Обзор нефтяного законодательства Венесуэлы

НЕФТЯНАЯ ОТРАСЛЬ ВЕНЕСУЭЛЫ

Венесуэла – богатейшая страна по запасам нефти. По статистике BP объёмы нефти в стране на 2015г. оцениваются в 300 млрд. бар., что составляет 17,7% от мировых запасов[1]. Именно это обстоятельство выдвигает Венесуэлу в число ведущих мировых участников углеводородного рынка, давая ей возможность оказывать заметное влияние и на политическую составляющую международной деятельности. Страна является членом ОПЕК и занимает серьёзные позиции в латиноамериканском регионе. Несмотря на трудности в настоящее время, связанные с экономическим кризисом, обвалом цен на нефть и напряжённой обстановкой внутри страны, Венесуэла остаётся важным игроком на нефтяном рынке и международной арене.

Впервые в западной литературе венесуэльская нефть упоминается в работе историка Гонсало Фернандес де Овьедо-и-Вальде́с «Естественная и общая история Индии» в 1535г[2]. Однако первая компания по добыче этого сырья в стране появилась лишь в 1875г. В тот год произошло землетрясение в штате Тачира, в результате которого увеличился естественный выход нефти на поверхность. Собственник земли основал компанию для коммерческого использования ресурса и назвал её Petrolia del Táchira («нефть Тачиры»)[3]. С этого момента начинается история промышленного освоения нефтяных богатсв Венесуэлы.

Впервые Венесуэла экспортировала нефть в 1917г. в размере 21 т.н.э. Настоящий нефтяной бум начался в 1922г., когда взорвалась скважина Барросо 2 недалеко от г. Кабимас (щтат Сулия) и била неконтролируемым потоком чёрного золота (100000 бар. в день) в течение 9 дней. Это событие спровоцировало необузданную конкуренцию нефтяных компаний приобрести концессии в Венесуэле[4].

Вскоре Ройял Датч Шелл и Стандарт Ойл стали основными производителями нефти в Венесуэле. В 1929 году страна была уже второй по производству этого сырья после США и крупнейшим экспортером в мире. В период с 1920 по 1935 год доля экспорта нефти увеличилась с 1,9% до 91,2%. Упор на чёрное золото в экономике получило название «голландская болезнь». Следствием «голландской болезни» было то, что развитие сельского хозяйства свелось на нет, а промышленность страны отстала от других стран Латинской Америки[5].

В истории Венесуэлы можно выделить три закона в отношении иностранных компаний: 1943, 1976 и 2001г. Закон об углеводородах 1943г. не только стандартизировал, но и увеличил налоги и роялти (последние возросли до 16%)[6]. С этого момента правительство страны изменяло налоги в отношении зарубежного капитала через законодательство, также данный закон является важным этапом на пути дальнейшей национализации. До 1976г. господствующее положение в нефтяной промышленности занимали иностранные корпорации; на долю трех самых крупных из них – «Креол» («Экссон»), «Ройял датч шелл» и

«Галф ойл корпорейшн» – приходилось около 80% всей сырой и очищенной нефти[7]. В 1976 году при президенте Карлосе Пересе нефтяная промышленность республики была национализирована. Созданная в том же году государственная нефтяная компания «Petroleos de Venezuela, S.A.» (PDVSA) стала ведущей компанией в стране и одной из крупнейших в мире.

Сейчас действует закон по добыче углеводородов от 2001г., согласно которому основной формой зарубежных инвестиций являются совместные предприятия с PDVSA, а все предыдущие формы отменяются. При этом государственная нефтяная компания получает большую долю в любом проекте[8]. Венесуэла является основательницей Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и крупнейшим

экспортёром «чёрного золота». Нефть Венесуэлы на мировом рынке представлена сортом Merey, который

входит в корзину ОПЕК и стоит относительно недорого (в 2014г. стоил 86,88$ за баррель, в то время как нигерийский Bonny Light 100,85$*), [* По данным OPEC Annual Statistical Bulletin 2016, стр. 86 URL: http://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/ASB2016.pdf], так как относится к тяжёлым сортам.

Нефть и газ – основа энергетического комплекса Венесуэлы. В таблице 1 представлены данные по

потреблению различных источников энергии в нефтяном эквиваленте.

Таблица 1 Потребление первичной энергии в Венесуэле (млн. т н. э.) **

Как кризис в Венесуэле повлияет на нефтяную отрасль

С конца января нефтяной сектор Венесуэлы, страны с крупнейшими запасами нефти в мире, оказался под санкциями США. После этого и на фоне внутренних беспорядков добыча, резко снизившаяся уже в прошлом году, ушла в пике. “Ъ” разобрался, как это может повлиять на инвестиции российских компаний, прежде всего «Роснефти», вложившей в Венесуэлу более $4 млрд, и на стабильность мирового нефтяного рынка.

Происшедшая 7 марта авария на крупнейшей в Венесуэле электростанции «Гури», практически лишившая страну электроэнергии на неделю и остановившая большую часть нефтедобычи, подчеркнула, насколько глубоким может оказаться текущий кризис. Еще два года назад Венесуэла входила в топ-10 производителей нефти в мире, теперь же добывает меньше, чем Великобритания. Падение началось еще в 2018 году на фоне ухудшения социально-экономической ситуации и резко ускорилось на фоне кризиса, связанного с попыткой Хуана Гуайдо при поддержке США заставить уйти нынешнего президента Николаса Мадуро и введением в конце января санкций против венесуэльской нефтедобычи.

Где лежит нефть Венесуэлы

В стране есть две крупные нефтегазоносные провинции, на которые приходится подавляющая часть добычи,— Маракайбский и Оринокский нефтегазоносные бассейны. Первая провинция разрабатывается уже около 100 лет, именно благодаря ей Венесуэла в конце 1930-х годов была третьим по величине производителем (после США и СССР) и крупнейшим экспортером нефти. Отрасль, где исторически основную роль играли иностранные, прежде всего американские, компании, пережила две национализации. В 1976 году это привело к созданию госкомпании PDVSA, но в 1990-х годах венесуэльское правительство опять привлекло крупные западные компании — к разработке тяжелой нефти в бассейне Ориноко. Вторая волна национализации, которую запустил Уго Чавес в 2007 году, заставила иностранцев согласиться на создание СП с PDVSA, в которых они не могли владеть более 40%. Chevron, Total, Statoil и BP согласились с этими требованиями, ConocoPhillips и ExxonMobil ушли и подали иски к Венесуэле на $30 млрд и $15 млрд соответственно.

Хотя нефтяной пояс Ориноко содержит огромные запасы, разрыв отношений с американскими компаниями поставил под угрозу доступ Венесуэлы к технологиям. Чтобы превратить тяжелую нефть в товарный продукт, нужно смешать ее с более легкой или нефтепродуктами (в основном нафтой) или частично переработать в легкую синтетическую нефть на специальных НПЗ (апгрейдерах). Оборудование и технологии, используемые на этих НПЗ,— американские.

В результате добыча нефти в Венесуэле снижается все быстрее из-за отсутствия инвестиций: в 2014 году она составляла 2,7 млн б/с, в 2018-м — уже 1,3 млн б/с, а в январе 2019 года, по данным ОПЕК,— 1,1 млн б/с. Немногочисленные партнерства с иностранцами при этом играют все большую роль, в 2017 году они обеспечили уже половину добычи (более поздних данных нет). Наиболее важные СП (см. карту) — Petropiar с Chevron, Petrocedeno с Total и Exillon (бывшая Statoil), Petrolera Sinovensa — с китайской CNPC и Petromonagas — с «Роснефтью».

Как это стало проблемой России

Надежды на продвижение политических и бизнес-интересов РФ в Венесуэле были прежде всего связаны с авторитетом предшественника нынешнего президента страны Николаса Мадуро Уго Чавеса. Ключевым лоббистом по привлечению в страну российских инвестиций в конце 2010-х годов был тогдашний вице-премьер Игорь Сечин (ныне — глава «Роснефти»), который считался другом бывшего президента Венесуэлы. «Роснефть» пришла в страну в период восстановления цен на нефть после экономического кризиса 2008 года. Политически этот союз стал ответом на активизацию НАТО на постсоветском пространстве после войны с Грузией, экономически Москве пришлось конкурировать в Венесуэле с также заинтересованным Пекином.

Первым проектом Игоря Сечина в стране стало создание Национального нефтяного консорциума (ННК) с равными долями у всех ключевых российских игроков: «Роснефти», ТНК-BP, ЛУКОЙЛа, «Газпром нефти» и «Сургутнефтегаза». ННК в 2010 году получил 40% в блоке Хунин-6 (проект Petromiranda; запасы нефти оценивались в 5 млрд тонн) в поясе Ориноко, заплатив $1 млрд. Согласно межправсоглашению, проект гарантировал внутреннюю норму доходности не ниже 19%, объем инвестиций оценивался в $20–30 млрд. Добыча должна была составить до 450 тыс. б/с сверхтяжелой нефти, но компании стали терять интерес: дорогостоящий проект на рынке воспринимали в первую очередь как политический. Добыча так и не началась, в конце концов, «Роснефть», получив долю ТНК-BP после слияния и выкупив доли ЛУКОЙЛа и «Сургутнефтегаза», консолидировала 80%.

Как рассказывали источники “Ъ”, ЛУКОЙЛ вышел из ННК с убытком, зайдя за $200 млн и получив лишь $150 млн. Сама же «Роснефть» не жалела средств для поддержки проектов в Венесуэле, представителями компании были доверенные лица господина Сечина Михаил Графинин и Павел Каменец, с которыми глава «Роснефти» вместе служил в Анголе «по линии вооруженных сил». Один из собеседников “Ъ” утверждает, что после перехода активов ТНК-BP «Роснефти» расходы на содержание представительства в Каракасе выросли более чем впятеро, до $100 млн в год, численность штата также увеличилась в разы.

Директор Центра ибероамериканских исследований СПбГУ Виктор Хейфец о судьбе российских вложений в Венесуэлу

Основные активы «Роснефти» в Венесуэле, которые дают около 3 млн тонн нефти в год, также достались компании после поглощения ТНК-BP в 2013 году. Львиная доля добычи приходится на Petromonagas (у «Роснефти» 40%), куда PDVSA вошла в 2006 году, экспроприировав долю американской ExxonMobil. Этот актив вместе с СП Petroperija (у «Роснефти» 26,7%) и Boqueron (40%) в 2012 году ТНК-BP выкупила у BP. Сумма сделки не называлась, но, по словам одного из источников “Ъ”, за 16,7% в Petromonagas ТНК-BP заплатила $850 млн, остальные же месторождения стоили «символически».

Будущие перспективы «Роснефть» связывала с проектами Petromiranda, а также Petrovictoria (блоки Карабобо-2, Карабобо-4), куда вошла в 2014 году, заплатив бонус $1,1 млрд. Эти проекты совокупно должны были давать 850 тыс. б/с, но, по словам источника “Ъ”, сейчас добывают лишь около 30 тыс. б/с, поскольку требуются значительные инвестиции для разработки и строительства инфраструктуры. Согласно отчету «Роснефти», за 2018 год компания вложила $108 млн в два СП — Petrovictoria и Petromonagas. Другой источник “Ъ” считает, что у «Роснефти» нет технологий для освоения таких сложных участков. Petroperija и Boqueron почти ничего не добывают, поскольку месторождения сильно истощены.

Читайте также:  Банки Венгрии

В 2018 году «Роснефть» увеличила добычу в Венесуэле до 3,4 млн тонн с 3,1 млн тонн годом ранее, притом что в целом добыча нефти в стране упала на 25%, уточняет Дмитрий Маринченко из Fitch. Таким образом, на компанию пришлось около 5% добычи Венесуэлы. Но рост вряд ли будет устойчивым — ситуация в стране значительно ухудшилась в конце 2018 года из-за социальной напряженности и санкций, и по итогам года вероятно падение добычи. В «Роснефти» отказались от комментариев.

Еще один активный игрок нефтяного рынка Венесуэлы с российским участием — Petrozamora, СП Газпромбанка (ГПБ) и PDVSA. Оно оперирует шестью блоками возле озера Маракайбо, добывая легкую нефть (в 2017 году — 102 тыс. б/с, по данным Минэнерго США). Поскольку СП получает товарную нефть и не нуждается в апгрейдерах, его перспективы источники “Ъ” оценивают более благоприятно. Но, по их мнению, добыча Petrozamora может начать снижаться из-за зрелости месторождений. Они нуждаются в инвестициях, чему препятствуют санкции США (так, 11 марта под них попал «Еврофинанс Моснарбанк», в котором у ГПБ и ВТБ по 25%, остальное у венесуэльского Fondo de Desarrollo Nacional). В ГПБ венесуэльские активы не комментируют. Вечером 14 марта стало известно, что ГПБ вышел из СП.

В чем риски для «Роснефти»

«Мы оцениваем нестабильность политической ситуации в регионе как временное явление, не оказывающее существенного влияния на действующие проекты» — так в начале февраля оптимистично описал ситуацию в Венесуэле вице-президент «Роснефти» Эрик Лирон. Однако, по мнению источников “Ъ”, в случае смены власти в стране «Роснефть» с высокой вероятностью утратит как минимум часть активов.

Так, увеличение доли «Роснефти» в Petromonagas с 16,7% (полученных от ТНК-ВР) до 40% в 2016 года за $500 млн может быть оспорено — его не одобрял парламент Венесуэлы, как этого требует конституция страны. Аналогично не была одобрена передача «Роснефти» в 2017 году прав на разработку газовых участков Patao и Mejillones на шельфе. Представитель самопровозглашенного президента Венесуэлы Хуана Гуайдо Карлос Веккьо уже заявил в конце января, что непризнанные парламентом соглашения незаконны: «Мы не признаем незаконных соглашений, остальные — да, мы будем соблюдать… Китай и Россия должны это понимать». Есть и другие риски. Например, текущие уровни добычи по Petrovictoria и Petromiranda гораздо ниже, чем оговорено в одобренных парламентом соглашениях,— это может дать новому режиму формальный повод для разрыва этих контрактов.

Всего «Роснефть» с 2010 года вложила в покупку долей в СП в Венесуэле около $2 млрд. Кроме того, с 2015 года «Роснефть» выдала PDVSA предоплаты за будущие поставки нефти на общую сумму $6,5 млрд, в начале февраля руководство российской компании оценивало непогашенную часть предоплат в $2,3 млрд. Хотя по этим предоплатам у «Роснефти» есть залог — 49,9% акций Citgo, дочерней структуры PDVSA в США,— после введения санкций шансы его взыскать невелики.

Способность PDVSA гасить предоплаты прямо связана с возможностями Венесуэлы по добыче и экспорту нефти. По оценке Дмитрия Маринченко, при цене $60 за баррель для погашения оставшийся задолженности Венесуэле нужно поставить около 40 млн баррелей — это соответствует уровню добычи в 110 тыс. б/с при погашении до конца года.

В чем риски для Венесуэлы

Проблемы Венесуэлы угрожают не только российским инвестициям, но и мировому рынку в целом. Санкции запрещают американским компаниям платить PDVSA за покупку нефти и нефтепродуктов — средства должны идти на счет, к которому нет доступа у старых властей Венесуэлы. До 28 апреля у Каракаса остается лазейка: контрагентам PDVSA разрешено вести трейдинговые операции через свопы и за безналичный расчет. Но поставки США, еще недавно крупнейшему потребителю венесуэльской нефти, уже снижаются.

Глава Центра энергетики МШУ «Сколково» Татьяна Митрова о том, чего стоит ждать рынку нефти от падения добычи в Венесуэле

По данным Argus, Венесуэла сейчас экспортирует не более 800 тыс. б/c, часть объемов простаивает в береговых и морских хранилищах. Поставки в США в феврале составляли около 300 тыс. б/с, а в марте, как ожидается, упадут вплоть до 50 тыс. б/с. Для сравнения: два года назад они составляли 700 тыс. б/с, а десять лет назад — почти 1 млн б/с. Теперь, по оценкам Argus, ключевыми покупателями нефти Венесуэлы становятся Китай (не менее 250 тыс. б/с, а возможно, и 350 тыс. б/с) и Индия (250 тыс. б/с). По данным Минэнерго США, вся венесуэльская нефть, которую «Роснефть» получает от PDVSA в счет предоплат, идет на НПЗ в индийском Вадинаре (у «Роснефти» 49,13%), есть и отгрузки на НПЗ российской компании в Германии.

Опасения участников рынка относительно возможного распространения санкционного режима на всех участников экспортно-импортных операций с Венесуэлой (не только американских) будут продолжать сдерживать потенциальных импортеров, а также способствовать тому, что информация о таких поставках не будет широко афишироваться, отмечает Денис Перевезенцев из Moody’s.

Собеседники “Ъ” в нефтяной отрасли утверждают, что плохое технологическое состояние венесуэльских НПЗ может грозить катастрофическим дефицитом на ее собственном топливном рынке. Венесуэла при потребностях в нефтепродуктах в 600–700 тыс. б/с сейчас, по оценке Argus, удовлетворяет спрос лишь на 120–150 тыс. б.c., и большая часть объемов ориентирована на Каракас, где дефицит менее заметен. Проблемы с нефтепереработкой приводят и к сокращению добычи, поскольку стране не хватает нафты или легкой синтетической нефти для того, чтобы компаундировать тяжелую нефть. По данным Argus, в феврале страна сократила добычу нефти почти на треть по сравнению с январем, до 950 тыс. нефти б/с, так как санкции сократили количество импортируемой нафты. По данным “Ъ”, поставки, несмотря на санкции США, осуществляли «Роснефть», трейдер Vitol и испанская Repsol.

В ситуации схожих санкций Иран с переменным успехом использовал схему перевалки своей нефти в международных водах, чтобы затем она продавалась как, например, «иракская» или «саудовская». Однако Гиоргос Белерис из Refinitiv считает, что в случае полного запрета экспорта нефти из Венесуэлы организовать «серую» перевалку будет непросто: «Маскировка перевозок в последние годы становится все сложнее, развивается отслеживание судов и грузов. Спутниковые снимки могут обеспечить большую ясность, оставляя мало места для незарегистрированных операций». По мнению Дмитрия Маринченко из Fitch, развитие ситуации во многом зависит от того, введут ли США вторичные санкции против стран и компаний, продолжающих сотрудничество с Венесуэлой. Вопрос уже поднимался, 13 марта госсекретарь Майк Помпео и министр энергетики Рик Перри заявили, что санкции против «стран, поддерживающих режим Мадуро» возможны.

В чем риски для рынка

Быстрый рост добычи сланцевой нефти в США, вероятно, покроет любое выпадение объемов, вызванное санкциями против Венесуэлы и Ирана. Однако эти страны являются очень крупными производителями сернистой нефти, и уже сейчас складывается парадоксальная ситуация, при которой тяжелая нефть стоит дороже, чем легкая (см. интервью Татьяны Митровой). Следствием ухода с рынка объемов венесуэльской нефти уже стало увеличение поставок нефти из РФ в США: по данным Caracas Capital Markets, около 3,2 млн баррелей было отправлено в порты США в последнюю неделю февраля, это максимум с 2011 года.

Теоретически дальнейшее усиливающееся давление санкций может оказать влияние и на решение стран ОПЕК+ о продолжении сдерживания нефтедобычи, поскольку именно Саудовская Аравия и Россия могут добыть дополнительные объемы среднесернистой нефти. Гиоргос Белерис считает, что участники ОПЕК+, вероятнее всего, сохранят политику без изменений, поскольку заинтересованы в повышении цен на нефть. «Вопрос продления сделки многофакторный — помимо Венесуэлы важно будет, продлят ли США действия специальных разрешений по закупкам иранской нефти, насколько быстрыми темпами продолжат расти добыча сланцевой нефти и спрос,— добавляет Дмитрий Маринченко.— Пока похоже на то, что сделку придется пролонгировать — даже с учетом Венесуэлы на рынке скорее будет избыток предложения».

Запасы нефти в Венесуэле

Венесуэла является одним из лидирующих государств по добычи нефти в мире (входит в «десятку» стран-производителей этого природного ресурса). В 2006 году она занимала шестое место нетто-объему экспорта нефти на земном полушарии. Более трех четвертей от общих доходов экспорта страны приходится на нефтяной сектор.

Согласно ежегодному «Статистическому обзору мировой экономики», который проводит британская нефтяная компания «BR», Венесуэла стала лидером по запасам вышеуказанного природного ресурса, обогнав при этом даже Саудовскую Аравию. В конце 2011 года доказанные запасы данной страны составили около 295,6 млрд. баррелей – это 18 % мирового запаса.


Основные нефтяные бассейны Венесуэлы

На территории данного государства находятся четыре нефтяные бассейны:

Специалисты отмечают, что сырая нефть, которая добывается в этих промыслах, обладает плотностью не менее 20 градусов (в градусах Американского нефтяного института). Это позволяет отнести данный природный ресурс к тяжелой нефти в соответствии с международными стандартами.

В связи с этим, большинство количество нефти, которая производится в Венесуэле, должно перерабатываться на специальных предприятиях, как внутри страны, так и за ее рубежом.

Компания PDVSA в бассейне Маракаибо добывает больше половины своих объемов нефти.

Промыслы бассейна Ориентал являются несильно выработанными в сравнении с другими.

Основные месторождения нефти в Венесуэле

На территории вышеуказанной страны открыты следующие месторождения данного природного ресурса:

  • Шельф Боливар – входит в нефтегазоносный бассейн Маракайбо. Он состоит их трех месторождений: Тиа-Хуана, Лагунильяс, Бочакеро. Его было открыто в 1917 году. Геологические запасы нефти здесь оценивались в 8,3 млрд. тонн. Следует отметить, что за 2008 год здесь произвели примерно 120 млн. тонн нефти.
  • Бомбал – находится в Габоне. Данное месторождение открыто в 1962 году. Его геологические запасы оценивались в 1,6 млн. тонн. За 2010 год здесь произвели около 48 тыс. тонн этого природного ресурса. Оператором Бомбал является американская нефтяная компания «Harvest Natural Resources».
  • Карабобо-1 – расположено в нефтяном поясе Ориноко (восток Венесуэлы, штат Ансоатеги). Данное супергигантское месторождение было открыто в 2006 году. Геологические запасы нефти здесь оценивались экспертами в 8 млрд. тонн. Лицензией на разработку обладают две нефтяные компании «Petrobras» и «PDVSA».
  • Тукупита – находится в Габоне. Месторождение открыто в 1945 году. Извлекаемые запасы вышеуказанного природного ресурса составляют 2,2 млн. тонн. Лицензией на разработку обладает американская нефтяная компания «Harvest Natural Resources».
  • Хунин-1 – расположено в нефтяном поясе Ориноко. Данное месторождение, которое было открыто в 2006 году, состоит из четырех залежей нефти. Геологические запасы этого природного ресурса в них составляют 6 млрд. тонн.
  • Хунин-3 – находится штате Гурико. Извлекаемые запасы нефти специалистами оцениваются в 2,5 млрд. тонн. Лицензией на разработку месторождения обладает российская компания «Лукойл».
  • Хунин-4 – расположено в штате Гуарико . Данное месторождение открыто в 2006 году. Лицензией на разработку его обладают две компании такие, как «CNPC» и «PDVSA». Геологические запасы вышеуказанного природного ресурса составляют около 5,7 млрд. тонн.
Читайте также:  Цены в Венгрии и стоимость жизни

Нефтяные проекты Венесуэлы

Правительство Венесуэлы создает специальные национальные программы, которые рассчитаны на прирост доказанных запасов вышеуказанного природного ресурса в стране на 235 млрд. баррелей. Компания «PDVSA», выступающая от имени государства, будет иметь 51 % и выше акций во всех национальных проектах. В общем в стране насчитывается 4 таких программы, одна из которых находится в нефтяном поясе, остальные – являются газовыми проектами.

Проект Orinoco Magna Reserva

Ресурсы проекта составляют около 70 млрд. тонн нефти. В него входят 27 блоков, которые расположены в центральной части государства.

Проект занимает площадь в 55 тыс. кв. м. Он состоит из 37 крупных месторождений тяжелой и сверхтяжелой нефти. Лицензии на разработку принадлежат следующим компаниям:

  • Газпром (Аякучо-3);
  • Лукойл (Хунин -3);
  • BP (Карабобо Западный);
  • Роснефть (Карабобо-2,3,4);
  • Белорусьнефть (Бояка-1,2,3,4, Гура Эсте, Лагомедио, Хунин-1);
  • Petronas (Бояка-5);
  • CoconoPhillips (Аякучо-1);
  • PetroVietham (Хунин-2);
  • ChevronTaxaco (Баре);
  • ENI (Хунин-5)
  • PDVSA (Карабобо Восточный, Хунин Южный).
  • Sinipec (Хунин-8);
  • ONGC Videsh Limited (Хунин Северный).

Разведка и добыча нефти

Венесуэла национализировала нефтяную промышленность еще в 1976 году. Государственная компания PDVSA (Петролес де Венесуэла) занимается разведкой и добычей в стране рядом с иностранными нефтяниками.

Специалисты отмечают, что в 2006 году вышеуказанная компания производила за один день примерно 1,6 млн. баррелей сырой нефти.

Правительство Венесуэлы потрясает своими планами: до 2019 года увеличить добычу нефти в два раза, то есть до 6 млн. баррелей в сутки.

Венесуэльский кризис – перспективы Мадуро, нефти и риски для РФ

Николасу Мадуро рано или поздно придется уйти с поста президента Венесуэлы. При этом обострившийся кризис в Каракасе на рынок нефти существенного влияния не окажет. Эксперты в ходе онлайн-конференции на Finam.ru обсудили возможные сценарии развития этого кризиса, его влияние на нефть, финансовые рынки, а также вероятные последствия для России.

Накануне лидер венесуэльской оппозиции, спикер Национальной ассамблеи Хуан Гуаидо объявил себя президентом страны и призвал Николаса Мадуро передать власть. На стороне Гуаидо США, Канада, большинство стран Южной Америки и т.д. Россия считает господина Мадуро легитимным президентом. Каракас – важный экономический и политический партнер для России. Мадуро также поддерживает Турция, Куба, Мексика. Европейские страны призывают к проведению новых выборов.

В целом мировые финансовые рынки пока не реагируют ярко на эти события. На фоне попытки отстранения от власти Мадуро доходности евробондов Венесуэлы растут, а вот нефть снижается. К моменту фьючерс на сорт Brent торгуется по $60,57 за баррель, теряя 1%. Эксперты оценивают это снижение как незначительное и говорят о небольшом влиянии венесуэльских событий на цены “черного золота”.

Венесуэла все последние годы являлась проводником российских и китайских интересов в традиционной американской зоне влияния в Латинской Америке, отмечает Константин Бушуев, начальник отдела анализа рынков “Открытие Брокер”. “Мадуро может сейчас удержаться у власти, но проводить дальше текущую экономическую политику самоубийственно для власти, а менять политику – это полностью терять лицо власти и текущие принципы согласия с народом. В результате в конечном итоге Мадуро должен будет уйти, это вопрос времени”, – считает эксперт. Он подчеркивает, что кризис в Венесуэле – это приговор безграмотной левой популистской экономической политике: “Добывать нефть задорого и раздавать бензин фактически бесплатно – так можно разрушить любую экономику”.

“Не хотел бы гадать по поводу текущих событий, но в перспективе Мадуро обречен, а для граждан Венесуэлы и других стран Латинской Америки эта история, надеюсь, станет мощной прививкой против популизма и патернализма. Появится шанс на те реформы, которые нужны в этой стране, ее народу”, – отмечает Александр Абрамов, профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций ГУ-ВШЭ.

Евгений Локтюхов, начальник отдела экономического и отраслевого анализа “Промсвязьбанка”, напоминает, что за последние два года производство нефти в Венесуэле снизилось почти в 2 раза (с 2,3 млн барр./сутки в декабре 2015 г. до 1,2 млн барр./сутки в декабре 2018 г.). “Так что ее влияние именно на мировую экономику снизилось. Острый финансовый и экономический кризис снизили влияние страны и на мировые рынки”, – комментирует эксперт. Беспокойство США, КНР и России по поводу событий в этой стране эксперт объясняет ее ключевым геополитическим положением на севере Южной Америки (что важно для США), а также партнерством с РФ и Китаем.

Анастасия Соснова из ИК “Фридом Финанс” добавляет, что, несмотря на то что Венесуэла обладает большими запасами углеводородного сырья, многие ее месторождения уже выработаны. Эксперт напоминает, что львиная доля поставок венесуэльской нефти по-прежнему идет на нефтеперерабатывающие заводы в США: “И, казалось бы, разрыв дипломатических отношений с США мог бы негативно сказаться на поставках, однако WTI спокойно отреагировала на новость. Вероятно, американские переработчики смогут справиться и с этим, за счет использования тяжелых мексиканских сортов на своих заводах”.

“Если отстранение Мадуро всё-таки произойдёт, то это чревато возвращением на рынок нефти в течение 1-2 лет 1 млн баррелей в сутки. Это создаст серьёзное давление на и без того профицитный рынок. Но это фактор более долгосрочный”, – отмечает в свою очередь Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента “Локо-Инвест”.

Если Белый дом из-за сохранения власти у Николаса Мадуро введет ограничения на поставки венесуэльской нефти на свои НПЗ – он уже предупредил об этом крупнейшие энергетические компании США, то это окажет поддержку ценам нефти, полагает Михаил Шейбе, аналитик Sberbank CIB. “С учетом того, что большая часть венесуэльского нефтяного экспорта поступает на американские НПЗ (в прошлом году было импортировано в среднем 0,5 млн. барр./сут), введение санкций со стороны США представляется весьма вероятной и действенной мерой. На наш взгляд, это окажет поддержку ценам на нефть в краткосрочной перспективе, т.к. американские санкции приведут к резкому сокращению экспорта и добычи нефти в Венесуэле”, – комментирует эксперт.

Константин Бушуев из “Открытия Брокер” говорит о трудностях восстановления добычи нефти в стране: “Сначала надо восстановить рост добычи до 3,5 млн баррелей в день с текущих 1,3. В конце 70-х добыча нефти Венесуэлы уже обваливалась с отметки 3,5 млн вниз в 2 раза. Полное восстановление уровней добычи заняло около 15 лет. С учетом того, что себестоимость добычи тяжелой венесуэльской нефти крайне высока, при текущих ценах на “черное золото” большого интереса к вложениям в добычу нефти в стране у инвесторов не будет”. По его мнению, даже если Штаты введут санкции, то это будет снижение максимум на 300-400 тыс. баррелей в день, что совсем не критично и может быть оперативно компенсировано другими членами ОПЕК. “Ждать же резкого роста добычи нефти в Венесуэле в случае смены власти в стране тоже вряд ли стоит, так как процесс инвестирования будет длительным. Как следствие мы можем увидеть локальные спекуляции на рынке нефти, которые вряд ли будут отражать фундаменталии рынка. Для рынка нефти сейчас важнее ситуация с иранскими санкциями, соблюдение пакта ОПЕК+, ожидаемый переход рынка в состояние дефицита во 2 квартале”, – уверен г-н Бушуев.

России стоит отказаться от поддержки Мадуро, считает Сергей Романчук, руководитель операций на валютном и денежном рынке АКБ “Металлинвестбанк”. Он убежден, что поддержка Мадуро приведет к стопроцентной потере российских инвестиций в Венесуэле. “Единственный шанс для России вернуть инвестиции в Венесуэлу – это как можно скорее признать спикера парламента Венесуэлы Хуана Гуайдо единственной легитимной властью, отказав в поддержке Мадуро, – считает эксперт. – Это, скорее всего, склонит тамошних военных к тому, чтобы не начинать гражданскую войну. Это поможет стать главным бенефициаром будущего экономического роста там, который очень скоро станет двузначным – очень уж сильно упала там экономика, разрушенная неграмотным выскочкой Мадуро”.

Из российских компаний наиболее крупные проекты в Венесуэле у “Роснефти”. Сегодня котировки компании в лидерах падения. К моменту потери составляют 3%. Г-жа Соснова из “Фридом Финанса” полагает, что давление на акции “Роснефти” скоро сойдет на нет, так как опасения в отношении компании по поводу событий в Каракасе преувеличены. “Венесуэльская государственная нефтяная компания PDVSA имеет долг перед российской компанией в размере $3,1 млрд. Однако, кроме того, что в Венесуэле проблемы наблюдались уже давно, в масштабах доходов российской компании данная сумма не превышает и 2%. Таким образом, она не настолько велика, чтобы сильно ухудшить финансовые результаты “Роснефти”. А, значит, и предпосылки для создания давления на котировки акций “Роснефти” от текущей ситуации в Венесуэле выглядят надуманными”, – говорит аналитик.

Читайте также:  Университеты Венгрии: лучшие программы обучения

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Нефтяная отрасль Венесуэлы

Сегодня Венесуэла занимает второе место в ОПЕК и пятое в мире по объему добычи нефти (на ее долю приходится 130 млн тонн в год). К 2005 году страна намерена удвоить этот показатель.

В начале 1990-х годов Венесуэла занимала восьмое место среди ведущих производителей и такое же среди стран ? экспортеров сырой нефти. Сегодня ? второе место в ОПЕК и пятое в мире по объему добычи нефти (на ее долю приходится 130 млн тонн в год). К 2005 году страна намерена удвоить этот показатель.

Основная часть добываемой в Венесуэле нефти идет на экспорт. Из 3 млн баррелей, добываемых в сутки, экспортируется 2,5 млн, причем 1,5 млн баррелей идет в США. На долю нефти приходится 72% всех валютных поступлений Венесуэлы (для сравнения, в России ? 25%).

На территории Венесуэлы имеется четыре основных осадочных нефтяных бассейна – Восточный, Западный, Баринас-Апуре и Северный, пока что самый неисследованный. Три четверти добываемой в Венесуэле нефти – это тяжелая нефть. Самые значительные запасы тяжелой нефти сконцентрированы на востоке Венесуэлы в так называемом “Поясе тяжелой нефти Ориноко” (270 миль в длину и 40 миль в ширину). Большая часть углеводородов приходится на нефтеносный район Маракайбо. Другие крупные месторождения, составляющие около пятой части нефтедобычи, расположены в восточных штатах Монагас и Ансоатеги.

Доказанные запасы нефти Венесуэлы на начало 2000 года оценивались 10,3 млрд. тонн. Несмотря на значительные запасы нефти и рост объемов добычи, темпы разведки и разработки новых нефтеносных областей недостаточны. Это связано с тем, что наиболее значительные нефтяные месторождения находятся в труднодоступных районах (в джунглях или на континентальном шельфе), что обуславливает высокий уровень затрат на освоение и разработку залежей нефти.

,До 1976 господствующее положение в нефтяной промышленности занимали иностранные корпорации; на долю трех самых крупных из них ? ?Креол? (?Экссон?), ?Ройял датч шелл? и ?Галф ойл корпорейшн? ? приходилось примерно 80% всей сырой и очищенной нефти. В 1976 иностранные нефтяные компании были национализированы. С тех пор ведущей в этой отрасли является государственный холдинг ?Петролеос де Венесуэла? (далее ? PdVSA ).

Хотя непосредственно на предприятиях нефтяной промышленности занято (по данным на 1992) менее 2% экономически активного населения, производство и очистка нефти дают около 21% национального дохода, 70% поступлений в бюджет и 90% доходов от экспорта.

,Государственная компания PdVSA – одна из крупнейших в мире. Она получила монопольные права на все работы, связанные с разведкой, разработкой, добычей, транспортировкой, хранением, переработкой, сбытом и экспортом нефти, нефтепродуктов и газа. А в 1999 году в Венесуэле был издан закон, запрещающий приватизацию PdVSA.

В состав PdVSA входят следующие подразделения: 1. PdVSA Petroleo y Gas 2. PdVSA Exploration and Production (включая PdVSA Exploration, PDVSA Production, PdVSA Orinoco Belt, Bitor / Carbozulia и CVP). 3. PdVSA Manufacturing and Marketing (включая PdVSA Refining and Marketing, Deltaven, PDV Marina, Intevep и PdVSA GaS). 4. PdVSA Services (включая Bariven, PdVSA Administration and Services, PdVSA Engineering and Projects). 5. PdVSA Pequiven (нефтехимия) 6. PdVSA-CIED и PdVSA-Intevep (образование, сервисные услуги и НИОКР) 7. PdVSA-Palmaven (экология) 8. PdVSA-SOFIP (инвестиционный фонд).

PdVSA активно сотрудничает с иностранными нефтяными компаниями, заключая стратегические альянсы и соглашения о разделе продукции. Так, в 1997 году более 100 иностранных компаний участвовали в тендерах, дающих право на проведение изыскательских работ на 20 перспективных блоках. 16 компаний (американские Chevron, Phillips, Arco, Union Texas, Pennzoil, аргентинская Perez Companc, канадская Pancanadian, китайская CNPC, испанская Repsol и британская Lasmo), победивших в тендерах, получили возможность провести работы на тендерных площадях. Однако промышленные запасы оказались гораздо ниже ожидавшихся, и на фоне падения мировых цен на нефть в 1998 году, компании посчитали дальнейшую работу нецелесообразной.

Сегодня в Венесуэле присутствуют такие нефтяные компании, как BP Amoco, ExxonMobil, CNPC, Conoco, Occidental, Pennzoil, Phillips, Repsol-YPF, Shell, Statoil, TotalFina, Veba Oel, Texaco, Union Texas.

,Венесуэла расположена на севере Южноамериканского континента. Население 20,7 млн. человек. Официальный язык – испанский. Венесуэла – федерация в составе 21 штата, 1 федеральной территории, федерального округа и федеральных владений. Столица – Каракас. Глава государства и правительства – президент. Законодательный орган – двухпалатный Национальный конгресс (палата депутатов и сенат).

На западе Венесуэла граничит с Колумбией, на юге – с Бразилией, на востоке с Гвианой, на севере омывается водами Карибского моря и Атлантического океана. Протяженность ее береговой линии – 2 813 км. Ей принадлежит более семи десятков островов в Карибском море. Крупнейший из них – известный своими жемчужными отмелями остров Маргарита (1000 кв. км) – расположен в 32 км от материка. В географическом отношении Венесуэлу можно разделить на 4 различающихся по рельефу, климату и растительности района: горную область Анд, впадину Маракайбо, огромные равнины в бассейне рек Апуре и Ориноко и Гвианское нагорье.

FAZ: влияние США в Венесуэле слабеет с каждым баррелем нефти, утекающим в Россию

В то время как все отворачиваются от Венесуэлы, Россия идёт ей навстречу, и это беспокоит Вашингтон, пишет немецкая газета Frankfurter Allgemeine. Станет ли страна новым инструментом Москвы, как Куба в годы холодной войны?

Как отмечает издание, для участия в учениях Венесуэлу посетили два российских бомбардировщика Ту-160. Однако присутствие военных самолётов России в международном аэропорту Каракаса, «на заднем дворе» США, это ещё и знак Вашингтону, при помощи которого Венесуэла даёт понять: «Мы не одни».

В сущности, военные учения с Венесуэлой — это лишь продолжение того курса, который был проложен много лет назад, рассказывает немецкая газета. Сотрудничество страны с Россией началось ещё при прежнем президенте Венесуэлы Уго Чавесе, отлично ладившем с Владимиром Путиным. После того как США в 2006 году прекратили поставлять Венесуэле вооружения, а Израиль — запчасти для истребителей F-16, Чавес обратился к России и стал заключать с ней миллиардные сделки на поставки оружия. За последние годы увеличился также обмен технологиями, а вскоре в Венесуэле будут производиться автоматы Калашникова, сообщается в статье.

Российские вооружения превратили армию Венесуэлы в сильнейшую в регионе, подчёркивает Frankfurter Allgemeine. Тем не менее, действующий президент Николас Мадуро не устаёт предостерегать об опасности военного вторжения США или Колумбии. В прошлом году американский президент Дональд Трамп предоставил ему для этого все основания, заявив, что Вашингтон рассматривает в отношении Венесуэлы различные варианты, включая военный. Несколько дней назад Мадуро говорил о заговоре Вашингтона с целью его свержения. С помощью такой риторики его предшественнику Уго Чавесу уже удавалось сплотить вокруг себя народ и, что ещё важнее, армию, напоминает немецкая газета.

Однако, по версии издания, наибольшая опасность для правительства Мадуро сейчас заключается в другом: Венесуэла погрязла в экономическом кризисе и задыхается под грузом огромного государственного долга. Продержаться стране помогает Москва. В отличие от Китая, Россия предоставляет Венесуэле новые кредиты и списывает задолженности.

Во время визита Мадуро в Россию несколько дней назад Москва пообещала друзьям в Венесуэле инвестиции на сумму свыше $6 млрд. Главным образом эти средства будут направлены в венесуэльский нефтяной сектор, отмечает издание. В последние годы производительность там резко упала из-за отсутствия капиталовложений в поддержание действующих установок и развитие новых проектов по добыче. Также Россия намерена вложить средства в золотодобычу Венесуэлы.

Как поясняет Frankfurter Allgemeine, цель очевидна: долларовый запас Венесуэлы обеспечивается почти исключительно нефтяной отраслью. Если Венесуэла хочет выплатить свои долги – в том числе России – и при этом не стать банкротом, ей нужны валютные резервы. Ключевую роль в этом смысле играет российский концерн Роснефть, являющийся «геостратегическим инструментом» Москвы, уверяет издание. Благодаря этому нефтяному гиганту России удалось расширить своё влияние там, где с этим не справились США. Роснефть особенно активно действует в Венесуэле, настаивает немецкая газета. Всего за несколько лет концерн стал важнейшим зарубежным инвестором, а Венесуэла — крупнейшим источником нефти для компании за пределами России. В прошлом году Роснефть приобрела 13% всего нефтяного экспорта Венесуэлы.

Инвестиции в Венесуэлу составляют многие миллиарды долларов, Роснефть участвует в основных проектах по добыче нефти в стране. «Москва использует экономический и политический кризис в стране для расширения своего влияния, а Мадуро за новые кредиты или списания долга идёт почти на любую сделку», — утверждает издание. С точки зрения Frankfurter Allgemeine, финансовый голод и роль Роснефти как инвестирующего партнёра государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PdVSA отчасти объясняют ослабление оппозиционного парламента страны в прошлом годы, что привело к ожесточённым протестам — потому что для сотрудничества с иностранными компаниями PdVSA необходимо одобрение парламента. Чтобы обойти это условие, нужно устранить парламент, поясняет немецкая газета.

Как отмечается в статье, Москва хочет любой ценой помешать смене режима в Каракасе, потому что это представляло бы серьёзную опасность для договоров с Роснефтью и возвращения кредитов. Поэтому оба российских бомбардировщика на побережье Карибского моря защищали, в первую очередь, именно российские интересы, и в меньшей степени — интересы Венесуэлы, уверяет Frankfurter Allgemeine. Обеспокоенность Вашингтона растёт: с каждым баррелем венесуэльской нефти, попадающим под контроль российской Роснефти, влияние американцев в Венесуэле слабеет, а запасы нефти в этой стране — самые крупные в мире. Сейчас половина местной нефти ещё уходит в США. В 2017 году Америка получала свыше 700 тыс. баррелей в день, что примерно соответствует 7% всего американского импорта нефти и топлива, подчёркивает немецкая газета.

Ссылка на основную публикацию