопротивления со стороны ослабленного врага.

Результаты и условия мирного договора

Через два года после начала, Первая Опиумная война закончилась. Описывая кратко принятый мирный договор, можно утверждать, что Англия и Китай пришли к следующим пунктам:

  • Возместить затраты на военный поход.
  • Передать в Англии город Гонконг.
  • Пересмотреть таможенные правила относительно запрещенных товаров.

Сразу после конфликта, начались масштабные завозки опиума. К тому же условия договора были таковы, что большая часть объединенного Китая стала, по сути, колонией англичан.

Вторая опиумная война

Даже то, что китайские чиновники находились в полной зависимости от захватчиков, не повлияло на политику против опиума. Договор не включал в себя пункт, согласно которому наркотик можно было бы поставлять без проблем. К тому же начавшаяся Крымская Война требовала от англичан определенного внимания. Это привело к тому, что Китай вернул некоторую независимость.

Само собой, Великобританию не устраивала такая ситуация. Поэтому после того как был арестован корабль «Эроу», по обвинению в торговле опиумом, Англия объявила очередную Войну в 1856 году.

Начались повторные стычки с одиночными торговыми судами. Никто не предпринимал серьезных шагов. После того как англичане, при поддержке французов сумели захватить крупный торговый город Гуанчжоу, в Индии началось восстание. Это не позволило захватчикам проникнуть вглубь страны. Вскоре начались мирные переговоры.

Условия мирного договора

К переговорам были подключены несколько сторонних государств, таких как Россия, США и Франция. Каждый имел виды на Поднебесную и хотел получить свою часть выгод. Для китайских чиновников был неудобный момент для того, чтобы диктовать свои условия. В стране набирал обороты очередной гражданский бунт. Поэтому им пришлось принимать все требования чужеземцев.

Результатом переговоров стало:

  • Открытие дополнительных портов для торговли с Китаем.
  • Открытый въезд на территорию Китая иностранцев и беспрепятственное передвижение.
  • Отсутствие притеснений миссионерских движений.

Новый виток военных действий и Пекинский договор

Согласно подписанному ранее краткому мирному договору, тот вступал в силу только после подписания всеми сторонами. Этим воспользовался китайский император. Он тянул с ратификацией договора, а в это время войска производили подготовительные маневры и укрепляли стратегически важные пункты.

Это привело к тому, что в 1860 году, объединенные англо-французские силы на кораблях Ост-индской компании начали наступление на столицу. Сухопутные войска быстро пересекали сушу. Китайские солдаты, уставшие воевать, и ослабленные после регулярного употребления опия сдавали позиции.

Императорский двор, чувствуя опасность, был вынужден эвакуироваться из столицы. Захватчики разграбили дворец и близлежащие храмы.

Для заключения очередного мирного договора, требовался легитимный чиновник со стороны поверженной стороны. Из-за того, что все монархи сбежали, было принято доверить эту роль русскому дипломату Н. П. Игнатьеву.

Условия нового договора предписывали соблюдение подписанного ранее соглашения и открытие более лояльных торговых путей. К тому же из страны было разрешено вывозит китайских рабочих, которые получили название – кули.

Последствия воин

Несколько вооруженных конфликтов, разгоревшихся в XIX веке на территории Циньской империи за несколько лет, привели к тому, что:

  • Китай стал зависим.
  • Начался масштабный вывоз ресурсов и дешевой рабочей силы.

Это продолжалось вплоть до 1911 года, когда после ряда восстаний образовалась Китайская Республика. Она смогла объединить разрозненные земли и дать отпор захватчикам.

Заключение

История Поднебесной наполнена большим количеством событий, большая часть из которых имеет отношение к кровопролитию и угнетению народа. В этот раз страна столкнулась с иностранным захватчиком, и несмотря на превосходящую численность, потерпела поражение.

После всех потрясений, почти целый век, Китай находился в крайне невыгодных условиях. Большую часть выгод получали иностранные предприниматели. Проблемами крестьян практически никто не занимался. Однако, несмотря на большие потери за всю историю опиумных войн, современный Китай является процветающим государством, открытым для туристов и иностранных торговцев.

Опиумные войны: как Британия хитростью свалила Китай

29 августа 1842 года был подписан Нанкинский договор между Великобританией и Китаем. Закончилась Первая опиумная война. Китай уступил Англии Гонконг, открыл для её судов пять портов и выплатил 23 миллиона долларов в качестве военной контрибуции.

Чтобы существовать, империя должна расширяться

Для политических реалий Европы середины – второй половины XIX века колонизация стран Азии и Африки была вполне ординарной частью общей международной геополитики. Британия в те годы являлась лидером международной торговли, но даже завоевание Индии и закрепление за ней статуса английской колонии не остановило аппетитов английских властей и предпринимателей.

Вместе с промышленным переворотом, начавшимся в конце XVIII века с изобретения парового двигателя в Великобритании, резко выросли объёмы производства экономических благ. Довольно скоро внутренние рынки и рынки имевшихся у Англии колоний были насыщены. Над страной нависла угроза сокращения объёмов производства и, как следствие, упадка в экономике. Чтобы не допустить этих последствий, Великобритания стала искать новые рынки сбыта своей продукции и альтернативные способы дохода.

Новый тип военных конфликтов

Взор английских капиталистов пал на Китай. К середине XIX века это государство представляло собой богатейшую страну во всей Азии. Китай активно торговал уникальными товарами: шёлком, фарфором, чаем, различными предметами искусства. Вот только торговлю китайцы вели исключительно в обмен на золото и серебро и сильно ограничивали ввоз импортных товаров. Возник дисбаланс. Вдобавок Китай оставался практически закрытой страной: иностранцам разрешалось использовать только один порт – Гуанчжоу (европ. Кантон), а покидать его запрещалось.

Однако англичанам удалось найти «ключик» к «открытию» Китая. Китайцы давно использовали производные мака в медицинских целях, но в качестве наркотика широко его не использовали. Большую роль в распространении опиума в Китае сыграла английская индийская торговая компания (Ост-Индская компания). Несмотря на запрет опиокурения и запрет на его продажу в Китае, Ост-Индская компания контрабандой поставляла это вещество. В коррупционные схемы поставок опиума были массово вовлечены даже китайские чиновники и аристократия.

Если в 1770-х годах Китаю продавалось полторы тонны опиума в год, то в 1830-х уже 2000 тонн (75 % всего китайского импорта), а ещё через несколько десятилетий этот наркотик потребляли повсеместно. Причём в самой Великобритании долго шли споры о моральном аспекте торговли наркотиком. Серьёзной критике подвергалась деятельность министра иностранных дел, который был бессилен в борьбе с английскими наркоторговцами. Но победило торговое лобби, требовавшее военного вторжения в Китай с целью навсегда покончить с вопросом об открытии китайских рынков.

Поводом к войне послужили действия наместника китайского императора – Линь Цзэсюя. Он в 1839 году заставил иностранных купцов сдать огромные объёмы партии опиума. Ущерб был оценён более чем в 200 тонн серебра. Но последней каплей стало официальное объявление императора Даогуана о закрытии Китая для любых иностранных торговцев. В апреле 1840 года началась, пожалуй, первая в мировой истории война, которая велась не за территориальные приобретения, а за новые рынки сбыта. Это была война нового типа.

Побеждённые и униженные

Долгие десятилетия оставаясь закрытой страной, Китай сильно отстал в технологическом прогрессе. Вооружённые силы Поднебесной насчитывали чуть менее миллиона человек, из которых в конфликте приняли участие только сто тысяч. Но даже при такой численности они не выстояли под натиском всего лишь четырёхтысячного английского корпуса – блестяще оснащённого и обученного. За несколько месяцев англичане подошли к Пекину. Император был вынужден пойти на условия коварного врага. Тем не менее бои продолжались ещё два года, вплоть до августа 1842-го, когда Китайская империя окончательно согласилась на унизительный мир, подписанный затем в Нанкине («южная столица» Поднебесной).

Пять портовых городов были открыты для английских торговцев, в них действовали независимые (а по факту – британские) законодательные и судебные органы власти. Курение опиума продолжило своё распространение…

ПЕРВАЯ ОПИУМНАЯ ВОЙНА

ПЕРВАЯ ОПИУМНАЯ ВОЙНА

Конец XVIII и начало XIX вв. ознаменовались продолжением раздела мира между ведущими европейскими государствами. Колонизаторы использовали и военную силу, но чаще покорение «диких стран» происходило с помощью торговли, миссионерской деятельности. Пользуясь технической отсталостью народов Азии, Африки, Океании и Америки, проявляя порой неожиданный для аборигенов цинизм, двоедушие и коварство, колонизаторы совершенно закабаляли их, выкачивая из колоний или просто зависимых стран все соки.

Великие державы делят Китай. Карикатура

Уже долгие столетия европейцев манил Китай, слава о богатствах которого не померкла со времен Марко Поло. Необъятная страна, с многомиллионным населением и накопленными столетиями сокровищами и произведениями искусства приковывала алчные взоры политиков и купцов. Однако все попытки обосноваться в Китае не приносили ощутимого результата. Это было вызвано традиционными изоляционистскими принципами китайской внешней политики, проводимой императорами маньчжурской династии Цин.

Согласно этим принципам все государства, кроме Китая (в том числе и европейские), рассматривались как варварские. В начале XIX в. иностранцам все еще запрещалось пребывать долгое время в китайской столице, не допускалось создание посольств и торговых представительств. В 1757 г. были закрыты для внешней торговли все порты, за исключением Гуанчжоу (Кантона). Торговля с иностранцами велась замкнутой организацией китайских купцов Гунхан.

Сопротивление Китая было сломлено благодаря воистину преступным действиям. Всю первую половину XIX в. планомерно увеличивался контрабандный ввоз в Китай опиума, который выращивался английской Ост-Индской компанией в Бенгалии. Опиум быстро стал основной и наиболее доходной статьей английской торговли с Китаем. Вначале его ввоз составлял несколько тысяч ящиков в год; в 1816 г. он достиг почти 22 тысяч ящиков, а в 1838 г. превысил 40 тысяч ящиков. Китайские власти смотрели на это сквозь пальцы, получая от торговцев взятки. Наркотическая зависимость, быстро возникавшая у потребителей, гарантировала постоянный спрос.

Читайте также:  Цены в Китае на еду, жилье, товары и услуги, отдых и учёбу

К концу 30-х годов XIX в. ситуация с потреблением опиума, который приводил к физическому и моральному истощению императорских подданных, стала всерьез беспокоить центральные власти. Влиятельный советник императора Линь Цзэ-сюй решительно выступил против опиумной торговли. По его инициативе 18 марта 1839 г. был издан приказ выдать чиновникам весь опиум, хранившийся на складах. Фактории были оцеплены войсками, и 20 243 ящика опиума было выдано китайскому комиссару, который сбросил ящики в рвы с известью и соленой водой.

В апреле 1840 г. британское правительство официально объявило Китаю войну, получившую название «первая опиумная война». В июне английская эскадра блокировала Гуанчжоу, десантные войска оккупировали остров Сянган (Гонконг), в июле был взят Динхай. Американцы, также продававшие в Китае опиум, поддержали англичан своим флотом. В это же время другая британская эскадра, действуя в другом конце страны, появилась вблизи города Тяньзинь, угрожая столичной провинции Чжили.

Китайское правительство пыталось договориться с британцами. Был снят запрет на ввоз опиума. 20 января 1841 г. была подписана конвенция о выплате британцам 6 миллионов юаней контрибуции и передаче под юрисдикцию Великобритании Гонконга. Вскоре, однако, китайское правительство денонсировало эту конвенцию. Военные действия развернулись с новой силой. Британские войска, не встречая сильного сопротивления, захватили Нинбо, Чжаушаньские острова, Шанхай и ряд важных пунктов на подступах в Гуанчжоу, блокировав почти все восточное побережье Китая.

В октябре 1841 г. британской армией был снова взят и разграблен Динхай. В это же время англичане получили подкрепление из Индии. В июле 1842 г. британская эскадра, поднявшись вверх по реке Янцзы, штурмом захватила важный в стратегическом плане город Чжэньцзянь.

29 августа 1842 г. был подписан Нанкинский мирный договор, по которому Китай открывал для английской торговли пять портов — Гуанчжоу, Сямынь, Фуджоу, Нинбо и Шанхай, уплачивал контрибуцию в 21 миллион юаней, уступал в «вечное владение» англичанам остров Гонконг, ликвидировал торговую монополию Гунхан. Китаю были навязаны низкие таможенные пошлины на английские товары. Через год было подписано дополнительное соглашение, по которому английским подданным предоставлялось в Китае право экстерриториальности[111]. Британцам не удалось добиться формальной легализации ввоза опиума в Китай, хотя договор фактически не запрещал контрабандную торговлю. В 1844 г. были подписаны договоры с США и Францией, распространявшие на эти страны права и привилегии, которые были предоставлены Великобритании.

Ослабление имперской власти привело к тому, что на территории Китая образовалось Тайпинское государство, с которым китайское правительство вело изнурительную борьбу. Формально правительства западных держав соблюдали нейтралитет. На самом же деле они сочувствовали тайпинам и старались использовать гражданскую войну в своих целях. В 1854 г. представители Великобритании, Франции и США предъявили китайскому императору требование о перезаключении договоров 1842–1844 гг. Они требовали себе права неограниченной торговли на всей территории Китая, допущения своих постоянных послов в Пекин, официального права торговать опиумом. Китайское правительство отклонило эти требования, но к открытому конфликту это не привело, так как военные силы Англии в это время были задействованы в войнах с Россией, Ираном и Индией.

Однако, как только Великобритания освободила свои силы после Крымской войны, британцы начали искать повод для новой войны в Китае. Этим поводом стало задержание китайскими властями английского судна, перевозившего контрабандный груз. В конце октября 1856 г. британская эскадра обстреляла порт Гуанчжоу. В начале 1857 г. в военных действиях также участвовали американские корабли. Вскоре к Англии присоединилась и Франция. В 1860 г. объединенная англо-французская армия развернула военные операции на Ляодунском полуострове и в Северном Китае, захватила Тяньцзинь. В решающем сражении в конце сентября под Пекином англо-французская армия разгромила маньчжуро-монгольскую конницу.

24–25 октября 1860 г. был подписан Пекинский договор, по которому китайское правительство согласилось выплатить Англии и Франции большую контрибуцию, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы в колониях Англии и Франции. К Англии с этого момента переходила южная часть Цзюлунского полуострова.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

uCrazy.ru

Навигация

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Первая опиумная война: у истоков

По странному совпадению, в 1757 году, когда маньчжуры, вырезав джунгар, присоединили к Китаю территорию будущего Синьцзяна, британская Ост-Индийская компания захватила в Бенгалии районы, производящие опиум. Именно опиум стал первым товаром европейских торговцев, который нашёл широкий спрос на самодостаточном китайском рынке. На полтора столетия этот наркотик стал бичом китайской жизни и послужил причиной нескольких военных конфликтов, первый из которых начался в 1839 году.

Первые медицинские сведения о свойствах опия в Китае находят в книге рецептов «Средние страны», появившейся в Х веке, в эпоху долгих междоусобных войн и переворотов между падением империи Тан и воцарением династии Сун. Первоначально китайцы позаимствовали от индийских мусульман способ варить мак и из полученного опия делать «хлебцы». Однако им куда больше полюбилось курение опия, которое вызывало иное, более глубокое действие. Уже при первых вдохах дыма человек впадает в сладкую дрёму наркотического опьянения. Как оказалось, именно индийский опиум из Бенгалии обладал особым качеством и приобрёл небывалый спрос в Поднебесной…

Уже к концу XVIII века англичане наладили широкую торговлю этим специфическим «товаром», занимавшим к рубежу веков свыше трети всего объёма английской торговли с Китаем. И если раньше европейцы вынуждены были щедро платить серебром за чай, шёлк, фарфор и прочие популярные у европейской элиты китайские товары, то теперь поток серебра (основной в том мире расчётной валюты) хлынул в обратную сторону.

Масштабы наркоторговли были просто фантастическими. Только в одном 1837 году англичане ввезли в Китай 2535 тонн опия, выручив за него 592 тонны серебра. А ведь кроме англичан в наркоторговле подвизались и американцы, перепродававшие в Китай более дешёвый и менее «качественный» турецкий опиум, и прочие европейские торговцы. Всего же в 1837 году в обмен на опиум из Китая утекло свыше 1200 тонн серебра. Вымывание из страны серебра перекосило всю экономическую и финансовую систему Китая, вызвав катастрофическое удорожание серебряной монеты и как следствие – резкий рост налогового бремени и снижение уровня жизни основной массы крестьянского населения, в быту пользовавшегося мелкой медной монетой, но платившего подати серебром.

Помимо экономического удара торговля опиумом при таких гигантских масштабах наносила страшный удар по моральному и физическому состоянию всего китайского народа. В первую очередь наркоманами становились представители элиты, ведь у крестьян просто не было серебра на покупку опия. По оценкам современников, среди пекинских чиновников было 10–20% курильщиков опия, а в приморских провинциях и портовых городах юга Китая таковых было свыше половины. Наркоманами стали даже некоторые маньчжурские принцы. А после того как под влиянием высокого спроса плантации мака появились в континентальном Китае, и их менее качественный, но дешёвый опиум стал доступен простолюдинам, к наркоманам-принцам и наркоманам-чиновникам присоединились наркоманы-крестьяне, наркоманы-солдаты и даже наркоманы-монахи.

Как с ужасом писал китайский очевидец, свидетель тех лет: «Днём люди спали, а ночью бодрствовали; ясным светлым днём не слышно было и человеческого голоса, царила тишина, а ночью при свете луны и красных фонарей открывался дьявольский базар…».
Курение опиума на полтора века стало бичом китайской жизни, и даже в первой половине XX века многие видные политики и военные деятели Китая всех противоборствующих лагерей – вроде «Молодого маршала» Джан Сюэляна или главного красного маршала Джу Дэ, бывшего в молодости страстным курильщиком опия, – не были свободны от этой пагубной страсти. И только жёсткая диктатура Коммунистической партии Китая сумела обуздать наркотическую эпидемию.

Пока же чиновники империи Цин упивались опиумными галлюцинациями, а их более корыстные коллеги упивались подсчётом коррупционных барышей, которые приносила нелегальная торговля маковым зельем. Всеобщая коррупция стала третьим – помимо ущерба генофонду и экономике – злом, занесённым в Китай на парусах быстроходных опиумных клиперов.

Первый императорский указ о запрете торговли опиумом появился ещё в 1729 году, задолго до развития систематического британского наркотрафика из Индии. Начиная с 1796 года указы о запрете опиума следовали регулярно, со столь же постоянной безрезультатностью. Зачастую европейские купцы вели торговлю прямо с кораблей, стоявших на якоре у побережья. Многочисленные сампаны и джонки свозили опиум на берег и по многочисленным рекам и каналам распространяли его по всему Китаю.

«Борьба» с торговлей опиумом создала устойчивую коррупционную систему среди маньчжуро-китайского чиновничества. Например, лет за десять до первой опиумной войны капитан Хань Чжаоцин, назначенный руководить борьбой с опиумной контрабандой, договорился с иностранными судовладельцами. С каждых пропущенных 10 тысяч ящиков опиума он брал процент, несколько сот ящиков, и докладывал о них властям как об успешно захваченных. Дошло до того, что он ввозил опиум на военных судах и получал при этом награды за успешную борьбу с наркоторговлей. В результате высокопоставленный коррупционер получил чин адмирала и право ношения павлиньих перьев на головном уборе, нажил огромное состояние, ну и, заодно, убил наркотиком множество соотечественников.

Нельзя сказать, что данные проблемы совсем не волновали власть. У высших чинов империи Цин были разные взгляды на проблему опиума. Часть чиновников выступала за тотальный запрет не только торговли, но и хранения и употребления опиума. Другие, наоборот, призывали шире наладить собственное опиумное производство, строго запретив употребление лишь военным и чиновникам, и собственным опиумом вытеснить с китайского рынка опиум английский, чтобы остановить стремительный отток серебра из Поднебесной. Но наиболее многочисленная и, как выяснится, наиболее влиятельная часть элиты вообще ни за что не выступала – этим разложенцам и так неплохо жилось.

В 1838 году в должность императорского наместника провинций Хунань и Хубэй вступил 54-летний китайский чиновник Линь Цзэсюй. В имперской иерархии маньчжур он носил титул «чжитай», в соответствии с которым ему полагался серебряный журавль, вышитый на груди чиновничьего халата. Титул «чжитай» в России переводили как «наместник», а в Англии – как «Viceroy», вице-король.

В отличие от множества своих коллег по бюрократии, «вице-король» Линь являлся человеком честным, умным и деятельным. Традиционное конфуцианское образование и участие в поэтических кружках не мешало ему интересоваться положением за границей и пытаться, например, создать новую корабельную пушку, по образцу недавно появившихся европейских «бомбических орудий».

В своих провинциях Линь Цзэсюй в первые же месяцы развил успешную борьбу с наркоторговлей. Он не только изъял опиум и закрыл притоны, но и организовал систему лечения наркоманов, добровольную и принудительную. Об этом Линь написал подробный доклад императору Даогуану, и впечатлённый монарх в конце 1838 года назначил его особым имперским уполномоченным в провинции Гуандун (главном центре наркоторговли), подчинив ему военно-морские силы провинции и поручив борьбу с опиумом. Заметим, что тогда в этих трёх провинциях Китая, фактически подвластных Линь Цзэсюю, проживало около 70 миллионов человек ― столько же в том году насчитывалось подданных на всей территории Российской империи.

Линь Цзэсюй прекрасно понимал всю сложность своего положения и истинное отношение цинской элиты к борьбе с наркомафией, но рьяно взялся за дело. В марте 1839 года он задержал под Гуандуном (Кантоном, как называли его европейцы) все опиумные корабли-склады с примерно 1500 тонн опиума, окружил войсками иностранные торговые фактории и объявил европейским купцам, что прекращает любую торговлю до полной сдачи всего опиума и письменного обязательства европейцев прекратить впредь наркоторговлю (английские власти, кстати, тут же запретили своим подданным давать такие расписки).

Английские и американские торговцы вынуждены были сдать китайским властям свои запасы опиума на сумму 8 миллионов лянов (т.е. равную 296 тоннам серебра). Примечательно, что Линь Цзэсюй не конфисковывал опиум, а выкупал его у европейцев, расплачиваясь за опиум чаем. Весь изъятый в Кантоне опиум в июне 1839 года сжигали на кострах, для чего потребовалось почти три недели.

Угроза лишения баснословных доходов от наркоторговли и вообще торговли с Китаем (а без выручки от продажи опиума торговля с Китаем была для европейцев невыгодна) побудила Британскую колониальную империю начать войну с феодальной Цинской империей. Английский флот уже тогда по праву считался сильнейшим в мире, таковым он будет оставаться ещё на протяжении почти целого века. Да и немногочисленная британская сухопутная армия после наполеоновских войн была в целом на высоте военного искусства и военной техники того времени. Викторианская эпоха (королеву Викторию короновали как раз в те дни, когда Линь Цзэсюй начал борьбу опиумом) – эпоха бесспорного экономического и политического лидерства Великобритании на планете – только начиналась.

Линь Цзэсюй, видя приближение войны и осознавая превосходство английского флота (тотальное превосходство европейской сухопутной армии над знамёнными войсками даже он вряд ли предполагал), начал активные приготовления в районе Кантона – оборудование артиллерийских фортов и строительство береговых заграждений. Он приказал закупить у различных иностранных государств (Португалии, США, Голландии, Испании) 380 пушек.

Вдоль гуандунского побережья и на мелких островах были размещены небольшие отряды солдат, снабжённые значительным количеством отравляющих веществ, чтобы в нужный момент отравить источники и оставить британские корабли, оторванные от своих далёких баз, без пресной воды.

Китайские морские части под командованием адмирала Гуан Тяньпэя активно тренировались в проведении абордажа и рукопашном бое на палубе – они ещё не догадывались, что превосходство британской морской артиллерии и парусного вооружения, а тем более такое чудо, как пароходы, практически не оставят им возможности скрестить мечи на палубах английских кораблей.

Также Линь Цзэсюй призвал на военную службу 5000 ловцов жемчуга из местных нацменьшинств: их суда должны были наблюдать за неприятелем и по возможности вести «малую войну», неожиданно атакуя английские суда.

Показательно, что на все эти военные расходы погрязшее в равнодушном и корыстном бюрократизме центральное правительство Китая не выделило ни копейки. А намерение Линь Цзэсюя организовать народное ополчение обеспокоило маньчжурские власти едва ли не более, чем перспектива английского набега.

Здесь надо указать, что первая война с европейцами воспринималась в Поднебесной именно как очередной набег варваров. Отсюда и столь странное для нас дальнейшее поведение маньчжуро-китайских властей в ходе боевых действий – в силу своей естественной ограниченности они искренне считали эти события не войной двух империй, а очередным набегом каких-нибудь кочевников. Сколько их было в истории Китая! Варвары пограбят, пожгут и уберутся восвояси, и снова можно будет заняться своими любимыми делами – философией, поэзией, коррупцией, поручив нудную торговлю с варварами раболепным купцам-компрадорам. Вся разница лишь в том, что варвары на этот раз приходят не из степей за Великой китайской стеной, а из морских пустынь, куда они неизбежно уберутся сами собой, сколько бы городов они ни захватили у морских границ. Ну а то, что варвары оказались локально сильнее, не страшно, такое тоже случалось в долгой истории Китая. В любом случае, внутриимперские проблемы и интриги были для большинства «мандаринов» (так европейцы в XIX веке именовали чиновников империи Цин) куда важнее и опаснее всех варварских подданных королевы Виктории с их дьявольскими орудиями войны.

С конца 1839 года и до июня 1840-го военные действия носили характер отдельных стычек у морского побережья. В отличие от европейских войн, война была необъявленной. Она и не могла быть объявленной — в силу отсутствия дипломатических отношений. Китайцы, например, первоначально даже не знали символики белого парламентёрского флага, а британские представители для обращения к Китаю использовали выходящую в Макао, старинной португальской колонии, газету на китайском языке. Воистину – так начиналась война миров…

Опиумные войны в Китае и их последствия

В XIX век Цинский Китай вошёл богатой и абсолютно закрытой от европейцев державой. Китайская экономика располагала достаточными ресурсами, чтобы создавать всё необходимое населению, начиная от продуктов питания и заканчивая предметами роскоши, внутри страны, не прибегая к импорту. В это же время продукция, производимая в Поднебесной, заполонила европейские рынки. К этому моменту на западе сложились основные колониальные империи, крупнейшей из которых, безусловно, была Великобритания. Европейские государства, переживавшие промышленный бум, были заинтересованы в поиске новых стран для экспорта собственных товаров. Густонаселённый Китай располагал огромным внутренним рынком, которым теоретически могли бы воспользоваться западные коммерсанты, однако, приобретение товаров «белых варваров» противоречило официальной государственной идеологии. Китай не нуждался ни в духовных, ни в экономических ценностях Европы. Однако сам вектор мирового капиталистического развития был направлен в сторону складывания системы международной торговли и дальнейшего разрушения китайской самоизоляции.

До второй половины XIX века торговля с европейцами велась только через порт Гуанчжоу. Иностранным купцам было запрещено покидать свою факторию. Лишь 13 китайских торговых компаний имели право заключать сделки с представителями других государств, причём, их деятельность строго контролировалась императорским чиновником. Китаец, сообщивший иностранцу какие-либо сведения о стране или, тем более, обучавший иностранца китайскому языку, подвергался суровому наказанию.

Высокая коррумпированность среди китайской администрации часто приводила к откровенному произволу по отношению к европейским дельцам. Например, чиновники могли самовольно изменять сумму таможенных тарифов. Европейцы, разумеется, были крайне недовольны сложившейся ситуацией, делились возмущением со своими правительствами и призывали к силовому решению вопроса, что только накаляло и без того напряжённую обстановку.

За свои товары китайские купцы брали исключительно серебро, что стало причиной оттока драгоценного металла из Европы. В связи с этим в Англии, где серебро было основой всей финансовой системы, началось стремительное обесценивание фунта стерлингов.

Складывалась ситуация дисбаланса, которая негативно сказывалась на состоянии экономики Великобритании. Английские купцы и чиновники стремились найти товар, который стал бы пользоваться успехом среди китайского населения. И, в конце концов, такой товар был найден. Ещё в конце XVIII века Ост-Индская компания стала монопольным закупщиком бенгальского опиума, а в начале XIX века начала успешно реализовывать его на китайском рынке. Это вещество было и раньше известно в Поднебесной, но использовалось в самых малых количествах и только в качестве лекарства. Теперь же курение опиума стало повальным, быстро превратившись в настоящее государственное бедствие. Что характерно, основное распространение эта пагубная привычка получила в высших слоях китайского общества, в том числе, среди привилегированного чиновничества, и в армии. Реализовывали опиум английские купцы только за серебро. Таким образом, Великобритания решила сразу две проблемы: добилась баланса в торговле с Китаем и предотвратила падение национальной валюты.

В 1834 году Ост-Индская компания потеряла свою монополию на торговлю опиумом. Поставкой наркотика занялись тысячи английских дельцов, увеличив её в десятки раз.

Попытки наложить запрет на торговлю опиумом

Безнравственность торговли опиумом признавалась не только китайской стороной, но и в Лондоне. Однако в этот бизнес были вовлечены слишком могущественные силы, оказывавшие решительное противодействие любым попыткам пресечь распространение наркотика. Указы императора Цяньлуна, запрещавшие ввоз опиума в страну, фактически были проигнорированы. Чиновники, втянутые в торговлю, не желали отказываться от своих высоких прибылей, получаемых от нелегальных поставок. К тому же многие из них сами употребляли опиум.

Обычно английские купцы устраивали склады опиума прямо на воде, неподалёку от побережья, при необходимости суда, на которых велась торговля, просто перегоняли на другое место. Их расположение было прекрасно известно местным властям, которые всегда предупреждали англичан о приближении инспекции из Пекина.

Преемник Цяньлуна — Даогуан — понял необходимость решительных мер в борьбе с наркотической эпидемией, захлестнувшей страну. Среди своих подданных он выделил Линь Цзэсюя, занимавшего должность генерал-губернатора провинции Гуандун, и передал ему высочайшие полномочия, позволявшие заниматься расследованием всех дел, связанных с контрабандой опиума. Это был деятельный и предельно честный человек, сразу занявшийся радикальным решением проблемы. Опиум изымался как у китайских купцов, так и у англичан. В случаях сопротивления Линь Цзэсюй, не задумываясь, прибегал к силовым методам. В итоге, ему действительно удалось искоренить нелегальную торговлю на обширной территории, однако, эти действия привели к окончательному обострению англо-китайских отношений.

Первая опиумная война (1840-1842)

В конце 1830-х годов стычки между военными силами Великобритании и армейскими частями, направленными Линь Цзэсюем для изъятия и уничтожения опиума, стали обыденностью. Несмотря на то, что в Лондоне имелась мощная оппозиция, выступавшая против развязывания военного конфликта с Пекином, весной 1840 года к берегам Китая прибыла военно-морская эскадра. Английская сторона выдвинула китайскому правительству следующие требования: возместить убытки за конфискованный опиум и расходы на военную экспедицию, а также начать торговлю на равноправных условиях.

Пекин попытался оказать вооружённое сопротивление, однако, из-за технологической слабости и неорганизованности китайская армия потерпела поражение. Англичане быстро сумели занять все стратегически важные точки и подойти к самым стенам столицы. Императорский двор был в панике, во всех военных неудачах обвинили Линь Цзэсюя, который был в срочном порядке лишён всех своих званий и выслан в провинцию. Начались длительные переговоры, в ходе которых китайской стороне пришлось идти на ряд уступок.

Условия мирного договора

26 августа 1842 года Первая Опиумная война была завершена подписанием Нанкинского мирного договора. Согласно его условиям, Пекин должен был выплатить Лондону многомиллионную контрибуцию серебром, предоставить ряд портов для постоянной торговли с англичанами, а также передать Великобритании в вечное пользование остров Гонконг. Кроме того, договор содержал подробные правила, регламентировавшие все дальнейшие экономические отношения двух держав и особенности таможенного обложения. Каких-либо условий, касающихся торговли опиумом в документе не было, но после его подписания масштабы контрабанды выросли в разы.

Нанкинский договор был неравноправен, Китай фактически становился такой же периферией большой британской колониальной империи, как Индия. Вскоре аналогичные условия с Китаем стали подписывать другие европейские государства, что окончательно разрушило самоизоляцию Цинской империи.

Вторая опиумная война

Несмотря на прописанные в нём кабальные условия, Нанкинский договор не содержал всех интересующих англичан пунктов. Дальнейшая экономическая и политическая экспансия была приостановлена Крымской войной. Но по окончанию этого конфликта (в 1856 году) англичане начали искать повод для развязывания очередного военного столкновения с Китаем. Новая война двух держав началась после того, как китайская сторона арестовала и обвинила в пиратстве экипаж гонконгского судна «Эрроу». Проблема заключалась в том, что судно было не только зарегистрировано на территории, ныне принадлежавшей Англии, но и ходило под британским флагом. Англичане немедленно заявили о направленной в их сторону китайской агрессии.

Как и в прошлый раз, обе стороны долго не переходили к решительным действиям, ограничиваясь лишь пограничными стычками. Вскоре к англичанам присоединились французы, также заинтересованные в расширении своих колониальных владений. В 1857 году Великобритании удалось захватить город Гуанчжоу, но из-за начавшегося в Индии восстания сипаев дальнейшее продвижение вглубь Китая было приостановлено, а в начале 1858 года начались переговоры.

Тяньцзиньские соглашения

Интерес к переговорам между Англией, Францией и Китаем проявил целый ряд других стран, в том числе, Россия и США. В результате с Китаем был заключён целый ряд соглашений, вошедших в историю как Тяньцзиньские. Во время обсуждения условий мира Пекин подвергался двойному давлению. С одной стороны, англо-французские войска, готовые в любой момент перейти к решительным действиям, с другой стороны, внутренний кризис, вызванный крестьянской войной тайпинов. В этой ситуации китайской стороне пришлось соглашаться со всеми требованиями западных держав. Результатом этих переговоров стало открытие ещё нескольких портов для международной торговли, право иностранцев на свободное перемещение по стране и свобода миссионерской деятельности на территории Китая.

Новый виток военных действий и Пекинский договор

Для того чтобы Тяньцзиньские соглашения вступили в силу, их должен был ратифицировать император. Этим условием и решила воспользоваться китайская сторона: утверждение соглашений постоянно откладывалось, а выигранное время использовалось для укрепления подступов к столице. Западные державы попытались ускорить процесс ратификации угрозой очередного военного вторжения, но на этот раз им был дан достойный отпор.

Новое широкомасштабное наступление англо-французских войск на Китай началось летом 1860 года. На этот раз в военных действиях, помимо флота, принимали участие и сухопутные войска. Китайская армия была деморализована новым нападением и сдавала одну позицию за другой. Пекинская администрация вела себя непоследовательно, а сам император Сяньфэн бежал в одну из своих отдалённых усадеб. Между тем, западные союзники дошли до столицы, разграбили летний дворец императора и стали добиваться переговоров. Никто из местных чиновников так и не решился взять на себя такую ответственность, поэтому посредником между китайской и англо-французской стороной стал русский дипломат Н. П. Игнатьев.

В итоге был подписан Пекинский договор, по которому Китай обязывался выплатить контрибуцию, передать европейцам часть своей территории, открыть для торговли ещё несколько портов и разрешить вывоз из страны местных рабочих — кули.

Опиумные войны нанесли сокрушительный удар по Цинской империи, подорвав не только её экономику, но и авторитет. Отныне Китай был не более чем полуколонией западных держав, откуда последние черпали ресурсы и дешёвую рабочую силу. Такое положение сохранялось вплоть до середины ХХ века, когда к власти в Китае пришла коммунистическая партия, восстановившая международный авторитет и независимость государства.

Ссылка на основную публикацию
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829