Нефть в Венесуэле

Как кризис в Венесуэле повлияет на нефтяную отрасль

С конца января нефтяной сектор Венесуэлы, страны с крупнейшими запасами нефти в мире, оказался под санкциями США. После этого и на фоне внутренних беспорядков добыча, резко снизившаяся уже в прошлом году, ушла в пике. “Ъ” разобрался, как это может повлиять на инвестиции российских компаний, прежде всего «Роснефти», вложившей в Венесуэлу более $4 млрд, и на стабильность мирового нефтяного рынка.

Происшедшая 7 марта авария на крупнейшей в Венесуэле электростанции «Гури», практически лишившая страну электроэнергии на неделю и остановившая большую часть нефтедобычи, подчеркнула, насколько глубоким может оказаться текущий кризис. Еще два года назад Венесуэла входила в топ-10 производителей нефти в мире, теперь же добывает меньше, чем Великобритания. Падение началось еще в 2018 году на фоне ухудшения социально-экономической ситуации и резко ускорилось на фоне кризиса, связанного с попыткой Хуана Гуайдо при поддержке США заставить уйти нынешнего президента Николаса Мадуро и введением в конце января санкций против венесуэльской нефтедобычи.

Где лежит нефть Венесуэлы

В стране есть две крупные нефтегазоносные провинции, на которые приходится подавляющая часть добычи,— Маракайбский и Оринокский нефтегазоносные бассейны. Первая провинция разрабатывается уже около 100 лет, именно благодаря ей Венесуэла в конце 1930-х годов была третьим по величине производителем (после США и СССР) и крупнейшим экспортером нефти. Отрасль, где исторически основную роль играли иностранные, прежде всего американские, компании, пережила две национализации. В 1976 году это привело к созданию госкомпании PDVSA, но в 1990-х годах венесуэльское правительство опять привлекло крупные западные компании — к разработке тяжелой нефти в бассейне Ориноко. Вторая волна национализации, которую запустил Уго Чавес в 2007 году, заставила иностранцев согласиться на создание СП с PDVSA, в которых они не могли владеть более 40%. Chevron, Total, Statoil и BP согласились с этими требованиями, ConocoPhillips и ExxonMobil ушли и подали иски к Венесуэле на $30 млрд и $15 млрд соответственно.

Хотя нефтяной пояс Ориноко содержит огромные запасы, разрыв отношений с американскими компаниями поставил под угрозу доступ Венесуэлы к технологиям. Чтобы превратить тяжелую нефть в товарный продукт, нужно смешать ее с более легкой или нефтепродуктами (в основном нафтой) или частично переработать в легкую синтетическую нефть на специальных НПЗ (апгрейдерах). Оборудование и технологии, используемые на этих НПЗ,— американские.

В результате добыча нефти в Венесуэле снижается все быстрее из-за отсутствия инвестиций: в 2014 году она составляла 2,7 млн б/с, в 2018-м — уже 1,3 млн б/с, а в январе 2019 года, по данным ОПЕК,— 1,1 млн б/с. Немногочисленные партнерства с иностранцами при этом играют все большую роль, в 2017 году они обеспечили уже половину добычи (более поздних данных нет). Наиболее важные СП (см. карту) — Petropiar с Chevron, Petrocedeno с Total и Exillon (бывшая Statoil), Petrolera Sinovensa — с китайской CNPC и Petromonagas — с «Роснефтью».

Как это стало проблемой России

Надежды на продвижение политических и бизнес-интересов РФ в Венесуэле были прежде всего связаны с авторитетом предшественника нынешнего президента страны Николаса Мадуро Уго Чавеса. Ключевым лоббистом по привлечению в страну российских инвестиций в конце 2010-х годов был тогдашний вице-премьер Игорь Сечин (ныне — глава «Роснефти»), который считался другом бывшего президента Венесуэлы. «Роснефть» пришла в страну в период восстановления цен на нефть после экономического кризиса 2008 года. Политически этот союз стал ответом на активизацию НАТО на постсоветском пространстве после войны с Грузией, экономически Москве пришлось конкурировать в Венесуэле с также заинтересованным Пекином.

Первым проектом Игоря Сечина в стране стало создание Национального нефтяного консорциума (ННК) с равными долями у всех ключевых российских игроков: «Роснефти», ТНК-BP, ЛУКОЙЛа, «Газпром нефти» и «Сургутнефтегаза». ННК в 2010 году получил 40% в блоке Хунин-6 (проект Petromiranda; запасы нефти оценивались в 5 млрд тонн) в поясе Ориноко, заплатив $1 млрд. Согласно межправсоглашению, проект гарантировал внутреннюю норму доходности не ниже 19%, объем инвестиций оценивался в $20–30 млрд. Добыча должна была составить до 450 тыс. б/с сверхтяжелой нефти, но компании стали терять интерес: дорогостоящий проект на рынке воспринимали в первую очередь как политический. Добыча так и не началась, в конце концов, «Роснефть», получив долю ТНК-BP после слияния и выкупив доли ЛУКОЙЛа и «Сургутнефтегаза», консолидировала 80%.

Как рассказывали источники “Ъ”, ЛУКОЙЛ вышел из ННК с убытком, зайдя за $200 млн и получив лишь $150 млн. Сама же «Роснефть» не жалела средств для поддержки проектов в Венесуэле, представителями компании были доверенные лица господина Сечина Михаил Графинин и Павел Каменец, с которыми глава «Роснефти» вместе служил в Анголе «по линии вооруженных сил». Один из собеседников “Ъ” утверждает, что после перехода активов ТНК-BP «Роснефти» расходы на содержание представительства в Каракасе выросли более чем впятеро, до $100 млн в год, численность штата также увеличилась в разы.

Директор Центра ибероамериканских исследований СПбГУ Виктор Хейфец о судьбе российских вложений в Венесуэлу

Основные активы «Роснефти» в Венесуэле, которые дают около 3 млн тонн нефти в год, также достались компании после поглощения ТНК-BP в 2013 году. Львиная доля добычи приходится на Petromonagas (у «Роснефти» 40%), куда PDVSA вошла в 2006 году, экспроприировав долю американской ExxonMobil. Этот актив вместе с СП Petroperija (у «Роснефти» 26,7%) и Boqueron (40%) в 2012 году ТНК-BP выкупила у BP. Сумма сделки не называлась, но, по словам одного из источников “Ъ”, за 16,7% в Petromonagas ТНК-BP заплатила $850 млн, остальные же месторождения стоили «символически».

Будущие перспективы «Роснефть» связывала с проектами Petromiranda, а также Petrovictoria (блоки Карабобо-2, Карабобо-4), куда вошла в 2014 году, заплатив бонус $1,1 млрд. Эти проекты совокупно должны были давать 850 тыс. б/с, но, по словам источника “Ъ”, сейчас добывают лишь около 30 тыс. б/с, поскольку требуются значительные инвестиции для разработки и строительства инфраструктуры. Согласно отчету «Роснефти», за 2018 год компания вложила $108 млн в два СП — Petrovictoria и Petromonagas. Другой источник “Ъ” считает, что у «Роснефти» нет технологий для освоения таких сложных участков. Petroperija и Boqueron почти ничего не добывают, поскольку месторождения сильно истощены.

В 2018 году «Роснефть» увеличила добычу в Венесуэле до 3,4 млн тонн с 3,1 млн тонн годом ранее, притом что в целом добыча нефти в стране упала на 25%, уточняет Дмитрий Маринченко из Fitch. Таким образом, на компанию пришлось около 5% добычи Венесуэлы. Но рост вряд ли будет устойчивым — ситуация в стране значительно ухудшилась в конце 2018 года из-за социальной напряженности и санкций, и по итогам года вероятно падение добычи. В «Роснефти» отказались от комментариев.

Еще один активный игрок нефтяного рынка Венесуэлы с российским участием — Petrozamora, СП Газпромбанка (ГПБ) и PDVSA. Оно оперирует шестью блоками возле озера Маракайбо, добывая легкую нефть (в 2017 году — 102 тыс. б/с, по данным Минэнерго США). Поскольку СП получает товарную нефть и не нуждается в апгрейдерах, его перспективы источники “Ъ” оценивают более благоприятно. Но, по их мнению, добыча Petrozamora может начать снижаться из-за зрелости месторождений. Они нуждаются в инвестициях, чему препятствуют санкции США (так, 11 марта под них попал «Еврофинанс Моснарбанк», в котором у ГПБ и ВТБ по 25%, остальное у венесуэльского Fondo de Desarrollo Nacional). В ГПБ венесуэльские активы не комментируют. Вечером 14 марта стало известно, что ГПБ вышел из СП.

В чем риски для «Роснефти»

«Мы оцениваем нестабильность политической ситуации в регионе как временное явление, не оказывающее существенного влияния на действующие проекты» — так в начале февраля оптимистично описал ситуацию в Венесуэле вице-президент «Роснефти» Эрик Лирон. Однако, по мнению источников “Ъ”, в случае смены власти в стране «Роснефть» с высокой вероятностью утратит как минимум часть активов.

Так, увеличение доли «Роснефти» в Petromonagas с 16,7% (полученных от ТНК-ВР) до 40% в 2016 года за $500 млн может быть оспорено — его не одобрял парламент Венесуэлы, как этого требует конституция страны. Аналогично не была одобрена передача «Роснефти» в 2017 году прав на разработку газовых участков Patao и Mejillones на шельфе. Представитель самопровозглашенного президента Венесуэлы Хуана Гуайдо Карлос Веккьо уже заявил в конце января, что непризнанные парламентом соглашения незаконны: «Мы не признаем незаконных соглашений, остальные — да, мы будем соблюдать… Китай и Россия должны это понимать». Есть и другие риски. Например, текущие уровни добычи по Petrovictoria и Petromiranda гораздо ниже, чем оговорено в одобренных парламентом соглашениях,— это может дать новому режиму формальный повод для разрыва этих контрактов.

Всего «Роснефть» с 2010 года вложила в покупку долей в СП в Венесуэле около $2 млрд. Кроме того, с 2015 года «Роснефть» выдала PDVSA предоплаты за будущие поставки нефти на общую сумму $6,5 млрд, в начале февраля руководство российской компании оценивало непогашенную часть предоплат в $2,3 млрд. Хотя по этим предоплатам у «Роснефти» есть залог — 49,9% акций Citgo, дочерней структуры PDVSA в США,— после введения санкций шансы его взыскать невелики.

Способность PDVSA гасить предоплаты прямо связана с возможностями Венесуэлы по добыче и экспорту нефти. По оценке Дмитрия Маринченко, при цене $60 за баррель для погашения оставшийся задолженности Венесуэле нужно поставить около 40 млн баррелей — это соответствует уровню добычи в 110 тыс. б/с при погашении до конца года.

В чем риски для Венесуэлы

Проблемы Венесуэлы угрожают не только российским инвестициям, но и мировому рынку в целом. Санкции запрещают американским компаниям платить PDVSA за покупку нефти и нефтепродуктов — средства должны идти на счет, к которому нет доступа у старых властей Венесуэлы. До 28 апреля у Каракаса остается лазейка: контрагентам PDVSA разрешено вести трейдинговые операции через свопы и за безналичный расчет. Но поставки США, еще недавно крупнейшему потребителю венесуэльской нефти, уже снижаются.

Глава Центра энергетики МШУ «Сколково» Татьяна Митрова о том, чего стоит ждать рынку нефти от падения добычи в Венесуэле

По данным Argus, Венесуэла сейчас экспортирует не более 800 тыс. б/c, часть объемов простаивает в береговых и морских хранилищах. Поставки в США в феврале составляли около 300 тыс. б/с, а в марте, как ожидается, упадут вплоть до 50 тыс. б/с. Для сравнения: два года назад они составляли 700 тыс. б/с, а десять лет назад — почти 1 млн б/с. Теперь, по оценкам Argus, ключевыми покупателями нефти Венесуэлы становятся Китай (не менее 250 тыс. б/с, а возможно, и 350 тыс. б/с) и Индия (250 тыс. б/с). По данным Минэнерго США, вся венесуэльская нефть, которую «Роснефть» получает от PDVSA в счет предоплат, идет на НПЗ в индийском Вадинаре (у «Роснефти» 49,13%), есть и отгрузки на НПЗ российской компании в Германии.

Опасения участников рынка относительно возможного распространения санкционного режима на всех участников экспортно-импортных операций с Венесуэлой (не только американских) будут продолжать сдерживать потенциальных импортеров, а также способствовать тому, что информация о таких поставках не будет широко афишироваться, отмечает Денис Перевезенцев из Moody’s.

Собеседники “Ъ” в нефтяной отрасли утверждают, что плохое технологическое состояние венесуэльских НПЗ может грозить катастрофическим дефицитом на ее собственном топливном рынке. Венесуэла при потребностях в нефтепродуктах в 600–700 тыс. б/с сейчас, по оценке Argus, удовлетворяет спрос лишь на 120–150 тыс. б.c., и большая часть объемов ориентирована на Каракас, где дефицит менее заметен. Проблемы с нефтепереработкой приводят и к сокращению добычи, поскольку стране не хватает нафты или легкой синтетической нефти для того, чтобы компаундировать тяжелую нефть. По данным Argus, в феврале страна сократила добычу нефти почти на треть по сравнению с январем, до 950 тыс. нефти б/с, так как санкции сократили количество импортируемой нафты. По данным “Ъ”, поставки, несмотря на санкции США, осуществляли «Роснефть», трейдер Vitol и испанская Repsol.

Читайте также:  Эмиграция в Венесуэлу: способы и необходимые документы

В ситуации схожих санкций Иран с переменным успехом использовал схему перевалки своей нефти в международных водах, чтобы затем она продавалась как, например, «иракская» или «саудовская». Однако Гиоргос Белерис из Refinitiv считает, что в случае полного запрета экспорта нефти из Венесуэлы организовать «серую» перевалку будет непросто: «Маскировка перевозок в последние годы становится все сложнее, развивается отслеживание судов и грузов. Спутниковые снимки могут обеспечить большую ясность, оставляя мало места для незарегистрированных операций». По мнению Дмитрия Маринченко из Fitch, развитие ситуации во многом зависит от того, введут ли США вторичные санкции против стран и компаний, продолжающих сотрудничество с Венесуэлой. Вопрос уже поднимался, 13 марта госсекретарь Майк Помпео и министр энергетики Рик Перри заявили, что санкции против «стран, поддерживающих режим Мадуро» возможны.

В чем риски для рынка

Быстрый рост добычи сланцевой нефти в США, вероятно, покроет любое выпадение объемов, вызванное санкциями против Венесуэлы и Ирана. Однако эти страны являются очень крупными производителями сернистой нефти, и уже сейчас складывается парадоксальная ситуация, при которой тяжелая нефть стоит дороже, чем легкая (см. интервью Татьяны Митровой). Следствием ухода с рынка объемов венесуэльской нефти уже стало увеличение поставок нефти из РФ в США: по данным Caracas Capital Markets, около 3,2 млн баррелей было отправлено в порты США в последнюю неделю февраля, это максимум с 2011 года.

Теоретически дальнейшее усиливающееся давление санкций может оказать влияние и на решение стран ОПЕК+ о продолжении сдерживания нефтедобычи, поскольку именно Саудовская Аравия и Россия могут добыть дополнительные объемы среднесернистой нефти. Гиоргос Белерис считает, что участники ОПЕК+, вероятнее всего, сохранят политику без изменений, поскольку заинтересованы в повышении цен на нефть. «Вопрос продления сделки многофакторный — помимо Венесуэлы важно будет, продлят ли США действия специальных разрешений по закупкам иранской нефти, насколько быстрыми темпами продолжат расти добыча сланцевой нефти и спрос,— добавляет Дмитрий Маринченко.— Пока похоже на то, что сделку придется пролонгировать — даже с учетом Венесуэлы на рынке скорее будет избыток предложения».

Нефтяная отрасль Венесуэлы

Сегодня Венесуэла занимает второе место в ОПЕК и пятое в мире по объему добычи нефти (на ее долю приходится 130 млн тонн в год). К 2005 году страна намерена удвоить этот показатель.

В начале 1990-х годов Венесуэла занимала восьмое место среди ведущих производителей и такое же среди стран ? экспортеров сырой нефти. Сегодня ? второе место в ОПЕК и пятое в мире по объему добычи нефти (на ее долю приходится 130 млн тонн в год). К 2005 году страна намерена удвоить этот показатель.

Основная часть добываемой в Венесуэле нефти идет на экспорт. Из 3 млн баррелей, добываемых в сутки, экспортируется 2,5 млн, причем 1,5 млн баррелей идет в США. На долю нефти приходится 72% всех валютных поступлений Венесуэлы (для сравнения, в России ? 25%).

На территории Венесуэлы имеется четыре основных осадочных нефтяных бассейна – Восточный, Западный, Баринас-Апуре и Северный, пока что самый неисследованный. Три четверти добываемой в Венесуэле нефти – это тяжелая нефть. Самые значительные запасы тяжелой нефти сконцентрированы на востоке Венесуэлы в так называемом “Поясе тяжелой нефти Ориноко” (270 миль в длину и 40 миль в ширину). Большая часть углеводородов приходится на нефтеносный район Маракайбо. Другие крупные месторождения, составляющие около пятой части нефтедобычи, расположены в восточных штатах Монагас и Ансоатеги.

Доказанные запасы нефти Венесуэлы на начало 2000 года оценивались 10,3 млрд. тонн. Несмотря на значительные запасы нефти и рост объемов добычи, темпы разведки и разработки новых нефтеносных областей недостаточны. Это связано с тем, что наиболее значительные нефтяные месторождения находятся в труднодоступных районах (в джунглях или на континентальном шельфе), что обуславливает высокий уровень затрат на освоение и разработку залежей нефти.

,До 1976 господствующее положение в нефтяной промышленности занимали иностранные корпорации; на долю трех самых крупных из них ? ?Креол? (?Экссон?), ?Ройял датч шелл? и ?Галф ойл корпорейшн? ? приходилось примерно 80% всей сырой и очищенной нефти. В 1976 иностранные нефтяные компании были национализированы. С тех пор ведущей в этой отрасли является государственный холдинг ?Петролеос де Венесуэла? (далее ? PdVSA ).

Хотя непосредственно на предприятиях нефтяной промышленности занято (по данным на 1992) менее 2% экономически активного населения, производство и очистка нефти дают около 21% национального дохода, 70% поступлений в бюджет и 90% доходов от экспорта.

,Государственная компания PdVSA – одна из крупнейших в мире. Она получила монопольные права на все работы, связанные с разведкой, разработкой, добычей, транспортировкой, хранением, переработкой, сбытом и экспортом нефти, нефтепродуктов и газа. А в 1999 году в Венесуэле был издан закон, запрещающий приватизацию PdVSA.

В состав PdVSA входят следующие подразделения: 1. PdVSA Petroleo y Gas 2. PdVSA Exploration and Production (включая PdVSA Exploration, PDVSA Production, PdVSA Orinoco Belt, Bitor / Carbozulia и CVP). 3. PdVSA Manufacturing and Marketing (включая PdVSA Refining and Marketing, Deltaven, PDV Marina, Intevep и PdVSA GaS). 4. PdVSA Services (включая Bariven, PdVSA Administration and Services, PdVSA Engineering and Projects). 5. PdVSA Pequiven (нефтехимия) 6. PdVSA-CIED и PdVSA-Intevep (образование, сервисные услуги и НИОКР) 7. PdVSA-Palmaven (экология) 8. PdVSA-SOFIP (инвестиционный фонд).

PdVSA активно сотрудничает с иностранными нефтяными компаниями, заключая стратегические альянсы и соглашения о разделе продукции. Так, в 1997 году более 100 иностранных компаний участвовали в тендерах, дающих право на проведение изыскательских работ на 20 перспективных блоках. 16 компаний (американские Chevron, Phillips, Arco, Union Texas, Pennzoil, аргентинская Perez Companc, канадская Pancanadian, китайская CNPC, испанская Repsol и британская Lasmo), победивших в тендерах, получили возможность провести работы на тендерных площадях. Однако промышленные запасы оказались гораздо ниже ожидавшихся, и на фоне падения мировых цен на нефть в 1998 году, компании посчитали дальнейшую работу нецелесообразной.

Сегодня в Венесуэле присутствуют такие нефтяные компании, как BP Amoco, ExxonMobil, CNPC, Conoco, Occidental, Pennzoil, Phillips, Repsol-YPF, Shell, Statoil, TotalFina, Veba Oel, Texaco, Union Texas.

,Венесуэла расположена на севере Южноамериканского континента. Население 20,7 млн. человек. Официальный язык – испанский. Венесуэла – федерация в составе 21 штата, 1 федеральной территории, федерального округа и федеральных владений. Столица – Каракас. Глава государства и правительства – президент. Законодательный орган – двухпалатный Национальный конгресс (палата депутатов и сенат).

На западе Венесуэла граничит с Колумбией, на юге – с Бразилией, на востоке с Гвианой, на севере омывается водами Карибского моря и Атлантического океана. Протяженность ее береговой линии – 2 813 км. Ей принадлежит более семи десятков островов в Карибском море. Крупнейший из них – известный своими жемчужными отмелями остров Маргарита (1000 кв. км) – расположен в 32 км от материка. В географическом отношении Венесуэлу можно разделить на 4 различающихся по рельефу, климату и растительности района: горную область Анд, впадину Маракайбо, огромные равнины в бассейне рек Апуре и Ориноко и Гвианское нагорье.

Запасы нефти в Венесуэле

Венесуэла является одним из лидирующих государств по добычи нефти в мире (входит в «десятку» стран-производителей этого природного ресурса). В 2006 году она занимала шестое место нетто-объему экспорта нефти на земном полушарии. Более трех четвертей от общих доходов экспорта страны приходится на нефтяной сектор.

Согласно ежегодному «Статистическому обзору мировой экономики», который проводит британская нефтяная компания «BR», Венесуэла стала лидером по запасам вышеуказанного природного ресурса, обогнав при этом даже Саудовскую Аравию. В конце 2011 года доказанные запасы данной страны составили около 295,6 млрд. баррелей – это 18 % мирового запаса.


Основные нефтяные бассейны Венесуэлы

На территории данного государства находятся четыре нефтяные бассейны:

Специалисты отмечают, что сырая нефть, которая добывается в этих промыслах, обладает плотностью не менее 20 градусов (в градусах Американского нефтяного института). Это позволяет отнести данный природный ресурс к тяжелой нефти в соответствии с международными стандартами.

В связи с этим, большинство количество нефти, которая производится в Венесуэле, должно перерабатываться на специальных предприятиях, как внутри страны, так и за ее рубежом.

Компания PDVSA в бассейне Маракаибо добывает больше половины своих объемов нефти.

Промыслы бассейна Ориентал являются несильно выработанными в сравнении с другими.

Основные месторождения нефти в Венесуэле

На территории вышеуказанной страны открыты следующие месторождения данного природного ресурса:

  • Шельф Боливар – входит в нефтегазоносный бассейн Маракайбо. Он состоит их трех месторождений: Тиа-Хуана, Лагунильяс, Бочакеро. Его было открыто в 1917 году. Геологические запасы нефти здесь оценивались в 8,3 млрд. тонн. Следует отметить, что за 2008 год здесь произвели примерно 120 млн. тонн нефти.
  • Бомбал – находится в Габоне. Данное месторождение открыто в 1962 году. Его геологические запасы оценивались в 1,6 млн. тонн. За 2010 год здесь произвели около 48 тыс. тонн этого природного ресурса. Оператором Бомбал является американская нефтяная компания «Harvest Natural Resources».
  • Карабобо-1 – расположено в нефтяном поясе Ориноко (восток Венесуэлы, штат Ансоатеги). Данное супергигантское месторождение было открыто в 2006 году. Геологические запасы нефти здесь оценивались экспертами в 8 млрд. тонн. Лицензией на разработку обладают две нефтяные компании «Petrobras» и «PDVSA».
  • Тукупита – находится в Габоне. Месторождение открыто в 1945 году. Извлекаемые запасы вышеуказанного природного ресурса составляют 2,2 млн. тонн. Лицензией на разработку обладает американская нефтяная компания «Harvest Natural Resources».
  • Хунин-1 – расположено в нефтяном поясе Ориноко. Данное месторождение, которое было открыто в 2006 году, состоит из четырех залежей нефти. Геологические запасы этого природного ресурса в них составляют 6 млрд. тонн.
  • Хунин-3 – находится штате Гурико. Извлекаемые запасы нефти специалистами оцениваются в 2,5 млрд. тонн. Лицензией на разработку месторождения обладает российская компания «Лукойл».
  • Хунин-4 – расположено в штате Гуарико . Данное месторождение открыто в 2006 году. Лицензией на разработку его обладают две компании такие, как «CNPC» и «PDVSA». Геологические запасы вышеуказанного природного ресурса составляют около 5,7 млрд. тонн.

Нефтяные проекты Венесуэлы

Правительство Венесуэлы создает специальные национальные программы, которые рассчитаны на прирост доказанных запасов вышеуказанного природного ресурса в стране на 235 млрд. баррелей. Компания «PDVSA», выступающая от имени государства, будет иметь 51 % и выше акций во всех национальных проектах. В общем в стране насчитывается 4 таких программы, одна из которых находится в нефтяном поясе, остальные – являются газовыми проектами.

Проект Orinoco Magna Reserva

Ресурсы проекта составляют около 70 млрд. тонн нефти. В него входят 27 блоков, которые расположены в центральной части государства.

Проект занимает площадь в 55 тыс. кв. м. Он состоит из 37 крупных месторождений тяжелой и сверхтяжелой нефти. Лицензии на разработку принадлежат следующим компаниям:

  • Газпром (Аякучо-3);
  • Лукойл (Хунин -3);
  • BP (Карабобо Западный);
  • Роснефть (Карабобо-2,3,4);
  • Белорусьнефть (Бояка-1,2,3,4, Гура Эсте, Лагомедио, Хунин-1);
  • Petronas (Бояка-5);
  • CoconoPhillips (Аякучо-1);
  • PetroVietham (Хунин-2);
  • ChevronTaxaco (Баре);
  • ENI (Хунин-5)
  • PDVSA (Карабобо Восточный, Хунин Южный).
  • Sinipec (Хунин-8);
  • ONGC Videsh Limited (Хунин Северный).
Читайте также:  Геологическое строение нефтяных месторождений

Разведка и добыча нефти

Венесуэла национализировала нефтяную промышленность еще в 1976 году. Государственная компания PDVSA (Петролес де Венесуэла) занимается разведкой и добычей в стране рядом с иностранными нефтяниками.

Специалисты отмечают, что в 2006 году вышеуказанная компания производила за один день примерно 1,6 млн. баррелей сырой нефти.

Правительство Венесуэлы потрясает своими планами: до 2019 года увеличить добычу нефти в два раза, то есть до 6 млн. баррелей в сутки.

Венесуэльская нефть ищет «подход» к Трампу

Смещая Гуайдо, Мадуро пытается заставить Национальную ассамблею Венесуэлы предоставить возможность держателям венесуэльских дефолтных облигаций обменять их на долю собственности на месторождениях и погасить долг

Через год после попытки госпереворота в Венесуэле действующий президент страны Николас Мадуро постарался нанести сокрушительный удар по оппозиции. С поста спикера парламента был смещен Хуан Гуайдо, провозгласивший себя 23 января 2019 года временным президентом Венесуэлы. В январе 2020 года Мадуро признал новым главой парламента Луиса Парру, хотя результаты голосования Национальной ассамблеи показали, что за Гуайдо проголосовало большинство.

Ряд аналитиков за новым политическим обострением в Венесуэле усмотрел нефтяные интересы России, Китая и Турции.

Согласно мнению, представленному в различных западных изданиях, смещая Гуайдо, Мадуро пытается заставить Национальную ассамблею Венесуэлы предоставить возможность держателям венесуэльских дефолтных облигаций обменять их на долю собственности на месторождениях и погасить долг, добывая местную нефть. Именно законодательная власть уполномочена выдавать лицензии на добычу «черного золота» в стране.

Любопытно, что Россия упоминается как один из главных бенефициаров данной политической интриги, поскольку по данным американских изданий Москва и Пекин контролируют реализацию около 70% венесуэльской нефти. В частности, приводятся слова оппозиционного депутата в изгнании и бывшего директора Центрального банка Хосе Герра: «Парру назначили лишь для того, чтобы одобрить нефтяной бизнес. Точка».

Вместе с тем, стоит помнить, что санкции США, действующие в отношении нефтяного сектора Венесуэлы, весьма суровы и отпугивают большинство инвесторов. Кроме того последние заявление Николаса Мадура и шаги Вашингтона опровергают теорию о желании Каракаса предоставить дополнительные преференции именно российским и китайским инвесторам. Буквально на днях госсекретарь США Майкл Помпео не исключил введения новых санкций против тех, кто оказывает поддержку властям Венесуэлы. «Мы не обсуждаем конкретные санкции, но никто ни на секунду не должен сомневаться, что Соединенные Штаты еще не закончили», — заявил он. А недавно Минфин США продлил на три месяца запрет на любого рода сделки с заложенными по облигациям венесуэльского государственного нефтепроизводителя PDVSA акциями его американской дочерней компании Citgo. Именно это предприятие, по сути, является главным источником финансирования Хуаном Гуайдо.

Напомним, что 19 января президент Венесуэлы в интервью американской газете The Washington Post заявил, что пришло время начать прямой диалог с Соединенными Штатами. По его словам, прямые переговоры позволят выстроить США и Венесуэле новый тип отношений между двумя странами.

Мадуро также намекнул, что если президент США Дональд Трамп решит снять санкции с Венесуэлы, то это будет сулить американским нефтяным компаниям «золотое дно» в латиноамериканской стране.

Днем ранее министерство финансов США продлило американской энергетической компании Chevron разрешение на работу в Венесуэле до 22 апреля. В стране после нескольких месяцев перерыва возобновилось производство синтетической нефти на заводе Petropiar в Пуэрто-Хосе, совместном предприятии госкомпании PdV и Chevron. Первая партия синтетического сорта Амака поступила в адрес американской компании.

Не стоит забывать, что Соединенные Штаты в достаточно существенной степени зависят от экспорта тяжелой нефти. До такой степени, что после введения санкций американский нефтеперерабатывающий сектор был вынужден значительно нарастить импорт российского мазута. Согласно статистике, в январе текущего года в США поступит 2,2 млн т мазута. Две трети из этого объема будет из России, и это самый высокий показатель за последние три года.

На такой шаг американские компании вынуждены были пойти из-за того, что технологически американские НПЗ приспособлены именно для переработки тяжелой нефти. Кроме того, легкая сланцевая нефть, которые сейчас добывается в США, очень дорогая, и переориентировать на нее нефтеперерабатывающие заводы не выгодно, поскольку тогда их продукция значительно вырастет в цене, а дорогой бензин — это не лучший подарок избирателям от президента станы Дональда Трампа.

В связи с этим США и вынуждены закупать российский мазут, а в перспективе и налаживать отношения с Венесуэлой.

Впрочем, немаловажно помнить, что сама легенда о несметных запасах нефти Венесуэлы на совести британской компании BP. В конце 2011 года доказанные запасы Венесуэлы по данным BP составили около 295,6 млрд баррелей — это 18% мирового запаса, в 2015 уже 300 млрд баррелей, но при этом никто не уточнял, что это тяжелая нефть, близкая по составу к битумам. Старые месторождения, в которых содержится легкая нефть, разрабатываются в Венесуэле с 1930-х годов и требуют серьезной работы по увеличению КИН. Новые (например, в бассейне реки Ориноко) — это уже тяжелая нефть, ее добывать значительно сложнее и дороже. В России подобные месторождения даже не ставятся на баланс. Поэтому сокращение добычи нефти в Венесуэле происходит не только из-за экономических и санкционных причин, но и за счет объективного фактора истощения месторождений легкой нефти. Так в 2014 году страна производила 2,7 млн баррелей в сутки, в 2018-м — уже 1,3 млн б/с, а в январе 2019 года по данным ОПЕК — только 1,1 млн б/с. Инвестиции в отрасль могут остановить это падение, но значительно нарастить его будет крайне сложно.

Возможно, именно поэтому журнал «Petroleum Economist» сообщал в конце прошлого года, что «Роснефть», CNPC, Chevron, являющиеся основными иностранными держателями и операторами нефтяных месторождений в Венесуэле, прекратили вложения в венесуэльские активы. Опрошенные «НиК» эксперты также не видят пока возможности для большого инвестиционного потока в нефтяной сектор Венесуэлы, но отмечают, что для США этот регион крайне важен, поэтому постепенное экономическое сближение американских и венесуэльских компаний продолжится.

Финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека считает, что если схема обмена дефолтных облигаций на доли в нефтяных месторождениях и будет законодательно утверждена, она не получит широкого распространения и не позволит Венесуэле существенно снизить объем долга: «Во-первых, такого рода вложения, вероятно, будут подпадать под американские рестрикции, что существенно ограничивает „пул“ возможных инвесторов. Во-вторых, венесуэльские месторождения находятся в кризисном состоянии, нефтяная инфраструктура страны в глубоком упадке, как и нефтяная отрасль в целом.

С учетом продолжающегося политического и экономического кризиса в республике данные активы, на наш взгляд, сохранят свой „токсичный“ статус»,

Он подчеркнул, что в настоящий момент РФ все более склонна занимать нейтральную позицию на геополитической арене: «В данных условиях вложения в венесуэльские нефтяные месторождения, которые сопровождаются санкционным риском со стороны США, могут представлять весьма сдержанный интерес для России. Также у РФ есть собственные проекты в Боливарианской Республике, на которых, вероятно, и далее будет концентрироваться внимание российских компаний», — пояснил Дейнека.

Директор Российского газового общества, член экспертного совета при Минэнерго РФ Роман Самсонов напомнил, что в Венесуэле существенную роль играет армия и она никак не проявляет явную поддержку оппозиции:

«Фигура Гуайдо не гарантирует успеха, поэтому до сих пор и существует противостояние двух политических сил в Венесуэле.

Однако в этой ситуации мне кажется сомнительными, чтобы кто-то стал добиваться легитимности освоения месторождений в нелегитимной ситуации в стране. При этом США должны реагировать на происходящее в Венесуэле, так как часть НПЗ Соединенных Штатов нуждается в венесуэльской нефти. Оставлять ситуацию без контроля им не очень хочется», — заметил эксперт.

Он также указал, что Венесуэла и США территориально близки и в свое время именно американские компании играли ключевую роль в венесуэльской нефтяной отрасли: «Накал различных политических страстей в этом регионе предполагает, что необходимо искать их решение. Это может быть в том числе и работа с США по развитию добычи нефти», — отметил Самсонов.

По его словам, заявления Мадуро о возможном сотрудничестве с США носят во много декларативный характер: «Гуайдо едет в Давос. На этом фоне заявление Мадуро выглядит эффектно. Это его попытка доказать свою лояльность международному сообществу, попытка идти на компромисс. Для Венесуэлы важна стабилизация ситуации в регионе и выигрыш во времени», — предположил эксперт.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов заявил в интервью «НиК», что технологий освоения тяжелой нефти бассейна реки Ориноко по большому счету нет. Эта нефть не менее сложна, чем б итуминозные пески Канады: «К анадские нефтяные пески добываются открытым способом, и объем таких запасов сопоставим с запасами Венесуэлы. Тем не менее, б итуминозные пески Канады не играют значительной роли для мировой нефтяной добычи, поскольку производство такой нефти, во-первых, требует очень серьезных инвестиций, во-вторых, это дороже, чем добыча сланцевой нефти США — на $50-60 и выше. В Венесуэле все еще сложнее. Технологии по добыче ее тяжелой нефти находятся, как правило, в состоянии опытной эксплуатации. Причем большинство этих технологий связано с американскими компаниями, у которых есть прямой запрет на работу в этой стране», — рассказал эксперт.

Он напомнил, что в России до сих пор есть проблемы с постановкой на баланс запасов Баженовской свиты и ачимовских отложений, а они схожи с тяжелой нефтью из плотных коллекторов в США: «Запасы Канады и Венесуэлы стали ставить на баланс, но это никак не отразилось на росте канадской и венесуэльской добычи. С моей точки зрения, когда нефть будет ближе к $100, эти запасы человечество начнет осваивать в более серьезных масштабах.

Политическими изменениями технологию нельзя сделать дешевле.

Специалисты отрасли прекрасно понимают, что миллиард баррелей условной нефти в Саудовской Аравии или в Восточной Сибири гораздо ценнее, чем лежащий рядом с крупнейшим нефтяным рынком США 1 млрд баррелей тяжелой нефти Венесуэлы. Канада, кстати, также разрабатывает свои б итуминозные пески в Альберте рядом с границей США, но мы не видим огромного роста этой добычи. У США тоже есть запасы такой тяжелой нефти — это формация Green River в штате Юта. На ее разработку Shell потратил несколько сотен миллионов долларов, но ничего не получилось. Все оставили до лучших времен, когда нефть будет стоить около $100 или $150 за баррель», — пояснил Анпилогов.

Подводя итог, стоит отметить, что нефть Венесуэлы тяжела по многим параметрам, в том числе и политическим. И работа российских нефтяных компаний в этой стране обусловлена скорее необходимостью возврата ранее вложенных инвестиций. В то же время представители американского сектора нефтепереработки остро нуждаются в венесуэльском сырье, поэтому бизнес двух стран, несмотря на все санкционные преграды, продолжает сотрудничество. При этом политики Соединенных Штатов не привыкли признавать свои ошибки, в частности, с неудачно выбранной кандидатурой лидера венесуэльской оппозиции Хуаном Гуайдо, поэтому они продолжают воинственную риторику о смене законной власти Венесуэлы. Это, естественно, мешает работе нефтяных компаний, причем в первую очередь американских. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов, что Венесуэла входит в ОПЕК и благодаря своим доказанным запасам играет в картеле достаточно значительную роль.

Поэтому для США было бы выгодно получить дополнительный рычаг воздействия на нефтяных экспортеров, тем более что пик сланцевой добычи скоро может быть пройден.

Россия же сама участвует в соглашении ОПЕК+, поэтому данный аспект сотрудничества с Каракасом ее не очень интересует. Не стоит также забывать, что российский мазут успешно заменяет венесуэльский нефтяной экспорт в США. Для России это стало особенно актуальным после ввода с 1 января 2020 года новых экологических норм для судового топлива, спрос на мазут повсеместно упал, и только американский рынок стал радовать возросшей потребностью в этом сырье.

Читайте также:  Цены в Венесуэле и уровень жизни

Екатерина Вадимова

Тайные потоки венесуэльской нефти. Как Мадуро обходит санкции

Венесуэла при содействии корпорации “Роснефть” продолжает тайно экспортировать миллионы баррелей нефти, несмотря на международные санкции. Венесуэльские нефтяные танкеры незаконно отключают транспондеры, передающие их местоположение, и до какого-то момента остаются незамеченными. Сейчас эта информация выплыла на свет – в результате расследования агентства Bloomberg. Российская корпорация любое свое участие в этих сделках отрицает.

Только в первые недели ноября 2019 года, как пишет Bloomberg, режим Николаса Мадуро отправил морем иностранным получателям, в основном в Китае и Индии, 10,86 миллиона баррелей сырой нефти. Это в два раза больше, чем в прошлом октябре. И около половины всей нефти, как утверждает агентство, были загружены на танкеры с отключенными транспондерами.

Как выяснили журналисты Bloomberg, например, на принадлежащий Каракасу танкер Dragon, ходящий под флагом Либерии, по контракту с российской государственной компанией “Роснефть” было отгружено два миллиона баррелей нефти. Сейчас этот танкер стоит в венесуэльском порту, хотя, по данным последнего GPS-сигнала, он должен был бы находиться у побережья Франции.

Греческая компания Dynacom Tankers Management, которой принадлежит Dragon, заявляет, что никогда не нарушала условия каких-либо санкций США и что в 2019 году ни один из ее танкеров не был задействован ни в каких операциях с участием любых организаций, чья деятельность этими санкциями ограничивается. Информацию о предположительном отключении транспондеров в Dynacom комментировать не стали.

Также “Роснефть” ответила на запрос Bloomberg, что ни она сама, ни ее дочернее торговое подразделение Rosneft Trading SA (RTSA) никогда не фрахтовали суда для такого экспорта нефти. В “Роснефти” подчеркнули, что компания соблюдает все нормы международного права, и в Венесуэле действует согласно контрактам, подписанным с Каракасом задолго до введения Вашингтоном санкций против режима Николаса Мадуро.

Случаи отключения нефтяными танкерами своих транспондеров, пишет Bloomberg, весьма участились в прошлом месяце после того, как власти США выследили небольшую китайскую судоходную компанию, перевозившую, по данным Вашингтона, нефть из Ирана, также находящегося под американскими санкциями. Есть и другая причина – многие известные в мире судоходные компании (например Unipec, принадлежащая китайскому государственному нефтяному гиганту Sinopec) официально ввели запрет на использование для своих перевозок всех нефтяных танкеров, которые побывали в венесуэльских портах в течение предыдущих 12 месяцев. К тому же, по мнению осведомленных экспертов, к которым обратилось Bloomberg, многие фирмы, торгующие нефтью, не делая никаких заявлений, просто неофициально избегают задействовать суда, побывавшие в Венесуэле.

Твит на официальном аккаунте компании PDVSA, с сообщением, как “Роснефть” осуждает “незаконные” санкции США против Венесуэлы:

В январе 2019 года в Венесуэле началось антиправительственное восстание, которое возглавил председатель Национальной ассамблеи (парламента) страны Хуан Гуайдо, объявивший себя временным главой государства. Почти все западные страны во главе с США быстро признали его полномочия, после чего Соединенные Штаты ввели против государственной нефтедобывающей компании Венесуэлы Petroleos de Venezuela (PDVSA) жесткие санкции, чтобы парализовать экспорт ее нефти и лишить Николаса Мадуро, которого Вашингтон более не считает легитимным главой государства, притока иностранной валюты.

Кроме того, Вашингтон заморозил все находящиеся в американских банках счета PDVSA, где лежат около семи миллиардов долларов, и приостановил деятельность Citgo Petroleum, американской нефтеперерабатывающей дочерней компании PDVSA – наиболее важного иностранного актива Каракаса.

Под защитой Путина и Бога. Мадуро продает золото и собирается долго жить

В результате добыча нефти в Венесуэле к сентябрю 2019 года упала до минимума за последние 16 лет, снизившись 644 тысяч баррелей в день. Различные государственные и крупные частные иностранные компании, даже если бы они решились пойти против мнения США, не хотят покупать венесуэльскую нефть и заниматься ее транспортировкой из-за многократно возросших рисков, указывает Bloomberg. В результате Каракас сегодня получает от экспорта нефти не более 250 миллионов долларов в месяц – по сравнению с примерно пятью миллиардами в месяц в 2005–2014 годах. Нефть, которую никто не покупает, начала заполнять венесуэльские хранилища, и PDVSA пришлось приостановить добычу.

Bloomberg: Россия отправила в Венесуэлу $315 миллионов наличными

Поэтому еще в начале 2019 года, как продолжает Bloomberg, Венесуэла начала отключать системы спутникового слежения на своих танкерах, чтобы продолжать, и даже увеличить в четыре раза за последние месяцы, поставки нефти на союзную Кубу. Для обхода американских санкций Каракас также решил просто переименовать попавшие в “черный список” суда.

PDVSA – один из крупнейших должников “Роснефти”. В марте 2018 года “Роснефть” оценила выданные PDVSA авансы за поставки нефти на сумму в шесть с половиной миллиардов долларов. На конец 2018 года долг PDVSA перед “Роснефтью” составлял 2,3 миллиарда долларов. В корпорации ожидали, что Венесуэла расплатится по долгам к 2020 году. По распоряжению Николаса Мадуро, в начале марта 2019 года европейская штаб-квартира PDVSA была перенесена из Лиссабона в Москву.

Из-за связей с PDVSA министерство финансов США прошлой весной, например, ввело санкции против российского банка “Еврофинанс Моснарбанк”. Visa и MasterCard заблокировали карты банка. 11 марта 2019 года госсекретарь США Майк Помпео заявил, что “Роснефть” продолжает покупать сырую нефть у PDVSA вопреки американским санкциям. PDVSA, по словам Помпео, стала “персональным банкоматом” для режима Мадуро, а также для российских олигархов и клептократов. Вашингтон тогда предупредил все иностранные компании, занимающиеся торговлей нефтью и нефтепереработкой, о том, что они должны прекратить любые прямые, косвенные или бартерные сделки с Каракасом.

Духи предков против социализма. Как индейцы разлюбили Мадуро

Однако в апреле этого года агентство Reuters сообщило, что “Роснефть” продолжает выступать посредником PDVSA в процессе продажи венесуэльской нефти. По информации Reuters, PDVSA передает “Роснефти” свои счета-фактуры. Период оплаты в подобных сделках составляет от 30 до 90 дней, однако российская компания якобы перечисляет деньги немедленно. “Роснефть”, как указывало Reuters, оплачивает венесуэльскую нефть со скидкой, а впоследствии получает полную оплату от конечного покупателя.

Из документов, которые изучило Reuters, следовало, что в схеме предложили участвовать нескольким компаниям, например, индийской Reliance Industries, крупнейшему из клиентов, которые покупали нефть у Венесуэлы за наличные деньги. Представитель индийской компании подтвердил Reuters, что Reliance Industries платила российским и китайским компаниям за поставки венесуэльской нефти.

Твит PDVSA о том, как компания продолжает работу, несмотря на санкции США:

В ответ “Роснефть” пообещала добиться запрета работы агентства в России. В итоге Reuters внесло изменения в публикацию. В новой версии статьи появился другой заголовок. В начале текста указывалось, что Reuters не нашла подтверждений того, что операции по описанной журналистами схеме действительно проводились. Также были удалены ссылки на “Еврофинанс Моснарбанк”, при помощи которого якобы производились транзакции. Кроме этого, было приведено мнение экспертов, указывавших на отсутствие нарушения санкционного режима со стороны “Роснефти”. Соответствующие изменения были также внесены и в перевод статьи на русский язык.

В июне 2019 года “Роснефть”, главным акционером которой является российское государство, обвинила Reuters в “тотальной слежке “за своим главным исполнительным директором Игорем Сечиным, за последние годы ставшим персональным другом Николаса Мадуро, и за членами его семьи. Корпорация заявила, что наблюдение за топ-менеджером велось с “использованием технологий специальных служб”. Так “Роснефть” отреагировала на другое расследование агентства Reuters, заподозрившего, что Сечин и его окружение используют служебные самолеты для личных целей – для полетов на отдых. В тексте отмечалось, что в 2015–2019 годах самолеты компании летали на Мальдивские острова, Майорку и Сардинию, когда там отдыхал Игорь Сечин или близкие ему люди, и что вся эта информация собиралась из открытых и общедоступных источников.

В “Роснефти” в ответ заявили, что трудовое соглашение с Сечиным предусматривает, что он и члены его семьи обеспечиваются транспортом в отпусках, а самолеты используются “в соответствии с утвержденными корпоративными стандартами”. При этом ранее, в апреле 2019 года, в ответ на предыдущие вопросы Reuters об использовании корпоративных самолетов друзьями или членами семьи сотрудников корпорации, “Роснефть” сообщала, что “никаких частных перевозок членов семьи за счет компании не осуществлялось”.

Александр Гостев

Редактор информационной службы РС, международный обозреватель, автор и редактор рубрики и программы “Атлас мира”.

Почему США наказывают “Роснефть”, если нефть в Венесуэле добывает Chevron

Именно так чиновник оценил продажу венесуэльской нефти, доходы от которой идут на стабилизацию и без того непростой социально-экономической обстановки в Боливарианской Республике, а также поддержание властями страны функционирования масштабных социальных программ помощи населению.

По логике главы американского госказначейства получается, что никакое иностранное участие в любых проектах, связанных с добычей и последующей продажей венесуэльской нефти, недопустимо. Вот только объявляя о новых санкциях против “Роснефти”, Мнучин предпочел не упоминать, что наряду с российской компанией нефть в этой латиноамериканской стране добывает, причем весьма успешно, и американский нефтяной гигант Chevron.

Мнучин не рассказал и о том, что он лично, будучи главой Минфина, предоставляет американской компании особые разрешения, которые позволяют Chevron не сворачивать свою деятельность в Боливарианской Республике. При этом никаких санкций против Chevron, разумеется, не вводилось и введено не будет. А ведь американская компания сотрудничает именно с контролируемым правительством Николаса Мадуро госконцерном PDVSA, который уже давно находится под американскими санкциями и за сотрудничество с которым сейчас и наказывают “Роснефть”.

Chevron и Венесуэльской нефтяной корпорацией (CVP – подразделение PDVSA, участвующее в проектах с зарубежными компаниями – ред.) создано совместное предприятие Petroboscan, в котором американцам принадлежит доля в 40%. При этом на политические заявления Вашингтона о недопустимости сотрудничества с чавистскими властями Венесуэлы в Chevron не обращают внимание – совместное предприятие функционирует уже 13 лет, а в январе, например, даже поставило национальный рекорд по скорости бурения новых скважин. То есть о каких-либо планах о сворачивании сотрудничества говорить не приходится.

Выходит, покинуть нефтяной сектор страны, обладающей самыми большими запасами черного золота в мире, сами американцы не готовы ни при каких раскладах. Более того, в этом компаниям потакают именно власти США, которые, как они сами заявляют, “пристально следят за недопустимостью сотрудничества с Венесуэлой, находящейся под санкциями”. На деле же получается, что в американском Минфине не просто закрывают глаза на присутствие своих компаний на венесуэльском рынке, а еще и выдают им специальные разрешения на это. А ведь речь идет не только о Chevron. Аналогичная ситуация складывается и с крупными сервисными компаниями, которые также вполне успешно присутствуют в Венесуэле. Это такие крупные фирмы, как Baker Hughes, Halliburton, Schlumberger, Weatherford.

Вновь получается, что истинная цель американских санкций совсем не та, о которой высокопоставленные чиновники США громогласно заявляют с трибун. Политика двойных стандартов в действии: речь идет вовсе не о стремлении полностью ограничить добычу и экспорт венесуэльской нефти, иначе ни Chevron, ни квартет крупных американских сервисных компаний уже не работали бы в этой латиноамериканской стране. Вашингтон не устраивает именно присутствие российских компаний в Венесуэле, что и подтверждают введенные США санкции против “Роснефти”. Иными словами – защита бизнес-интересов на государственном уровне. Nothing personal. It’s just business.

Ссылка на основную публикацию