Восстановление Мьянмы после войны

Китайские “отпускники” на гибридной войне

Военспецы из Поднебесной оттачивают мастерство в Коканге

Об авторе: Илья Топчий – независимый эксперт.

Повстанцы из Армии национально-демократического альянса Мьянмы проводят ревизию запасов вооружений. Фото Reuters

Народно-освободительная армия Китая (НОАК) – одна из загадок, к которой приковано внимание специалистов ведущих стран мира. Китайцы строят свои вооруженные силы по интенсивному пути развития: меньше солдат – лучше качество. И каждый год отчитываются о состоянии своих войск в Белых книгах. Но насколько они реально боеспособны – вопрос, который терзает разведки вероятных противников Китая. Сегодня эксперты частично ответ на этот вопрос получили: в северо-восточной части Мьянмы, в районе Коканг, населенном этническими китайцами, небольшая группа военнослужащих НОАК получила возможность отточить свои навыки на практике.

Мьянма (бывшая Бирма) – государство в Юго-Восточной Азии. Население – 51,5 млн человек (перепись 2014 года), площадь 678 тыс. кв. км, официальное наименование – Республика Союз Мьянма.

Геополитически страна представляет собой перекресток путей между Индией, Китаем и Индокитаем. Этнографически Мьянма – многонациональное государство с преобладанием государствообразующего этноса (бирманцы составляют около 68% населения). Кроме того, Мьянма является родиной «Золотого треугольника» и занимает второе место после Афганистана по производству незаконного опиума.

Нестабильность государственного устройства в сочетании с названными факторами привела к тому, что всю историю независимости страны – с 1948 года – на ее территории не утихали военные конфликты.

Сегодня Мьянма – это 16 вооруженных этнических фракций, по сути, настоящих армий, независимых от центральной власти. Одной из крупнейших является воинство государства Ва в штате Шан (к югу от Коканга) численностью около 40 тыс. штыков, непосредственно контролирующее район «Золотого треугольника».

В свою очередь, рассматриваемый район Коканг – это узкая приграничная территория, непосредственно примыкающая к Китаю, между юго-западными скатами Тибетских гор, рекой Салуин (на западе) и ее притоком Нам Тинг (на юге). Площадь – 10 тыс. кв. км, на которой проживает от 140 до 150 тыс. человек (этнические китайцы, говорящие на мандаринском диалекте китайского языка). Примерно половина из них компактно обитает в небольшом столичном округе (население самой столицы области, города Лауккай, около 25 тыс. жителей).

История Коканга началась с 1739 года, когда территория находилась под управлением феодального клана Янгов. В 1840 году область признала вассальную зависимость от Китая, а в 1897 году, спустя 12 лет после захвата Верхней Бирмы, она была насильно отторгнута от Цинской империи и включена в состав британских колониальных владений.

После провозглашения независимости Бирмы в 1948 году Коканг перешел под юрисдикцию новой власти. В 2008 году область получила статус автономии или, вернее, «самоуправляемой зоны», а в августе 2009 года здесь вспыхнули вооруженные столкновения, известные как кокангский инцидент, в ходе которых несколько десятков человек погибли, а 37 тыс. беженцев спаслись в китайской провинции Юньнань. Туда же отступили главные силы китайских сепаратистов Коканга. Однако дипломатическое давление Китая, поддерживавшего повстанцев, и ООН, а также выдвижение армии государства Ва на юге заставили свернуть 10-дневную операцию.

Тем не менее это заложило основу для нового военного конфликта. Китайско-кокангская Армия национально-демократического альянса Мьянмы (АНДАМ) под началом лидера Коканга 85-летнего старца Пен Я-Шенга насчитывала в своих рядах от 1000 до 2000 бойцов. И то, что она при таком небольшом количестве, пусть и при прямой военной поддержке КНР, смогла утереть нос ВС Мьянмы, вряд ли порадовало командование последних.

Между тем в страну продолжали поступать многомиллиардные китайские инвестиции. В 2013 году вступил в строй газопровод, соединявший побережье Мьянмы с Китаем, а в январе 2015 года – нефтепровод с пропускной способностью 22 млн т нефти в год.

Уязвимость названных объектов инфраструктуры, пролегавших в непосредственной близости от мятежной автономии, предположение, что ради политического престижа Пекин вряд ли стал бы рисковать своими огромными финансовыми вложениями, а также политические противоречия КНР и китайских кокангских сепаратистов (Пен-Я-Шенг – ставленник не слишком лояльной к центральной власти в Китае партии) заставили политиков и командование татмадо (самоназвание ВС Мьянмы) вновь искать военное решение проблемы. В декабре 2014 года 4 дивизии ВС Мьянмы (11-я, 66-я, 68-я и 77-я легкой пехоты) с частями усиления, 26 дронов российского производства и смешанная эскадрилья ВВС Мьянмы – 5 самолетов МиГ-29 и 3 вертолета – были развернуты к западу от реки Салуин, западной границы Коканга.

Для поддержки предстоявшей операции также были выделены ствольная и реактивная артиллерия, бронетехника (в основном – легкобронированная при небольшом количестве танков) и минометы. Часть сил на случай вступления в войну Китая, а также сепаратных государств Ва и Качина оставалась в резерве на западном берегу Салуина (на восточном, в Коканге, она попадала в стратегическую ловушку, зажатая между рекой и горами). По сути, это была авантюра – война с недостаточными средствами против окопавшегося в горах и получавшего регулярную поддержку из-за рубежа вооружением, финансированием и добровольцами мотивированного противника.

К началу конфликта татмадо представляли собой довольно жалкое зрелище. Недостаточный бюджет, дефицит и отсутствие унификации вооружений (особенно тяжелых), малая мощность ремонтной базы, зависимость от импорта, исключительно контрпартизанский характер действий, слабая логистика и снабжение и война в весьма специфических географических условиях (джунгли и горы) сформировали довольно своеобразный облик ВС Мьянмы.

Дивизии представляли собой скорее административные формирования из трех полков легкой пехоты и дивизиона (батальона) артиллерийской поддержки. Каждый полк включал в себя три батальона, выступавших каждый как самостоятельное тактическое звено, и части полкового подчинения (артиллерия, управление, снабжение). Части были по факту недоукомплектованные либо недоразвернутые: численность батальонов часто составляла не более 200 штыков личного состава (вместо 750 бойцов в механизированных батальонах или 500 солдат и офицеров в батальонах легкой пехоты), и они по факту являлись не более чем усиленными ротами из нескольких взводов.

Номенклатура вооружения была представлена пестро. Артиллерия включала в себя около сотни 155-мм и 122-мм гаубиц, 30 107-мм РСЗО, 32 155-мм и 130-мм полевых пушки, 80 75-мм горных орудий, а также минометы.

Парк бронетехники состоял из 250 основных танков (украинские Т-72, китайские Тип 69, Тип 59, Тип 80 и Тип 85) и 105 китайских легких танков Тип 63, а также примерно 1300 прочих боевых бронированных машин (преимущественно украинских БТР-3У). Авиация (татмадо лей) насчитывала в лучшем случае две сотни машин (в том числе вертолетов), из которых более или менее современными являлись МиГ-29, поставленные из России (данные разнятся, боеготовыми было 10–12 единиц). Общая численность войск татмадо оценивалась в 350–400 тыс. солдат и офицеров.

Против Коканга было развернуто не более 20–25 тыс. солдат и офицеров. Из них непосредственно на территорию непокорной автономии к 13 апреля оказалось введено 15 тыс. штыков.

Характер боевых действий определялся сложностью рельефа (сильно пересеченная местность, более гористая к северу, в Кокьянском округе) и обстоятельством сезона муссонов (тропических ливней). Данный период традиционно наступал с июня по октябрь, когда реки значительно поднимали свой уровень, превращаясь в труднопреодолимые грязевые потоки и заливая окрестности (особенно Салуин за спиной у наступающей армии – его подъем достигал нескольких метров на равнине и до 20–30 м в теснинах). Дорожная сеть была развита слабо: через Коканг имелось несколько автомобильных дорог с асфальтовым покрытием, но их пропускная способность оказывалась ограничена, а мост через Салуин имелся только в одном месте.

Возможности для маневра на местности были ограничены. Край был будто создан для партизанской войны гибридного типа.

БИТВА ЗА ВЫСОТЫ

Боевые действия, открывшиеся 9 февраля 2015 года, продемонстрировали, что военная кампания не будет легкой прогулкой. Войскам татмадо противостояли хорошо тренированные, экипированные и мобильные китайские отряды АНДАМ в фирменной униформе, получавшие зарплату в юанях.

Около 1000 повстанцев (силы завесы) были легко отброшены от границы. Армия потеряла 16 убитыми и 19 ранеными, кокангские китайцы АНДАМ – 4 погибшими и 8 ранеными соответственно. На следующий день правительственные войска татмадо с боями очистили окрестности Лауккая (силы неприятеля, усиленные призванными ополченцами и внезапно пришедшими на помощь союзниками – боевиками-мусульманами из Рахина и Таанской национально-освободительной армии (ТНОА), – возросли до 3000 инсургентов) и заняли саму столицу автономии, их урон при этом возрос до 30 убитых.

Однако 12 февраля около 200 сепаратистов нанесли контрудар, напав на передовые силы татмадо возле города Кокьян. Используя автоматические гранатометы, минометы и даже 105-мм гаубицы, они искусно нанесли поражение бирманцам и оттеснили их на юго-восток. Всего военнослужащие татмадо лишились за первые четверо суток боев (9–12 февраля) 47 убитых и 73 раненых сотоварищей, а также несколько единиц техники.

Дальнейшие боевые действия сконцентрировались преимущественно в северной части автономии (Конькянском округе), где у китайцев АНДАМ имелась система укреплений, складов и связывавших их коммуникаций. Кроме того, кокангские повстанцы активно опирались на лагеря беженцев на сопредельной китайской территории (по факту – места подготовки резервистов), откуда совершали дерзкие рейды на блокпосты и колонны снабжения татмадо, что дало неоднократный повод правительству Мьянмы обвинять официальный Пекин в поддержке сепаратистов.

8 марта самолет ВВС Мьянмы, преследуя отряд отходящих мятежников, по ошибке проник в китайское воздушное пространство и нанес бомбовый удар по территории КНР, повредив гражданское строение. МИД КНР выразил «глубокую озабоченность» в связи с инцидентом. Однако спустя пять дней, 13-го числа, история повторилась в еще больших масштабах: в этот раз жертвами ошибки пилота, по официальной версии, стали 5 погибших и 8 раненых фермеров, трудившихся на рисовом поле.

Реакция КНР была моментальной и предельно жесткой. Вдоль границы оказались развернуты позиции ПВО НОАК (ЗРК HQ-2, обзорные РЛС, ствольная зенитная артиллерия), самоходные артиллерийские установки, РСЗО Тип-81, два истребительных авиаполка (на J-11/Су-27 и J-7E) и самолет ДРЛО KJ-200, а представитель КНР пригрозил, что китайская сторона намерена «сбивать любого нарушителя воздушной границы».

Инцидент, получивший широкое международное освещение, на региональном уровне привел к тому, что китайское правительство, вынужденное лавировать между необходимостью невступления в войну против Мьянмы и собственным общественным мнением, фактически способствовало установлению бесполетной зоны над приграничной полосой – примерно третью территории Коканга. Авиаподдержка татмадо лей (ВВС Бирмы), и так слабая, стала применяться еще более дозированно, и отряды кокангских (китайских) и примкнувших к ним прочих сепаратистов получили возможность беспрепятственно проникать через границу. Повстанцы к тому же немедленно воспользовались ситуацией и перешли в новое наступление: за несколько мартовских дней части 66-й дивизии легкой пехоты татмадо подверглись настоящему избиению, было убито и ранено около 70 солдат.

На севере продолжалась изматывающая война за холмы. Позиции кокангцев здесь представляли собой цепь укрепленных постов на вершинах гор, протянувшихся к северу от города Конкьян: пока армия, неся потери, штурмовала один, боевики успевали просочиться и закрепиться на другой, который вновь приходилось занимать.

На 21 марта армия, сосредоточенная в пяти группах, насчитывала здесь 1250 человек (на 21 марта, за несколько дней потеряно 13 убитыми и 28 ранеными), АНДАМ – 440 человек. 20 марта была занята высота 1965 и продолжалась атака высот 1951 и 1968. 13 апреля при штурме одной только высоты 1584 существенно нарастившие свое присутствие в северной части области и развернувшие там 8 апреля новое наступление татмадо понесли просто огромные потери: 16 убитых и 110 раненых военнослужащих.

Регион был наконец-то закрыт для журналистов и любых неправительственных организаций, кроме Красного Креста. На 26 марта потери, по данным правительственных СМИ Мьянмы, составляли 112 убитых и 287 раненых у татмадо и 104 павших и 30 арестованных у повстанцев. Общий урон войск Мьянмы на 13 апреля составил примерно 700 убитых и раненых, в то время как информационные ресурсы кокангских китайцев на указанную дату признали только 60–70 своих погибших.

19 апреля официальный Янгон заявил, что он признает несколько иное соотношение потерь. Согласно ему, всего с 9 февраля сложили голову 126 и попали в госпитали по ранению 359 военнослужащих татмадо, взамен на поле боя оказалось обнаружено только 74 трупа китайских мятежников. Кроме того, десятки тысяч гражданских лиц из числа местных жителей, то есть чуть ли не половина населения автономии, стали беженцами.

Читайте также:  Иммиграция в Нидерланды: способы переезда и необходимые документы

14 мая правительство Мьянмы объявило о захвате последних горных убежищ кокангцев – высот 1607, 1709, 1742. Тем не менее боевые действия продолжались вплоть до середины июня: их остановили начавшийся разлив Салуина и дипломатическое урегулирование конфликта. 11 июня АНДАМ объявила об одностороннем прекращении огня, 22-го числа состоялось подписание мирного соглашения при активном посредничестве Китая.

НОВАЯ ФОРМА ПРОТИВОБОРСТВА СТАНОВИТСЯ ПОПУЛЯРНОЙ

В свете вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Во-первых, в условиях, когда прямое военное участие способно повлечь колоссальные затраты, репутационные потери, недостижение целей и вовлечение в конфликт других крупных игроков в регионе, основной формой противоборства становится так называемая гибридная война. Война, в которой стороны, как правило, не достигают решающего успеха в связи с ее договорным характером и которая сопровождается борьбой местных ограниченных групп при активной поддержке извне оружием, кадрами, дипломатическим давлением.

Во-вторых, Мьянма сегодня является своего рода пороховой бочкой, «Балканами» Юго-Восточной Азии: баланс сил между правительственными силами и 16 сепаратными фракциями периодически разрывается гражданской войной между ними, терзающей страну с момента обретения ею независимости. В дальнейшем не исключено возникновение здесь новых (и возгорание старых) конфликтов.

В-третьих, баланс сил, рассмотренный ранее, активно поддерживается извне в связи с нежеланием крупных игроков региона – Индии и Китая – получить вследствие распада бирманского государства новую неуправляемую территорию вроде Ливии или Сомали. Вот почему конфликты вроде Кокангского, Каренского или Качинского сознательно не доводятся до конца. С другой стороны, подобный распад может быть выгоден США, для геополитической игры которых приемлемо создание дополнительного очага напряженности у границы названных двух держав.

В-четвертых, Коканг стал первой пробой пера военных профессионалов НОАК, масштабно не воевавших с 1979 года (со времен кампании против Вьетнама) и отмеченных с тех пор лишь в контрпартизанских полицейских акциях вроде тех, что проводятся китайцами в Синцзян-Уйгурском автономном районе. Кокангская война показала серьезный качественный уровень китайских ВС и необходимость корректировки методов возможной борьбы с ними на тактическом уровне.

И, наконец, на тактическом уровне следует также отметить обстоятельство, проявившееся затем еще и в апрельской войне 2–5 апреля 2016 года в Нагорном Карабахе. Небольшие хорошо обученные мобильные группы с переносным вооружением, способным выбивать тяжелую технику противника на расстоянии, а также с минимальной артиллерийской поддержкой (гаубицы, минометы) в состоянии наносить поражение громоздким и плохо вооруженным и подготовленным отрядам штурмующей их механизированной пехоты и быстро уходить с малыми потерями.

Что произошло в Мьянме: араканская резня буддистов и мусульман

До Кадырова за народность рохинджа заступился Эрдоган

04.09.2017 в 13:49, просмотров: 337819

Прозвучавшие в интернете заявления Кадырова, воскресное стояние у посольства Республики Союз Мьянмы в Москве и массовый митинг в Грозном в защиту преследуемых в далекой стране мусульман неожиданно заставили россиян обратить внимание на малоизвестную широкий публике проблему.

На самом деле уходящее в историю противостояние в преимущественно буддистской Мьянме с гонимым мусульманским меньшинством давно вызывает озабоченность в мире – как на правительственном уровне, так и в правозащитной среде.

Что такое Мьянма? В свое время эта страна в Юго-Восточной Азии была известна как Бирма. Но местные жители это название не любят, считая его чужеземным. Поэтому после 1989 года страна была переименована в Мьянму (переводится как «быстрый», «сильный»).

Со времени получения страной независимости в 1948 году в Бирме велась гражданская война, в которой участвовали бирманские власти, коммунистические партизаны, повстанцы-сепаратисты. А если к этому взрывоопасному «коктейлю» добавить наркодельцов «Золотого треугольника», охватывавшего помимо Мьянмы еще Таиланд и Лаос, то станет очевидно, что ситуация на бирманской земле не символизировала тишь да гладь.

С 1962 и до 2011 года страна управлялась военными, а глава победившей в 1989 году оппозиционной Демократической Лиги, будущая лауреат Нобелевской премии мира До Аун Сан Су Чжи надолго оказалась заключена под домашний арест. Страна оказалась в довольно заметной изоляции от внешнего мира – в том числе в связи с западными санкциями. Но за последние годы в Мьянме произошли заметные изменения, были проведены выборы. И в прошлом году Аун Сан Су Чжи стала министром иностранных дел и государственным советником (де-факто премьер-министром).

В стране с населением в 60 млн человек, насчитывается более ста народностей: бирманцы, шаны, карены, араканцы, китайцы, индийцы, моны, качины и др. Подавляющее большинство верующих – буддисты, есть христиане, мусульмане, анимисты.

– Мьянма как многонациональная страна испытывает груз проблем подобного рода, – комментирует директор Центр АСЕАН при МГИМО Виктор Сумский. – Новым правительством страны делаются попытки урегулировать конфликтные ситуации, но по факту получается, что на первый план вышла именно проблема рохинджа.

Итак, кто такие рохинджа? Это этническая группа, компактно проживающая в мьянманском штате Ракхайн (Аракан). Рохинджа исповедуют ислам. По оценкам, их численность в Мьянме составляет от 800 тыс до 1,1 млн человек. Считается, что большая их часть переселилась на территорию Бирмы еще во времена британского колониального владычества.

Власти Мьянмы именуют рохинджа нелегальными иммигрантами из Бангладеш – и на этом основании отказывает им в гражданстве. Закон запрещал им рожать более двух детей. Власти пытались переселить их в Бангладеш – но и там их особо никто не ждал. Не случайно ООН называет их одним из самых преследуемых меньшинств в мире. Многие представители рохинджа бегут в Индонезию, Малайзию, Таиланд. Но ряд стран Юго-Восточной Азии – в том числе мусульманских – отказывается принимать этих беженцев, и суда с мигрантами разворачивают в море.

Во время Второй Мировой войны, когда Бирма была оккупирована Японией, в 1942 году произошла т. н. «араканская резня» между мусульманами-рохинджа, получивших оружие от британцев, и местными жителями-буддистами, поддерживавшими японцев. Десятки тысяч человек погибли, множество людей стали беженцами. Само собой, эти события не добавили доверия в отношения между общинами.

Время от времени в местах компактного проживания рохинджа вспыхивали серьезные трения, доходившие нередко до кровопролития. В то время как исповедующие буддизм бирманцы устраивают мусульманские погромы в Ракхайне, лидер тибетских буддистов Далай-лама призывал нобелевскую лауреатку Аун Сан Су Чжи поддержать представителей народности рохинджа. Высказывался в защиту бирманских мусульман и генсек ООН Пан Ги Мун. Не молчали по этому поводу и на Западе — и в Евросоюзе, и в США (хотя, конечно, в введенных в свое время против Мьянмы санкциях первую роль играла не проблема мусульманского меньшинства). А с другой стороны, проблему мусульман в Бирме в прошлые десятилетия активно использовали и различного рода теоретики «глобального джихада» — от Абдаллы Аззама до его ученика Усамы бен Ладена. Так что нельзя исключать и того, что этот регион может стать новой точкой конфликта, куда потянутся сторонники самых радикальных группировок джихадистского толка — как это произошло, скажем, на Филиппинах.

Ситуация особенно обострилась после того, как в октябре прошлого года десятки человек атаковали три мьянманских погранпоста, в результате девять пограничников были убиты. После этого в штат Ракхайн были введены войска. Более 20 тыс человек бежали в Бангладеш. В феврале 2017 года был опубликован доклад ООН, созданный на основе опросов беженцев: в нем приводятся шокирующие факты внесудебных расправ над рохинджа со стороны местных националистов, а также силовиков, групповых изнасилований и т. д.

Только за последние дни в Бангладеш бежали около 90 тыс. представителей рохинджа. Это случилось после того, как 25 августа повстанцы из «Араканской армии солидарности рохинджа» атаковали десятки полицейских постов и армейскую базу в Ракхайне. Последующие столкновения и военное контрнаступление унесли по меньшей мере 400 жизней. Власти обвиняют боевиков в поджогах домов и убийствах гражданских лиц, а правозащитники винят в том же армию. И еще до Рамзана Кадырова в защиту бирманских мусульман на прошлой неделе выступил турецкий президент Эрдоган, назвавший происходящее геноцидом, о котором «все молчат».

После стихийного митинга мусульман у посольства Мьянмы в Москве в защиту единоверцев митинг прошел и в Грозном — в нем приняли участие около миллиона человек.

Самое интересное за день в «МК» – в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.

Восстановление Мьянмы после войны

Сурков заявил об обнулении сроков Путина

Главное сейчас

Новости все материалы

Больше новостей

Аналитика все материалы

Китай тоже “поджигают”: Мьянма окончательно превратилась в “восточный Донбасс”

Ситуация на северо-востоке Мьянмы окончательно перестала быть внутренним конфликтом, и в последние дни становится очевидным, что Китаю не избежать участия в нем. Если еще месяц назад основным театром военных действий был штат Качин, то теперь война пришла в автономную область Коканг, населенную этническими китайцами. Резко возросла интенсивность конфликта – от отдельных стычек и авиаударов он перешел к настоящим боям. 12-го февраля, на День Федерации, правительственная армия потеряла 47 человек убитыми и более семидесяти ранеными. На днях Минобороны Мьянмы заявило о 130 погибших. Подробности – в материале специального корреспондента Накануне.RU в Китае.

Коканг – автономный район бирманского штата Шан, населенный китайцами, в котором только в начале 2010-х гг. правительству удалось закончить многолетнюю гражданскую войну, и несложно заметить, что ее возобновление совпало со сменой внешнеполитического курса Мьянмы. По сообщению СМИ КНР здесь проживает 140 тыс. этнических китайцев и около 300 тыс. нацменьшинств (качин, монпа, баи и др.), которые также проживают в сопредельной с Мьянмой провинции Юньнань. Территория Коканга входила в состав империи Цин, а нацменьшинства севера Мьянмы имеют многотысячелетнюю историю связей с Китаем. Ханьцы появились здесь около 150 лет назад, как раз во время Цин, а затем эти земли захватили британцы, которые присоединили их к своей колонии Бирма. В годы Второй мировой войны китайская армия воевала здесь против японцев и более 2 тыс. солдат отдали свои жизни. Таким образом, кокангский вопрос имеет длительную историю.

В 1894 г. на английских картах территория Коканга также отмечалась как китайская. В апреле 1948 г. после провозглашения независимости Мьянмы, Коканг был объявлен автономией, а проживавшие там китайцы объявлены “народом Коканга”. Район стал полунезависимым, однако его население не имело ряда политических прав и экономических свобод, которыми обладало остальное население Мьянмы. Как следствие, регион стал тесно в культурном и экономическом отношениях интегрирован с Китаем, вплоть до того, что здесь работают операторы связи из КНР. Праздники и обычаи здесь также распространены те, что характерны для остальных ханьцев. Поэтому, отмечает пресса, Коканг, юридически являясь территорией Мьянмы, может называться китайской землей.

Рассматриваемые районы входят в так называемый “Золотой треугольник”, а их население, действительно, активно занимается нелегальным бизнесом, в том числе, и производством опиатов. Местные нацменьшинства (заметим, что и в Юньнани тоже) зачастую подчиняются центральным властям лишь условно. Таким образом, этот район очень сложен в этническом и геополитическом отношениях. Например, 9-го февраля в Мьянму вернулся бывший руководитель китайской автономии Коканг Пэн Цзяшэн, который в 2009 г. был обвинен местными властями в пособничестве наркобизнесу и изгнан из страны, после чего нашел убежище в Китае.

В нынешнем конфликте сводки о потерях зачастую неполны и противоречивы (особенно со стороны антиправительственных сил, не имеющих даже единого командования), но ряд фактов свидетельствует о том, что Вооруженным силам Мьянмы уже не под силу в одиночку затушить разгорающийся пожар войны.

По данным агентства “Синьхуа”, в автономном районе введено чрезвычайное положения на срок 90 дней, а вся полнота власти передана армии. Проблеме Коканга была посвящена встреча министров иностранных дел двух стран, причем на этом фоне министр информации Мьянмы заявил, будто часть группировок повстанцев действует с территории китайской провинции Юньнань.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO ” />

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военнослужащие армии Мьянмы|Фото: AP Photo/ Khin Maung Win” />

Вместе с тем, от конфликта на территории КНР уже укрывается около 30 тыс. беженцев, а также как минимум один раз территория Китая обстреливалась со стороны Мьянмы.

В прессе отмечается, что повстанцы Коканга якобы связаны с прокитайской Коммунистической партией Бирмы, а само восстание – едва ли не попытка КНР занять территорию этого района по “крымскому сценарию”. По сообщениям китайских СМИ, ссылающихся на доклады министерства обороны Мьянмы, войска этой станы овладели городом Лауккай (Лаоцзе), центром мятежной автономной области Коканг. Однако боестолкновения в его окрестностях не прекращаются. Бирманские военные сообщают, что на стороне сепаратистов сражаются граждане Китая из числа отставных военных.

Читайте также:  Цены в Нидерландах на еду, жилье, продукты, товары и отдых

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”Мьянма, Бирма, Китай, Индия, Вьетнам, Лаос, Таиланд|Фото:” />

Пока что Мьянма не обвиняет армию или центральное правительство Китая в поддержке мятежников, но обеспокоена тем, что лидер “сепаратистов” Пэн Цзяшэн укрывается на территории сопредельной с Мьянмой провинции Юньнань.

Однако, при этом забывается, что китайская община в стране появилась относительно недавно и ее основу составляют потомки беженцев – сторонников лидера Гоминьдана Чан Кайши, оставивших Поднебесную после его поражения в Гражданской войне со сторонниками Мао Цзедуна. Поэтому отношение к Пекину у местного населения двойственное, и лозунгов о воссоединении с Китаем не звучит.

Во-вторых, повстанцы, действующие в Коканге, называют себя “Армией демократического альянса Мьянмы” (интересно заметить, что центральное правительство этой страны официально считает себя “образцовой демократией”). Таким образом, у китайской границы воюют не коммунисты, и, в отличие от всех остальных группировок, повстанцы Коканга не организованы по этническому признаку.

В-третьих, никаких свидетельств помощи восставшим со стороны Китая до сих пор не представлено. Ранее Накануне.RU уже сообщало, что в ходе конфликта в штате Качин создавалась угроза гражданам КНР, а эскалация боевых действий почти совпала с визитом Обамы в соседнюю Индию.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO” />

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO” />

Одним из важнейших итогов этого визита, напомним, стало совместное коммюнике о стратегическом партнерстве в Индийском и Тихом океанах, направленное на сдерживание КНР в регионе.

Последовавшая за этим операция войск Мьянмы в Качине поставила под сомнение реализацию совместного проекта в области гидроэнергетики, а сотни китайских граждан на несколько дней были заблокированы из-за боев в приграничной зоне.

Далее, как грибы после дождя, стали появляться новые “армии” среди нацменьшинств севера страны. Примечательно, что все они действуют в районе китайско-бирманской границы, тогда как племена, обитающие близ пределов Лаоса и Таиланда, сохраняют мир.

Очевидно, что спецслужбам США удалось найти самое слабое место на границе, с помощью которого можно втянуть КНР в войну. В случае дальнейшего роста интенсивности боевых действий Пекин не сможет бросить в беде десятки тысяч соотечественников.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO” />

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO” />

Вместе с тем, поддержка кокангских ополченцев окончательно рассорит Китай и Мьянму, которые еще недавно были стратегическими партнерами. В связи с обострением внутриполитической ситуации, возникшим у южного соседа, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян уже выбрал маршрут Нового Шёлкового пути через Лаос и Таиланд, а проект железной дороги из Юньнани к портам южной Мьянмы повис в воздухе.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;” title=”военный конфликт на северо-востоке Мьянмы|Фото: EPA/LYNN BO BO” />

Что же до сравнения с Крымом, то оно не совсем оправданно – в случае присоединения Коканга, КНР получит небольшую слаборазвитую территорию, с действующим там наркобизнесом, тогда как о кратчайшем пути к Индийскому океану придется забыть. В остальном ситуация сильно напоминает сценарий обострения отношений России и Украины.

Гражданская война в Бирме: «Армия Бога» и другие перипетии борьбы за независимость каренского народа

Провозглашение государственного суверенитета Бирмы (ныне- Мьянма) повлекло за собой рост серьезных противоречий внутри пришедшей к власти Антифашистской лиги народной свободы. Результатом обострения отношений между представителями социалистического и коммунистического крыла АЛНС стала гражданская война между правительственными войсками и вооруженными формированиями Коммунистической партии Бирмы, точнее двух ее фракций – «Красного флага», действовавшего в штате Аракан, и «Белого флага», действовавшего на севере и востоке страны. Но если инициированная коммунистами гражданская война пошла на спад после либерализации политического курса Китая, то куда более серьезной проблемой для страны оказался сепаратизм национальных меньшинств.

Мьянма – государство многонациональное. Примерно половину населения составляют бирманцы (мьянманцы) – буддийский народ, стоявший у истоков государственности страны. Остальная часть населения представлена многочисленными народностями, относящимися к монголоидной расе и говорящими на тибето-бирманских, тайских, мон-кхмерских языках.

Во время британского колониального владычества англичанам удавалось играть на противоречиях между бирманцами как основным и государствообразующим народом страны, и многочисленными национальными меньшинствами, которые бирманцам противопоставлялись именно с целью превращения их в опору колониального режима. Естественно, что провозглашение суверенитета Бирмы было воспринято национальными меньшинствами как шанс к собственной национальной независимости. Тем более, что сепаратистские настроения активно подогревались англичанами, пообещавшими перед уходом колониальной администрации независимость нескольким бирманским штатам.

Один из очагов сопротивления центральной власти возник на Юго-Востоке Бирмы, на территории штата Карен. Основное население этой территории – карены – народ, а точнее – конгломерат народностей и племен, относящихся к каренской ветви тибето-бирманской языковой семьи. В современной Мьянме каренское население насчитывает до 7 миллионов человек и лишь около полумиллиона каренов проживает в соседнем Таиланде. В знаменитом фильме «Рэмбо – 4», события которого разворачиваются на территории Бирмы, главный герой оказывает помощь именно каренам, которые представлены угнетаемым центральными властями национальным меньшинством.

С давних времен южные карены подвергались культурному влиянию соседних монов. Моны – ныне один из наиболее мирных народов Бирмы – проживали на территории страны задолго до того, как ее заселили собственно бирманцы. Именно моны – родственники кхмеров – создали первые государства в Нижней Бирме. Естественно, что последующая экспансия бирманцев с севера и разгром монских королевств, сопровождавшийся вырезанием наиболее пассионарной части монов, способствовали не только усмирению монских земель, но и бегству части монов в соседние каренские земли. С тех пор феодальная верхушка каренов подвергалась монскому влиянию, впитывая, в том числе, и ненависть к центральной бирманской власти.

Британская колониальная администрация, следуя принципу «разделяй и властвуй», увидела в подвергшихся монскому влиянию южных каренах надежных помощников. Сотрудничеству с колонизаторами были рады и сами каренские вожди, которым не терпелось взять исторический реванш у бирманцев. К тому же, в отличие от бирманцев – убежденных последователей буддизма Хинаяны («малой колесницы»), карены охотно христианизировались, принимая веру британских миссионеров. Сегодня до 25 % каренов, преимущественно в дельте Иравади, идентифицируют себя как христиане – баптисты, адвентисты седьмого дня, католики. При этом христианство у них причудливо сочетается с сохранением традиционных племенных верований.

Христиане – карены положительно воспринимались британскими колонизаторами и имели преимущества в поступлении на военную и гражданскую службу. В годы японской оккупации Бирмы карены активно сопротивлялись новым властям, действуя под руководством англичан. Именно к этому времени относится и начало вооруженной конфронтации прояпонской Армии независимости Бирмы, из которой впоследствии и выросла вся послевоенная бирманская элита, и каренских формирований. В отместку за участие каренов в войне на стороне англичан, японцы и союзные им (до 1944 г.) бирманцы уничтожали каренские деревни, убивали мирное население, что также не могло не отразиться на взаимоотношениях двух народов.

Несмотря на то, что британская колониальная администрация пообещала решить после войны вопрос о каренской государственности, в действительности к этому не было предпринято никаких шагов. Более того, напряженность в отношениях между руководством бирманских социалистов и каренскими вождями нарастала. В вооруженных силах Бирмы к моменту провозглашения независимости служило много каренских военнослужащих – бывших британских солдат. По понятным причинам власть стремилась избавиться от каренской компоненты в армии. Так, был смещен и арестован генерал Дан Смит – карен по национальности, занимавший пост начальника штаба бирманской армии.

Для защиты своих интересов каренами был создан Каренский национальный союз. Возглавивший его генерал Бо Мя (1927-2006), баптист по вероисповеданию, начал свою политическую карьеру с участия в антияпонском сопротивлении на стороне британцев. Несмотря на молодые годы, ему удалось быстро занять руководящие позиции в каренском национальном движении. После того, как в 1949 году Каренский национальный союз провозгласил независимость Каренского государства от Бирмы, под непосредственным руководством Бо Мя была создана Каренская национально-освободительная армия (КНОА), на протяжении полувека остававшаяся серьезнейшим актором бирманской гражданской войны. Целью этих структур стало создание независимого государства Котхолей («Отвоеванная земля») на территории штата Карен и других районов компактного проживания каренских этнических групп.

Первое время каренским повстанцам удавалось настолько серьезно атаковать бирманские позиции, что мировая общественность сомневалась в самой перспективе существования Бирмы как единого унитарного государства. В частности, в 1949 году карены осаждали бирманскую столицу Янгон (Рангун), не говоря уже о полном контроле над территорией штата Карен.

Серьезность намерений Каренского национального союза в отношении создания собственного национального государства подтверждалась и тем фактом, что карены боролись с наркоторговлей и культивированием наркотических культур. Для Бирмы и вообще Индокитая это было на грани нонсенса – дело в том, что практически все вооруженные группировки, участвовавшие в гражданских войнах на территории региона знаменитного «золотого треугольника» (стык границ Бирмы, Таиланда и Лаоса) черпали значительную часть своих бюджетов именно за счет наркоторговли. Даже коммунистические отряды не брезговали контролем за плантациями опийного мака.

Каренский национальный союз не только вел боевые действия против бирманского правительства руками своего вооруженного крыла – национально-освободительной армии, но и стремился к развитию инфраструктуры на подконтрольных территориях. В меру возможностей создавались новые школы, лечебные учреждения, упорядочивалась торговля между населенными пунктами. Усилия бирманской армии по нейтрализации каренских формирований осложнялись тем, что последние отступали в горы, контролировать которые у центрального правительства не было никаких возможностей. В результате бирманцы отыгрывались на мирном населении каренских деревень, которое поддерживало своих повстанцев и являлось последним ресурсной и людской базой. За годы противостояния более миллиона человек покинули свои деревни и стали беженцами в соседнем Таиланде.

Стремление каренов к отделению от Бирмы росло тем сильнее, чем жестче действовали правительственные войска в отношении мирного населения штата Карен. Уничтожение мирных граждан, репрессии против приверженцев христианской религии, использование запрещенных мин – все это в изобилии присутствовало в войне бирманского правительства и Каренского национального союза.

Как и бывает в подобных конфликтах, на каренов делали ставку и другие государства – прежде всего, США и Великобритания, которые покровительствовали каренскому движению как естественному способу ослабления центральной бирманской власти. Значительную помощь каренскому национальному сопротивлению оказывал и соседний Таиланд. Между Таиландом и Бирмой наблюдалось давнее военно-политическое соперничество, уходящее своей историей вглубь веков, когда бирманцам даже удалось на некоторое время нанести тайскому королевству поражение и занять его столицу. Естественно, что карены в данной ситуации рассматривались руководством Таиланда как прекрасный инструмент для ослабления векового соперника, тем более заигрывавшего с социалистической идеологией.

Двадцатитысячная каренская армия, контролировавшая юго-восточные территории Бирмы, получала от Таиланда всестороннюю помощь, включая и вооружение. На территории Таиланда существовали военные лагеря каренских повстанцев. С помощью затяжной гражданской войны Таиланд серьезно нейтрализовал Бирму в качестве соперника в регионе, однако ничто не может продолжаться вечно. После того, как «Холодная война» пошла на спад, Таиланд существенно снизил и поддержку каренских сепаратистов. Бирма, переименованная в Мьянму, нормализовала отношения с ближайшим соседом и королевскому правительству ничего не оставалось, как постепенно вытеснить каренские формирования со своей территории.

К 1990-м гг. относится и раскол каренского национального движения по религиозному признаку – буддисты обвинили доминировавших христиан в дискриминации и посягательстве на свои интересы и сформировали собственную Демократическую каренскую буддистскую армию, которая достаточно быстро оказалась на стороне своих единоверцев – центральной бирманской власти. Одновременно появились и более радикальные и экзотические отколы от Каренского национального союза – Каренской национально-освободительной армии.

Одним из них стала Армия Бога, прославившаяся на весь мир детским и подростковым возрастом не только большинства своих боевиков (обычное дело для Индокитая – и среди «красных кхмеров», и среди других повстанческих групп дети и подростки всегда встречались в изобилии), но и лидеров. Братья Джон и Лютер Хту, присвоившие сами себе звания полковников, начали командовать «Армией Бога» в двенадцатилетнем возрасте, что было слишком юно даже по местным меркам. В центр внимания мировой общественности армия малолетних братьев попала в январе 2000 года, когда десять ее боевиков захватили госпиталь в таиландском городке Ратчабури. В заложниках у «солдат Бога» оказалось 700, а затем (после частичного освобождения) 200 сотрудников и пациентов госпиталя. Впрочем, подготовка таиландских спецподразделений оказалась более серьезным делом, нежели вера в харизматических братьев – террористы были уничтожены в результате спецоперации. Спустя год уже в Мьянме были захвачены в плен и сами братья Хту.

Читайте также:  Авиакомпания «KLM»

Примечательно, что более умеренное и многочисленное крыло каренского сопротивления, консолидировавшееся вокруг Каренской национально-освободительной армии, непримиримость братьев Хту оценило негативно – надежды на мирный исход борьбы за независимость не оставляют даже воевавших десятилетиями в джунглях ветеранов каренского движения.

Однако, вооруженное сопротивление каренских повстанцев с некоторой интенсивностью продолжается и в настоящее время. В 2012 году между центральным руководством Мьянмы – Бирмы и Каренским национальным союзом было заключено перемирие, но далеко не все каренские вооруженные группы, как это бывает в периоды гражданской войны, согласились с «оппортунистической» линией своего руководства. Поэтому территории штата Карен и пограничных с ним районов Таиланда до сих пор считаются одной из неспокойных зон региона.

Вывод из вышеизложенного обзора каренского вооруженного сопротивления можно сделать следующий. Пока активность каренского национального движения соответствовала интересам соседнего Таиланда, англичан и американцев, маячивших за спиной бангкокского правительства, оно рассматривалось как национально-освободительное, достойное не только сочувствия и заверений в моральной поддержке, но и вполне ощутимой материальной и военной помощи.

Изменения в политической ситуации в мире и регионе показали, что карены были лишь пешками в игре более крупных акторов мировой и региональной политики, когда же время использования их в качестве инструмента подошло к концу, они оказались предоставлены самим себе. И теперь перспективы независимого или автономного существования территорий, населенных каренами, зависят исключительно от них самих. Гораздо подлее американцы и англичане поступили с теми национальными движениями Бирмы, которые оказались вовлечены в производство и торговлю наркотиками. Об «опиумных войнах» в «Золотом треугольнике» – в следующем материале.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Как отстраивали страну после войны

Восстановление СССР после войны называют также “сталинским экономическим чудом”. Заново отстраивались города, цены ежегодно снижались, рабочие имели возможность заработать и взять квартиру в ипотеку под 1 процент годовых. При нулевой инфляции.

Советский Союз понес тяжелейшие потери в Великой Отечественной войне. Было стерто с лица земли 1710 городов, 70 тысяч сел и деревень, 32 тысячи предприятий промышленности, 65 тысяч километров железных дорог, 98 тысяч колхозов и 2890 машинно-тракторных станций.

Прямой ущерб советской эконмике составил 679 млрд. рублей (сравнимо с суммарными капиталовложениями СССР за первые четыре пятилетки). Полный ущерб, включающий в себя затраты на реконструкцию заводов и ведение войны, оценивается экономистами в 2 трлн. 596 млрд. руб. И это при том, что доходы бюджета СССР в 1940-ом равнялись 180 млрд. руб.

Репарации в СССР поступали из Германии, Японии, Венгрии и Финляндии. Оттуда же в Советский Союз вывозилось оборудование для заводов, станки. Кроме этого, на территории Германии были «советские» заводы, которые поставляли свою продукцию «домой».

На государственных предприятиях (после национализации 1947 года это были все предприятия) сохранялась полувоенная трудовая дисциплина. Рабочие продолжали быть прикрепленными к заводам, хотя формально уже были введены и отпуска, и выходные.

Сохранение полувоенной дициплины было необходимо, поскольку над восстановлением страны трудились сообща разные группы населения: 2, 5 миллиона заключенных, 2 миллиона военнопленных и около 10 миллионов демобилизованных.

Четвертую пятилетку 1946-1951 года никто не отменял. Цели в ней были поставлены самые амбициозные – не только достичь довоенного уровня, но и превзойти его.

И речь не только о росте промышленности или росте объемов строительства, исчисляемом цифрами статистики, но и о самой жизни: детская смертность снизилась больше, чем в 2 раза, в полтора раза увеличилось количество медицинского персонала, число научных учреждений увеличилось на 40% , число студентов – на 50%. Быть ученым стало престижно.

Одним из инструментов послевоенного восстановления экономики была денежная реформа 1947 года.

Её целью было провести эмиссию и аннулировать денежные накопления, нажитые спекуляцией. Прводилась она в форме деноминации.

С 1947 по 1953 год в СССР происходило настоящее экономическое чудо – ежегодно в 1,5-2 раза снижались цены. Что важно: зарплаты при этом не снижались. В эти годы, нацеленные на результат скорого подъема экономики, особенно поощрялось перевыполнение плана, поэтому рабочие могли себе позволить неплохо заработать.

В план по восстановлению страны после войны советское правительство включало также и ипотечную программу советского образца. В третьем пункте Постановления Совета Министров СССР от 25 августа 1946 года было черным по белому прописана ипотечная ставка в 1% годовых. И это при нулевой инфляции послевоенных лет!

“Для предоставления рабочим,инженерно-техническим работникам и служащим возможности приобретения в собственность жилого дома обязать Центральный Коммунальный Банк выдавать ссуду в размере 8-10 т. руб. покупающим двухкомнатный жилой дом со сроком погашения в 10 лет и 10-12 т. руб. покупающим трехкомнатный жилой дом со сроком погашения в 12 лет с взиманием за пользование ссудой 1% (одного процента) в год.

Обязать Министерство финансов СССР ассигновать на выдачу кредита рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим до 1 миллиарда рублей”.

Сокращение населения в годы войны привело к нехватке рабочих рук. Вместо мужчин трудиться приходилось женщинам, старика, детям, а на местах квалифицированных работников были новички. Эту ситуацию могла исправить демобилизация, которая, однако, полностью закончилась лишь к 1948 году, когда из армии вернулись и приступили к мирному труду 8 млн. 500 тыс. человек. Кроме того люди были истощены морально и физически, отдав все свои силы ради победы. Нищета, голод и холод отрицательно сказывался на их работоспособности.

В феврале 1943 года в советском правительстве был поднят вопрос о целесообразности восстановления Сталинграда. Из-за рубежа поступали даже предложения о “консервации” города-героя в память о войне (идея Уинстона Черчилля). Однако Сталин настоял на восстановлении. Молотов же сказал, что ни один немец не покинет СССР, пока город не будет восстановлен полностью.

Война оставила от Сталинграда героическое имя, память о подвигах солдат и несколько чудом уцелевших зданий. Город, превратившийся в руины, отстраивали почти с нуля. За 70 лет Сталинград, ныне Волгоград, изменился до неузнаваемости.

Труд пленных немцев в СССР не нужно недооценивать, но и перееоценивать в духе того, что СССР был восстановлен немцами не нужно. До сих пор можно услышать мнение, что вся малоэтажная застройка 40-х-50-х – дело рук немецких военнопленных, строивших дома по проектам немецких архитекторов. Это миф. Генеральный план восстановления и застройки городов разрабатывали советские архитекторы (Щусев, Симбирцев, Иофан и другие).

Но немцы, конечно, много что построили, также они работали в коммунальном хозяйстве. Отличались особой дотошностью и неспособностью понять (при усвоении все прочей рабочей лексики) слово “халява”.

Восстанавливать разрушенное хозяйство после Второй мировой войны пришлось не только СССР, а многим странам Европы. Однако большинство европейских стран воспользовались «Планом Маршала» (программа США по восстановлению Европы). СССР в силу политических причин этой возможностью воспользоваться не мог, так как за экономическую помощь США потребовали бы политических уступок.

В 1946 году был определен план по кредитованию и финансовой поддержке регионов СССР, которые подверглись оккупации, началось стремительное восстановление инфраструктуры и жилого фонда. Был сделан упор на индустриальное развитие. В 1946 году механизация составляла 15 % от довоенного уровня, в 1949 году она уже стала вдвое больше довоенного.

( Специально для сообщества World of building | Сооружения )

В Мьянме начинается гражданская война

К пятнице массовые демонстрации в Мьянме охватили, по сути, всю страну. Во главе манифестантов по-прежнему стоят представители оппозиции и монахи-буддисты. На улицы крупнейшего города Янгона вышли сегодня тысячи протестующих, несмотря на призывы властей прекратить антиправительственные выступления.

По данным телеканала Skynews, сегодня утром военные подразделения вновь открыли огонь по участникам манифестации.

Западные СМИ информируют о массовых жертвах среди мирного населения. Точных цифр журналисты, однако, не приводят.

По словам австралийского посла в Мьянме Роберта Дэвиса, «количество жертв столкновений в Янгоне значительно превосходит цифры, официально объявленные бирманскими властями, количество убитых людей исчисляется несколькими десятками».

Ранее Reuters сообщил об убийстве в Янгоне по меньшей мере 14 человек и госпитализации более 100 раненых. Подтверждена информация, что среди погибших подданный Японии. Это телеоператор Кэндзи Нагаи. Он был застрелен в упор, когда снимал разгон демонстрации в центре Янгона. В японском кабинете сейчас проходят экстренные консультации. Правительство Ясуо Фукуды рассматривает вопрос о приостановке гуманитарной помощи Мьянме. Ранен еще как минимум один иностранный репортер.

Военная хунта между тем в срочном порядке вводит в Янгон воинские подразделения из отдаленных сельских районов. По сообщениям телеканала ABC, введена информационная блокада. Власти закрыли все интернет-кафе, нет доступа к услугам основного интернет-оператора в стране.

Правительство блокировало также крупнейшие монастыри в главных мегаполисах. Монахов, которые руководили крупнейшими акциями протеста, по сути, держат в осаде.

По данным местной оппозиции, арестовано уже более тысячи монахов. Задержаны также 70-летний независимый политик У Вин Найнг и популярный в Мьянме комик За Га На, которые призывали людей выйти на улицы столицы. Перекрыты подъезды к Янгону. Крупная демонстрация в пятницу началась в западной части столицы, рядом с мостом через реку Пауздаунг. Солдаты препятствуют проходу демонстрантов в западную часть города.

Телеканал Skynews между тем сообщает, что в армии Мьянмы наметился раскол.

В городе Мандалай отмечены столкновения между двумя армейскими дивизиями.

По сообщениям, несколько армейских частей отказались покинуть свои казармы и стрелять по манифестантам. Командир одной из дивизий арестован за неподчинение высшему военному руководству. Западные наблюдатели предполагают в связи с этим, что армия постепенно переходит на сторону оппозиции, то есть осуществляется сценарий «цветной революции».

Реальную помощь манифестантам начали оказывать в пятницу западные правительства. США опередили Токио и заморозили банковские активы руководства Мьянмы. Как сообщило Министерство финансов США, экономические санкции были введены против 14 представителей властей Мьянмы. Минфин США уточнил, что решение было принято после соответствующего запроса из администрации президента США Джорджа Буша. ЕС также пригрозил вчера властям Мьянмы санкциями, если подавление выступлений оппозиции продолжится. Жители Австралии, протестуя против военной хунты в Мьянме, вступили в стычки с полицией в столице страны Канберре. Это произошло после попытки атаковать посольство Мьянмы. Около ста митингующих уселись на улице возле посольства, а потом отправились к представительству Китая со своими требованиями вмешаться в происходящее в Бирме. В субботу в Мьянму прибывает спецпосланник генсека ООН Ибрагим Гамбари. Он намерен отслеживать ситуацию в стране и экстренно информировать руководство ООН в случае дальнейшего ухудшения обстановки.

Напомним, что массовые волнения в Мьянме начались в середине августа. Поводом послужило двукратное повышение цен на топливо. Протестующие требовали также проведения в стране демократических реформ и освобождения из-под домашнего ареста лидера победившей на выборах в 1990 году «Национальной лиги за демократию», лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чи. 24 и 25 сентября на столичные улицы выходили около 100 тысяч демонстрантов, в том числе несколько десятков тысяч буддистских монахов. Манифестанты скандировали демократические лозунги, в том числе требовали освобождения политических заключенных. Полиция первые два дня не мешала протестантам, очевидно, в связи с неприкосновенным статусом буддистских монахов. Однако в последние два дня силы полиции применяли против демонстрантов слезоточивый газ и дубинки, а затем и огнестрельное оружие.

Мьянма с 1997 года управляется военным Государственным советом мира и развития, правопреемником пришедшего к власти в 1988 году Госсовета по восстановлению законности и порядка. Главой государства является старший генерал Тан Шве. Военный режим в Бирме преследует национальные меньшинства, подавляет основные права и свободы граждан.

Ссылка на основную публикацию