Способы компенсации нехватки рабочей силы

Редкие кадры: экономику России тормозит дефицит трудоспособного населения

Демография — это самый недооцененный тренд, затрагивающий страны мира, и особенно Россию. Почему? Потому что демография затрагивает две ключевые основы экономики: во-первых, предложение рабочей силы в стране или, точнее, численность трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет; и, во-вторых, коэффициент демографической нагрузки, показывающий отношение численности населения моложе 15 лет и старше 64 лет к трудоспособному населению.

В России эти две основы экономики начинают расшатываться. Управление демографическими сдвигами станет одной из тем для дискуссий на ПМЭФ-2018.

Согласно нашим расчетам, численность трудоспособного населения России, в соответствии с прогнозами, должна сократиться со 100 млн человек в 2015 году до 89 млн человек к 2030 году. При этом показатель демографической нагрузки, как ожидается, вырастет с сегодняшних 50% до почти 58% к 2030 году. Другими словами, трудовые ресурсы России (выраженные в виде показателя численности трудоспособного населения) сокращаются, а количество нетрудоспособного населения растет.

Другие крупные экономики, например, Китай, Япония и Германия, тоже сталкиваются с проблемой сокращения численности рабочей силы. Это плохая новость для экономического роста, поскольку при прочих равных условиях, чем меньше в стране работников, тем меньше объем выпуска продукции и тем ниже уровень потребления.

В действительности, лишь немногим странам удалось достичь экономического роста без соразмерного увеличения численности своего населения. Интересно отметить, что исключение из этого правила составляют Россия и страны СНГ.

За период с 1995 по 2008 год население России сократилось на 3,8%, в то время как ВВП страны вырос почти вдвое. Аналогичные результаты отмечались в Болгарии, Венгрии и Польше. Эти исключения не случайны — подавленная экономическая активность, которая выплеснулась в постсоветскую эпоху, более чем компенсировала сокращение населения. Действительно, существуют факторы, которые способны «перевесить» фактор сокращения населения, но глубокие макроэкономические и социально-политические потрясения, такие как переход от социализма к капитализму, вряд ли можно рекомендовать в качестве подхода к решению проблемы сокращения численности рабочей силы.

Определяет ли демография нашу судьбу?

Скажем так, это зависит от того, как государственная политика решает демографические проблемы. Совершенно очевидно, что отправная точка заключается в том, чтобы обеспечить фактическую занятость и работу как можно большему числу граждан трудоспособного возраста. Хорошим (хотя и несовершенным) критерием служит уровень безработицы. В России этот показатель находится на исторически низком уровне и составляет 5,2%.

А что может сделать правительство в ситуации, когда уровень безработицы уже находится на низком уровне? По существу, есть три варианта.

Во-первых, государственная политика может повлиять на уровень рождаемости в стране. Государства предпринимали попытки заставить граждан заводить больше детей: в Китае в 2016 году была отменена политика «одна семья — один ребенок», а в Сингапуре проводилась программа «Национальная ночь». Даже Россия поддалась этому искушению: помните «День семейного общения» в Ульяновске?

К сожалению, как бы правительства ни старались, подобные схемы идут вразрез с сущностью экономического развития. Почитайте классический труд, написанный двумя экономистами в соавторстве с лауреатом Нобелевской премии Гарри Беккером (один из моих наставников в Чикагском университете) под названием «Человеческий капитал, фертильность и экономический рост» (Human Capital, Fertility, and Economic Growth), в котором показан компромисс между количеством и качеством, с которым сталкиваются семьи в странах по мере их развития и роста.

Повышение уровня образования и расширение возможностей для трудоустройства означают, что женщины откладывают решение о рождении детей, при этом семьи делают выбор между количеством (больше детей) в пользу качества (иметь меньше детей, инвестируя при этом в их человеческий капитал: здоровье и образование). На другом конце спектра находятся сельские, аграрные экономики, где семьи делают противоположный выбор, предпочитая иметь больше детей (с меньшими инвестициями в развитие их человеческого капитала), поскольку это дает дополнительные рабочие руки. Поэтому попытки преломить естественный этап развития с помощью механизмов, направленных на увеличение рождаемости, по большей части бесполезны. Семьи должны сами принимать решение о размере семьи.

Второй вариант государственной политики, имеющийся в распоряжении правительств, — это повышение пенсионного возраста. В России пенсионный возраст в настоящее время составляет 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин, что значительно ниже уровня других европейских стран. Один из аргументов, который часто приводится против повышения пенсионного возраста, состоит в том, что в России низкая продолжительность жизни. Однако комментаторы при этом упускают из виду тот момент, что, говоря о низкой продолжительности жизни, они имеют в виду ожидаемую продолжительность жизни при рождении. На самом деле важна продолжительность жизни к моменту выхода на пенсию.

Статистические данные (за 2010 год) показывают, что ожидаемая продолжительность жизни при выходе на пенсию в России составляет 14,3 года для 60-летнего мужчины и 23,9 года для 55-летней женщины. Интересно отметить, что ожидаемая продолжительность жизни женщин в России на 2,6 года выше среднего показателя по странам ОЭСР, тогда как ожидаемая продолжительность жизни мужчин ниже среднего показателя по ОЭСР примерно на ту же величину. Так что аргументы в пользу повышения пенсионного возраста для женщин еще более убедительны!

Проблема с применением этих двух вариантов заключается во временнóм лаге. Даже если бы стимулы для граждан к рождению большего числа детей оказались успешными, потребовалось бы как минимум 15 лет для того, чтобы ребенок, рожденный сегодня, мог считаться трудоспособным членом общества. И даже если бы пенсионный возраст был повышен в настоящий момент, воздействие этой меры оказалось бы небыстрым.

Итак, мы подошли к третьему, последнему варианту — миграции. Этот вариант может дать государствам почти немедленный эффект. Например, такие страны, как Австралия, Канада, Новая Зеландия и США, словно магнит притягивают к себе высококвалифицированных экономических мигрантов, тем самым смягчая эффект сокращения численности отечественной рабочей силы.

А как обстоят дела в России? Несмотря на то что Россия является принимающей страной для большого количества мигрантов и в последние годы достигнут прогресс в привлечении высококвалифицированных мигрантов, существующий дефицит квалифицированной рабочей силы покрывается не за счет миграции.

Хотя на долю въезжающих в Россию мигрантов приходится от 4% до 6% численности трудоспособного населения, согласно выводам нашего доклада почти 90% мигрантов приезжают в Россию из стран, где средний уровень когнитивных навыков работников ниже, чем в России, подтверждением чему служат средние баллы по Международной программе оценки образовательных достижений учащихся (PISA).

Более того, процесс привлечения высококвалифицированных специалистов становится все более конкурентным. Это объясняется тем, что численность трудоспособного населения в мире растет медленнее, чем раньше, и конкуренция за талантливых специалистов в глобальной экономике становится все более острой. Поэтому не случайно, что страны, традиционно открытые для миграции, такие как Австралия и США, имеют все шансы увеличить численность своего трудоспособного населения. Таким образом, у России есть возможности улучшить свой потенциал в этой сфере.

Привлечение высококвалифицированных мигрантов и повышение пенсионного возраста (особенно для женщин) остаются для России двумя наилучшими вариантами государственной политики для решения проблем, обусловленных меняющейся демографией. С учетом того что ожидаемая продолжительность жизни в России увеличилась с 65,5 года в 2005 году до 71 года на настоящий момент, сейчас для этого благоприятное время.

Говоря о продолжительности жизни, хочу поделиться поразительным личным выводом. Но об этом я расскажу в следующей колонке. Немного подскажу: речь пойдет о моем так называемом российском близнеце.

Способы компенсации нехватки рабочей силы

№ 277 – 278
19 февраля – 4 марта 2007

Электронная версия бюллетеня Население и общество
Институт демографии Государственного университета – Высшей школы экономики

Дефицит рабочей силы: русский крест-2?

Над темой номера работали:

Каковы будут последствия нехватки рабочих рук?

Остроту дефицита рабочей силы наряду с количественными оценками определяют структурные (качественные) аспекты его проявления. Проблема перспективной нехватки рабочей силы в отраслях усугубляется, если учитывать профессионально-квалификационный состав работающих. В настоящее время в экономике при наличии хорошо образованной рабочей силы не хватает опытных работников отдельных профессий и квалификаций. Наглядным примером служит дефицит квалифицированных рабочих кадров, который в последнее время все острее ощущают предприятия реального сектора.

Возрастной аспект дефицита выражается прежде всего в постарении населения в трудоспособном возрасте, что приводит к снижению кадрового потенциала отраслей экономики. Этот аспект проявляется весьма неравномерно, что не в последнюю очередь объясняется сложившейся системой отраслевых предпочтений и низким уровнем оплаты труда в ряде отраслей. Они, в первую очередь, и страдают от слабого притока молодых кадров. Очевидно, что, при прочих равных условиях, именно эти отрасли в перспективе первыми начнут испытывать острую потребность в кадрах, которую в силу накопленной и сохраняющейся дифференциации экономического положения различных отраслей, вероятно, не смогут удовлетворить. Следовательно, для них проявление дефицита будет наиболее острым.

Помимо названных, существуют и другие структурные проблемы (например, образовательный, гендерный аспекты и др.), которые усложняют задачу полноценного удовлетворения возникающей потребности в рабочей силе.

Последствия возникновения дефицита рабочей силы на макроэкономическом уровне могут быть охарактеризованы следующим образом.

Рост заработной платы. В условиях, когда спрос превышает предложение, растет цена рабочей силы. Следовательно, в условиях дефицита рабочей силы заработная плата работников будет расти. В еще большей степени проявится ситуация, когда успешные и прибыльные фирмы будут удовлетворять свою потребность в кадрах за счет переманивания специалистов из других предприятий и организаций.

Повышение заработной платы может привести к увеличению объема предложения труда конкретным индивидом (к увеличению объема часов, которые он готов посвятить работе) в том случае, когда эффект замещения превалирует над эффектом дохода. Например, вполне вероятен отказ от досуга в пользу выгодной дополнительной работы, поскольку относительные издержки временного выхода с рынка труда или отказа от профессиональной карьеры будут особенно высоки. В контексте существующих демографических проблем это может приводить к отказу от рождения детей в пользу карьеры, а также сверхнормативным нагрузкам и переработке, которые отрицательно скажутся на здоровье индивида со всеми возможными последствиями.

Рост заработной платы повышает ее роль как регулятора рынка труда. В настоящее время заработная плата далеко не в полной мере соответствует этой роли, что, в частности, связано с недостаточным развитием рыночных институтов.

Наши исследования 14 показывают, что и на локальных рынках труда заработная плата не всегда выполняет присущую ей роль величины, балансирующей спрос и предложение труда; определяющей уровни безработицы и занятости в экономике; стимулирующей (при определенных условиях) труд и его качество. Таким образом, существует неоднозначность (с точки зрения рыночных отношений) тенденций формирования заработной платы в отраслях и регионах, которая проявляется, в частности, в том, что в ряде регионов динамика заработной платы фактически не зависит от состояния рынка труда. С точки зрения предмета настоящей статьи, отсутствие такой зависимости может, например, означать, что, несмотря на проявления дефицита рабочей силы, могут произойти негативные или неадекватные величине позитивные изменения ее цены. В этих условиях делать выводы о перспективных тенденциях изменения основных параметров рынка труда особенно сложно, что в свою очередь снижает возможности регулирования соответствующих локальных рынков.

Более ранний выход на рынок труда. Дефицит специалистов может привести к смещению возрастной границы выхода на рынок труда. В частности, выгодные условия трудоустройства появятся у студентов, ограничения на обязательность опыта работы будут смягчены. В условиях дефицита специалистов важно успеть «перехватить» будущего специалиста раньше конкурентов. Это практикуется и сегодня, что отрицательно сказывается на качестве подготовки специалистов и их мотивации.

Более поздний уход с рынка труда. Высокий уровень оплаты труда, относительно низкая степень конкуренции за рабочие места будут способствовать тому, что в экономике активно станут использоваться работники в возрасте старше трудоспособного. Представляется, что сегодня экономика нуждается в опыте и профессиональных навыках таких людей. Продуктивное использование такой рабочей силы во многом зависит от наличия рабочих мест с гибким графиком работы, неполной рабочей неделей или рабочим днем. В то же время, в целом ряде отраслей работники старше трудоспособного возраста не смогут занять вакантных рабочих мест по объективным причинам (например, строителям нужна выносливость и физическая сила; работникам транспорта – быстрота реакции). Кроме того, в некоторых сферах, где труд специалистов старше трудоспособного возраста мог бы быть особенно эффективным (здравоохранение, образование, наука и научное обслуживание) и где особенно большое значение имеет накопленный опыт, уровень оплаты труда не является надлежащим стимулом.

Усиление давления со стороны внешних рынков труда. В условиях дефицита отечественной рабочей силы привлечение трудовых мигрантов и зарубежных специалистов становится необходимостью. Кроме того, увеличение уровня заработной платы и дальнейшее повышение уровня жизни делает Россию привлекательной страной для трудовой миграции. Таким образом, создаются благоприятные условия для активной экспансии мигрантов на рынок труда России. Расширится и спектр применения их труда. В то же время, без решения наших внутренних структурных проблем это может только обострить ситуацию в отечественной экономике.

14 Коровкин А.Г., Долгова И.Н., Королев И.Б., Подорванова Ю.А., Полежаев А.В. Занятость и рынок труда в России: проблемы и ограничения. // Проблемы прогнозирования, 2005. №5.

Вразрез с идеологией, или Почему Германия не компенсировала нехватку рабочей силы военнопленными

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Полная убежденность в непобедимости немецкой армии уже после первых месяцев войны на два фронта сыграли с Гитлером злую шутку: в Германии явно недооценили ни оружие, ни солдат Советского Союза. План «Барбаросса» захлебнулся уже к зиме 1942 года. Эта ситуация довольно быстро отразилась и на немецкой армии, и на экономическом положении самого Третьего рейха – еще не случилось ни московского наступления, ни Курской дуги, а гитлеровским войскам уже приходилось «затягивать пояса». В частности, под мобилизацию попали работники промышленности старших возрастов, но и это не помогло. На самих предприятиях ситуация была не лучше – больше трети рабочих за станками составляли женщины.

Ситуация требовала срочных мер. Именно в это время на должность уполномоченного по рабочей силе Третьего рейха вступает Фриц Заукель. Это был закоренелый нацист еще «старого разлива» – он вступил в партию в далеком 1923 году. Это решение в итоге стоило ему жизни – в 1946 году по приговору Международного военного трибунала в Нюрнберге его повесили за преступления против человечности.

До его прихода на эту должность доля военнопленных и угнанных в Германию на работы жителей оккупированных территорий составляла лишь 8,4 процента. Причем в основном своем большинстве задействовали из труд в сельском хозяйстве. Но тут ударил кризис, и нехватка рабочих рук стала остро чувствоваться в промышленности.

Тогда Заукель и привел в действие огромную машину по поставке в Германию «остарбайтеров» – граждан оккупированных стран Восточной Европы. Масштабы этой деятельности поражают: по данным Novate.ru, в период с января 1942 по июнь 1943 года для работ в Третий рейх отправили около трех миллионов человек. Причем подавляющая часть из них – молодежь от 12 до 25 лет. До 1944 года количество «арбайтеров» со всей оккупированной территории выросло еще почти на четыре миллиона человек.

Отношение к этим людям было не намного лучше, чем к военнопленным и узникам концлагерей. О жизни и здоровье пригнанных рабочих никто не заботился, и если кто-то из них не мог больше выполнять свою работу или умирал от невыносимых условий, его просто заменяли другим. Такое наплевательское отношение к рабочим рукам довольно быстро показало, что если так будет продолжаться и дальше, то нехватка человеческого ресурса не уменьшится, а наоборот – станет лишь ощутимее.

Но даже углубляющийся экономический кризис не заставил пересмотреть командование Третьего рейха свое отношение к остарбайтерам. Порой бывали случаи, когда немцы, негативно, реагирующие на таких «приезжих», могли накалить ситуацию до такой степени, что людей попросту возвращали на родину. Условия этой транспортировки были не лучше тех, которые царили в поездах, идущих в концлагеря, поэтому многие бывшие рабочие не доезжали домой, а погибали в дороге.

А меж тем проблема нехватки рабочих рук становилась все острее. Однако немцы все так же отбрасывали идею использовать для труда на предприятиях военнопленных, которые массово гибли в нечеловеческих условиях в лагерях. Одновременно с этим в Германии совершенно не скрывали тяжелые условия труда для остарбайтеров и них незавидную судьбу. При такой политике очень быстро пропаганда на оккупированных территориях, которая предлагала добровольный переезд в рейх для работы «бок о бок» с немцами, перестала давать необходимый эффект, и набор людей с того момента производился исключительно насильственным путем.

Ситуация кризиса, однако, не менялась. Для того, чтобы увеличить производительность труда рабочих, не увеличивая при этом их паек, было введено так называемое «питание за счет выработки». Так, тот, кто выполнял дневную норму, получал пищу в обычных пропорциях. Те же, кто недоработал, «делились» своим пайком с теми, кто норму перевыполнили.

С другой стороны, к работе стали привлекать пленных концлагерей. Однако тамошние условия труда были настолько невыносимыми, что люди умирали в больших количествах, чем немцы могли восполнить. Впоследствии для пленных улучшили уровень медицинского обслуживания и пайки, вплоть до выдачи дополнительных за переработку. В качестве бонусов могли выдавать табак.

В итоге, глубокий экономический кризис стал одним из факторов, который не позволял больше Третьему рейху воевать на два фронта. А произошло это, в частности, потому, что когда немецкая человеконенавистническая идеология сталкивалась с возможностью использовать тех же евреев, цыган или славян в работе, побеждала обычно первая.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

geolike.ru

Дефицит рабочей силы на предприятиях и решение этой проблемы

По экспертной оценке с дефицитом рабочей силы сталкивается две трети предприятий Российской Федерации. В большей степени он характерен для крупных предприятий.[14]

Предприятия, находящиеся в государственной собственности, в меньшей степени, чем все остальные испытывают дефицит сотрудников (58%). А в наибольшей – предприятия, находящиеся в иностранной или совместной форме собственности (68%).

Потребность предприятия в рабочей силе прямо и непосредственно связана с текучестью кадров. При этом, возможно, что именно текучесть кадров провоцирует дополнительную потребность в персонале.

В меньшей степени испытывают дефицит рабочей силы те предприятия, на которых не случается трудовых конфликтов. Так, испытывают дополнительную потребность в кадрах 65% предприятий, на которых происходили трудовые конфликты, и 51% предприятий, где этих конфликтов не было.

Есть определенная зависимость между приоритетами экономического развития предприятия и остротой потребности в рабочей силе. В большей степени дефицит рабочей силы ощущают те предприятия, перед которыми стоит проблема выживания (64%). Практически рядом с ними идут те предприятия, которые ставят перед собой цель развития (62%). По сравнению с ними меньшую потребность в персонале демонстрируют те предприятия, перед которыми в настоящее время стоит задача сохранения своих рыночных позиций (56%).

По степени остроты для предприятий проблемы дефицита трудовых ресурсов и по принадлежности их к определенной отрасли народного хозяйства можно выделить несколько групп.

– Наиболее высокая потребность в персонале (более 70% предприятий испытывают дефицит квалифицированных кадров). В эту группу входят предприятия машиностроительной сферы, металлургии, здравоохранения, текстильного производства, а также производства неметаллических продуктов.

– Повышенная потребность в персонале (на уровне 60-70% предприятий, нуждающихся в кадрах). В эту группу входят предприятия из сферы операций с недвижимостью, предоставления услуг, из мебельного и химического производства, строительства, транспортной сферы, гостинично- ресторанного бизнеса, сельского хозяйства.

– Высокая потребность в персонале (на уровне 50-60% предприятий, нуждающихся в кадрах). В эту группу входят предприятия, относящиеся к коммунальным службам, лесному хозяйству, целлюлозно-бумажной промышленности, пищевой промышленности, к добыче полезных ископаемых.

– Пониженная потребность в кадрах (на уровне 40-50% предприятий, нуждающихся в кадрах). В эту группу входят предприятия из следующих сфер: связь, торговля, образование, производство и распределение электроэнергии, газа и воды.

– Низкая потребность в кадрах (менее 40% предприятий испытывает дефицит кадров). В эту группу вошли предприятия всего из двух отраслей народного хозяйства: финансовой сферы и рыболовства, рыбоводства.

Наибольший дефицит в рабочей силе испытывают предприятия Северо-Западного федерального округа (72% из них сталкиваются с дефицитом работников), а наименьший – предприятия Южного федерального округа (с дефицитом работников сталкивается 54,3% из них).

Дефицит кадров наиболее характерен для предприятий, расположенных в следующих регионах: Вологодская область (81% предприятий испытывают дефицит работников), Нижегородская, Московская, Курганская, Псковская области (все по 79%), Тульская, Свердловская, Волгоградская области (все по 78%), Калужская область и Республика Карелия (по 74%), Республика Татарстан (71%).

Если исходить из структуры потребности в рабочей силе, то наиболее дефицитной группой работников являются квалифицированные работники (рабочие и служащие, имеющие среднее или начальное профессиональное образование), занятые, в первую очередь, на основном производстве. Это характерно для всех типов предприятий, вне зависимости от формы собственности, географического местоположения, численности занятых на них сотрудников и сферы экономической деятельности (за исключением торговли, здравоохранения и образования).

Наиболее острый дефицит квалифицированных рабочих существует в обрабатывающих производствах и строительстве. По сравнению с другими предприятиями он также более ярко выражен в крупных (свыше 1000 человек) компаниях.

В целом, дефицит квалифицированных работников, занятых на основном производстве, испытывают 63% предприятий (из них 19% отмечает его остроту). Еще больший дефицит именно этой категории работников у тех предприятий, которые в принципе сталкиваются с дефицитом персонала: 80,2% из них нуждаются в квалифицированных работниках. В целом по всей совокупности предприятий получается, что в настоящее время неквалифицированные работники более дефицитны, чем специалисты с высшим образованием. Исключений из этого правила несколько. Специалисты высшего уровня квалификации более востребованы, чем неквалифицированные рабочие, иностранными и совместными предприятиями, а также сверхкрупными (свыше 3000 занятых) компаниями. Что касается сфер экономической деятельности, то приоритет специалистам с высшим образованием перед неквалифицированными работниками отдают:

– Здравоохранение (специалисты с высшим образованием – наиболее востребованная категория из всех);

– Добыча полезных ископаемых (менее дефицитными, чем неквалифицированные работники, являются только руководители высшего управленческого звена);

– Производство и распределение электроэнергии, газа, воды;

– Финансовая деятельность (неквалифицированные сотрудники – наименее востребованная категория работников).

В наибольшей же степени неквалифицированные сотрудники востребованы в торговле, гостинично- ресторанном бизнесе, в сфере образования. В этих трех областях экономики неквалифицированные работники являются наиболее востребованными среди всех категорий сотрудников. Также повышенный спрос на неквалифицированных работников отмечается среди частных предприятий – здесь он более высок, чем среди компаний других форм собственности, и среди предприятий, выбравших стратегию «выживания».

Если же говорить о структуре потребности в специалистах с высшим образованием, то в целом наиболее востребованными оказались конструкторы, технологи, а также инженеры-механики, инженеры-электрики. Дефицит специалистов именно этого профиля в настоящее испытывает примерно половина работодателей (44%).

Около трети всех предприятий (34%), нуждается в специалистах по информационным технологиям, программистах, системных администраторах, «компьютерщиках». Примерно на этом же уровне (28%) находится спрос на специалистов, занимающихся продвижением товаров и услуг на рынок: менеджерах по продажам, (сбыту) и специалистах по маркетингу и рекламе. Несколько ниже потребность предприятий в юристах: об их дефицитности говорило только каждое пятое предприятие.

Что касается структуры потребности предприятий в специалистах с высшим образованием в принципе, как было показано ранее, руководящее звено не находится в зоне активного дефицита предприятий. Конечно, это так выглядит на фоне чрезвычайно высокой востребованности всех остальных групп работников, а в целом ни по одному из критериев группировки (форма собственности, социально-экономическое благополучие, размер предприятия, сфера экономики и т.д.) «руководители» не оказались избыточными.

Общей тенденцией является то, что среди всех групп руководителей по степени дефицитности на первое место выходят линейные руководители. По сравнению с другими отраслями экономики, в них в большей степени нуждается строительство и финансовая сфера.

По экспертной оценке причинами возникновения дефицита трудовых ресурсов являются следующие.

В основе кадрового голода лежат пять основных причин это:

– низкая заработная плата, которую предлагает соискателям предприятие;

– отсутствие возможности предоставить новым работникам жилье;

– выпускники высших учебных заведений не хотят работать по полученной специальности;

– тяжелые условия труда, существующие на предприятии;

– недостаточное количество специалистов, выпускаемых средними и начальными профессиональными образовательными учреждениями.

По мнению предприятий, дефицит персонала связан, скорее, с проблемами, существующими у работодателя (непривлекательное предложение), чем у потенциальных работников.

Чаще всего отмечают «низкую заработную плату» в качестве причины дефицита работников предприятия, расположенные в Сибирском федеральном округе (61% предприятий указывает на эту причину) и Северо-Западном федеральном округе. Реже всего на эту причину дефицита персонала указывают предприятия из Дальневосточного федерального округа (35%).

Намного чаще ссылаются на «низкую заработную плату», как на причину дефицита работников, предприятия, находящиеся в государственной собственности (68% из них выбирают эту причину). В комментариях к этому пункту представители предприятий указывали, что крайне ограничены в возможностях и инструментах стимулирования работников, поскольку «зарплата регулируется государством». Реже упоминают о заработной плате в качестве причины дефицита сотрудников акционерные общества и частные предприятия (46% и 41%, соответственно). Еще значительно реже на нее указывают иностранные предприятия или предприятия, находящиеся в совместной собственности с иностранным капиталом – 18%.

Наиболее остро стоит вопрос о том, что затруднения с привлечением необходимых специалистов вызваны низким уровнем заработной платы, для предприятий из сферы связи (86,2%), транспорта и образования (по 70%), а также для коммунальных служб (68,3%), здравоохранения (62%) и сельского хозяйства (61%).

Наоборот, относительно менее редко (не больше 30% предприятий) ссылались на низкий уровень заработной платы в качестве трудности для привлечения персонала строители, металлурги, предприятия, занятые химическим производством и добычей полезных ископаемых.

15% из предприятий, испытывающих дефицит работников, отмечают, что он связан с отсутствием перспектив развития у региона, района, населенного пункта, где расположено предприятие. Наиболее часто указывали на непривлекательность месторасположения предприятия респонденты из Северо-Западного федерального округа (21%), наоборот, в Приволжском и Южном федеральных округах ссылки на этот фактор были крайне редки (5% и 4%, соответственно).

Еще одна причина дефицита трудовых ресурсов – это нежелание молодежи работать по полученной специальности. Речь идет о более широкой трактовке вопроса. По мнению представителей некоторых предприятий, существенной (и постоянно набирающей силу) является проблема потери населением мотивации к труду, «нежелание работать вообще», «безответственность и лень граждан», «наличие вредных привычек».

Вышеуказанные данные позволяют сделать вывод о том, что проблемы, связанные с дефицитом рабочей силы, не в последнюю очередь связаны с внутренними проблемами компаний и с вопросами администрирования территорий. К «внутрифирменным» проблемам мы бы отнесли крайне незначительное внимание к проблемам персонала, которое выражается не только в существенных пробелах в управлении персоналом (вопросы подбора, стимулирования, обучения), но косвенно сказываются на других сферах жизнедеятельности фирм – в том числе, на низком внимании к вопросам обеспечения техники безопасности, охраны труда.

Вопросы регионального администрирования сопряжены с проблемой создания благоприятного климата для активизации дееспособной части местного населения (стимулы к труду, формирование нового более привлекательного образа жизни, связанного с трудовой деятельностью и т.д.), а также для создания условий для социальной адаптации трудовых мигрантов.

Существующий кадровый дефицит в экономике частично замещается за счет привлечения иностранных работников. За последние три года трудовая иммиграция росла быстрыми темпами, увеличившись с 702,5 тыс. чел. в 2005 году до 1,7 млн. чел. в 2007 году.

Решением проблемы обеспечения трудонедостаточных регионов квалифицированными трудовыми ресурсами будет способствовать реализация мероприятий по привлечению на постоянное место жительства иностранных граждан из числа соотечественников. Но этого количества рабочих будет явно недостаточно.

Сохраняется спрос на низкоквалифицированный труд иностранных граждан, которые не претендуют на высокую заработную плату, постоянное жилье, безопасные условия труда, социальное и медицинское страхование, что выгодно для российских работодателей.

Таким образом, складывающаяся ситуация на рынке труда привела к тому, что многие предприятия решают эту проблему привлечением иностранной рабочей силы.

Большую часть иностранной рабочей силы составляют работники, прибывшие в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, из таких стран как Узбекистан, Украина, Таджикистан, Молдавия, Киргизия, Азербайджан.

Наибольшее число иностранных работников из стран дальнего зарубежья являются гражданами Китая, Турции, Кореи, Вьетнама. Сегодня в Российской Федерации работают иностранные работники из 137 стран мира.

В большинстве регионов Российской Федерации наблюдается рост количества трудовых мигрантов в сферах строительства, автоперевозок, обрабатывающего производства и других отраслях экономики. Так, по данным ФМС, в г. Москве, в 2007 г. выдано в 11,1 раз больше разрешений на работу в строительном секторе, в 2,3 раза – в области обеспечения транспортных услуг, в 4,1 раза – в секторе ЖКХ, в 2,6 раз – в сфере торговли, чем за аналогичный период предыдущего года.

Иностранные работники привлекаются более чем по 2,6 тыс. наименований профессий и должностей. Самыми востребованными являются: подсобные рабочие, каменщики, опалубщики, штукатуры, плотники, маляры. Менее востребованы овощеводы и работники зеленого хозяйства.

Наибольшее количество иностранных работников востребовано в тех регионах, где наблюдается активный экономический рост, развитие промышленного производства, либо освоение новых месторождений полезных ископаемых, что требует привлечения дополнительных трудовых ресурсов. Среди них: города Москва и Санкт-Петербург, Московская область, Красноярский край, Свердловская, Иркутская, Новосибирская, Челябинская области.

Иностранные граждане, прибывающие в Российскую Федерацию в порядке, требующем получение визы, сосредоточены в основном в Центральном, Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах. К субъектам Российской Федерации, наиболее активно использующим иностранную рабочую силу, относятся: Красноярский край, Приморский край, Хабаровский край, Сахалинская область, Читинская область, Тюменская область, Иркутская область, а так же в Московская область, г. Москва, г. Санкт-Петербург.

Иностранные гражданине, прибывшие в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, трудятся в основном в Центральном федеральном округе, меньше в Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах.

Территориальное распределение трудящихся-мигрантов связано с географическим положением регионов. Для работодателей из Дальневосточного или Сибирского федеральных округов выгоднее привлекать рабочую силу из Китая, Вьетнама и КНДР, чем из стран СНГ.

Таким образом, привлечение иностранных работников для осуществления трудовой деятельности осуществляется во всех регионах страны, причем в 31 субъекте Российской Федерации численность иностранной рабочей силы превышает десять тысяч человек.

Как отмечалось ранее, одной из важнейших проблем использования иностранной рабочей силы является нелегальная трудовая миграция. По экспертным оценкам, в теневом секторе экономики нелегально трудятся от 5 до 10 миллионов мигрантов.

Основными причинами кадрового дефицита и привлечения трудящихся-мигрантов являются:

– нежелание российских работников трудиться по ряду профессий из-за низкого качества рабочих мест (низкий уровень оплаты труда, вредные и опасные условия труда, высокие риски профессиональных заболеваний, тяжелый физический и неквалифицированный труд);

– отсутствие кадров необходимой квалификации в связи с потерей взаимосвязи между рынком труда и рынком образовательных услуг, недостаточной профессиональной ориентацией граждан, низкой профессиональной и территориальной мобильностью рабочей силы.

Особо активно происходит замещение кадрового дефицита за счет иностранных работников в строительстве, где наиболее востребованы каменщик, штукатур, бетонщик, плотник, маляр. Также, мигранты привлекаются в сельском хозяйстве, на транспорте, в торговле.

Наибольшее число иностранных работников занято в качестве подсобных рабочих, т.е. неквалифицированным трудом. Однако, значительное число трудящихся-мигрантов работает по профессиям, требующим начального и среднего специального образования (электрогазосварщик, слесарь, повар).

Внедрение новых производств сопровождается привлечением иностранных специалистов с высшим образованием (технологов, инженеров-механиков, инженеров-электриков) во многом из-за отсутствия отечественных кадров на рынке труда.

Увеличение масштабов трудовой иммиграции, расширение ее региональной, отраслевой и профессиональной структуры требует внедрения эффективной системы мониторинга и оценки обеспеченности регионов трудовыми ресурсами, необходимой для управления миграционными потоками.

Россия столкнулась с кадровым дефицитом

Пенсионная реформа не решила проблему нехватки в стране рабочих рук

В ведомстве Алексея Кудрина предупреждают об экономических сложностях из-за оттока специалистов с рынка труда. Фото РИА Новости

Стартовавшая в прошлом году пенсионная реформа, похоже, пока приводит к обратным результатам. Власти говорили о том, что повышение возраста выхода на пенсию – это жизненная необходимость, которая позволит затормозить отток специалистов с рынка труда. Но, несмотря на реформу, численность занятых продолжает сокращаться. В первую очередь под удар попадают предпенсионеры, констатировали в Центробанке. Отток экономически активного населения чреват торможением экономического роста, предупреждают в Счетной палате (СП).

Аудиторы Счетной палаты обращают внимание на общее снижение численности экономически активного населения. Напомним, в это понятие входят как работающие граждане, так и безработные. В результате, следует из аналитической записки СП, численность занятых в экономике в январе–июне 2019 года составила 71,5 млн человек, что на 700 тыс. меньше, чем годом ранее. «Численность безработных в январе–июне 2019 года также снизилась до 3,5 млн человек, что на 0,2 млн человек меньше, чем в январе–июне 2018 года», – добавляют в СП. В качестве безработных в службах занятости в июне были зарегистрированы около 700 тыс. россиян, из них 600 тыс. получали пособие по безработице. В целом уровень безработицы в январе–июне 2019 года составил 4,7%, что на 0,2 процентного пункта (п.п.) меньше показателя аналогичного периода 2018 года. «Текущий уровень безработицы является самым низким в современной истории России», – отмечают в ведомстве Алексея Кудрина. В понедельник Росстат обнародовал данные по безработице за июль. В годовом выражении уровень безработицы составил 4,5%.

Аудиторов серьезно беспокоит факт снижения численности рабочей силы. По их мнению, это может стать фактором, ограничивающим экономический рост.

Ранее об этой проблеме предупреждали и экономисты. Так, эксперты РАНХиГС и Института Гайдара писали, что численность экономически активных граждан в России достигла пика и рост этого показателя как минимум на десятилетие завершился. В первом квартале этого года численность рабочей силы в России сократилась почти на 0,8 млн человек по сравнению с соответствующим кварталом 2018 года и составила 75 млн человек, следовало из данных мониторинга РАНХиГС и Института Гайдара.

Дефицит рабочей си-лы: русский крест-2?
Не каждый возрастной работник может сохранить
свое место на рынке труда.
Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Эксперты обращали внимание, что тренд на уменьшение численности экономически активного населения начался еще в 2016 году, но до 2019 года сокращение шло более медленными темпами. К примеру, за весь 2018 год данный показатель уменьшился всего на 100 тыс. человек. В текущем же году отток рабочих рук заметно усилился.

По мнению исследователей, основная причина сокращения численности рабочей силы в РФ – падение количества населения РФ в границах трудоспособного возраста. «С 2006 года оно снизилось на 9% и сейчас составляет 82 млн человек», – отмечали эксперты. Однако в отличие от СП экономисты отмечали, что дефицит рабочей силы сам по себе не ведет к снижению экономического роста или его остановке. Скорее, указывали они, нехватка кадров не оказывает дополнительной поддержки экономике в виде вовлечения в рабочую силу экономически неактивных граждан.

Заметим, именно с вымыванием рабочих рук с рынка труда надеялись побороться российские власти, когда принимали решение о повышении возраста выхода на пенсию. И пока мы видим обратную тенденцию – отток кадров с рынка труда.

В то же время часть экономистов считает, что в перспективе пенсионная реформа способна оказать небольшой, но положительный эффект на ВВП страны. Однако полностью компенсировать отрицательный эффект из-за сокращения трудоспособного населения реформа не в силах, признавала в СМИ директор Центра развития Высшей школы экономики (ВШЭ) Наталья Акиндинова.

В итоге уже к 2035 году население РФ сократится на 1,7 млн человек, а численность трудоспособных граждан – на 5,4 млн, говорилось в демографическом прогнозе Института демографии ВШЭ. Численность экономически активного населения снизится на 2,8 млн человек, ожидают в Центре развития. Старение населения, несмотря на повышение пенсионного возраста, будет тормозить рост экономики в среднем на 0,23 п.п. каждый год – с 2019 по 2035-й, следовало из расчетов ВШЭ, озвученных в СМИ.

Демографические изменения оказывают значительное влияние на ситуацию на рынке труда, спорили в Центробанке. В ЦБ отмечали, что снижение экономически активного населения обеспечивается в первую очередь вымыванием с рынка труда возрастных работников. С начала года работы лишились более 500 тыс. граждан в возрасте 50–54 лет и 55–59 лет, следовало из мониторинга ЦБ. «При этом значительное увеличение численности людей старше 60 лет сопровождается лишь небольшим ростом числа занятых среди них», – отмечали в ведомстве Эльвиры Набиуллиной. В ЦБ тогда осторожно замечали, что уход с рынка труда «некоторых работников пенсионного возраста» может быть связан со «снижением спроса на рабочую силу из-за текущего временного замедления роста экономики».

Эксперты же оценивали, что вымыванию возрастных работников с рынка способствует в том числе и принятие закона об уголовной ответственности за увольнение работников предпенсионного возраста. Потеря именно возрастных работников как раз и свидетельствует в пользу версии, что даже гарантированная государством защита предпенсионеров по факту не работает, замечает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. «Дальнейшее повышение пенсионного возраста решило бы проблему дефицита кадров, – рассуждает эксперт. – Но только не в российской действительности, где вопреки законодательству предпенсионеров продолжают выживать с рабочих мест».

И это не единственный фактор, способствующий «исчезновению» возрастных специалистов. Так, отказ властей от индексации пенсий работающим пенсионерам привел к тому, что из белого сектора «пропало» как минимум 5 млн работников. Фактически каждый третий пенсионер ушел трудиться в серый сектор. В результате такого «маневра» власти надеялись сэкономить 250 млрд руб., но потеряли в виде недополученных налогов как минимум 300 млрд руб. (см. «НГ» от 17.06.19; 27.02.19).

В то же время не все эксперты соглашаются с тем, что численность работников в экономике напрямую связана с количеством и качеством работы. «Сокращение численности работников может свидетельствовать либо о том, что сократилось количество работы из-за кризиса и экономического спада, либо об изменении технологии самой работы, когда после модернизации технологического процесса сократилась или исчезла потребность в многочисленном неквалифицированном труде. В российских условиях действуют оба фактора», – замечает профессор РАНХиГС Елена Яхонтова. «Пока еще рынок труда не ощутил на себе в полной мере решения о повышении пенсионного возраста, так как те, кто родился в 60-е годы XX века, будут выходить на пенсию позже», – соглашается замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова.

По мнению Яхонтовой, увеличение пенсионного возраста также нельзя считать полноценным лекарством от серьезных болезней российской экономики. «Это лишь способ снизить нагрузку на Пенсионный фонд», – говорит она. Если правительство не сможет оздоровить инвестиционный климат в стране, создать нормальные условия для предпринимательства, то ему придется пойти на новые непопулярные меры для латания дыр в бюджете, не исключает профессор.

Пока нет необходимости в дальнейшем повышении пенсионного возраста, считает доцент Российского экономического университета им Плеханова Людмила Иванова-Швец. «Но мы наблюдаем интересную тенденцию – снижение численности и занятых, и безработных. Это обусловлено в основном двумя причинами: демографической ситуацией – снижением численности трудовых ресурсов в целом и снижением спроса на рабочую силу из-за снижения темпов экономического роста. В конце 2018 года работодатели провели серьезную оптимизацию численности из-за изменений, которые произошли с 1 января 2019 года – повышение НДС и повышение ответственности перед лицами предпенсионного возраста», – объясняет она.

В СП «НГ» дополнительно пояснили, что на российский рынок труда оказывает существенное влияние демографический фактор. «Начиная со второй половины 2000-х годов отмечается сокращение численности трудоспособного населения. С 2013 года ежегодное снижение превышает 1 %. В частности, в 2017 году оно составило 1,2 % (975 тысяч человек), в 2018 году – также 1,2 % (960 тысяч человек). И повышение пенсионного возраста в большей степени решает эту проблему. Но не стоит ожидать быстрого результата, эффект от повышения пенсионного возраста проявится в среднесрочной и долгосрочной перспективе», – говорят в ведомстве, подчеркивая, что компенсировать возможный дефицит на рынке труда должен рост производительности труда, связанный как с технологическим перевооружением, так и с применением передовых практик по организации производственных и управленческих процессов.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Дефицит рабочей силы. Как решить проблему кадрового голода

Автор: Ирина Настыч

По данным Государственной службы занятости представители рабочих специальностей и специалисты в сфере строительства и архитектуры в течение последних нескольких лет стабильно попадают в ТОП наиболее востребованных кадров на рынке труда. К примеру, по состоянию на 1 сентября 2018 г. на одну вакансию среди квалифицированных работников с инструментом приходится всего один претендент, год назад на одну такую вакансию приходилось два претендента. Дефицит кадров подтверждают и представители строительного сектора. Property Times разбирался, почему же квалифицированные рабочие строительных специальностей на вес золота, и как можно исправить ситуацию.

Причины

Отток за границу — одна из главных причин кадрового голода. «Тенденции последних трех лет на рынке строительства отражают повышенное миграционное настроение трудоспособной рабочей силы в сторону Польши, Венгрии, Словакии и др. Наиболее остро мы это ощутили со второй половины 2017 года, когда в силу вступил безвизовый режим Украины с ЕС, который формально упростил выезд украинцев за границу в поисках «лучшей жизни». Для большинства застройщиков, работающих на рынке не один год, — это была своеобразная «шокотерапия», — комментирует Вячеслав Павлов, директор по развитию компании NOVBUD.

Сегодня в Украине остро ощущается дефицит каменщиков и монолитчиков, лучшие кадры уезжают за границу, поскольку работа каменщика в Европе очень высоко оценивается.

«После вступления в ЕС, поляки, как и мы, столкнулась с оттоком людей в центральные страны западной Европы. И чтобы частично решить эту проблему, Польша начала привлекать трудовых мигрантов из соседних стран. Почему все началось с каменщиков? Потому что в таких странах, как Великобритания, Дания, Германия, Нидерланды каменщик на массовом строительстве фактически уже не задействован. Однако там их работа высоко оценивается (до 5 тыс. евро) при постройке особняков, важных объектов в небольших объемах, реконструкциях, — объясняет Вячеслав Павлов. — И когда рабочая сила этих специальностей мигрирует, для их замещения приезжают наши специалисты на зарплату 1000-1500 евро. В Украине эта цифра составляет 15-20 тыс. грн».

«Наша материнская компания, помимо Киева, реализует строительные проекты в столице Латвии — Риге, где многие работы у латвийского генерального подрядчика выполняют украинские кадры и, надо сказать, делают это на порядок качественнее, чем у нас. Видимо, сказывается требовательность и большая собранность вдали от Родины, где нет никаких отвлекающих факторов», — делится наблюдениями Роман Демиденко, директор по развитию компании Kiev Development Group.

Специалисты прогнозируют, что такого массового оттока рабочих, который наблюдался с предоставлением Украине безвиза, в ближайшее время уже не будет, ситуация начинает выравниваться.

«Оказалось, что стоимость работ и зарплат в Европе выше, но стоимость жизни — аренды жилья, питания — тоже выше. Поэтому многие строители начали возвращаться обратно, понимая, что в Украине они могут заработать те же деньги, но на более комфортных условиях, чувствуя себя гражданами этой страны.

Если еще полгода назад мы вынуждены были соглашаться на условия подрядчиков, то сейчас между ними появилась конкуренция — есть компании, которые предлагают то же качество работ и услуг, но на более приемлемых для заказчика условиях», — комментирует Андрей Ваврыш, CEO SAGA Development.

Непопулярность. Вторая причина дефицита рабочих — непопулярность таких профессий среди молодежи, большинство отдает предпочтение офисной работе, мало кто хочет «вкалывать» на стройке.

«Мы смотрим на этот процесс как на эволюционный. Сегодня тренд — искать себе профессию в чистых кабинетах, но уже ощущается существенный кадровый голод на рынке рабочих профессий. В итоге, сложившаяся ситуация выльется в рост оплаты труда для линейных сотрудников.

Когда разница в стоимости рабочей силы и, так называемых, белых воротничков будет уменьшаться, произойдет переформатирование сферы труда. Возникнут более серьезные требования к «чистым» профессиям, в то время как спрос на массовых сотрудников будет только усиливаться. В результате те, кто не смог найти желаемую работу в офисе, начнут искать себя в рабочих специальностях. Не исключено, что какая-то часть голубых воротничков будет экспортироваться из других стран, как это происходит по всему миру», — говорит Роман Демиденко.

Подготовка кадров

Низкий уровень. Не менее остро стоит и проблема с уровнем подготовки рабочих специальностей, устаревшие образовательные программы отстают от темпов развития строительных технологий. Кроме того, при подготовке молодых специалистов больше внимания уделяют теории, не хватает практических знаний, глубокого понимания технологий и знаний инноваций, считает Игорь Черненко, основатель Investment Development Property (IDP).

Проблема не только в образовательных программах, но и в самом отношении к работе. Среди специалистов строительных специальностей много тех, кто пришел к своей профессии случайно, по остаточному принципу, когда не сложилось в других отраслях.

«Мы сталкивались с работниками, которые пришли в профессию случайно. Например, однажды строители пытались сдать нашему генеральному подрядчику работы по отделке парадного, в котором не было ни одного прямого угла. «Парадная отделка» — такой термин был использован персоналом при аргументации, что работы должны быть приняты. Переводя на понятный язык, по их мнению, в парадных прямые углы не обязательны, — приводит пример Роман Демиденко. — В результате работникам пришлось снимать штукатурку с пяти этажей за свой счет, а другим, уже более квалифицированным специалистам, выполнять работу с должным уровнем качества».

Решение проблемы. Работа над повышением уровня подготовки кадров должна вестись сразу в нескольких направлениях. «Изменить ситуацию могут государственные программы, которые бы с одной стороны в целом поднимали престижность рабочих и инженерных специальностей в стране, — комментирует Игорь Черненко. — Второй шаг — программы по стимулированию бизнеса принимать участие в подготовке молодых специалистов, как, к примеру, в ИТ-отрасли».

Третье направление — образовательные программы производителей материалов и оборудования. Такая работа ведется уже сейчас и помогает нивелировать недостатки образования.

«Производители строительных товаров, при выводе на рынок новых материалов или технологий, понимают, что эффективное продвижение невозможно без обучения специалистов, которые будут эти технологии или материалы применять. Можно купить самую лучшую инновационную технику, но какой от нее толк, если нет того, кто может качественно работать с оборудованием на конкретном проекте? Поэтому большинство компаний проводят обучающие мастер-классы и тренинги», — комментирует Роман Демиденко.

Есть положительный эффект и от трудовой миграции — работая за границей рабочие осваивают новые технологии, получают ценный опыт, который потом применяют после возвращения в Украину.

Как восполнить дефицит

Казалось бы, что путь решения проблемы прост — обеспечить рабочих конкурентной заработной платой и стабильной работой. Но это только часть необходимых мероприятий, без государственных инициатив удержать «голубые воротнички» будет очень сложно.

«Первое — это работа с профильными учебными учреждениями, проведение специальных программ и конкурсов стипендиатов, с целью выявления молодых талантов, далее это мотивационные программы внутри компании, цель которых — удержание наиболее опытных и эффективных сотрудников, система наставничества и поддержки молодых специалистов», — комментирует Игорь Черненко.

Нужно мотивировать выпускников школ поступать в профильные учебные заведения, чтобы выбор рабочей профессии был осознанным, а не просто — «больше никуда не взяли».

На встрече с предпринимателями, которая состоялась 19 октября, министр образования Лилия Гриневич заявила, что рабочим профессиям в Украине нужна кампания по популяризации, и МОН готово поддержать ее через свои ресурсы. «Германия боролась с этой проблемой, в частности, с помощью широкой просветительской коммуникационной кампании, которая существенно повысила престиж рабочих профессий в стране, — сказала министр. — МОН готово максимально поддержать такую кампанию, привлекая все имеющиеся ресурсы, но нужна и участие работодателей».

Рабочим профессиям в Украине нужна кампания по популяризации, и МОН готово поддержать ее через свои ресурсы

«На уровне государства нужно восстанавливать престиж рабочих специальностей, который значительно снизился со времен Советского союза. Решить эту проблему можно за счет широких социальных программ: детских садов, школ для детей рабочих, доступного жилья, — поясняет Ольга Меженская, HR-директор SAGA Development. — Примеры решения таких программ есть, например, в соседней Молдове, которая раньше нас столкнулась с проблемой открытых границ с ЕС и массовой миграции рабочих. На государственном уровне начали внедрение бесплатного медицинского страхования для строителей и их семей, строительные компании предоставляли своим сотрудникам дешевые кредиты на квартиры в своих же домах, обеспечивали детскими садами и школами».

Компании тоже должны понимать, что финансовая составляющая — это основная мотивация, но далеко не единственная, важна корпоративная культура, условия работы, лояльное отношение к рабочим.

«Например, в одной из компаний в той же Молдове начали внедрять корпоративную культуру семейного типа с соответствующими мероприятиями. В итоге, в компании почти нет текучки, — комментирует Ольга Меженская. — Формируя корпоративную культуру и бренд работодателя, необходимо понимать, что нам все чаще придется работать с представителями поколения Z. А они ищут в работе не столько опыт и деньги, сколько дополнительную ценность — то, что удовлетворить их потребности и позволит гордиться своей работой.

Учитывая восприятие строительной профессии в обществе, людей, которые будут заниматься ручным трудом надо воспитывать чуть ли не с детского сада: учить строить сначала из кубиков, потом — учить проектировать и выполнять простейшие работы, сопровождая процесс фаном, которым позволит детям вовлекаться в процесс и живо им интересоваться.

Что касается финансовой составляющей, то уже сейчас зарплаты рабочих на стройке превышают зарплаты «белых воротничков», а хороший прораб вполне может зарабатывать и 25 тыс. грн в месяц».

Представители оператора по аутстаффингу и аутсорсингу складского персонала «Хаски» считают, что важна разносторонняя мотивация: «Это могут быть как прибавки к зарплате за сверх усилия, так и организация комфортного места работы (в т. ч. места, где человек может отдохнуть в перерывах). Хорошо ценится сотрудниками совместное время провождения. Это может быть поход на шашлыки за проделанную работу либо что-то другое. Работники обязательно должны быть вовлечены в постановку цели на месяц и выбор приза за ее достижения».

Property Times продолжит следить за ситуацией на рынке труда в строительной сфере, в следующих обзорах мы поговорим с экспертами об уровне подготовки специалистов по управлению объектами недвижимости.

Читайте также:  Вторичная занятость и дефицит трудовых ресурсов
Ссылка на основную публикацию