Добыча нефти в США

Добыча нефти в США. Данные EIA свидетельствуют о приближении максимума

Цены нефти начали год подскоком во время январского обострения отношений между США и Ираном. Но после снятия возникшей остроты проблемы они снижаются большую часть января. Подписание первой фазы торгового соглашения между США и Китаем способствовало лишь кратковременному подрастанию цены нефти в средине месяца. А вот вспышка вируса в Китае и связанные с этим угрозы экономике Поднебесной стали серьезным угнетающим фактором для цен. В результате откат от пиков начала января уже превысил 15%. Краткосрочные факторы и далее будут влиять на цены нефти, и тут в первую очередь нужно следить за развитием паники в Китае и стабильностью на ведущих финансовых рынках.

Тренды основных параметров, влияющих на баланс спроса и предложения, тоже претерпевают заметные изменения. Здесь стоит вспомнить об обещанном ОПЕК+ дополнительном сокращении добычи с начала текущего года. И скоро мы узнаем первые результаты их стараний. Что касается наиболее динамичного параметра, влияющего на баланс спроса и предложения, то здесь угрозы для динамики цен немного ослабевают. Хотя США и начинают 2020 год с рекордным темпом добычи нефти на уровне 13 Мб/д, но появляется все больше признаков приближения добычи к своему максимуму.
Беспрецедентный рост добычи, показанный США в последние годы, закономерно называют сланцевой революцией, которая после падения добычи в 2015-2016 годах не была свернута, но в последние годы получила второе еще более уверенное дыхание. Напомним, что вслед за падением цен в 2014-2015 годах последовало резкое снижение буровой активности, которое привело к снижению темпов добычи нефти. Однако если количество активных буровых тогда снизилось в 5 раз, то снижение добычи за два трудных года составило лишь около 1,1 Мб/д (с 9,6 до 8,5 Мб/д), то есть чуть более 11%.

С чем же можно связать такие отличия? Во-первых, в период снижения буровой активности нефтяные компании имеют возможность вводить в строй резерв пробуренных, но пока еще не введенных в эксплуатацию (Drilled but UnCompleted – DUC) скважин. К концу 2019 года парк таких скважин в США насчитывает семь с половиной тысяч штук, что в принципе позволяет в течение примерно полугода обеспечить даже без новых бурений сегодняшний темп ввода новых скважин. (Стоит отметить, что в последние полгода число DUC-скважин снизилось почти на тысячу штук).

Но это далеко не главное. Более важным резервом для роста добычи оказалось наращивание эффективности буровых работ. Действительно, в период с 2014 года произошло не только снижение себестоимости буровых работ, но также за счет технологических новшеств существенный рост их производительности и эффективности. Например, впечатляющий рост эффективности буровых работ был показан на полях Permian, где на сегодня происходит основное приращение добычи. Добыча там растет даже несмотря на произошедшее в последний год снижение числа действовавших буровых установок.

Повышение эффективности буровых работ, когда из одного пробуренного ствола разветвляется целый веер горизонтальных скважин, обеспечило столь впечатляющий рост объемов добычи в последние годы. Напомним, что за последние 3,5 года добыча нефти в США выросла с 8,5 до 13 Мб/д. То есть прибавка за этот период составила 4,5 Мб/д или 53%. Только в 2019 году произошел рост добычи более, чем на миллион баррелей в сутки. И это даже несмотря на заметное снижение в течение года числа действующих буровых установок.

Впечатляющий рост новой добычи на одну действующую буровую установку выглядит очень оптимистично. Картина была бы действительно благостной, если бы была возможность забыть о стремительном снижении добычи в уже запущенных скважинах. Графики зависимости добычи действующих скважин имеют просто пугающий вид. Пока рост эффективности буровых работ перебарывал указанную негативную тенденцию. Однако мы все ближе приближаемся ко времени, когда даже самые передовые технологии и запуск новых скважин не смогут бороться с процессом деградации уже действующих скважин.

На текущий момент ежемесячная скорость снижения добычи действующих скважин на 7 основных сланцевых месторождениях США приближается к 600 тб/д (!!), а за год происходит потеря более половины добычи на действующих скважинах. Поэтому, даже просто для удержания добычи на сегодняшнем рекордном уровне нужно на этих месторождениях ежемесячно обеспечивать за счет новых скважин как минимум компенсацию снижения действующих скважин. Пока это удавалось делать с запасом, и суммарная добыча нефти в США в последние 3,5 года продолжала повышаться. Однако этот процесс приближается к насыщению. Видно, что красная кривая (чистое месячное приращение добычи) в последние месяцы начинает приближаться к нулевой отметке, пересечение которой при сложившихся тенденциях может произойти уже в ближайшие 3 месяца. А это означает остановку роста добычи и переходу к последующему снижению. Вполне вероятно, что зачатки такой тенденции мы сможем увидеть уже в текущем году.
Время покажет то, когда это реально произойдет. Но совершенно определенно по прогнозам Минэнерго США рост добычи в США в 2020 году будет гораздо скромнее, чем в предыдущие годы. Так, по прогнозам EIA на февраль месяц (см. январский выпуск обзора EIA: «Drilling Productivity Report») ожидание роста добычи составляет лишь 22 тб/д, что в 4 раза ниже среднего темпа роста добычи в 2019 году.

Так что 2020 год будет интересен не только захватывающими выборами, возможными потрясениями на финансовых рынках, но также и большими переменами в динамике добычи сланцевой нефти в США.

Подлевских Николай Аркадьевич, начальник аналитического отдела ОАО ИК «Церих Кэпитал Менеджмент»

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Как заявляется к 2015 году США займет первое место по добыче газа, сменив Россию, а уже в 2017 году Соединенные Штаты планируют обогнать Саудовскую Аравию и Российскую Федерацию по нефтедобыче и стать мировым лидером в этой сфере. Еще пять лет назад никто и подумать не мог, что такое возможно.

Одним из факторов, которые могут обеспечить такой результат, стал рост добычи нефти. И в первую очередь он происходит за счет развития сланцевых месторождений в формации Баккен в Северной Дакоте. Сюда и отправился корреспондент агентства Рейтер Jim Urquhart.

Сегодня нефть является одним из важнейших для человечества полезных ископаемых. Она обнаруживается вместе с газообразными углеводородами на глубинах от десятков метров до 5—6 км.

Буровая установка в Северной Дакоте, 19 октября 2012. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Существует два основных способа получения необходимого сырья из горючих сланцев. Первый – это добыча сланцевой породы открытым или шахтным способом с ее последующей переработкой на специальных установках-реакторах, где сланцы подвергают пиролизу без доступа воздуха, в результате чего из породы выделяется сланцевая смола. Этот метод активно развивался в СССР. Хорошо известны также проекты по добыче сланцев в провинции Фушунь (Китай), на месторождении Ирати (Бразилия). В целом метод добычи сланцев с последующей его переработкой является весьма затратным способом с высокой себестоимостью конечной продукции. Себестоимость барреля нефти на выходе оказывается 75-90 долл. (в ценах 2005 года).

Второй способ — добыча сланцевой нефти непосредственно из пласта. Метод предполагает бурение горизонтальных скважин с последующими множественными гидроразрывами пласта. Часто (хотя, судя по всему не всегда) необходимо проводить термический или химический разогрев пласта. Очевидно, что такого рода добыча существенно сложнее и дороже добычи традиционной нефти вне зависимости от прогресса технологий. Поэтому себестоимость сланцевой нефти, так или иначе, будет заметно выше традиционной. По оценкам самих добывающих компаний, добыча сланцевой нефти рентабельна при минимальном уровне цен на нефть в 50-60 долл. за баррель.

Нефть относится к невозобновляемым ресурсам. По оценкам, нефти при нынешних темпах потребления хватит на 110 лет. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Добыча сланцевой нефти с помощью горизонтального бурения и гидроразрывов началась в формации Баккен в Северной Дакоте.

Пейзажи около города Уиллистон, Северная Дакота, 11 марта 2013. . (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Сланцы в основном образовались 450 миллионов лет тому назад на дне моря из растительных и животных остатков.

Оба способа страдают теми или иными существенными недостатками. Развитие добычи горючих сланцев с их последующей переработкой в значительной степени сдерживается проблемой утилизации большого количества углекислого газа (СО2), выделяющегося в процессе извлечения из него сланцевой смолы. Проблема утилизации CO2 до сих пор не решена, а его выпуск в атмосферу грозит масштабными экологическими катастрофами. Решение этой проблемы недавно предложили ученые из Стэнфордского университета. Новая технология EPICC, сочетающая производство электроэнергии и захват углекислого газа, может сделать доступными ныне закрытые запасы энергоресурсов.

Буровая у города Уиллистон, 19 октября 2012. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

При добыче сланцевой нефти непосредственно из пласта возникает другая проблема. Это высокий темп падения дебитов пробуренных скважин. В начальный период скважины благодаря горизонтальному заканчиванию и множественным гидроразрывам характеризуются очень высоким дебитом. После этого (примерно через 400 дней работы) происходит резкое снижение (до 80%) объемов добываемой продукции. Для компенсации такого резкого падения и выравнивания профиля добычи скважины на сланцевых месторождениях вводят поэтапно.

А вот и один из жителей временных строений у буровой установки, нефтяник Крис Скиннер. В Америке очень любят огромные, 6-метровые пикапы. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Наиболее удачным примером успешного применения технологий добычи сланцевой нефти считается месторождение Баккен (Bakken) в Северной и Южной Дакоте. Разработка этого месторождения породила своего рода эйфорию на рынке нефти Северной Америки. Если 5 лет назад добыча сланцевой нефти на этом месторождении составляла 60 тыс, баррелей в сутки, то сегодня 500 тысяч. По мере проведения разведочных работ запасы нефти этого месторождения увеличились со 150 млн баррелей до 11 млрд баррелей нефти.

Наряду с месторождением Баккен добыча сланцевой нефти ведется также на месторождениях Eagle Ford в Техасе, Bone Springs в Нью-Мексико и Three Forks в Северной Дакоте.

Развитие технологий добычи сланцевого газа и адаптация их для добычи нефти из плотных коллекторов позволило США переоценить свои извлекаемые запасы нефти. А с ними и перспективы наращивания добычи нефти и снижения зависимости от импорта углеводородов. С помощью технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта США планируют к 2035 году увеличить добычу нефти из плотных сланцевых пород вдвое.

По состоянию на 2013 год, в Северной Дакоте насчитывается более 200 действующих нефтяных вышек, которые производят около 20 млн. баррелей нефти каждый месяц. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Необходимо сказать несколько слов о понятии сланцевая нефть. В Америке, где сланцевая нефть стала играть существенную роль в повышении нефтедобычи, под этим термином часто понимают нефть двух видов. Сланцевой называют нефть, получаемую из горючих сланцев, которая по своим свойствам (плотности, вязкости) значительно отличается от традиционной легкой нефти. Одновременно с этим часто тем же самым термином обозначают нефть по свойствам аналогичную обычной легкой нефти, но содержащуюся в плотных низкопористых низкопроницаемых коллекторах (сланцах). Чтобы разделить эти два вида нефти (оба из которых добываются из сланцев) специалисты пользуются двумя терминами: shale oil – для высоковязкой сланцевой смолы из горючих сланцев, требующей дополнительной обработки для превращения ее в нефть и tight oil – для легкой нефти, содержащейся в коллекторах с низкими фильтрационно-емкостными свойствами.

Вид с воздуха поля, усеянные нефтяными вышками. Северная Дакота, в 2009 год:

В России начальной точкой отсчета в развитии сланцевой промышленности можно считать 1918 год, когда было принято постановление о добыче и переработке горючих сланцев, организованы систематическое изучение, разведка запасов и их промышленная разработка. Наиболее активно сланцевая промышленность развивалась в 1960-1990 гг. В эти годы велась активная разработка месторождений Прибалтийского и Волжского бассейнов (Эстонское, Ленинградское, Кашпирское, Общесыртовское месторождения). Разработка месторождений велась посредством добычи горючего сланца с последующей его переработкой. Пиковый уровень добычи в СССР достигал 36 млн. тонн горючего сланца в год. Значительная часть добычи приходилась на Эстонскую ССР. Добыча и переработка горючего сланца продолжается в Эстонии и по сей день. В России же большая часть сланцевых шахт закрылась ввиду экономической неэффективности.

На сегодняшний день ex-situ process, т.е. добыча сланцевой породы для извлечения из нее углеводородного сырья является низкоэффективной. Основные перспективы связаны с in-situ process, т.е. добычей сланцевой нефти непосредственно из пласта (либо сразу, если это достаточно легкая нефть, либо после предварительного термического или химического воздействия на углеводородный и/или органический материал, содержащийся в пласте).

Вслед за успехами США в развитии технологий добычи сланцевого газа и успешной адаптации этих технологий для добычи нефти из плотных коллекторов в России также обращают все большее внимание на развитие соответствующих технологий. В настоящее время в России наиболее перспективной считается так называемая Баженовская свита в Западной Сибири. Эти отложения покрывают площадь в 2,3 млн км2, что примерно соответствует площади американского штата Техас и Мексиканского залива вместе взятых. И это в 80 раз больше площади месторождения Баккен, с которым в США связывают огромные перспективы. Баженовскую формацию в перспективе планирует разрабатывать компания Роснефть совместно с американской ExxonMobil и норвежской Statoil.

Читайте также:  Нефтепереработка и сбыт в США

В 2010 году стоимость одной скважины оценивалась в 4 — 7 млн. долларов. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

На сегодняшний день технологии добычи сланцевой нефти все еще находятся в начальной стадии развития. Себестоимость получаемого сырья хотя и имеет тенденцию к снижению, но, тем не менее, значительно выше себестоимости добычи традиционной нефти. Поэтому сланцевая нефть остается пока скорее перспективным резервом на будущее и вряд ли значительно повлияет на существующий рынок нефти. Такой же «революции», какая случилась на газовом рынке в связи с развитием добычи сланцевого газа, на рынке нефти ждать не приходится.

Настоящий нефтяник. Северная Дакота, 20 октября 2012. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Однако вот по сланцевому газу последние новости те такие впечатляющие.

Как сообщает агентство «Блумберг», оценки запасов сланцевого газа в США за 2012 год представляют «шокирующий шаг назад для быстро растущей промышленности».
В последней оценке, выпущенной американским Министерством энергетики, говорится, что в стране есть приблизительно 482 триллиона кубических футов природного газа из сланцевых бассейнов. Эта цифра означает 42-процентное снижение оценки запасов от 2011-го года, когда соответствующая величина была в пределах 827 триллионов кубических футов.

Снижение оценки произошло из-за получения более подробной информации, ставшей доступной вследствие резкого роста эксплуатации месторождений сланцевого газа за прошлый год.

Вероятно, самой существенной поправкой в этих обновлённых оценках было 66 -процентное сокращение прогноза добываемых запасов в формации сланца «Марселлеса» на территории штатов Пенсильвании, Нью-Йорк, Огайо и Западной Вирджинии.

В 2011-м этот бассейн, как оценивалось, содержал 410 триллионов кубических футов газа, что достаточно для удовлетворения всего американского потребления газа в течение 17 лет по уровню 2010 года. Теперь эта оценка опустилась до 141 триллиона кубических футов, что равно, приблизительно, потреблению Америкой всего за 6 лет.

Однако, Министерство энергетики оценивает, что в краткосрочной перспективе производство природного газа повысится даже выше, чем ранее было предсказано, несмотря на уменьшившуюся материально-сырьевую базу

Буровые установки и системы из поддержки сильно меняют пейзажи, добавляя им «технологичности». (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Эксперты утверждают, что запасы сланцевой нефти в США в пять раз больше, чем запасы Саудовской Аравии. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Уже в 2017 году США планируют обогнать Саудовскую Аравию и Россию по нефтедобыче и стать мировым лидером в этой сфере. Совсем недавно никто и подумать не мог, что такое возможно. Впрочем, посмотрим как будет. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Но сначала, к 2015 году США планирует занять первое место по добыче газа

Знак, предупреждающий о том, что здесь проходит газопровод, 11 марта 2013. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

(Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Инструменты настоящего американского буровика, Северная Дакота, 12 марта 2013. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Еще один пейзаж с буровой установкой из Северной Дакоты, 20 октября 2012. (Фото Jim Urquhart | Reuters):

Система труб нефтепровода, Северная Дакота, 11 марта 2013. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Пейзажи Северной Дакоты и газовые факелы, 12 марта 2013. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Это был небольшой репортаж о добыче нефти в США. (Фото Shannon Stapleton | Reuters):

Добыча нефти в США

Разведанные запасы нефти в Соединенных Штатах увеличились 4,85 млн баррелей на и достигли 447 млн баррелей, подсчитали в Управлении энергетической информации (EIA) США. Этот результат превзошел прогнозы аналитиков: те рассчитывали на прирост запасов в 3,45 млн баррелей.

Большая часть этих запасов относится к одному региону — гигантскому Пермскому бассейну, который расположен в штатах Нью-Мексико и Техас на юге страны. Там находятся колоссальные запасы трудноизвлекаемой сланцевой нефти. Долгое время тем не добывали нефть из-за сложности и дороговизны процесса: было намного проще купить дешевую нефть у России, Саудовской Аравии или Норвегии. Но ситуация изменилась.

Чем вызван прорыв американских нефтяников

За последние десять лет американские нефтяники пробурили 114 тысяч скважин на территории Пермского нефтеносного бассейна, следует из большого исследования Bloomberg. Американское издание выяснило: прогресс нефтедобывающей отрасли привел к тому, что значительная часть этих скважин будет прибыльна даже при цене в $30 за баррель. Сейчас баррель техасского сорта WTI стоит $54.

В начале двухтысячных Пермский бассейн развивался очень вяло из-за нерентабельности производства. В отличие от Саудовской Аравии или России, где большую часть нефти добывают государственные компании, американский нефтяной рынок целиком контролирует частный бизнес. Предприниматели не будут вкладываться в разработку месторождений, если это не принесет им прибыль.

Из-за этого у США осталось очень много недобытой нефти. Экономический смысл выкачивать ее из Пермского бассейна появился только сейчас — когда технологии сланцевой добычи позволили сильно удешевить процесс.

Семь нефтепроводов за два года

Только в следующем году американские поставщики увеличат свой экспорт на 2 млн баррелей в день. Возможности добычи позволяют сделать это прямо сегодня; все упирается в ситуацию с транспортом. На данный момент все нефтепроводы, доставляющие нефть с месторождений в глубине Техаса на нефтеперерабатывающие заводы и к танкерам у побережья Мексиканского залива, заполнены на 100%. Поэтому в следующие два года заработают семь новых трубопроводов.

Первыми откроются Cactus II, Enterprise, EPIC и Grey Oak суммарной мощностью в 2,67 млн баррелей в сутки. Все они заработают в 2019 году. Следом в строй введут Exxon/PAA JV, Jupiter и Permian-Gulf Coast. Их совокупная пропускная способность превысит 2 млн баррелей в сутки. Таким образом, к концу 2020 года США получат возможность увеличить экспорт нефти более чем на 4,6 млн баррелей в день.

В Хьюстоне, нефтяной столице Соединенных Штатов, местные бизнесмены описывают ситуацию словами «цунами» и «потоп библейского масштаба». «Объем [будущей] экономически обоснованной добычи нефти в Пермском бассейне поражает, — цитирует Bloomberg финансового директора нефтяной компании Chevron Патрисию Яррингтон. — Четыре-пять лет назад мы прикидывали, какой должна быть цена барреля, чтобы добыча нефти в этом регионе приносила прибыль. Оказалось, что мы закладывали намного более высокую цену, чем получилось в действительности».

Прогнозы не оправдались. Они были слишком осторожными

Несколько месяцев назад аналитики были уверены, что к середине 2019 года нефтедобыча в Пермском бассейне перестанет расти. Эксперты говорили о так называемом «выходе на плато». Так характеризуют высокий и при этом неизменный уровень какого-либо показателя. Иными словами, американские компании не должны были наращивать производство еще сильнее.

Выход на плато прогнозировался на август. Вместо этого в августе американские компании зафиксировали самый большой прирост добычи за год за 98-летнюю историю наблюдений. За один месяц техасские компании увеличили добычу на 3 млн баррелей в сутки. Для сравнения, столько нефти за день добывает Кувейт — страна, экономическое благополучие которой полностью построено на экспорте нефти.

Общая добыча нефти в США достигла 15,9 млн баррелей в день — больше чем у России и Саудовской Аравии.

У индустрии все еще есть «бутылочное горлышко» — то есть отрасль, недоразвитость которой тормозит добычу. Это транспортировка нефти потребителям. Однако бурное строительство трубопроводов и готовность отправлять сырье по железной дороге практически устраняет этот эффект.

«Полгода назад рынок думал, что «бутылочное горлышко» [окончательно] исчезнет в первом квартале 2020 года. Теперь мы говорим о третьем квартале 2019 года», — заявил консультант по вопросам нефти хьюстонской компании Wood Mckenzie Ltd Джон Коулмэн. «Соперничество техасских нефтедобытчиков вспыхнет с новой силой во второй половине 2019 года, — подтвердил глава нефтетрейдингового подразделения Trafigura Group Кори Пролого. — Трубопроводы заполнятся нефтью очень быстро».

Инвесторы могут заработать на сланцевом буме в США, если инвестируют в американские нефтяные компании. Консенсус-прогноз, подготовленный сервисом Refinitiv, предсказывает рост котировок таких добытчиков. В частности, через год акции Chevron могут подорожать на 23,3%, акции ConocoPhillips — на 25,9%, а Phillips66 — на 37,3%. Профильные аналитики рекомендуют покупать бумаги всех перечисленных компаний.

Проблемы для ОПЕК и России

За все 60 лет, что существует Организация стран-экспортеров нефти ОПЕК, она не сталкивалась со столь острой проблемой, утверждает Bloomberg. Долгие годы ОПЕК и Россия могли контролировать баланс сил на нефтяном рынке за счет возможных сокращений или увеличений добычи в своих странах. Если стоимость уходила вниз, добычу наращивали; если нефть дорожала — сокращали. Это позволяло гарантировать доходы стран-экспортеров. Пока на рынке не появились США.

Ближайшая встреча стран ОПЕК и их союзников, в числе которых есть Россия, пройдет в Вене 6 декабря. Если на этой встрече государства-экспортеры примут решение сократить добычу, то американская нефть из Пермского бассейна быстро займет освободившееся место на рынке. Таким образом США увеличат долю рынка и снизят доходы конкурентов.

Если же ОПЕК и Россия сохранят добычу на прежнем уровне, то стоимость барреля упадет еще сильнее. Экспортеры не могут себе этого позволить: бюджет Саудовской Аравии и России слишком сильно зависит от нефтяных доходов. Причем для исполнения бюджетов этим странам нужна куда более высокая стоимость, чем приемлемый для США ценник в $30 за баррель.

Добыча, импорт и экспорт нефти и газа в США

Содержание

2019: Бум добычи сланцевой нефти ослабевает

По состоянию на сентябрь 2019 года бум в сфере добычи сланцевой нефти ослабевает, при том что в это время, после атак на нефтяные объекты Саудовской Аравии, этот сектор важен для мирового рынка как никогда ранее, пишет The Wall Street Journal.

По данным министерства энергетики США, добыча нефти в стране за шесть месяцев 2019 года увеличилась менее чем на 1%, тогда как годом ранее рост составил около 7%.

Причем, если несколько лет назад, когда добыча сланцевой нефти падала, это было связано со снижением мировых цен, то в этом году сокращение производства обусловлено ключевыми операционными проблемами. Например, эксперты отмечают, что объемы добычи оказываются более низкими, чем ожидалось, из-за слишком близкого расположения скважин друг к другу. Кроме того, стало очевидно, что привлекательные сланцевые активы заканчиваются быстрее, чем ожидалось.

Выявленные проблемы показывают, что преимущество за счет технологических и инженерных прорывов, позволившее сланцевым компаниям добывать рекордные объемы нефти и газа, постепенно сходит на нет, пишет газета.

Согласно прогнозу Минэнерго США, добыча нефти в стране в 2019 году составит в среднем 12,2 млн баррелей в сутки (б/с) по сравнению с 11 млн б/с годом ранее. В 2018 году добыча увеличилась с 10 млн б/с в январе до 12 млн б/с в декабре, и теперь активность в секторе замедляется.

“Мы приближаемся к пику добычи, и мы близки к пику физической добычи на этих месторождениях”, – отмечает управляющий директор Evercore ISI Джеймс Уэст.

Добыча сланцевой нефти в США на сентябрь 2019 г составляет порядка 8 млн б/с, что соответствует примерно 10% мировой добычи нефти и оказывает серьезную поддержку глобальному рынку, особенно в моменты усиления геополитической напряженности, провоцирующие скачки цен на нефть.

Некоторые эксперты по-прежнему уверены в том, что у рынка сланцевой нефти впереди еще много лет роста. Согласно оценкам Rystad Energy, добыча сланцевой нефти достигнет пика на уровне 14,5 млн б/с примерно около 2030 года. Траекторию роста добычи, по мнению экспертов, могут изменить такие факторы, как повышение цен на нефть и консолидация сланцевого рынка.

Сохранению тенденции к росту добычи может способствовать увеличение площадей сланцевых участков в распоряжении крупных нефтекомпаний, в том числе, Exxon Mobil и Chevron. Эти компании уже стали лидерами среди производителей Пермского бассейна и Нью-Мексико по объемам добычи.

Тем временем, небольшие и средние по размеру производители вынуждены уменьшать добычу, делая выбор в пользу увеличения рентабельности операций, на фоне ослабления поддержки сектора со стороны Уолл-стрит и сохранения цен около уровня в $60 за баррель. В таких условиях компании уже не могут бурить новые скважины так же часто, как раньше.

Эксперты IHS Markit отмечают, что даже устойчивый рост цен на нефть будет оказывать ограниченное влияние на сланцевый рынок.

По оценкам IHS, производство сланцевой нефти в США увеличится на 480 тыс. б/с в 2020 году при цене нефти в $62 за баррель. Повышение цены нефти на $10 за баррель приведет к увеличению производства лишь на 200 тыс. б/с – это существенно более слабый рост, чем в 2018 году.

Читайте также:  Юридическое образование в США

США выходят на первое место по добыче нефти

США стали вторым производителем нефти в мире

США увеличили производство нефти на 1,34 млн баррелей в сутки в сравнении с показателем марта прошлого года и стали второй страной в мире по добыче нефти после России, обогнав Саудовскую Аравию, говорится в отчете Международного энергетического агентства (МЭА) (данные апреля 2018 года) [1] .

По данным МЭА, Россия добывает 11,35 млн баррелей в сутки, а Саудовская Аравия – 9,92 млн баррелей. В марте 2018 г. США добывали 9,96 млн баррелей в сутки. США продолжат увеличивать производство нефти, говорится в отчете МЭА, но препятствием к этому могут стать транспортные ограничения. При этом потребление нефти в США в январе выросло лишь на 1,23 млн баррелей в сутки к январю прошлого года. Данных за март агентство не приводит.

Рост производства в США может полностью компенсировать рост глобального потребления нефти в 2018 г. МЭА прогнозирует, что в октябре – декабре 2018 г. среднесуточное потребление нефти в мире может превысить 100 млн баррелей. По итогам I квартала этого года оно составило 98,1 млн баррелей в сутки.

Агентство уже в начале года дало прогноз, что в 2018 г. сменится лидер по производству нефти, им станут США, которые обгонят Россию. Но конкретных цифр, а также сроков агентство не приводило. Сейчас добыча в США держится на многолетних пиковых значениях, в ноябре прошлого года она превысила рекорд 1970 г. (10,044 млн баррелей в сутки) на 22 000 баррелей.

Девятая страна в мире по подтвержденным запасам нефти

Нефть: Чистый импорт 6 млн баррелей в сутки

США экспортируют около 1,5 млн баррелей в день, кроме того, они импортируют 7,5 млн баррелей в сутки. Это означает, что чистый импорт нефти составляет около 6 млн баррелей в сутки.

Такая любопытная ситуация, связанная с импортом и экспортом американской нефти, обусловлена отсутствием достаточных мощностей по переработке нефти, поступающей из месторождений сланцевой нефти в стране. Эта нефть слишком “легкая” для многих американских нефтеперерабатывающих заводов.

Поэтому ее большая часть отправляется за рубеж на нефтеперерабатывающие заводы с возможностью ее последующей доработки. США стремятся импортировать более тяжелые сорта нефти, которые соответствуют их общим возможностям нефтепереработки [2] .

Нефтепродукты: чистый экспорт 2 млн баррелей в сутки

У США больше мощностей по переработке, чем им нужно для внутреннего потребления таких нефтепродуктов, как бензин, дизельное топливо, реактивное топливо и мазут. Некоторые из этих мощностей уже давно используются для производства подобных продуктов на экспорт – вот уже более 30 лет.

EIA сообщает о 4,5 млн баррелей в сутки этих продуктов, отправленных за рубеж за четыре недели по состоянию на 23 февраля 2018 г. Однако информация несколько преувеличена, поскольку этот показатель включает в себя загадочную категорию под названием “Другая нефть”, которая состоит в основном из таких продуктов, как этан, пропан и бутан, которые просто не являются частью потока добычи нефти.

Если вычесть эти данные, мы получим около 3 млн баррелей в сутки, которые компенсируются импортом тех же продуктов объемом около 1 млн баррелей в сутки. Таким образом, чистый экспорт нефтепродуктов составляет примерно 2 млн баррелей в сутки.

2017: Экспорт газа 3,17 трлн, импорт – 3,04 трлн куб футов

В 2017 г. США экспортировали 3,17 трлн куб. футов газа и импортировала 3,04 трлн куб. футов. Сегодня Америка вряд ли является основной силой на рынке экспорта природного газа. Тем не менее есть те, кто утверждают, что она ею станет благодаря будущему росту добычи природного газа в США. Сюда входит и EIA.

Однако отчет EIA в отношении долгосрочных прогнозов является ужасным. Что касается добычи природного газа в США, частное исследование, основанное на фактических данных о добыче природного газа, предполагает, что объемы производства в 2050 г. составят лишь часть от тех объемов, которые отмечены сегодня.

Как показывает исследование, месторождения природного газа в сланцевых месторождениях – единственное растущее производство, и четыре из шести основных видов сланцевого газа уже находятся в упадке. Трудно понять, как такие тенденции могут привести к значительному росту добычи природного газа в США до 2050 г.

Коронавирус угрожает торговым партнерам России

Фото: Виктор Филатов/РИА «Новости»

Активность вируса за пределами Китая привела к обвалу котировок по всему миру и обеднению богатейших людей планеты. Мир признал: быстро проблему решить не удалось. Пандемия грозит мировой экономике новым глобальным кризисом. Он может затронуть и страны, с которыми торгует Россия, и ослабить рубль. Впрочем, есть и другой вариант развитии ситуации. Подробности.

Кремль проводит конкурс для желающих пройти в Госдуму

Фото: пресс-служба АНО «Россия – страна возможностей»

Конкурс «Лидеры России», финалисты которого уже занимают посты в госкомпаниях и органах власти, открывает новое политическое направление. Оно предназначено для желающих стать депутатами разных уровней – от муниципального до федерального. И хотя победителям не гарантируется избрание в какой-либо законодательный орган, руководители конкурса уверены: финалисты будут востребованы на выборах в Госдуму. Подробности.

«Кинжал» и «Калибр» зародились благодаря маршалу Язову

Фото: Фотохроника ТАСС

На 96-м году жизни после продолжительной болезни скончался последний Маршал СССР и последний министр обороны Советского Союза Дмитрий Язов. Свои мемуары Дмитрий Тимофеевич назвал «Удары судьбы». Это более чем верно. Какими ударами была отмечена история его жизни, какое отношение Язов имел к ракетам «Калибр» – и что в свое время привело его на сторону ГКЧП? Подробности.

Новая политика Британии принесет выгоду соседу России

Фото: Alberto Pezzali/Global Look Press

Борис Джонсон решил провести самую масштабную ревизию внешнеполитических приоритетов Британии со времен холодной войны, которая затронет вопросы дипломатии, экономики и обороны. Чем вызвано решение британского премьера и как оно скажется на отношениях Лондона с Россией и остальным миром? Подробности.

Первый серийный Су-57 разбился прямо перед поставкой в войска

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Планы ВКС по закупке новейших истребителей пятого поколения Су-57 срываются. Во вторник в Хабаровском крае потерпел крушение первый серийный образец самолета. Причиной аварии, по предварительным данным, стал сбой в управлении хвостовым оперением. Первый серийный Су-57 должны были передать в войска до конца 2019 года, а значит, до выполнения обещания оставались считанные дни. Почему сейчас с машиной возникли проблемы? Подробности.

Диалог знающего и верующего о национализме

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Прогрессивный бег по граблям

Максим Соколов, публицист

Маршал Язов так и не стал спасителем СССР

Сергей Мардан, публицист

Британия похитила бесценные сокровища

Сексистам и расистам откажут в медобслуживании

Киев зовет Минск на войну с Россией

В Рио-де-Жанейро стартовал знаменитый ежегодный карнавал

На Украине начались массовые беспорядки из-за коронавируса

Рекордное наводнение произошло в штате Миссисипи

«Человек планеты»: Как стать чемпионом мира вопреки всему

«ARDA Car Wash Equipment»: Стартап, открывший дверь в мир возможностей

«Калиты»: Как превратить медовый стартап в кондитерское производство

  • Достаточные
  • Недостаточные
  • Избыточные
  • Да
  • Нет
  • Будет зависеть от его политической программы
  • Да, безусловно
  • Да, но только до появления детей
  • Да, но не больше года (для проверки чувств)
  • Нет, это ненормально

Какие новинки автопрома приедут в Россию в 2020 году

Как хотят ужесточить штрафы для автомобилистов?

Как отличить номера автомобилей спецслужб и правительства?

Главная тема

«16 млрд выплатили»

оружие России

обороноспособность америки

Видео

Почти половина россиян при выборе мест в самолете предпочитают кресла у окна – там им удобнее. При этом, зная несколько базовых правил, можно обеспечить себе еще больший комфорт, в том числе финансовый.

финансовые проблемы

борьба в авиастроении

Трамп – Сандерс

«психология врага»

Последний маршал

Русская поправка

copy-paste

викторина

на ваш взгляд

Когда Америка останется без сланцевой нефти

8 июля 2019, 17:58
Фото: usgs.gov
Текст: Алексей Анпилогов

В США все чаще звучат отрезвляющие оценки перспектив добычи сланцевой нефти – той самой, которая сделала Соединенные Штаты одним из ведущих производителей нефти и резко снизила цены на черное золото. Почему эти месторождения фактически оказались убыточными – и как много сланцевой нефти и газа еще осталось в Америке?

О будущих проблемах сланцевой нефти и газа было известно с самого начала добычи. Все дело в том, что, несмотря на «громкое» маркетинговое название, нефть и газ труднопроницаемых коллекторов (англ. tight oil and gas), как правильно называют сланцевые месторождения, – все те же привычные нефть и газ, просто размещенные в «неудобном месте». Труднопроницаемый коллектор – это обычно даже не сланец, а плотный песчаник, для добычи нефти или газа из которого его и вынуждены раскалывать с помощью гидроразрыва (англ. fracking).

Добыча нефти и газа из труднопроницаемых коллекторов подчиняется ровно тем же самым законам, что и добыча традиционных нефти и газа. Это означает, что будущий объем добычи «сланцевых» нефти и газа посчитать столь же легко, как и в прошлом – для этого надо умножить геологические запасы месторождения на так называемый коэффициент извлечения нефти (КИН) или коэффициент газоотдачи (КГ). КИН и КГ – это доли нефти и природного газа, которые можно добыть существующими технологиями из того или иного месторождения, и по понятным причинам они всегда меньше единицы. Ведь невозможно добыть то, чего нет под землей.

Именно из-за низких КИН и КГ с нефтью и газом труднопроницаемых коллекторов мало кто возился вплоть до начала XXI века: овчинка просто не стоила выделки. Гидроразрыв, который довели до ума в 2000-х годах, позволил наконец добывать сланцевые газ и нефть экономически разумным способом. Но даже эти технологии не могли сколь-либо значительно поднять коэффициенты извлечения: на сегодняшний день для сланцевой нефти КИН составляет от 4% до 12%, а для сланцевого газа КГ находится в пределе от 12% до 25%. В то время как из традиционной скважины сегодня извлекается до 60% газа, а в случаях с нефтью средний коэффициент извлекаемости составляет 40%.

Кроме того, все сланцевые месторождения были известны еще до формального старта «революции». Континентальная часть США за ХХ век была разбурена вдоль и поперек. При этом даже сланцевая революция смогла ввести в эксплуатацию отнюдь не все эти месторождения. Так, например, сверхгигантское нефтяное месторождение Грин Ривер в штате Юта, в котором и сегодня лежит под землей около 3000 млрд баррелей нефти, так и не смогли освоить, так как даже новые подходы позволяли извлечь из него доли процента от геологических запасов.

На эту тему

В итоге Энергетическое агентство США (EIA) после целого ряда уточнений остановилось на цифре извлекаемых запасов сланцевой нефти США, равной 58 млрд баррелей. Кстати, для всего мира то же EIA оценивает извлекаемые запасы сланцевой нефти в 425 млрд баррелей – цифра внушительная, но все же меньшая, чем извлекаемые запасы традиционной нефти, которых у нас в мире осталось около 1700 млрд баррелей.

Конечно, на фоне собственных запасов традиционной нефти США, которые в начале 2010-х годов составляли лишь около 44 млрд баррелей, сланцевая прибавка в 58 млрд казалась просто «манной небесной». Однако и у этого внезапного нефтяного дождя была своя цена.

На сегодняшний день из этой новоявленной «кубышки» США уже добывают около 6,5 млн баррелей нефти в день, что составляет приблизительно 59% от их общей добычи. А это означает достаточно грустный факт – при сохранении текущего уровня добычи вся извлекаемая сланцевая нефть США будет добыта всего лишь за 24 года.

Приговор EIA

В реальности, конечно, сланцевая нефть США закончится отнюдь не в один день и не «везде и сразу». Теория и практика добычи нефти диктует нам совсем другую картину – уже в самом ближайшем будущем, в районе 2025 года, добыча сланцевой нефти в США выйдет на пик, после чего начнет свое падение, формируя фигуру, похожую на колокол. Для природного газа, добываемого из труднопроницаемых коллекторов, картинка чуть получше – там пик добычи придется где-то на 2040 год, а падение будет более пологим.

При этом даже EIA очень консервативно рассматривает перспективы новых месторождений сланцевой нефти. По прогнозам агентства, ¾ производства сланцевой нефти будет и в будущем сосредоточено лишь в трех сланцевых месторождениях – Игл Форд и Пермиан в штате Техас и Баккен в штате Северная Дакота. Единственный из прогнозных вариантов, в котором EIA предполагает сохранение и даже рост добычи сланцевой нефти после 2025 года, – это сочетание высоких цен на нефть и газ и быстрого прогресса в технологиях добычи, который, как мы помним, должен тут же поднять коэффициенты извлечения – КИН и КГ.

С учетом вышесказанного становится понятно, почему даже у пионеров сланцевой отрасли, таких как исполнительный директор Pioneer Natural Resources Company Скотт Шеффилд, возникают сомнения в возможности продолжения роста добычи сланцевой нефти. Pioneer Natural Resources – не просто «кто-то из отрасли», а конгломерат с оборотом в 9,5 млрд долларов и бухгалтерской чистой прибылью без малого в 1 млрд долларов США в 2018 году. Современный гидроразрыв пласта, без которого немыслима добыча сланцевых нефти и газа, во многом детище этой компании.

Тем ценнее мнение ее директора Скотта Шеффилда, который безапелляционно говорит: «Мы потеряли ключевых инвесторов в отрасли. Теперь, как и 10 лет назад, перед нами стоит задача привлечения новых денег в отрасль добычи сланцевого газа и нефти». И это, заметьте, при формально положительных результатах компании, которой он руководит!

Шеффилду вторит Стив Шлоттербек, бывший исполнительный директор корпорации EQT, крупнейшего газодобытчика на месторождении Марселлус (оборот 3,3 млрд долларов США, чистая прибыль после уплаты налогов – 1,5 млрд долларов США в 2018 году).

«За срок чуть более 10 лет большинство добытчиков сланцевых нефти и газа просто уничтожили очень большой процент стоимости своих компаний, который они имели в начале сланцевой революции, – сказал он в своем интервью изданию DeSmog. – За исключением основного капитала, добытчики на восьми крупных сланцевых бассейнах в США разрушили в среднем около 80% стоимости своих компаний из той, которую они имели на начало сланцевой революции».

Ну и, наконец, согласно анализу WSJ, основанному на данных финансово-информационной фирмы FactSet,

за последние 10 лет 40 крупнейших американских производителей нефти и газа совместно потратили примерно на 200 млрд долларов больше, чем они получили в результате операций по добыче полезных ископаемых. Таким образом, их бухгалтерская прибыль – в чем-то даже фикция.

Их текущий денежный поток от операционной деятельности отрицательный, а положительные показатели прибыли формируются за счет различных разрешенных манипуляций с отчетностью. За примерами ходить далеко не надо: известная компания Tesla Motor уже 16 лет стартап, растущий бизнес и перспектива всего цивилизованного мира – при строгих убытках от операционной деятельности. Который год подряд.

Что же происходит на деле в отрасли добычи сланцевых нефти и газа? И почему заявления глав формально успешных и прибыльных сланцевых компаний выглядят столь пессимистично?

Проклятие падающей отдачи

Если читатель внимательно прочитал предыдущую главу, то он уже понимает, что произошло. Напомним: даже EIA считает, что сланец может спокойно существовать и развиваться только при сочетании сразу двух факторов: наличие стабильно высоких цен на нефть и газ и продолжение быстрого прогресса в технологиях добычи.

Связано это с еще одним неафишируемым фактом: на сланцевых месторождениях отнюдь не все участки одинаково продуктивны, что породило даже специальный термин «сладкие точки» (англ. sweet spots).

Дадим слово WSJ. По словам издания, в середине 2015 года Шеффилд сообщил инвесторам, что скважины Pioneer будут приносить от 45% до 60% прибыли на вложенные инвестиции – исходя из прошлого опыта компании, который, как оказалось, приходился на те самые «сладкие точки». Кроме того, в то время цены на нефть находились в районе 55 долларов за баррель – и все ожидали скорого возвращения их в район 90–100 долларов за баррель, как было годом ранее. Однако уже к концу 2015 года цены на нефть рухнули до 40 долларов за баррель – ниже себестоимости добычи сланцевой нефти из скважин Pioneer. Итог? Последние кварталы 2015 года компания закрыла с убытком в 218 миллионов долларов США. Вот такое, с позволения сказать, удачное начинание для инвесторов.

Нынешние цены на нефть тоже далеки от идеальных запросов сланцевиков: 65 долларов за баррель – это лишь чуть выше себестоимости добычи у большинства компаний. При этом надо понимать, что и сегодня многие из них сидят на «сладких точках», в то время как более значительная часть сланцевого «пирога», из которой и состоят пресловутые 58 млрд баррелей сланцевых запасов, гораздо более сложна в освоении и требует и более высокой цены на нефть, и более производительных технологий, которые могут обеспечить достойные величины КИН и КГ. В противном случае указанные 58 млрд баррелей сланцевой нефти могут так и остаться «бумажными» запасами, подобно 3 трлн баррелей сверхтрудной нефти на месторождении Грин Ривер в штате Юта.

А ведь там не кто иной, как гиганты Shell и Chevron, потратили впустую десятки миллионов долларов, но так и не смогли ничего добыть.

В начале использования любого ресурса люди обычно осваивают его самую лакомую, самую вкусную и концентрированную часть. Те самые «сладкие точки», о которых все говорят в случае сланцевых нефти и газа. А потом наступает проклятие падающей отдачи (англ. diminishing returns): каждый следующий баррель нефти или кубометр газа дается все труднее и труднее. Добывать их приходится из все более неудобных месторождений и с гораздо большими затратами, чем в начале.

До сих пор этот процесс прихода падающей отдачи в сланцевую отрасль как-то скрадывался прогрессом в технологиях и более-менее приемлемой ценой на сырую нефть, которая позволяла сланцевикам как минимум окупать операционные издержки. Но, судя по всему, кризис в сланцевой отрасли наступил даже раньше, чем она дошла до пика своих возможностей в добыче нефти.

Забурились: почему американский сланцевый бум подходит к концу

Американские производители сланцевой нефти испытывают серьезные затруднения: количество банкротств стремительно растет, а рост объема добычи — существенно замедляется. Такой спад может привести к сильному дефициту на нефтяном рынке и, соответственно, повышению цен. Лишь замедление мировой экономики и всеобщая рецессия могут предотвратить подобное развитие событий. Подробности — в материале «Известий».

Американские горки

По итогам предыдущего года США установили рекорд по нефтедобыче: 10,96 млн баррелей в сутки. Прошлый максимум был продемонстрирован в 1970-м — 9,64 млн баррелей. По сравнению с концом первого десятилетия XXI века рост оказался двукратным. Все эти впечатляющие рекорды были достигнуты благодаря беспрестанному росту производства сланцевой нефти, которую, как считалось ранее, добывать было экономически нецелесообразно. Благодаря распространению технологии фрекинга начали массово эксплуатироваться недоступные прежде месторождения, что и породило «сланцевый бум» 2010-х.

Этот бум происходил неравномерно: вплоть до 2015 года добыча росла чуть ли не по экспоненте. Однако обвал мировых цен (одним из факторов которого как раз и было увеличение американской нефтедобычи) в 2014–2015 годах на время развернул тренд, после чего началось резкое сокращение количества буровых, а общий рост объемов добычи даже упал на какое-то время. Положение вновь изменилось благодаря соглашению ОПЕК+, достигнутому в конце 2016 года. Цены на нефть выросли с $45–50 до $60–65 за баррель, а иногда достигали и 80-долларовой отметки. Это, в свою очередь, вновь подстегнуло американских сланцевиков, которые в течение года нарастили добычу почти на четверть.

Железнодорожные цистерны с нефтью, добытой на сланце Баккен

Судя по статистической информации за последние полгода, завершается и этот цикл. Рост добычи пока еще наблюдается, но стремительно тормозится. По данным Администрации энергетической информации США (EIA), к сентябрю 2019 года увеличение добычи в годовом исчислении замедлилось до 10%, тогда как в середине 2018 года оно составляло более 30%.

Тот же тренд отмечается и в данных о числе буровых. Согласно информации Baker Hughes, в течение 2018 года их количество подскочило с 650 до 950 штук. В начале 2019 года рост продолжился, пусть и более скромными темпами. Однако с мая число вышек практически не меняется, застыв в районе 1050–1060.

Деньги кончились

Как отмечает The Financial Times, причина намечающегося застоя в индустрии — нехватка денег. Инвесторы напуганы низкими ценами, которые для марки Brent сейчас составляют около $60, а для американской WTI — $55–56 за баррель. Между тем необходимая для рентабельности американских сланцевых месторождений цена практически перестала падать. Для разных участков она колеблется от $20 до $90 за баррель, но большинство месторождений находятся в диапазоне $45–55. Ясно, что при текущих ценах большая часть американской сланцевой нефти будет приносить очень скромную прибыль, так что рассчитывать на солидную отдачу от вложений не приходится.

Одновременно банки, видя такое положение дел, не намерены кредитовать небольшие нефтяные компании, сейчас обеспечивающие значительную долю добычи США. По крайней мере, по низким ставкам. По высоким же занимать смысла нет при текущей рентабельности и отсутствии надежды на ее повышение в будущем. Это может случиться только в двух случаях: если цена на нефть попрет вверх до $70–80 (что крайне маловероятно, учитывая, что рынок очень спокойно отреагировал даже на инциденты с обстрелом танкеров на Ближнем Востоке) или если себестоимость добычи вновь резко снизится (но на данный момент этот ресурс уже, кажется, отработан). Банкиры заодно уменьшили и лимиты по кредитам нефтяным компаниям. В прошлом году они составляли до 4 EBITDA, сейчас опустились до 2,5–3.

Рабочий при демонтаже буровой установки

Не лучше обстоит дело и с размещением акций и облигаций. Общий объем выпуска таких бумаг сланцевыми компаниями США достиг пика в 2016 году (свыше $50 млрд), после чего начал резко снижаться и опустился до 20 млрд с начала этого года. Вряд ли за оставшиеся два с небольшим месяца ситуация принципиально поменяется.

Как результат, в гору пошли банкротства. К концу сентября разорились 33 американские компании, занимающиеся добычей нефти, из которых 27 пришлись на период начиная с мая — столько же, сколько за весь предыдущий год. Растущее число случаев несостоятельности оттолкнуло от сланцевых фирм инвестфонды. Лишь очень небольшое меньшинство из них готовы вкладываться в американские энергетические проекты.

Медленная смерть

Резкое ухудшение финансирования сланцевых компаний может означать, что бум на данном рынке подходит к концу — по крайней мере, на какое-то время. EIA тоже так считает, снизив прогноз роста добычи в 2020 году в два раза. Параллельно ожидается волна слияний и поглощений, которая укрепит финансовое положение нефтедобытчиков, но одновременно сделает их более неповоротливыми и менее склонными к риску — из-за сильной зависимости от институциональных инвесторов, которые любят рисковать гораздо меньше, чем частники. Если события пойдут по этому сценарию, следует ли ожидать нового роста цен на нефть?

С одной стороны, такая перспектива не кажется нереальной. Объем мировых промышленных запасов в этом году опустился ниже среднего показателя за последние пять лет, что было одной из задач ОПЕК+ при заключении сделки в 2016 году. Сделано это было даже на фоне беспрецедентного роста добычи в США, который сейчас как раз начал выдыхаться. C учетом твердого намерения Саудовской Аравии соблюдать условия сделки по ограничению добычи есть основания полагать, что коммерческие запасы будут сокращаться и в будущем.

Добыча нефти в штате Северная Дакота

Проблема, однако, в том, что сам ориентир является завышенным. Промышленные запасы за 2015–2019 год почти на 300 млн баррелей превосходят показатели пятилетки с 2010 по 2014 год. Фактически можно говорить о том, что излишнее предложение с рынка так и не убрано.

Однако даже если оно будет сокращаться и наконец вернется к «нормальным» показателем начала десятилетия, есть еще и фактор спроса. Пока все аналитики и прогнозисты сходятся в том, что мировая экономика находится не в лучшем состоянии. В Китае в III квартале зафиксирован очередной минимум экономического роста за последние четверть века. В промышленности Германии спад фиксируется четвертый месяц подряд. Есть признаки замедления роста ВВП США и ряда азиатских стран.

Даже по прогнозу EIA, которая пока не закладывается на новую рецессию в мире, рост потребления нефти по итогам года составит менее миллиона баррелей в день, что является одним из худших показателей с момента финансового кризиса 2008 года в США. Производство же продолжит расти, пусть и более скромными темпами. Таким образом, лишь радикальное снижение добычи в рамках ОПЕК+ (чего не предвидится) может обеспечить в таких условиях новый подъем цен на нефть. И это значит, что новое ослабление нефтяного рынка переживут только самые стабильные и устойчивые производители, что к большинству американских сланцевиков на данный момент совершенно точно не относится.

Ссылка на основную публикацию