Нефть в Мексике

Нефтяная промышленность в Мексике

МЕКСИКА (Mexiсо, Mйjiсо), Мексиканские Соединённые Штаты (Estados Unidos Mexicanos), — государство в юго-западной части Северной Америки. Площадь 1958,2 тысяч км 2 (по официальным мексиканским данным). Население 71,2 млн. человек (оценка на середину 1984). Столица — город Мехико. Мексика состоит из 31 штата и столичного округа. Официальный язык — испанский. Денежная единица — песо.

Мексика — член ОАГ (с 1948), Латиноамериканской ассоциации интеграции (с 1980), Латиноамериканской экономической системы (с 1975).

Общая характеристика хозяйства. Внешний валовой продукт страны в 1980 составлял 4276,5 млрд. песо. На долю сельского, лесного хозяйств и рыболовства приходилось 12%, горной промышленности — 14,7%, обрабатывающей — 4,3%, транспорта и связи — 15,3%, прочих отраслей — 53,7%. Производство электроэнергии 75 млрд. кВт•ч (1983).

Топливно-энергетический баланс Мексики характеризовался преобладанием нефти (61% в 1980) и газа (29%). На гидроэнергию приходилось около 5%, уголь — около 4% и геотермальную энергию — 0,5%.

На территории Мексики выявлено 343 месторождения нефти и 196 — газа, сосредоточенных главным образом в Мексиканского залива нефтегазоносном бассейне. Месторождения в основном мелкие, известны 2 месторождения с запасами свыше 500 млн. т (Бермудес и Кантарель) и 12 месторождений с начальными разведанными запасами свыше 100 млн. т нефти и 100 млрд. м 3 газа. Нефтегазоносны отложения палеоцена, эоцена, олигоцена, миоцена, мела и юры. Наиболее продуктивны известняки мелового возраста, залегающие на глубине 350-6500 м. Плотность нефти 778-980 кг/м 3 , содержание серы 0,1-5,84%.

Добыча нефти. Промышленная добыча нефти в Мексике началась с 1904 (район Эбано) английскими и американскими нефтяными компаниями. В 20-х годах уровень её достиг максимума — 26,5 млн. т (2-е место в мире после США), а затем стал снижаться вплоть до 40-х годов в связи с переносом деятельности компаний в Венесуэлу. В 1938 нефтяная промышленность была национализирована, активы иностранных фирм передали вновь созданной государственной компании “Petroleos Mexicanos” (“PEMEX”), сохраняющей монополию во всех сферах — от проведения разведочных работ до сбыта нефти и нефтепродуктов. После 2-й мировой войны добыча нефти в Мексике покрывала в основном внутренний спрос. В начале 70-х годов наметился некоторый дефицит, восполняемый за счёт импорта. В 1972-74 разведочные работы на нефть были резко расширены, что привело к открытию месторождений в штатах Чьяпас и Табаско (1972), а затем морских месторождений в заливе Кампече (1979). В начале 80-х годов Мексика заняла 5-е место в мире по запасам нефти и 4-е место по cpеднесуточному объёму добычи. Доходы страны от продажи нефти увеличились с 340 млн. долларов в 1976 до 18 млрд. долларов в 1981. Основные нефтедобывающие районы: Реформа (штаты Чьяпас и Табаско) и залив Кампече (91% общей добычи по стране). Ещё 6,6% обеспечивает район Поса-Рика в штате Веракрус. Остальная нефть поступает из месторождений северной зоны. В 1981 в стране действовало 1482 фонтанирующих и 2111 механизированных скважин. Средний дебит скважин в районе Реформа 685 т/сутки, в заливе Кампече 4,1 тысяч т/сутки, в Поса-Рика 15,2 т/сутки. Основная часть скважин в районе Реформа имеет глубину до 4500-6000 м, в заливе Кампече — 3500 м. Для поддержания пластового давления используется закачка воды и попутных газов в пласт (в 1981 — 58,5 млн. м3 воды). Дополнительная добыча нефти за счёт заводнения составила около 7,5 млн. т в год. Из вторичных методов извлечения применяется закачка пара в пласт. В болотистой местности штатов Чьяпас и Табаско бурение ведётся с барж. На морских промыслах при глубине до 100 м используют стационарные эксплуатационные платформы типа “Jacquet” мексиканских фирм. Платформы трёх типов: с оборудованием для откачки и отделения попутного газа; с оборудованием для охлаждения газа и обезвоживания нефти; жилые на 120 мест. Кроме того, при бурении используются погружные платформы производства США.

Транспортировка нефти, нефтепродуктов и газа осуществляется трубопроводным (78%), речным и морским (11%), автомобильным и железнодорожным транспортом (11%). Мексика экспортирует около половины добываемой нефти. Нефть, добываемая на месторождениях запада Кампече и в основном идущая на экспорт, по двум подводным трубопроводам перекачивается на экспортную нефтебазу в Дос-Бокасе, откуда отгружается в танкеры. Около 40% нефти, получаемой в заливе, грузится в танкеры через плавучее хранилище, в качестве которого используется танкер. Нефть из района Реформа в основном направляется по трубопроводам к нефтеперерабатывающим заводам страны; вырабатываемые продукты идут на внутреннее потребление. Лишь небольшая часть добываемой в этом районе нефти поступает к экспортным нефтебазам Дос-Бокас и Веракрус. Общая протяжённость эксплуатируемых в стране нефтепроводов (1982) составляла 5886 км, продуктопроводов — 7202 км. Максимальный диаметр нефтепроводов достигает 1016 мм, продуктопроводов — 762 мм.

Перспективы добычи нефти в Мексике определяются политикой сохранения ресурсов, проводимой правительством страны. Установлен предел добычи в 130 млн. т в год, который может быть повышен лишь на 10% с целью удовлетворения внутренних потребностей страны.

Добыча газа в Мексике сформировалась в отрасль экономики в конце 70-х годов в связи с резким увеличением добычи нефти и энергетическим кризисом, изменившим отношение к природному газу. Добывается главным образом попутный нефтяной газ в основных нефтедобывающих районах (Реформа и Кампече), лишь на северо-востоке страны, в штате Коауила, расположены 7 собственно газовых промыслов. Среднесуточная производительность газовой скважины 212,4 м 3 . Используется 98% попутного газа. Газопереработка (отделение конденсата и охлаждение) сосредоточена на крупных газоперерабатывающей установках, через которые проходит около 80% добываемого продукта (1980). Из него извлекается 22,7 тысяч т газового конденсата в сутки. В конце 70-х годов в Мексике начала создаваться национальная система распределения газа, основанная на трёх газопроводах: Кактус — Монтеррей, Сьюдад-Пемекс — Мехико — Гвадалахара, Рейноса — Монтеррей — Торреон — Чиуауа. На экспорт в США направляется около 7% добытого газа, остальное потребляется внутри страны.

История нефтяной отрасли Латиноамериканских и Восточно-Азиатских стран

Венесуэла, Мексика и Юго-Восточная Азия, в особенности Индонезия, – яркие примеры старых нефтедобывающих стран, где еще и сегодня делают новые и часто эффектные открытия. Первые поисковые работы и первые открытия в этих трех регионах относятся ко второй половине XIX века. Наиболее крупные месторождения, многие из которых эксплуатируются еще и в настоящее время, были обнаружены скважинами, пробуренными в непосредственной близости к зонам с поверхностными признаками нефтеносности. Затем после более или менее продолжительных периодов практически безрезультатной разведочной деятельности (если не полного разочарования и отчаяния) использование более совершенных методов разведки и новых концепций нефтегазовой геологии способствовало расширению поисково-разведочных работ, которые привели, особенно в Мексике, к открытиям новой серии крупных месторождений.

История разведки нефти в Мексике сложна. На ее ход влияли и влияют политические, а также технические и экономические факторы, которые к тому же часто переплетаются. Стартовав в начале нынешнего века, она все еще продолжается и изобилует интересными открытиями. Начальные этапы Существование поверхностных проявлений углеводородов было известно в Мексике еще до испанского завоевания. Первая попытка промышленной добычи нефти на одном из этих поверхностных источников была сделана в 1863 году, но развития не получила. Действительная дата рождения нынешней нефтяной промышленности Мексики относится к 1901 и 1904 гг. Несмотря на то, что нефтяные компании США приняла участие в поисковых работах в Мексике с самого их начала, решающую роль сыграл мексиканский геолог Эсекьэль Ордоньес (1867-1950). Ордоньес впервые заинтересовался нефтяной промышленностью в 1897 году, когда ему как участнику VII Международного геологического конгресса, состоявшегося в Санкт-Петербурге, была предоставлена возможность посетить Баку. В это же время президент Железнодорожной компании Мексики А.А.Робинсон, воодушевленный большим количеством признаков нефтеносности в районе Тампико, известил своих друзей-нефтяников из Калифорнии Е.Л.Дохени и К.А.Канфилда о том, что начинает покупать землю в этом районе (в то время право на владение землей и право на владение недрами были равноценными). Мексиканское правительство, считая, что приобретение этих участков имеет целью только спекуляцию, проявило определенное беспокойство. Геологическому институту было поручено изучить перспективы нефтеносности страны. Результаты изучения были представлены через год в виде двух противоположных по выводам отчетов: Отчет Д.Вильярельо, который, считая, что месторождения разрушены и большая часть нефти оказалась на поверхности, полностью отрицал возможность наличия ее скоплений на глубине; Отчет Э.Ордоньеса, напротив, был весьма оптимистичным. Авторитеты не поддержали второго отчета; они посчитали, что все выводы в нем были заведомо направлены на поддержку интересов Дохени. Правительство встало на сторону Вильярельо. Ордоньес же, вынужденный оставить Геологический институт, стал советником Дохени и Канфилда, которые начали проводить первые поисково-разведочные работы в 1901 году. За два года 5/6 капитала компании Mexican Petroleum были израсходованы на бурение поисковых скважин в северной зоне, которое не принесло результатов. Именно Ордоньес тогда рекомендовал заложить скважину в непосредственной близости к крупным естественным выходам нефти вокруг жерла вулкана Серро-де-ла-Пес в нескольких километрах к югу от Эбано. 3 апреля 1904 года после освоения скважины Ла-Пас # 1 была получена нефть с глубины 502 м с начальным дебитом порядка 500 баррелей в сутки (за 13 лет общая добыча нефти из этой скважины превысила 4 млн. баррелей). Первые открытия месторождений в пределах провинции Фаха-де-Оро В 1906 году британская компания Pearson начала бурить первую скважину на северной окраине нынешней нефтеносной провинции Фаха-де-Оро примерно в 200 км к югу от от Эбано. В мае 1908 года вторая скважина, пробуренная в Сан-Диего-де-ла-Мар, начала давать нефть с первоначальным дебитом 2500 баррелей в сутки из формации Эль-Абра с глубины 600 м. И только 4 июля 1908 года произошло решающее событий в истории нефтяной разведки в Мексике, когда из скважины Сан-Диего # 3 (называемой также Дос-Бокас) забил фонтан нефти с глубины 556 м. За несколько минут струей нефти и газа была выброшена из скважины колонна бурильных труб. Вышка была разрушена и вся буровая превратилась в огромный костер. Пожар бушевал в течение двух месяцев и заглох сам по себе после того, как из скважины пошла соленая пластовая вода. По оценкам специалистов, за этот период времени было выброшено 11,4 млн. баррелей нефти при дебите скважины 200 000 баррелей в сутки. “Золотой век” Нефтяной выброс на скважины Дос-Бокас имел мировой резонанс. Его значение приобрело еще большую важность в связи с тем, что в стране была тогда благоприятная обстановка.

Читайте также:  Цены в Мексике на еду, жилье, товары и услуги, отдых

Нефтяная индустрия Мексики продолжает сыпаться: «Пемекс» теряет $18 миллиардов

Только-что прошла новость, что Мексика сократила экспорт нефти на 21% в первый месяц 2018 г. Новость является “относительной новостью”, поскольку падение добычи в Мексике идет стремительно, некогда крупный экспортер нефти прямо сейчас превращается в импортера. Основной потребитель – США, естественно, а если учитывать торговлю нефтепродуктами, то Мексика уже превратилась в нетто-импортера.

Нефтяная индустрии Мексики продолжает быстро рассыпаться в связи с падением добычи нефти, а рост расходов привел «Пемекс» (государственная компания) к убыткам в четвертом квартале в размере $18 млрд. Добыча нефти в Мексике продолжает падать по естественным причинам из-за истощения ресурсов, а чистый экспорт нефти также сокращается. Чистый экспорт нефти Мексики упал до 587000 баррелей в день (б/д) в 2016 г. с 1867000 б/д в 2004 г.:

Добыча нефти сократилось с пика в 2004 г., но внутреннее потребление по-прежнему остается практически неизменным. Это означает, что чистый экспорт нефти Мексики сократился более чем на две трети всего за 12 лет. К сожалению, похоже так, что добыча нефти в Мексике снизится еще на 10% в 2017 г.

Общая добыча нефти Мексики показана серым цветом, потребление отображено черной линией. Зеленая зона показывает чистый экспорт нефти. Падение экспорта означает большие проблемы для мексиканского правительства, поскольку «Пемек» обеспечивает основные доходы.

США получали много нефти из Мексики, однако, за последние два года все изменилось, поскольку Мексика превратилась из нетто-экспортера в нетто-импортера нефти и нефтепродуктов из США:

Нетто-экспорт нефти и нефтепродуктов из Мексики в США достиг максимума в 2006 г. (1,6 млн. б/д) и превратился в нетто-импорт (603000 б/д). Печальная новость для экономики Мексики. США могут печатать доллары, а Мексика не может позволить такой роскоши.

Очень печальная картина вырисовывается. Нет никаких надежд? А как же «сланцевая революция», которая произошла рядом с Мексикой? Ответ – никак.

Обычно, когда говорят, почему «сланцевая революция» не случилась нигде в мире, кроме США, то называют «благоприятную геологию в США» в качестве одной из причин. Китайцы, которые на государственном уровне пытаются повторить «успех США», тоже называют эту причину, как бы оправдывая провал (типа: «ну так получилось»), но им как бы можно, они на другом континенте, а на геологию можно свалить все, что угодно. А вот Мексика непосредственно граничит с США. Мало того, самые известные сланцевые месторождения (плеи) находятся рядом с Мексикой: Пермский бассейн, Игл Форд. Сланцевый плей Игл Форд вообще уходит в Мексику. Странная картина: «сланцевая революция» ограничивается строго границами США.

На этой картинке добыча в Мексике по бассейнам:

Видно, что самое крупное месторождение Кантарель практически сдохло, падение добычи компенсировалось ростом добычи на месторождении KMZ (Ku-Maloob-Zaap) в Мексиканском заливе. Сланцев не видно. В прошлом году велись какие-то разговоры про сланцевый бассейн Бургос, который непосредственно прилегает к сланцевому плею Игл Форд. По оценкам EIA там до 343 трлн. куб. футов газа и 6,3 млрд. баррелей нефти. Можно порадоваться за мексиканцев? Отчего-то кажется, что это пустые надежды.

Что собой представляет экономика Мексики

Мексика – федеративное государство, которое занимает 11-е место в мире по численности населения и является родиной кукурузы, перца чили и шоколада. Она выступает третьим по значимости внешнеторговым партнером США. Страна обладает обширными запасами нефти, газа, меди, железа, 77,5% которых она экспортирует.

Мексика омывается Тихим океаном, Мексиканским и Калифорнийским заливами, заливом Кампече и Карибским морем. Территорию государства пересекают два крупных горных хребта: Сьерра-Мадре Восточный и Сьерра-Мадре Западный. Среди горных вершин немало пиков высотой 5 000 – 6 000 метров.

Крупнейшие города страны: Мехико, Экатепек-де-Морелос, Тихуана, Пуэбла.

Экономика Мексики базируется на добыче нефти, газа, железа. Мягкий морской климат и плодородные почвы создают условия для развития сельского хозяйства.

Справка! Мексика имеет сухопутную границу с США, Гватемалой и Белизом. В 1994 году с США и Канадой страна создала зону свободной торговли НАФТА. Участие в экономическом союзе создало для нее стабильный рынок сбыта продукции добывающей отрасли и сельского хозяйства.

  • Столица: Мехико
  • Государственные языки: испанский (де-факто) и 68 языков коренных народов Мексики (де-юре)
  • Население (2019): 133,3 млн человек
  • Глава государства: президент, который избирается на срок 6 лет без права повторного избрания
  • Национальная валюта: мексиканский песо (В 2019 году 1 мексиканский песо = 3,3-3,4 руб.).
Таблица 1. Основные отрасли хозяйства Мексики

Добыча нефти, газа, каменного и бурого угля, черных и цветных металлов

Возделывание кукурузы, пшеницы, сои, риса, бобов, хлопчатника, кофе, фруктов, помидоров

Автомобили коммерческого назначения, воздушные суда, электронное оборудование

173 исторических памятника, условия для пешего туризма и альпинизма

Вступление Мексики в НАФТА в 1994 году до сих пор вызывает немало споров: с одной стороны, страна получила доступ к развитым рынкам США и Канады, с другой – поставляет им сырье и терпит многочисленные «грязные производства» на своей территории.

Справка! Мексиканский наркобизнес известен во всем мире. На территории страны произрастают гектары опийного мака. Через границу в США перемещаются крупные партии каннабиса, кокаина и метамфетамина.

Рис. 1. Знаменитые храмы Чечен-Ица привлекают ежегодно до 20 млн туристов

В 2018 году инфляция в Мексике составила 6,77%. Этот показатель почти не менялся в последние 5 лет. Средняя зарплата в 2019 году – 1066 долларов в месяц (69 250 руб.).

ВВП Мексики – статистика, динамика, прогнозы

Ежегодный прирост ВВП страны составляет 1,6-3,0%. Его динамика определяется объемом добычи полезных ископаемых, экспорта сельскохозяйственной продукции, а также зависит от численности туристов. Под влиянием неблагоприятной динамики нефтяных котировок в 2015-2016 гг. ВВП страны сократился на 18,8%. В 2017-2018 гг. показатель реабилитировался за счет стабильного функционирования национального хозяйства.

Рис. 2. Динамика ВВП Мексиканской федерации (МФ) в 2010-2018 гг., млрд долл.

В 2018 году величина ВВП на душу населения в МФ составила 9 807 долл. За год показатель вырос на 4,59%. Падение показателя в 2015-2016 гг. сменилось его ростом в 2017-2018 гг.

В 2019-2021 гг. Министерство финансов страны прогнозирует прирост ВВП на 2,0% в 2019 году, на 2,5% – в 2020. Что касается национального дохода на душу населения, то в 2019 году он повысится на 1,9%, в 2020 – на 2,2%.

Рис. 3. Прогноз динамики ВВП и национального дохода на душу населения в 2019-2021 гг.

Справка! Ежегодно из страны на заработки в США выезжает легальным и нелегальным путем до 70 тыс. человек. Их доходы составляют около 15% ВВП страны.

Что производит экономика республики

Мексика богата природными ресурсами, а благодаря историческому наследию и океанскому побережью в ней развивается туризм.

Добывающая промышленность

По добыче нефти Мексика занимает 3-е место в западном полушарии и 7-е место в мире. 90% нефтедобычи в государстве национализировано. На восточном побережье добывают природный газ, однако его хватает для покрытия 65% потребностей страны: остальная часть «голубого топлива» импортируется из США.

На территории республики расположены месторождения угля (36%), железа (32 %), серебра (22 %), золота (18 %), меди (7 %), цинка (4%).

Как Мексика победила нефтяное проклятие с помощью бюрократии

Среди крупнейших экспортеров нефти только Мексику не волнует нынешнее падение нефтяных цен. Потому что мексиканская экономика больше от них не зависит – благодаря неэффективной бюрократии и националистической спеси

Иллюстрация: Дэвид Планкерт

О нефтяном проклятии и его тяжелых последствиях написаны тонны исследований, но ни в одном из них нет ясного и простого рецепта, как это проклятие со страны снять. Обычно все сходятся на том, что рыпаться уже бесполезно: если страна не успела создать эффективные общественные институты до того, как нашла нефть, то навсегда обречена мучиться от качелей нефтяных цен, голландской болезни и безответственного популизма правителей. Поэтому какой-нибудь Норвегии или Канаде ничего не сделается, сколько бы новых скважин они ни пробурили, а нефтеэкспортеры из третьего мира так в этом третьем мире и останутся.

Родные циклы

Мексика стала крупным производителем нефти еще в 20-х годах ХХ века. С тех пор она не выпадала из первой десятки, а в отдельные годы выходила даже на первое место в мире по добыче нефти. Отсюда хорошо знакомые нам по собственной истории циклы нищеты и процветания. На нефтяном буме 70-х годов Мексика разбогатела настолько, что ее уже готовы были записать в развитые страны. И действительно, в 1981-м, в последний год нефтяного бума по подушевому ВВП, Мексика была где-то на уровне Южной Европы – между Португалией и Испанией.

Но потом цены на нефть рухнули, а вместе с ними и мексиканские мечты стать развитой страной. В 1982 году Мексике пришлось объявить дефолт, резко девальвировать свое песо и начать болезненные рыночные реформы. Потом то же самое пришлось сделать еще раз – в 1994 году. В нулевых экономическая ситуация стабилизировалась, но до Южной Европы Мексике теперь как до Меркурия: подушевой ВВП там в два раза ниже, чем у совсем кризисной Португалии, и в три раза ниже, чем у чуть менее кризисной Испании.

Зато сейчас мексиканская экономика впервые никак не реагирует на снижение нефтяных цен. Валятся и венесуэльский боливар, и нигерийская найра, и алжирский динар, рубль вообще тонет, и даже австралийский доллар, где тоже приличная доля нефтегаза в экспорте, подешевел за эту осень к американскому доллару более чем на 10%. А вот мексиканский песо практически не реагирует: в начале года был 13,3–13,4, сейчас – 13,8–14, австралийцы могут позавидовать такой стабильности.

С перспективами роста ВВП тоже все отлично: никакой нефтяной рецессии, наоборот, подъем. Ноябрьские прогнозы ОЭСР обещают Мексике 2,6% роста в этом году, 3,9% – в следующем. Бюджетный дефицит и безработица сокращаются, инфляция не выше 4%. Такая сказка, как будто Мексика больше не нефтеэкспортер и от нефтяных цен нисколько не зависит.

Как у британцев

В результате структура мексиканского экспорта оказывается как у промышленно развитой страны. Есть, конечно, заметная нефтяная составляющая, но она и у многих развитых стран есть. Главное, что абсолютное преимущество у промышленных товаров. Прямо Великобритания или Нидерланды.

Нефтяной суверенитет

Сокращалось и приватизировалось все подряд, и делалось это ничуть не более прозрачно и справедливо, чем в России. В результате этой приватизации Карлос Слим, близкий друг тогдашнего президента Мексики Салинаса, вдруг оказался самым богатым человеком в мире – в некоторые годы обходил даже Гейтса и до сих пор крутится в верхушке списка.

Но, несмотря на тотальность и мутность приватизации, мексиканские власти в отличие от российских не осмелились тронуть одну важную сферу – нефтегазовую промышленность. Слишком велика роль этой отрасли для национального самосознания мексиканцев, чтобы ее так просто взять и реформировать.

Нефть в историко-национальной мифологии Мексики – самое главное народное достояние. Еще в 1938 году величайший мексиканский президент и революционер Карденас национализировал нефтяные компании американских империалистов, создав из них госмонополию Pemex – чудовищную помесь «Газпрома», «Роснефти» и много чего еще. И с тех пор только госмонополия Pemex может работать в нефтяной промышленности Мексики. Пускать туда частный или иностранный капитал строжайше запрещено, чтобы ни копейки нефтяных денег не ушло на сторону, мимо мексиканского народа.

Национализация нефтяной отрасли и создание Pemex для мексиканцев – это как для нас петровские реформы, полет в космос и победа над нацистской Германией, вместе взятые. Это самое главное доказательство того, что у мексиканцев есть своя национальная гордость, что они не боятся защищать свой суверенитет, что они способны прогнать американцев и наладить все самостоятельно.

Все отдано народу

Но это когда еще будет, и неизвестно, будет ли вообще, а пока Мексика остается страной третьего мира, которая пускай невольно, но все-таки смогла победить нефтяное проклятие. Хотя самим мексиканцам эта победа не принесла особой радости. Наверное, приятно осознавать, что твоя страна больше не зависит от колебаний мировых цен на нефть, но жизнь в Мексике по-прежнему невыносима из-за тотальной коррупции, слияния полиции и наркокартелей, чудовищной преступности, насилия и копеечной цены человеческой жизни. Видимо, не в одних нефтяных проклятиях дело.

Нефть в Мексике

Войти

Конец мексиканской нефти или Почему Трамп собрался от мексиканцев стену строить (?)

Только сейчас добрался до компа, даже комменты пока не смотрел, так что ставлю о пост о явлении базовом и ключевом, важном для понимания того, что происходит сейчас с современной мировой цивилизацией

А именно — о конце мексиканской нефти — главном энергоресурсе страны, которая некогда и совсем недавно была третьим в мире добытчиком нефти

Ну а теперь. “вода из ванны с открытым сливом и закрытым краном вытекла уже настолько, что в ванне проступает дно”

Далее — цитирую, выделяя некоторые места и дополняя текст наглядной иллюстрацией:

« Мексика: Нефтедобыча обновила исторический минимум, двукратный обвал добычи от пикового уровня

Всегда забавляет, когда страны кичатся размером нефтедобычи и, тем более, ее экспорта. Вопрос ведь нужно ставить не только о текущем моменте, но и о следующем поколении. Что останется ему?

Мексика, некогда страна номер 3 по объемам нефтедобычи, сообщает, что в декабре объемы добычи составили 1.71 миллиона баррелей в сутки.

Это выход на новые минимальные уровни за весь период сбора статистики и в два раза меньше пикового уровня, пройденного в 2004 году (3.4 миллиона баррелей в сутки). Годовое сокращение добычи составило около 7%.

Забавно при этом, что экспорт продолжает растив декабре он достиг 1.2 миллионов баррелей в сутки, годовой прирост составил 5.6%.

То есть аборигенов будут выжимать досуха до конца, во имя снабжения “некоторых” других стран.

Недавно, кстати, сообщалось, что, если не будет новых открытий, нефти в Мексике осталось менее, чем на 9 лет добычи, причем лишь за 4 года они сократилась на треть.

Понятно, можно замутить новый налоговый маневр — к примеру, приватизировать отрасль, сократить социальные отчисления и пошлины до 0, что придаст новый экономический смысл. Но сперва нужно ответить вопрос — страна существует для решения задач нефтедобычи, или нефтедобыча для решения задач страны? Или страну просто демонтируют за ненужностью, будет анклав в стиле “Безумного Макса”?

Вопрос, очевидно, касается не только Мексики. Сокращение энергопайки и новая темная эра пускают ростки повсеместно»

А знаете, что на фотографии?

Если помните, ставил обзор видео бушующего пламени взорвавшегося нефтепровода, когда погибли десятки мексиканцев, занимавшихся тем, что, просверлив дырку в нефтепроводе, крали из него для себя нефтепродукт

Ведь если добыча у стране упала вдвое — до 1,7 млн баррелей, а на экспорт идет 1,2 млн баррелей, то. что остается такой многолюдной стране, как Мексика для собственного энергопотребления (?)

“Менее чем на 9 (девять) лет”. это полный конец нефти у некогда третьего в мире ее добытчика даже ранее 2030 года

Знаете, что такое 9 лет (?)

Мюнхенская речь Путина и то была произнесена уже 12 лет тому назад

А 9 лет назад. на Украине избрали президентом Виктора Януковича, который даже не смог до конца досидеть срок своего президентства

Кому-то всё еще непонятно, что “Пределы роста” были серьезным системным математическим исследованием (?)

Или кого-то до сих пор ничему НЕ может научить простенький опыт с наполненной водой ванной, в которую закрывают кран и начинают всё больше и больше открывать отверстие слива (?)

В общем, как минимум россияне, и тем, кому повезло оказаться в орбите интересов этой страны, помните, что вы живете в “последней большой цивилизационной энергетической кладовой”

В которой нефть, в отличие от Мексики, будет заканчиваться в последней

Хотя и тоже куда быстрее, чем это может сейчас представляться.

Надеюсь теперь вам больше понятно желание Трампа срочно построить на своей южной границе неприступную стену от мексиканцев (?)

Мексика реформируется

Многое изменилось в нефтегазовой отрасли Мексики с 2014 года, когда власти начали реализацию плана реформ, завершив 80-летнюю монополию государственной Petroleos Mexicanos (PEMEX) и открыв рынок для компаний со всего мира. Реформа энергосектора Мексики является, пожалуй, одной из самых масштабных в мире за последние несколько десятилетий. PEMEX больше не является единственным добытчиком, оператором трубопроводов и розничным продавцом топлива в стране. Теперь разведкой и добычей углеводородов в Мексике занимаются более 50 компаний со всего мира. Кроме того, частные фирмы расширяют систему газопроводов страны и торгуют природным газом. На розничном рынке тоже все изменилось. Помимо PEMEX в стране уже работает более десятка новых компаний, включая такие громкие бренды, как Total. По прошествии нескольких лет можно с уверенностью заявить, что либерализация пошла на пользу отрасли. С приходом в страну международных компаний усилилась конкуренция и эффективность работы нефтегазового сектора.

Необходимость реформ назревала давно, однако мексиканские политики долго не решались на изменения. В то же время нынешний президент страны Энрике Пенья Ньето считал реформу энергосектора одним из ключевых пунктов своей предвыборной программы.

За последние полтора десятка лет позиции Мексики как одного из крупнейших мировых производителей и экспортеров нефти ослабли. По данным Международного энергетического агентства (IEA), объемы добычи нефти в стране сократились почти на треть: с 3,8 млн барр./сут. (около 190 млн т в год) в 2004 году до 2,5 млн барр./сут. (около 125 млн т в год) в 2016-м. Добыча природного газа в стране также снизилась, в результате чего доля импорта достигла почти 50% потребления.

Снижение объемов добычи прежде всего связано с дефицитом средств для инвестиций у PEMEX, которая не смогла замедлить падение на истощенных месторождениях и начать разработку новых. Известно также, что мексиканская госкомпания не обладает техническими возможностями для разработки глубоководных и сланцевых месторождений. Кроме того, PEMEX не могла увеличить перерабатывающие мощности страны, чтобы удовлетворить внутренний спрос на нефтепродукты. Мексика сейчас является чистым импортером энергоносителей. Страна экспортирует нефть в США, а импортирует нефтепродукты. По данным EIA, в 2015 году Мексика поставляла в Соединенные Штаты в среднем 688 тыс. барр./сут. (около 33 млн т в год), что составляет 9% от общего объема импорта в страну. Государственная нефтяная компания PEMEX в 2016 году добывала 1,95 млн барр./сут., впервые с 1980 года объем добычи в стране составил менее 2 млн барр./сут. (около 100 млн т в год).

Для привлечения иностранных инвесторов Мексика должна была создать понятные условия игры на рынке, обеспечить прозрачность конкурсов по выдаче лицензий, а также правильно пропиcать условия работы нефтегазовых компаний в стране. В частности, нужно было защитить интересы государства, но при этом не перегнуть палку в части налогообложения, из-за чего углеводородные запасы Мексики могли бы стать непривлекательными для инвесторов.

Начать сначала

Поскольку правила игры создавались практически с нуля, то работа двигалась поэтапно, а после первых конкурсов на выдачу лицензий государство корректировало свою стратегию. Так, первый конкурс на разработку мелководных площадей показал, что некоторые финансовые требования, предъявляемые к компаниям, были чрезмерно строгими и что минимальную долю добычи, которую государство ожидало получить, нужно публиковать заранее. Без этого компании не знали, что их предложения слишком низкие. Аналогичным образом первый аукцион наземных месторождений продемонстрировал, что нужно также ограничивать максимальные ставки роялти.

Кроме того, выяснилось, что тарифы на транспортировку нефти через инфраструктуру PEMEX являются неадекватными, поскольку могут превратить выгодные проекты в убыточные предприятия. Это привело к пересмотру контрактных условий и большему взаимодействию между PEMEX, Министерством энергетики и Национальной комиссией по углеводородам (CNH) с целью обеспечения надлежащего функционирования всей бизнес-экосистемы для добычи нефти и газа. В итоге к первому конкурсу на разработку глубоководных месторождений мексиканское правительство смогло составить сбалансированные типовые контракты для добытчиков.

Серия открытых конкурсов на разработку новых нефтегазовых площадей началась в 2015 году. С тех пор они проходят регулярно, последний состоялся в январе этого года. В конкурсах приняли участие фактически все крупные нефтегазовые компании мира. В свою очередь PEMEX сосредоточилась на более узком спектре проектов. При этом госкомпания совместно с иностранными партнерами — американской Chevron и японской Inpex — выиграла и права на разработку нового месторождения. Кроме того, мексиканская госкомпания на открытом конкурсе нашла партнера для еще одного проекта с запланированными инвестициями в размере $8 млрд. Им стала австралийская BHP Billiton.

Опыт, полученный правительством Мексики за последний годы, позволяет стандартизировать и ускорить процесс проведения конкурсов. Последний правительственный пятилетний план предусматривает выдачу лицензий на более чем 500 морских и береговых площадей. Это должно дать серьезный толчок развитию отрасли.

В МЭА считают, что новые инвестиции, начавшие поступать в страну в последние пару лет, помогут замедлить сокращение объемов добычи на мелководном шельфе Мексики, где добывается большая часть углеводородов. Помимо этого, международные компании, как ожидается, вскоре начнут разрабатывать глубоководные, а также сланцевые месторождения. В результате, как предполагают в МЭА, добыча нефти и газа начнет восстанавливаться. Агентство прогнозирует увеличение объемов производства нефти в Мексике до 3,4 млн барр./сут. к 2040 году.

Открытия грядут

Результаты открытия рынка для иностранных компаний не заставили себя ждать слишком долго. Первое открытие было сделано в прошлом году консорциумом компаний, состоящим из американской Talos Energy, мексиканской Sierra Oil & Gas и британской Premier Oil. Оно считается одной из крупнейших находок нефти на мелководье за ​​последние 20 лет. По информации Talos Energy, месторождение содержит от 1,4 млрд барр. (190 млн т) до 2 млрд барр. (около 270 млн т) нефти.

Интересно, что буквально в тот же день итальянская нефтяная компания Eni повысила оценку запасов разрабатываемого ею мелководного месторождения Amoca. По оценкам Eni, оно содержит не менее 1,3 млрд. барр. нефтяного эквивалента, из которых около 90% приходится на нефть. Мексиканская комиссия по углеводородам в июне прошлого года заявила, что общий объем доказанных и вероятных запасов нефти в стране составил 12,8 млрд барр. (более 1,7 млрд т), писала газета Financial Times.

Реформа энергосектора Мексики проходит весьма быстро и успешно. Как сообщала FT, по состоянию на июнь прошлого года было подписано более 40 новых контрактов на разведку и добычу углеводородов. Согласно подписанным за четыре года соглашениям, правительство ожидает привлечения в страну инвестиций в размере порядка $35 млрд. Следует отметить, что реформа проходила на фоне низких цен на нефть. Несмотря на это, Мексика смогла найти инвесторов даже для разработки глубоководных месторождений. Пока новые контракты не принесли ожидаемого увеличения объемов добычи углеводородов, однако создали необходимую для этого базу. Как ожидается, Talos и Eni начнут промышленно добывать нефть в 2020 и 2019 году соответственно. При этом основную долю прибыли от добычи углеводородов в Мексике получит мексиканское правительство, которое создало специальный фонд для накопления и использования нефтяных доходов. По информации FT, правительство получит 80% прибыли от каждого барреля нефти, добытого на месторождении, открытом компанией Talos.

Январский аукцион

На последнем конкурсе, состоявшемся в январе, Мексика выдала права на разведку 19 нефтяных блоков в Мексиканском заливе, сообщала газета Morning Star. По информации издания, Royal Dutch Shell была самым агрессивным участником аукционов, выиграв права на девять из 19 блоков. Четыре из них компания будет исследовать в одиночку, четыре — в консорциуме с Qatar Petroleum International Ltd и один — вместе с PEMEX. На втором месте по количеству выигранных конкурсов находится Carigali (дочерняя компания малайзийской Petronas), получившая шесть блоков, Qatar Petroleum International выиграла пять блоков и PEMEX — четыре блока. По словам представителей власти, если разведка будет успешной, инвестиции в эти 19 блоков могут составить до $93 млрд. Ожидается, что добыча на указанных месторождениях начнется в 2028 году и к 2032 году может приносить 1,5 млн барр./сут. В то же время инвестиции в 69 блоков, выставленных на предыдущих семи конкурсах, ожидаются на уровне около $60 млрд.

Shell была особенно активна при проведении конкурсов на права бурения в районе Пердидо — территории, находящейся на морской границе между США и Мексикой. Компания управляет платформой Perdido Spar, которая расположена в Мексиканском заливе на шельфе США, всего в шести милях к северу от границы.

Perdido Spar — единственная установка, которая добывает нефть на месторождениях Great White, Tobago и Silvertip. По данным Bureau of Ocean Energy Management, Shell добывала в Мексиканском заливе в 2017 году около 99 млн барр./сут. нефти, что делает ее самым крупным добытчиком в этом районе.

Планы бурения

Почти все крупнейшие нефтегазовые компании мира объявили о планах бурения в Мексике. Так, на прошлой неделе мексиканская Национальная комиссия по углеводородам (CNH) сообщила, что в октябре Total и ExxonMobil пробурят первую глубоководную скважину на шельфе Мексики, передает Platts. По оценкам Total и ExxonMobil, месторождение Etzil с 50-процентной вероятностью имеет запасы углеводородов на уровне 2,7 млрд б. н. э.

Statoil, Total и BP определили две другие глубоководные структуры в бассейне Cuenca Salina: Хунаб с 397 млн б. н. э. и Серрано с 325 млн б. н. э. Chevron, Inpex и Pemex также идентифицировали две потенциальные площади для разведочного бурения в районе Пердидо, но CNH не раскрывает потенциальный объем их запасов. ВP будет бурить скважину Хунаб-1 в III квартале 2019 года, а Statoil — скважину Серрано-1 в III квартале 2020 года. Лишь Chevron на данный момент не объявила сроков бурения в Мексике.

Ссылка на основную публикацию