Учреждение в Егошихинской слободе губернского города

Город Пермь: начало

Земли, на которых расположен город, были в ХVII веке частью огромных Строгановских вотчин (ГАПО. Ф.970. Оп.1. Д.21. Л.1 об.). Первое русское поселение на берегу р. Егошихи упоминается в переписных книгах воеводы Прокопия Елизарова в 1647 году. Это был “починок на реке Каме и на речке Егошихе, а в нем крестьян дворы: Сергейко Павлов сын Брюханов, у него дети Климко да Ивашко”.

В переписных книгах князя Федора Бельского за 1678 г. значится “починок на р.Каме и на р.Егошихе, а в нем дворы: Ивашка Верхоланцев, Демка да Яранко Брюхановы, Ларька Брюханов и Ивашко Брюханов”. В отказных книгах на Строгановские вотчины в 1692 году селение это уже называется деревней Егошихой.

Иногда деревня Егошиха называлась Брюхановой (а скорее всего – Брюхановкой), так как в числе первых ее поселенцев было несколько, носивших фамилию Брюхановы.

В начале ХVIII века эти земли входили в состав огромной Сибирской губернии, учрежденной при первом разделении России на 8 губерний в 1708 году. В церковно-административном отношении эта территория с 1658 по 1800 г. находилась в зависимости от Вятки, епископы которой именовались Вятскими и Великопермскими. Громадная Сибирская губерния в 1719 году была разделена на 3 провинции: Тобольскую, Соль-Камскую и Вятскую. В 1727 году Вятская и Соликамская провинции были отнесены к Казанской губернии.

Освоение природных богатств Урала начинается в эпоху великих преобразований конца XVII – начала XVIII веков. По распоряжению Петра Великого появился на Урале капитан-поручик артиллерии Василий Никитич Татищев. 9 марта 1720 года ему был дан указ за подписью членов Берг-коллегии, которым ему велено было ” в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где отыщутся удобные разные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить. ”
Осмотрев берега Камы, Татищев нашел место около деревни Егошихи удобным для устройства на нем медеплавильного завода.


Татищев Василий Никитич (19 (29) апреля 1686 года — 15 (26) июля 1750 года

В 70-е годы XVIII века Егошиха уже была “настоящим горным городком”. В ней находилось более 400 деревянных домов, деревянную церковь сменила каменная “во имя святых апостолов Петра и Павла с приделом святыя великомученицы Екатерины”.
На рынке размещалось до 100 торговых лавок. Современники отмечали , что быстрое развитие торговли в Егошихе связано с тем, что через поселение проходила дорога из центра России в Сибирь. Караваны судов доставляли по Каме товары с Макарьевской ярмарки, на Егошихинской пристани товары разгружали и отправляли дальше. В обратном направлении шли караваны с продукцией уральских и сибирских горных заводов.

Егошихинскому поселению было суждено стать центром огромного наместничества. Осуществляя реформу 1775 года, Екатерина II велела Казанскому губернатору князю Мещерскому подыскать удобное место для губернского города вновь создаваемого Пермского наместничества. Мещерскому понравилось местоположение Егошихинского завода, и он рекомендовал его для переименования в губернский город.

Генерал-поручик Евгений Петрович Кашкин, назначенный Екатериной II наместником Пермским и Тобольским, объехал Западный Урал и в своем рапорте императрице от 25 сентября 1780 года назвал Егошиху самым подходящим местом для превращения в губернский город.

Собственно поселение началось с построек в овраге и по длине речки до 2 км. На Егошихе сделали запруду. Она видна на снимке. То, что видно на переднем плане, ничего этого не сохранилось. Овраг, правда, сохранился и даже бараки, но уже нашего времени. Несколько лет я ходил через этот овраг на паровозо-, а потом мотовозоремонтный завод им. Шпагина, расположенный в низине, в коем заводе работал художником-оформителем.

В правом углу снимка на среднем плане церковь Петра и Павла, постройки 1757 г. Ныне отреставрирована и там проходят службы. Вдали – Кафедральный собор, в зданиях которых находились художественная галерея и краеведческий музей. В галереи выставлены древние деревянные скульптуры Христа.

Признав выгодность положения Егошихинского завода, Екатерина II подписала Указ от 16 ноября 1780 г., в котором было сказано: “Город губернский для Пермского наместничества назначить в сем месте, наименовать оный город Пермь и вследствие того в нем основать уже все строения, кои на первое время и особенно при случае открытия управления по учреждениям нашим нужны будут для помещения присутсвенных мест”.

17 июля 1783 г. был утвержден герб города Перми: “в красном поле серебряный крест, означающий первое — дикость нравов обитавших жителей, а второе — просвещение через принятия христианского закона”.

Датой рождения города считается день закладки медеплавильного завода недалеко от устья Егошихи, впадающей в Каму, – 4 (15) мая 1723 года.

То есть в мае 2013 года нашему городу исполняется ровно 290 лет.

герб Перми в советскую эпоху

Герб Пермского края представляет собой изображение серебряного медведя, идущего вправо, помещенного на червленом (красном) геральдическом щите; на его спине Евангелие в золотом окладе с изображением восьмиконечного креста. Евангелие увенчано серебряным уширенным, вогнутым на концах крестом. Щит увенчан княжеской короной.

Законом от 22 августа 1996 года из герба Пермского края был удален венок и Андреевская лента (но де-факто очень часто продолжает использоваться герб с венком и андреевской лентой).

Летом 1781 года в Перми “сообразно высочайше утвержденному городскому плану” велась постройка казенных зданий для наместника, губернатора, вице-губернатора, присутственных мест, квартир для чиновников. Ядро города формировалось вокруг площади Петропавловского собора.

Самая древняя церковь Перми Собор Петра и Павла

18(29) октября 1781 года состоялось торжественное открытие наместничества и города Перми: пышная церковная церемония с “целодневным звоном” колоколов, с пушечной пальбой, а вечером “происходила иллюминация в 20 тысяч плошек и 7 тысяч фонарей”. Торжества продолжались три дня. В 1797 году наместничество было преобразовано в губернию.

В губернский город к тому времени приехали на жительство многочисленные купцы. То были выходцы из Пермской, Вятской, Рязанской, Владимирской, Тамбовской, Оренбургской и других губерний. Первым городским головой стал Михаил Абрамович Попов, купец 2-й гильдии, из кунгурского купечества.

Егошихинской бывший медеплавильный завод

Егошихинской бывший медеплавильный завод или, в просторечии, Егошиха, построен был от казны, по распоряжению командира Уральских и Сибирских заводов генерала Геннина, в 1723 г., на Строгановской земле, на речке Егошихе, почти у самаго впадения ея с левой стороны в Каму, при деревне Егошихе.

Деревня эта в просторечии называлась также и Брюхановой (см. это слово), так как в числе первых ея поселенцев было несколько носивших фамилию Брюхановых. Постройкою завода заведовали: капитан Берглин, из шведских пленников, и старший плавильный мастер Циммерман. Некоторое время главное смотрение над строением завода, имел известный Василий Никитич Татищев, состоявший в 1723 г. при Геннине; им построено было вокруг заводских зданий укрепление, для охраны от набегов Башкирцев. По определению Геннина, назначено было ежегодно плавить на Егошихе не более 1,500 пудов меди. После поступления Татищева главным командиром заводов на место Геннина в 1734 голу, выплавка меди несколько увеличилась, но во все время состояния завода в казенном ведомстве не превышала 2,500 пуд в год.

В 1724 г. на Егошихе построена была деревянная церковь, вместо которой в 1757 г. сооружена каменная. В 1735 г. главный командир заводов Татищев учредил в заводе школу. В 1737 г. в ней был 1 учитель чтения, письма и арифметики и 33 ученика, из которых (как видно по составленной тогда ведомости) 16 обучались в азбуках и букварях, 11 в часословах, 2 в псалтырях, 2 в письме и 2 в арифметике [1] .

Большое значение Егошихинскому заводу придавало то обстоятельство, что тут находилось Пермское горное начальство, заведовавшее как казенными Пермскими заводами: Егошихинским, Мотовилихинским, двумя Юговскими, Висимским и Пыскорским, так и многими окрестными частными заводями.

В царствование императрицы Елизаветы Петровны большая часть Уральских казенных заводов розданы были частным лицам, преимущественно знатным вельможам. В том числе, именным указом, в ноябре 1759 г. повелено отдать медиплавиленные заводы: Егошихинский, Мотовилихинский, Висимский и Пыскорский государственному канцлеру графу Михайлу Ларионовичу Воронцову, который тогдаж

„препоручил их в полное правление брату своему генерал-аншефу Роману Ларионовичу“.

В действительное же владение гр. Воронцова заводы поступили с 1760 года [2] . В следствие этого, указом берг-коллегии 13 ноября 1761 г., велено было пермское горное начальстве (в ведении котораго не оставалось уже ни одного казеннаго завода), переместить из Егошихинскаго завода в Кунгур.

В первые годы по переходе Егошихинскаго завода в частныя руки выплавка на нем меди много увеличилась: так, в 1766 г. выплавлено было 4,447 пуд, в 1767 г. 4,659 ½ пуд. Но это не было следствием лучшаго, чем прежде, хозяйства, а напротив хозяйственной нерасчетливости: из значительных запасов руд, имевшихся уж на готове на рудниках, старались проплавить как можно большее количество в скорейшее время и добывать из рудников только лучшия руды. Следствием этого было быстрое истощение рудников, а вместе с тем уменьшилось и количество выплавки: около 1770 г. на Егошихинском заводе выплавлялось уже только от 2 до 2½ тысяч пуд не чистой уже, как прежде, а черной меди, которая возилась для перечистки на Мотовилихинский завод.

По ревизии 1764 г. в селении Егошихинскаго завода было 512 душ муж. пола.

В июне 1773 г. был на Егошихе академик Георги и вот, что пишет о ней:

„Егошиха настоящий горный городок. Она расположена на левом берегу Камы по обеим сторонам речки Егошихи и отчасти на берегу Камы и заключает в себе более 400 домов, которые все деревянные; только церковь каменная. На рынке до 100 торговых лавок, где нет недостатка ни в каких более требуемых товарах. Своей значительностью Егошиха обязана пермскому горному начальству, находившемуся в ней до раздачи казенных заводов частным лицам. Теперь значение это поддерживается проходящею чрез завод дорогою из России в Сибирь, проезжаемою в особенности торговыми людьми, которые здесь выгружают на Каме свои русские и макарьевские товары и грузят сибирские. Жители, за исключением немногих заводских людей, суть крестьяне и купцы. Последние занимаются торговлей и в довольно отдаленных верхних камских и чусовских заводах и селениях. Ближайшие к Егошихе заводы суть: Мотовилихинский в 3, Хохловский в 28 и Юговский казенный в 30 верстах. Речка Егошиха имеет всего 8 верст длины и скудна водою; поэтому, кроме весны никогда не бывают в действии все плавильныя печи; зимою и летом действуют только 3 либо две, а иногда и все бывают остановлены.“

Из архивных дел видно, что в числе жителей Егошихинскаго завода были рудопромышленники, имевшие свои собственные медные рудники, руду с которых поставляли, за уговорную плату, на завод. В изданном в Перми в 1801 г. Историческо-географическом описании Пермской губернии сказано: „Когда оставлена дорога в Сибирь чрез Соликамск и Верхотурье и проложена через Кунгур, то разные товары, следующие в оную, привозимы были на судах к Егошихинскому заводу, откуда сухим путем везены были и далее. Сие обстоятельство и приставание к оному (заводу) казенных и партикулярных караванов с уральскими произведениями были причиною, что уже давно началась здесь торговля, для которой поселились в нем некоторые из купцов и производили оную вместе с коренными здешними жителями, что привлекало сюда окрестных поселян с домашними произведениями; а для сего и сделан был гостинный двор близь устья Егошихи. “

Следовательно в 1770 годах селение Егошихинскаго завода было уже важным населенным пунктом по своей судовой пристани и по торговле. Но его ожидала еще более блистательная будущность. Предположено было открыть новую губернию Пермскую и наместничество (генерал-губернаторство) Пермское и Тобольское. Понадобилось место для главнаго города новой губернии, который служил бы и резиденцией наместника. По преданию, еще в конце 1770 годов казанскому губернатору князю Мещерскому понравилось местоположение Егошихинскаго завода (западная часть нынешней Пермской губернии принадлежала тогда к Казанской) и он рекомендовал его для переименования в губернский город предполагавшейся губернии.

Из официальных документов видно только нижеследующее:

В 1780 г. 7 мая дан Императрицею Екатериною II именной указ сенату, в котором сказано: „Предполагая в будущем 1781 году устроить Пермское наместничество, повелеваем генерал-поручику Евгению Кашкину, определенному в должность Генерал-Губернатора Пермскаго, объехать места, назначаемые к составлению наместничества; по данному от Нас примерному росписанию удобность разделения его на две области Пермскую и Екатеринбургскую и оных на уезды на месте освидетельствовать; и как о сем, так равно и какие вновь города, для приписания к ним уездов, назначить нужно будет, Нам самолично представить.” (Полн. Собр. Зак. № 15,013).

Как видно из приведеннаго далее документа, Кашкин если не сам выбрал место для Губернскаго города, то подтвердил мнение о том кн. Мещерскаго.
Надобно упомянуть, что гр. Мих. Лар. Воронцов, которому Егошихинский завод был отдан, умер еще в 1767 г., обремененный долгами. Заводы его перешли к наследникам его: гр. Роману Ларионовичу, бывшему и до того соучастником во владении, вероятно к дочери Михаила Ларионовича, бывшей в замужестве за графом Александром Сергеевичем Строгановым, и к другому брату Ивану Ларионовичу. Едва-ли не было еще и других пайщиков, принятых Воронцовыми в компанию.

Читайте также:  Когда и во сколько лет меняют паспорт

Без сомнения, вследствие личнаго доклада Кашкина, 20 ноября того же 1780 г., дан ему следующий именной указ императрицы:

„Уважая выгодность положения Егошихинскаго завода и способность места сего для учреждения в нем губернскаго города, Мы повелели действ. тайн. советнику и генерал-прокурору князю Вяземскому согласиться со владельцами того завода об уступке онаго в казну, коя весьма не малый на нем долг имеет. И как от некоторых в том заводе участников объявлено уже полное на то согласие, то Мы чрез сие предписываем вам город губернский для Пермскаго наместничества назначить в сем месте, наименовав оный Пермь; и в следствие того в нем основать уже все строения, кои на первое время, и особливо при случае открытия управления по учреждениям Нашим, нужны будут для помещения присутственных мест“. (Полн. Собр. Зак. № 15,085).

Менее, чем через месяц после того, 21 декабря 1780 г. дань сенату новый именной указ, которым повелевалось: заводы Егошихинский, Мотовилихинский, Висимский и Пыскорский, по добровольному согласию участвующих во оных по смерти канцлера графа Михаила Воронцова, взять в казенное ведение, (кроме готовой уже меди); остававшихся неуплаченными за заводы денег 146,005 руб. не взыскивать, а еще выдать владельцам 100 тысяч рублей из казны (дела Екатеринбургскаго архива, указный столп 1781 г.).

Вскоре затем, 27 января 1781 г., последовал именной указ сенату об учреждении Пермскаго наместничества и о разделении его на две провинции и на 15 уездов. А 18-го октября того-же года происходило торжественное открытие города Перми и Пермскаго наместничества.

Большая и красивая каменная церковь Егошихинскаго завода названа была Пермским Петропавловским собором и в 1801 и 1802 годах украшена вместо одной, пятью главами и покрыта железом.

И так деревушка Егошиха, Брюханова тож, и Егошихинский завод, должны считаться предками по прямой линии нынешняго города Перми.

По возведении Егошихинскаго селения в сан Губернскаго города, название: Егошихинский завод удержалось однако-ж в оффициальных бумагах и придавалось медиплавильным фабрикам, казенным заводским домам, магазинам и прочим строениям. Только, по истощению рудников, не найдено уж нужным определять особаго управителя на этот завод и он подчинен мотовилихинскому управителю. Плавка меди, в небольшом количестве, на Егошихинском заводе производилось до 1788 г., а с 1788 г. завод, по безвыгодности, был остановлен. К 1804 г., по представлениям Пермскаго губернатора Модераха и начальника Гороблагодатскаго и Пермскаго заводских округов, Дерябина, Высочайшим указом 18-го июня повелено было Егошихинский завод, со всем принадлежащим к нему строением и землею предоставить в пользу города Перми, для устроения тут заведений, какия признаны будут выгоднейшими для городских доходов. С тех пор название Егошихинский завод уже перестало употребляться. Но в народе та часть города Перми, где находилось заводское селение, называется и до сих пор Егошихой.

К 1801 г., по свидетельству Историческо-статист. описания Пермской губернии, место Егошихинскаго селения столько переменилось, что немногие уж дома оставались от стараго строения, а все вновь выстроенные расположены были по конфирмованному плану. Деревянный заводский гостинный двор еще существовал, но был уже оставлен (вероятно за ветхостью). В 1802 г. (как сказано в книге Попова) он, со многими, близкими к нему, лавками и амбарами, весь разломан.

Д. И. Планер в 1859 г. писал: „в настоящее время от бывшаго Егошихинскаго завода остались только заводская лаборатория, расположенная за городовым магистратом, вверх по проулку, называемому Чердынским, и плотина, требующая небольшого возобновления и ожидающая предприимчивого человека, для устройства на ней какого либо механического заведения“.

Библиографическия указания:

  1. Описание заводов составленное около 1730 г. Генниным и представленное им в 1734 г. императрице Анне Иоанновне. Оно в сокращении (преимущественно историческаго сведения) напечатано Берхом в Горном Журнале 1828 года (книжки 7—12). Подлинная рукопись хранится ныне в библиотеке Горнаго Института в С.-Петербурге: два огромных фолианта, с топографическими картами, планами я видами заводов, чертежами рудников и различных заводских устройств и другими рисунками. Есть тут план и вид и Егошихинскаго завода.
  2. Georgi, Bemerkungen einer Reine in Russischen Reich. Стр. 624 и 625.
  3. Сочинения о сибирских рудниках и заводах, собранныя Ив. Германом. 1798. Часть вторая, стр. 5—82.
  4. Историческо-географическое описание Пермской губернии, сочиненное для атласа 1800 г. Печатано в Перми 1801 г. (без нумерации страниц).
  5. Попова, Хозяйственное описание Пермской губернии, 1804 г. Часть 1, стр. 237 и часть 2, стр. 234—239.
  6. Планера, Историко-статистическое описание округа Пермских казенных медиплавильных заводов (в Пермском Сборнике 1859 г.).
  7. Летопись губернскаго города Перми (1781—1844), составленная покойным Ф. А. Прядильщиковым и напечатанная Д. Д. Смышляевым в Пермских Губернских Ведомостях 1874 г. (№№ 80 и следующие).

[1] ↑Вообще до открытия Пермской губернии казенные заводы были единственными рассадниками образования в при-Уральском крае.
[2] ↑В Хозяйств. описании Пермской губернии Попова и в описании Пермских заводов Планера ошибочно оказано что в 1767 году.

Печатается по: Н. К. Чупин “Географический и статистический словарь Пермской губернии”, 1873, том I

Parmaday

Путеводитель по Перми и Пермскому краю

Егошихинский медеплавильный завод – на пути от починка к городу

Егошихинский медеплавильный завод – один из самых больших заводов на территории Прикамья в XVIII веке. Медеплавильный завод на реке Егошихе в последствии не стал крупным промышленным предприятием, внимание привлекает другой факт: именно Егошихинский завод дал начало городу, который в 1781 стал центром крупного Пермского наместничества. И если мы посмотрим на историю завода, то увидим, что медеплавильное производство позволило вырасти Егошихе в город Пермь.

Происхождение слова «Егошиха», скорее всего, объясняется коми-пермяцкими словами «Яг» и «Ош». Первоначальное написание слова – «Ягошиха» или «Ягушиха». Слово «Яг» обозначает «бор», а слово «Ош» – медведь. Иными словами, «Ягошиха» можно расшифровать как медвежий бор. Возможно, также, вогульское происхождение слова. Первое поселение на реке Ягошиха фиксируется в переписи Елизарова в 1647 году. Тогда в небольшом починке было 2 двора. В следующую перепись Бельского, которая прошла в 1678 году, в деревушке Ягошиха зафиксировано 7 дворов и 26 мужских душ.

Чертеж Егошихинского медеплавильного завода 1723 года

Поворотным для основания Егошихинского медеплавильного завода можно считать 1720 год, когда Петр I отправляет на Урал Василия Татищева, с целью создания системы казенных заводов. Молодой инженер с энергичностью принялся за дело. Летом 1722 он исследует места у рек Мулянка, Медведка, Егошихи, и определив последнюю, как годную для строительства медеплавильного завода. Указ о строительстве завода подписывается в октябре 1722 года Вильгельмом де Генниным, сменившим Татищева на посту горного начальника.

С ноября 1722 года ведутся подготовительные работы к постройке завода. Заготавливается руда, строительные материалы, проводится исследование местности. Само строительство Егошихинского медеплавильного завода начинается 4 мая 1723 года (15 мая по новому стилю). Строительством медеплавильного завода руководили офицеры Дмитрий Одинцов и Юхан Берглин, возведением плотины заведовал Федор Михайлов, сооружением медеплавильных печей занимался саксонец Вольф Мартин Циммеран. Общим руководством, скорее всего, занимался Василий Татищев, который и получил лавры основателя города.

План Егошихинского завода начала 30-х годов, из альбома де Геннина

Строительство медеплавильного завода на реке Егошиха завершается в октябре 1723 года, а в ноябре печи уже дают первую плавку. Официально, строительство Егошихинского медеплавильного завода завершается в январе 1724 года. Для завода была сооружена плотина длинной 554 метра, а также 6 печей и два водных колеса. Известно, что при строительстве завода использовалось оборудование с закрытого Кунгурского медеплавильного завода. В 1724 году к заводу пристраивают деревянную крепость, размерами примерно 127 на 123 метра. Тогда же, в 1724 году сооружается первая деревянная церковь Петра и Павла.

В 1734 году происходит важное для завода событие. На Урал возвращается Василий Татищев, который своим указом в декабре 1734 года делает Егошихинский завод центром Пермских казенных заводов. Здесь же размещается Пермское горное начальство. Заметим, что это были первые явления для привязки слова «Пермь» к заводу Егошиха. С приходом Татищева и строительством рядом Мотовилихинского медеплавильного завода существенно выросло производство на Егошихинском заводе. Если в 1725 году здесь выплавляли 1500 пудов меди, в 1735 около 2200 пудов, то в 1740 уже 4400 пудов меди.

В 1739 году на Егошихинском заводе действовали следующие фабрики (цеха): молотовая, кузнечная (3 горна), медеплавильная (6 печей), обжигальная, гармахерская, обжигальная, рудная толчея. Это был один из самых крупных заводов на территории Прикамья. Но с начала 40-х годов производство постепенно начинается снижаться. Это вызвано постройкой Мотовилихинского медеплавильного завода, а также ограниченной мощностью реки Егошиха. Начиная с 1742 по 1752 год, производство на заводе упало более чем в 3 раза, и составляло 1200 пудов в год, что было ниже, чем в 1725 году.

В 1759 году Егошихинский медеплавильный завод переходит в собственность канцлера Михаила Воронцова. Он перепоручает управление своему брату, Роману Илларионовичу. Также, новому владельцу завода была предоставлена 12 летняя налоговая льгота. Все это позволило вернуть производство меди на максимальный уровень. В 1759 году завод вновь дал 4200 пудов меди, а в 1760 – уже 4700. В 1760 году на заводе закрывается Пермское горное начальство и переводится в город Кунгур. Вскоре, Егошихинский завод вновь приходит в упадок.

Егошихинский пруд, 1885 год.

К началу Пугачевской компании производство на Егошихинском заводе составляло 1500 пудов меди. Именно пугачевщина заставила администрацию императрицы пересмотреть политику в отношении уральских горных заводов и начать процесс возвращения заводов в казну. В 1780 году Егошихинский завод возвращается во владение государства. И именно в эти годы производство на заводе достигает пика. Так, в 1785 году производство меди на заводе составляет 5800 пудов, а в 1786 – 4900 пудов. А в следующем, 1787 году производство составило всего 1000 пудов меди.

С 1781 года, населенный пункт, в котором размещался завод, назывался городом Пермь. Он стал столицей огромного Пермского наместничества, в которое входили территории 2-х губерний. С этого времени достаточно крупный завод рядом с административным центром был помехой. Судьба медеплавильного завода была решена. В 1788 году Егошихинский медеплавильный завод закрывают. Рабочие и оборудование были переведены на Мотовилихинский и Пыскорский заводы. Официально завод был закрыт в 1804 году, хотя к тому времени от него сохранились только плотина, мельница и лесопилка.

Речка Егошиха сегодня

Медеплавильный завод на речке Егошихе появился в результате создания системы казенных горных заводов в 20-30-е годы XVIII века. От всех других заводов его отличало исключительно выгодное географическое положение. Завод находился у устья реки Егошиха, которая впадает в Каму. А Кама – одна из самых крупных транспортных артерий в XVIII веке. В 15 километрах от завода в Каму впадала Чусовая, которая была главным путем для горных заводов Урала. Таким образом, завод Егошиха был стратегическим населенным пунктом, через который проходила практически вся продукция с заводов Урала.

Но не только удачное географическое положение способствовало трансформации заводского поселка в важный административный центр. Благодаря заводу в Егошихе имелась развитая транспортная инфраструктура, которая в полной мере могла обеспечить жизнь подобного центра. В 30-х годах через поселок прошел Сибирский тракт, поселок стал частью важнейшего торгового пути. В дальнейшем, с развитием металлургического производства на Урале, его значение только возрастало. К 1780 году, при выборе места для столицы наместничества и губернии, поселок Егошиха имел неоспоримые преимущества для основания здесь административного центра.

Егошихинский медеплавильный завод, проработав более 60 лет, прекращает свое существование. И хотя, с закрытием завода, в уже городе Пермь, металлургическое производство закрывается, сам медеплавильный завод сыграл большую роль в его развитие. Завод стал связывающим звеном на пути превращения небольшого починка в крупнейший административный центр. И неслучайным стало то, что со сменой названия из Егошихи в Пермь, медеплавильный завод, уже не игравший существенную роль в жизни города, прекращает свое существование. Сегодня, о когда-то крупном промышленном предприятии нам напоминают только страницы исторических книг и учебники по краеведению.

3 thoughts on “Егошихинский медеплавильный завод”

Существует перепись Егошихинского завода 1736 года. Где её можно найти? Хорошо бы выложить в инет!

Новая столица

Ко второй половине 18–го века территория современного Прикамья с крупнейшими тогда городами — Кунгуром, Чердынью и Соликамском — именовалась Пермской провинцией и входила в состав Казанской губернии. В 1775 году в рамках губернской реформы Прикамье было решено объединить с Зауральем и создать отдельную территориальную единицу, названную позднее Пермско–Тобольским наместничеством. Одновременно екатерининским чиновникам и руководителям наместничества предстояло выбрать и место его столицы. В результате нескольких экспедиций выбор пал на место впадения небольшой речки Егошихи в Каму, где на тот момент находился Медеплавильный завод.

Читайте также:  Как вписать ребенка в паспорт РФ: пошаговая инструкция

Из рапорта Казанского генерал–губернатора князя П. Р. Мещерского императрице Екатерине II от 5 сентября 1780 года: «По всемилостивейшему дозволению Вашего императорского величества … представить мое донесение об избрании места к назначению губернского города в Пермском наместничестве, осмелюсь донести, что, объехав всю Пермскую область, наиудобнейшим местом нахожу Егошихинскую слободу… Сия слобода сделалась главной пристанью на Каме… купечеству, мещанству и крестьянству из разных городов и уездов в сей слободе поселиться и выстроить посад преимущественнее других городов в здешнем краю находящихся».

Результатом доклада стал Указ Екатерины II о назначении губернского города с наименованием Пермь, датированный 26 ноября 1780 года. Существует несколько версий, почему городу было дано именно такое название.

— Со времен Ивана III в полном титуле российских монархов значилось и «великий князь пермский», — рассказывает кандидат исторических наук Павел Корчагин. — То есть в титулатуре название «пермский» сохранялось, а Пермь великая как регион с начала 18–го века перестала существовать, она была разделена на Чердынский, Соликамский и Кайгородский уезды.

Матушка Екатерина отличалась начитанностью и в отличие от многих современных чиновников знала и любила историю, поэтому имя «Пермь» ей было знакомо, — говорит доктор исторических наук Андрей Белавин. — И было понятно, что имя «Пермь» связано с этими территориями, правда, более северными. Но это уже не имело значения, поскольку те территории вошли в состав губернии. И Екатерина возродила это историческое имя. Впервые появился город Пермь. До этого все «Перми» были названиями просто какой–то территории.

Амбициозную императрицу не смущало то обстоятельство, что новый город предстояло возводить практически в чистом поле. Это было в духе того времени. Уже был опыт строительства Санкт–Петербурга, который, как и Пермь, появился по велению самодержца. С нуля предстояло создать инфраструктуру не просто губернского города, а центра крупного региона. Был подготовлен четкий план строительства, следить за исполнением которого было поручено наместнику — генерал–губернатору Евгению Петровичу Кашкину и первому пермскому губернатору Ивану Варфоломеевичу Ламбу.

— Кашкин занимался тем, что определял границы наместничества и двух губерний — Пермской и Тобольской. А Ламб строил город Пермь, — рассказывает Андрей Белавин.

— Примерно год велись подготовительные работы. Судя по всему, были снесены центральные кварталы Егошихи, в которых располагались заводская канцелярия, дом коменданта, и на этом же месте была выстроена огромная усадьба. По периметру стояло несколько зданий, где размещались присутственные места, собственно канцелярия генерал–губернатора, зал, где проходили все встречи и заседания, каменный погреб для денежной казны, конюшни, колодец, туалеты, даже зверинец был, — продолжает Павел Корчагин.

Жилой квартал в Разгуляе, построенный на месте усадьбы генерал–губернатора, практически полностью повторяет его контуры. Он, как и усадьба времен наместничества (и в отличие от большинства кварталов центра Перми), не имеет правильной четырехугольной формы. Находится он всего в нескольких сотнях метров от Петропавловского собора — старейшего каменного здания Перми, построенного еще во времена, когда эта территория именовалась Егошихинской слободой. Административный и торговый центр города формировался рядом с этим храмом, переименованным в 1781 году в собор. В этом же году были организованы торжества по случаю учреждения губернской Перми. Как следует из документов, проходили они с размахом.

— Праздновали все. Была иллюминация, были сделаны светильники — глиняные плошки с фитильками, которые были расставлены по периметру. А по берегу Камы стояли горящие бочки, — рассказывает Павел Корчагин. — Был световой портрет Екатерины. Торжества были устроены по первому разряду.

Ко времени торжеств основные присутственные места были уже возведены, чего не скажешь о самом городе. Большей частью он существовал пока только на бумаге.

— В 18–м веке, особенно при Екатерине, все новые города и часть старых планировались в строгой геометрии, — говорит Андрей Белавин. — Улицы пересекались под прямым углом. Центральные — пошире, остальные поуже. Это связано с тем, что параллельно шла реформа управления, и в том числе полицейская реформа. Города должны были делиться на кварталы, околотки. Во главе каждого квартала квартальный надзиратель, околотка — околоточный надзиратель. Все для контроля за населением.

Через три года после начала строительства губернского города к нему была присоединена Егошихинская слобода. Для Перми в ее истории это стало первым поглощением соседних населенных пунктов.

Привести территорию Егошихинской слободы в соответствие с генеральным планом города было проблематично. Ее усадьбы были выстроены без всякой геометрии. Но власти не стремились форсировать события. От бывших егошихинцев требовали перестраивать свои дома в соответствии с новой планировкой только тогда, когда строения требовали ремонта. Могли бывшие заводчане претендовать и на участки под застройку в новых кварталах.

Из повеления Генерал–губернатора Е. П. Кашкина: «… каждый тот, кто вознамерится построить себе дом их здешних обывателей, кому вместо нынешнего отведено будет другое место, испросили себе у губернского землемера господина капитана Грубера избираемому и отводимому месту план…».

Отмеченный в повелении капитан Грубер был первым пермским землемером. Он прослужил в этой должности до 1784 года. И тоже обзавелся в Перми домом. План его дома, как и домов еще доброй сотни горожан, составляют одно дело, хранящееся в краевом архиве. Поражают точность и подробность этих документов. Скажем, план должен был обязательно включать изображение фасада будущего жилого дома. По словам историков, устроители городов того времени старались следить за внешним обликом жилищ и не допускали архитектурных вольностей.

— Существовали альбомы опробованных проектов. И тут не было места какой–то фантазии. Если тебе нужен одноэтажный бревенчатый дом на семь окон — пожалуйста, есть такой проект, на девять окон — тоже есть. Были одноэтажные каменные дома, были двухэтажные каменные дома, на любой вкус, — рассказывает Павел Корчагин.

Архитектурное регулирование было характерно для того времени. Государство не очень–то доверяло обывателям. Скажем, ансамбль Невского проспекта в Санкт–Петербурге выдержан в четких правилах. И в некотором смысле единообразен. Того же пытались добиться и в Перми.

Между тем Пермь росла если не стремительно, то весьма быстро. Новый административный центр привлекал новых горожан.

О бурном росте Перми как губернского города говорит документ из архива, датируемый 1800 годом. В нем указано, что в этот период в Перми насчитывается уже 940 дворов. В кратком экономическом описании к губернскому городу, помимо традиционных для такого раздела записей о количестве каменных строений, количестве душ обоего пола, есть запись о рыбе, которую можно поймать в акватории Перми. Как следует из этого документа, в Каме можно было выудить белорыбицу, щуку, стерлядь и даже осетровых рыб.

Купцов в Пермь привлекала, конечно, не рыбалка, а экономический потенциал города. Уже в первые две недели после его учреждения в новом губернском центре прошение о регистрации в купеческое сословие подали более сорока торговых людей. Купцы составляли костяк городского самоуправления. Из купцов происходил и первый городской голова Михаил Попов. Органы местного самоуправления решали значительное количество хозяйственных вопросов — уборку мусора, борьбу с пожарами, строительство общественных зданий.

Чиновников в губернскую и наместническую администрации собирали со всей России. Были назначенцы из Санкт–Петербурга, Москвы и других крупных территориальных центров империи. Некоторые из них были людьми весьма необычными.

— Среди этой чиновничьей оравы было несколько десятков человек, как бы мы сейчас сказали, передовых, — продолжает Павел Корчагин. — Это были своего рода рыцари просвещения, они были лично знакомы с Радищевым, Новиковым. Здесь город строился с чистого листа, и для пермских просветителей, так их назовем, это была уникальная возможность построить если не город солнца, то город просвещения. И это им во многом удалось.

Так, вскоре после основания города в Перми возникла первая на Урале типография. Первой книгой, изданной в этой типографии, была медицинская работа о сибирской язве — первый научный трактат об этой болезни и способах ее лечения.

Со дня своего основания и до упразднения Пермско–Тобольского наместничества в 1796 году Пермь имела статус фактически столичного города. Особый статус предполагал, что Пермь должна быть еще и духовным центром новой территории. Понимая это, Екатерина повелела перенести в Пермь один из старейших уральских монастырей — Пыскорский. Из его камней было возведено здание Спасо–Преображенского кафедрального собора. До сих пор в нем находится иконостас Пыскорского монастыря.

В истории России не так много примеров создания городов, которым отводилась роль крупных административных центров. Недаром так много параллелей проводят исследователи между Пермью и Санкт–Петербургом.

Забыть о былом величии Перми предпочли после Октябрьской революции. За недостаточную революционность и радушный прием Колчака город на какое–то время даже сделали уездным, передав статус губернского центра Екатеринбургу. А в 1973 году местный горком партии принял решение считать датой основания города 1723 год — год закладки Егошихиского медеплавильного завода.

Подготовлено по материалам программы «Пармская обитель» телекомпании «Рифей–Пермь».

Кто на самом деле основал Пермь?

Сергей Копышко
newsko.ru

Вот и прошел очередной День города. Власти, конечно, постарались. Но что это за дата — 287 лет? А ведь есть повод устроить еще один День города, почти «круглый», да еще и после завершения дачного сезона, когда душа по старой привычке праздника просит. Ведь 29 ноября 2010 года исполняется 230 лет с появления указа Екатерины II об учреждении столицы Пермского наместничества. Долгое время именно эта дата считалась днем рождения Перми.

Сорок лет назад в Прикамье развернулась жесткая полемика, невиданная, пожалуй, со времен борьбы с партийными уклонами 1920-1930-х годов. На этот раз с обвинениями друг друга в отступлении от марксизма (страшнее в те годы могла быть лишь измена родине) сошлись две очень масштабные фигуры в общественной жизни Прикамья: профессор Федор Горовой, признанный к тому времени крупнейшим историком Урала, ректор Пермского университета, и ставший его непримиримым оппонентом бывший редактор Пермского книжного издательства, авторитетный член обкома КПСС, пенсионер и краевед Борис Назаровский. Предметом спора не на жизнь, а насмерть (оба умерли в разгар полемики) стала дата основания Перми.

Горовой не видел оснований пересматривать историю города, считающуюся от указа Екатерины II от 16 (29) ноября 1780 года, где прямо говорилось: «Предписываем город губернский назначить в сем месте, наименовав оный Пермь». Назаровский же доказывал, что рождение Перми надо вести от Егошихинского медеплавильного завода, построенного в 1723 году. Тогда в ближайшем будущем (то есть в 1973 году) получалась очень красивая дата — 250-летие города.

Итог спору должна была подвести всесоюзная конференция 1972 года. Но незадолго до нее Назаровский умер. В результате профессор Горовой благородно отказался от своего выступления на конференции. Возможно, он уже знал, какое решение принято властями.

Краевед и партийный идеолог победил выдающегося историка. Федор Горовой скончался в июне 1973 года. А в декабре в Перми прошли торжества, посвященные вожделенному 250-летию.

Две Екатерины, два города

Спор Назаровского-Горового, завязанный вокруг марксистских концепций генезиса и места городов в истории России, выглядит совершенно не стоящим возникшего накала страстей. За вопросом — вести ли историю Перми от поселка медеплавильного завода или от «оравы нахлынувших сюда в 1781-1782 годах «чиновников» (выражение Назаровского) — явно стояли некие соображения большой региональной политики.

Собственно, ни для кого не было тайной вечное соперничество Перми и Свердловска (Екатеринбурга). В ноябре 1973-го Свердловск с помпой собирался праздновать свое 250-летие. За исходную дату была принята дата начала работы Исетского железоделательного завода, названного де Гениным в честь жены Петра I и святой Екатерины, покровительницы горного дела.

Решение о том, что оба населенных пункта появились в одно время и при одних обстоятельствах, вроде бы уравнивало статус Перми и Свердловска, который считался столицей Урала. В самом деле, там возникли завод и крепость, и тут — завод и крепость (именно чертежи последней и должны быть на свитке в руках артиллериста и фортификатора Татищева, установленного в виде памятника в Разгуляе). Да и образовались заводы одинаковым образом — переносом штата и оборудования соответственно из Кунгура и Уктуса. Даже работу заводы на Исети и Егошихе начали одновременно — в ноябре 1723 года.

Читайте также:  10 самых востребованных профессий в России сегодня и в будущем

Но вот только юбилеи двух городов были не вполне равными. Свердловску на юбилей дали высшую советскую награду — орден Ленина. У Перми такой орден уже был, получен еще в 1971-м. Им была награждена и Пермская область, в 1967-м. Но зато у Свердловской области имелось на знамени два ордена Ленина. Могли бы и Перми дать второй орден на юбилей, пусть и не самый высший. Но — не дали. И марку почта СССР выпустила лишь посвященную 250-летию Свердловска. И самое главное — правительство пообещало юбиляру метро. Но лишь одному, кому — уточнять не надо.

Если сравнивать два «равнорожденных» завода, то окажется, что никакими равными они не были. Исетско-Екатеринбургский завод выплавлял десятки тысяч пудов металла ежегодно. Производительность же Егошихинского завода составляла от полутора до 4 тыс. пудов. Это был фактически заводик, и даже появившийся неподалеку Мотовилихинский медеплавильный оказался в несколько раз крупнее.

Никогда из такого заводика и его поселка не смог бы вырасти крупнейший город на всей Каме, тем более столица наместничества, простирающегося до Тюмени и Ямала. Пермь появилась благодаря не заводу, а наличию совсем другого обстоятельства. Не кто иной, как сам Назаровский назвал его коротко и емко: «Бойкое место».

У всех, кто отстаивает родословную Перми от Егошихинского завода, включая самое последнее издание (П. А. Корчагин, «Губернская столица Пермь», 2006) обнаруживается одна и та же оговорка: вместо завода говорится о «бойкой слободе», о том что «местоположение поселка с самого начала его истории объективно предопределило его большое будущее». Будущее, которое обеспечивалось не металлургией, а совсем в другом секторе экономики — в торговле и транспорте.

Так при чем здесь артиллерийский капитан Татищев, которого совершенно запутавшиеся пермяки называют уже «основателем столицы Пермского края»? Разве благодаря ему и его планам место, где уже за столетие до него имелась деревня Егошиха (Брюханово), стало особенно бойким?

Татищев на Егошихе

Что делал капитан Татищев в 1723 году? Уже год как был официально отстранен от дел и находился под следствием. Обвинения ему предъявил всемогущий уральский олигарх Демидов, раздраженный действиями прыткого капитана артиллерии.

Надо заметить, что под следствием Татищев потом окажется еще не один раз и проведет в этом качестве четверть большого срока, отданного государевой службе. Такой уж был у него характер. Болея за порученное дело, он умудрялся ссориться со всеми, с кем работал. И еще одно замечание — на Урал Татищев прибыл в 1720 году как русский администратор при опытном металлурге и горном специалисте немце Иоганне Блиере.

Блиер и Татищев изучали вопрос о добыче и переработке медной руды в Прикамье, избрав своей штаб-квартирой Кунгур. Оттуда было недалеко до Уктусского медеплавильного завода, считавшегося тогда крупнейшим на Урале. Кунгур входил в Вятскую провинцию Сибирской губернии, а Уктус находился в Тобольской провинции. Общаться с Тобольском, где к тому же находился сам сибирский губернатор, было проще, чем с далеким Хлыновым-Вяткой. И Татищев больше времени проводил на восточном склоне Урала. Его целиком захватила идея постройки на реке Исеть главного уральского завода. Была и еще одна цель — создание здесь мощной крепости для защиты горных владений от набегов воинственных башкиров. Большое их восстание случилось всего за 10 лет до того.

Татищев с головой ушел в проект нового заводского центра-крепости, который получит название Екатеринбург. Потому и поссорился с Демидовым, а не со Строгановыми, на чьей земле находилась деревня Егошиха-Брюханово. А ведь поводов и здесь хватало.

О том, насколько «основателю Перми» была интересна Егошиха, красноречиво свидетельствует обстоятельная книга Аполлона Кузьмина о Татищеве из серии «Жизнь замечательных людей». На 350 страницах там всего два мимоходных упоминания про Пермь и ни одного — про Егошиху. Для сравнения, Екатеринбург упоминается около двух десятков раз.

Василий Татищев был, конечно, человек незаурядный — организатор производства, ученый, философ, первый российский историк. Но в его бурной биографии строительство Егошихинского завода — совершенно малозначимый и проходной эпизод. С весьма большой натяжкой он может считаться героем пермской истории. И уж тем более — «отцом» Перми. Основателем города, с установкой соответствующего памятника, можно считать, например, Петра I, пославшего сюда и Татищева, и Блиера, и де Генина, и выделившего деньги на строительство.

Как убедительно пишет Павел Корчагин в своей книге «Губернская столица Пермь», место у устья Егошихи — это природная идеальная пристань, поскольку именно здесь впервые после слияния Камы и Чусовой судоходное русло подходит к самому берегу. Здесь никогда не бывает отмелей, а навигация открывается на две недели раньше, чем у Левшино. «Хлебный рынок и, соответственно, торговля другими товарами начинают все больше перемещаться из Кунгура в Егошиху».

Алексей Иванов прекрасно описал, каким опасным мероприятием был сплав «железных караванов» по Чусовой. После выхода на Каму они неизбежно должны были остановиться для приведения себя в порядок, взять новых лоцманов, знающих непростой камский фарватер, поменять часть команды, пересортировать груз.

Именно транспортно-логистическая функция и определила развитие Егошихинской слободы — независимо от того, был бы здесь завод или нет. Особенно после того, как в 1763 году наконец-то официально открыли Сибирский тракт через Кунгур. В поселке Егошиха теперь не замирает жизнь ни зимой, ни летом. Медеплавильный же завод все больше чахнет.

После окончания Пугачевской войны было решено перейти в административном делении к небольшим, более управляемым губерниям и наместничествам. Их предлагалось сверстать из расчета 300-400 тыс. жителей. В числе новых «субъектов» учреждалось Пермско-Тобольское наместничество, состоящее из уездов Казанской и Сибирской губерний. В Пермском наместничестве создавались две области — Пермская и Екатеринбургская.

К тому времени Екатеринбург был одним из крупнейших населенных пунктов Урала и по праву становился столицей зауральской области. В Пермской же половине даже не был выбран город-центр. Им мог, например, стать Кунгур. Или Соликамск, старая столица Среднего Урала.

Для выбора места на Урал прибыла сначала комиссия во главе с казанским генерал-губернатором Платоном Мещерским, затем — генерал-поручик Евгений Кашкин. Для казанского губернатора Прикамье еще недавно являлось подведомственной территорией, его визит понятен. Но Кашкин назначен был генерал-губернатором всего Пермско-Тобольского наместничества. Подыскивая место для центра Пермской области — лишь составной части своей подвластной территории, он вдруг объявил, что нашел лучший вариант для месторасположения столицы всего наместничества — в Егошихинской слободе.

«Сия слобода сделалась по своему положению главной пристанью на Каме… Оборот сей торговли и близость разных… заводов служили поводом… выстроить посад, преимущественнее других городов в здешнем краю находящихся».

Генерал-губернатор Сибири Чичерин к тому времени оказался в немилости у Екатерины II за слишком безотчетное управление этим обширным краем и слова не имел. Тем не менее Кашкин побывал и в Екатеринбурге. Но почему-то не впечатлился, стоял за Егошиху и Каму.

Генерал Кашкин, а не капитан Татищев — вот тот герой, который совершил невероятное: основал губернский город Пермь.

Почему генерал важен

Плох тот солдат, который не мечтает быть генералом. Нельзя быть жителями большого города — и без амбиций. Дерзость не только берет города, но и возводит их, превращая из уездных местечек в столицы регионов и комфортные для жизни мегаполисы.

Как бы ни было правильно с точки зрения безусловного пермского патриота Бориса Назаровского вести родо-
словную Перми от Егоши-
хинского завода (и эту точку зрения теперь уже, похоже, не поколебать), в конечном итоге это означает отказ от амбиций, обречение Перми и пермяков на вечное бытие «под капитаном», то есть на довольство малым. Это означает использование пермского простодушия, его эксплуатацию более устремленными и амбициозными регионами.

Не лишним будет напомнить, что Егошихинский медеплавильный завод производил сырье для известного Екатеринбургского монетного двора. То есть, как и очень многие нынешние предприятия Пермского края, работал на чужую экономику и славу.

Жаркий спор между Назаровским и историком всеуральского масштаба Горовым невозможно понять, пока не взглянешь на предмет с точки зрения региональной истории и политики. Дата 1723 не уравнивает Пермь исторически с Екатеринбургом, а уводит от даты 1780, когда впервые зашла речь о создании двух равноправных областей — Пермской и Екатеринбургской.

Может быть, и не стоит пересматривать количество лет Перми. Но образование Пермской области следует вести не от ущербного «выделения» ее в 1938 году из состава Свердловской, а именно с 1780-го, когда зашла речь о создании двух равноценных субъектов — Пермской и Екатеринбургской областей. Кто знает — может быть, это заставит и наших соседей переименовать, наконец, Свердловскую область, приведя в историческое соответствие ее название, застрявшее в давно минувшей Молотовской эпохе?

БЛАГОУСТРОЙСТВО. Уже вскоре после того, как Егошихинская слобода получила статус губернского города

Уже вскоре после того, как Егошихинская слобода получила статус губернского города, в 1781 г. «Комиссией каменного строения Санкт-Петербурга и Москвы» был составлен первый генеральный план Перми. По оценке пермского историка архитектуры А.С. Терехина на этом плане регулярные «прямоугольные кварталы нанесены без учета рельефа местности, очень жестко, поэтому в дальнейшем, при развитии города на территории занятой жильем, оказались болота, реки Пермянка и Данилиха, ручьи Медведка и Стикс, что значительно ухудшило санитарно-гигиенические условия». Вследствие чего на первый план в благоустройстве города выдвинулись задачи создания дренажной сети и ливневой канализации.

В ходе организации регулярной планировки были засыпаны русла многочисленных ручьев и прудов, спрямлено и спрятано под землю русло в нижнем течении р. Егошихи. Последним в начале XX в. был ликвидирован так называемый «Полицейский бассейн» (на ул. «Газеты «Звезда» между Орджоникидзе и Советской), долгое время служивший пожарным водоемом. Осушение центральной части Перми было осуществлено в самом конце XVIII – первом десятилетии XIX в. по проектам и непосредственном руководстве генерал-губернатора К.Ф. Модераха.

Состояние городского благоустройства на начало XIX в. зафиксировано в «Хозяйственном описании Пермской губернии» Н.С. Попова:

«…Песчаная почва и покатое местоположение к р. Каме причиною, что улицы в городе почти во всякое время года сухи и чисты, к чему, однако ж, много споспешествуют устроенные по обеим сторонам планированных улиц и дерном обложенные канальцы, из которых вода стекает в пространнейшие посреди нижних поперечных улиц вырытые с колодцами, дерном укрепленные и сверху крытые каналы, проведенные в Каму, и ежегодно поправляемые и вычищаемые, как и самыя улицы. Несмотря, однако ж, на сухое возвышенное его местоположение, везде находят чистую воду, способную к употреблению на 4, 5 и 6 сажени под слоем глины, ниже которой лежит ил, а нередко и хрящ; почему множество здесь видно колодцев; и почти все лучшие снабдены ими домы; сверх сего при окончании возвышения бьют также из земли чистой и здоровой воды ключи, как то около р. Егошихи, Данилихи и Камы, и даже на самой Слюдке.

…Улицы городские расположены по конфирмованному в 1784 году плану так, что главные из них простираются во всю длину города прямолинейному до широкой Кунгурской поперечной улицы, от которой идут по другому направлению, приноравливаясь течению Камы, до самого лесу; оныя суть, начиная от сей реки: 1) Набережная, укрепленная со стороны берега режом, с немалым трудом, по причине угористого местоположения, выровненная, и сделанная прочною посредством фашинника, шлака, хрящу и песку, 2) Торговая, таким же образом направленная и по причине сырой почвы крытым каналом снабденная…»

Н.С. Попову вторит В.Н. Берх, поступивший на службу в Пермскую казенную палату в последний год губернаторства Модераха: «Губернский город Пермь имеет очень большое преимущество пред прочими городами в том, что быв расположен на отлогом берегу, доставляет свободный скат воде. После трехдневного проливного дождя бывают улицы сухи по тому, что грязь не имеет времени образовываться… Вокруг половины города сделал он (К.Ф. Модерах – П.К.) вал, который окружен в 4 ряда березками, доставляет весьма удобное место для гуляния».

Тот же автор сообщает, что и губернатор Криденер «многие улицы, которые от стоку воды размывало, приказал укрепить, поднять и, проводя по обоим сторонам канавы, сохранил их от ежегодного повреждения».

«Конечно, могут и ныне встретиться некоторые неудобства; но Мы ожидаем испытанного вашего благонамерения»

Дата добавления: 2015-07-17 ; просмотров: 212 | Нарушение авторских прав

Ссылка на основную публикацию
Читайте также:

  1. БЛАГОУСТРОЙСТВО
  2. Благоустройство города
  3. Благоустройство общественных парков и центров в сельской местности
  4. Благоустройство приусадебного участка
  5. Благоустройство производственных зон
  6. Благоустройство сектора индивидуальной застройки