Картографическая деятельность нефтяных компаний

Статья 3. Геодезическая и картографическая деятельность

Статья 3. Геодезическая и картографическая деятельность

1. Геодезическая и картографическая деятельность исходя из назначения выполняемых работ включает в себя:

геодезические и картографические работы федерального назначения, результаты которых имеют общегосударственное, межотраслевое значение;

геодезические и картографические работы специального (отраслевого) назначения, необходимость проведения которых определяется потребностями субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, отдельных отраслей, граждан и юридических лиц.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 10 января 2003 г. N 13-ФЗ в пункт 2 статьи 3 настоящего Федерального закона внесены изменения

2. К геодезическим и картографическим работам федерального назначения относятся:

определение параметров фигуры Земли и внешнего гравитационного поля в этих целях;

создание и обновление государственных топографических карт и планов в графической, цифровой, фотографической и иных формах, точность и содержание которых обеспечивают решение общегосударственных, оборонных, научно-исследовательских и иных задач; издание этих карт и планов; топографический мониторинг;

создание, развитие и поддержание в рабочем состоянии государственных нивелирных и геодезических сетей, в том числе гравиметрических фундаментальной и первого класса, плотность и точность которых обеспечивают создание государственных топографических карт и планов, решение общегосударственных, оборонных, научно-исследовательских и иных задач;

дистанционное зондирование Земли в целях обеспечения геодезической и картографической деятельности;

ГАРАНТ:

О планировании космических съемок, приеме, обработке, хранении и распространении данных дистанционного зондирования Земли с космических аппаратов гражданского назначения высокого (менее 2 метров) разрешения см. постановление Правительства РФ от 10 июня 2005 г. N 370

геодинамические исследования на базе геодезических и космических измерений;

создание и ведение федерального и региональных картографо-геодезических фондов;

создание и ведение географических информационных систем федерального и регионального назначения;

проектирование, составление и издание общегеографических, политико-административных, научно-справочных и других тематических карт и атласов межотраслевого назначения, учебных картографических пособий;

проведение геодезических, картографических, топографических и гидрографических работ в целях обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации;

геодезическое, картографическое, топографическое и гидрографическое обеспечение делимитации, демаркации и проверки прохождения линии Государственной границы Российской Федерации, а также делимитации морских пространств Российской Федерации; обеспечение геодезическими, картографическими, топографическими и гидрографическими материалами и данными об установлении и изменении границ субъектов Российской Федерации, границ муниципальных образований;

ГАРАНТ:

См. Основные положения по топографо-геодезическому и картографическому обеспечению демаркации государственной границы РФ, утвержденные приказом Роскартографии от 22 августа 2003 г. N 123-пр

картографирование Антарктиды, континентального шельфа Российской Федерации, территорий иностранных государств, Мирового океана, в том числе создание топографических и морских карт;

производство геодезических и гидрографических работ в океанах и морях в целях обеспечения безопасности общего мореплавания;

метрологическое обеспечение геодезических, картографических и топографических работ;

установление, нормализация, упорядочение употребления, регистрация, учет и сохранение наименований географических объектов;

выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по направлениям, указанным в настоящем пункте;

организация серийного производства геодезической и картографической техники.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 6 апреля 2015 г. N 79-ФЗ в пункт 3 статьи 3 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

3. К геодезическим и картографическим работам специального (отраслевого) назначения относятся:

создание и обновление топографических планов, предназначенных для составления генеральных планов участков строительства различных объектов, подземных сетей и сооружений, привязки зданий и сооружений к участкам строительства, а также для выполнения иных специальных работ;

создание и ведение географических информационных систем специального назначения;

создание тематических карт, планов и атласов специального назначения в графической, цифровой и иных формах, издание этих карт, планов и атласов;

геодезические, топографические, аэросъемочные и другие специальные работы при инженерных изысканиях, строительстве и эксплуатации зданий и сооружений, межевании земель, ведении кадастров, иных изысканиях и специальных работах;

выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по направлениям, указанным в настоящем пункте;

создание, развитие и поддержание в рабочем состоянии геодезических сетей специального назначения.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 3 настоящего Федерального закона

ГИС для анализа ресурсной базы нефтяных компаний

Ресурсная база – основа развития нефтяной компании. Практически любая информация по ресурсной базе (подсчетные планы, схемы, карты и т.д.) имеет точную координатную привязку и, в большинстве случаев, результаты ее обработки и анализа представлены в картографической форме, что подразумевает необходимость использования геоинформационных технологий. Применение возможностей геоинформационных систем позволяет не только повысить достоверность количественного прогноза нефтегазоносности, но и решать ряд других насущных задач, таких как: оценка экономической эффективности и планирование геологоразведочных работ; отслеживание состояния ресурсной базы на территории деятельности нефтяной компании; проверка пространственной корректности данных; мониторинг за выполнением условий лицензионных соглашений в сфере добычи углеводородного сырья и многих других.
Эффективное планирование геологоразведочных работ на углеводородное сырье требует знания ресурсной базы конкретного региона для прогноза развития нефтегазовой отрасли на перспективу. Структура ресурсной базы включает текущие запасы промышленных категорий А, В, С1, предварительно оцененные С2 и собственно ресурсы, которые по степени геолого-геофизической изученности подразделяются на перспективные и прогнозные. При переводе ресурсов в запасы промышленных категорий с максимальной эффективностью важную роль также играют геоинформационные системы.
Поскольку для решения вышеперечисленных задач необходимы большие объемы разнородной и специализированной информации, тут не обойтись без совместной работы различных геологических отделов. А для этого важно создание модели, наиболее полно описывающей предметную область, и соответствующего программного комплекса, обеспечение их интеграции с другими базами данных и системами.
Одним из наиболее ярких примеров работы с ресурсной базой с использованием геоинформационных технологий служит «Система мониторинга недропользования» (СМН), построенная на основе программного обеспечения ESRI ArcGIS и Microsoft .NET Framework. Разработка велась в течение пяти лет в ООО «Сибгеопроект» (г. Тюмень) и вобрала в себя опыт работы большого количества специалистов разных направлений нефтегазовой отрасли. Часть системы, реализующая возможности ГИС, основана на технологии ESRI ArcGIS, являющейся корпоративным стандартом во многих ведущих компаниях, в том числе и нефтегазовой отрасли. Также ArcGIS – это широко распространенная, многофункциональная и мощная геоинформационная система, предоставляющая развитые возможности для работы с пространственными данными и позволяющая реализовывать эти возможности в разномасштабных корпоративных программных комплексах, таких, например, как «Система мониторинга недропользования». В систему также входит модель данных, используемая этим программным комплексом и обеспечивающая хранение как документальных, так и пространственно привязанных данных. Модель системы развертывается на современных, надежных, являющихся стандартами в своих областях системах управления базами данных – SQL Server и Oracle.
В системе содержатся сведения по балансу запасов месторождений, сгруппированные по субъектам федерации и годам, что позволяет отслеживать пространственно-временные изменения состояния запасов и ресурсов. Информация хранится в структурированной древовидной форме (рис. 1).

Рис. 1. Базовая структура хранения информации в системе.
По каждому из объектов дерева можно просмотреть информацию по запасам на начало и конец года, изменения, произошедшие в текущем году, уровни добычи. Каждый объект имеет пространственное представление в системе, за исключением флюидов. Одним из преимуществ системы является упрощение привязки объектов к их географическому представлению. При этом необходимо привязать к карте только контура категории залежи, контура же пластов (залежей) и месторождений система сформирует автоматически (рис. 2). Это позволяет избежать несогласованности контуров месторождений, пластов, залежей и категорий залежей между собой.
Рис. 2. Алгоритм автоматизированного формирования контуров пластов и месторождений.
Для полного анализа, например для расчетов при планировании различных работ, пользователям очень часто необходимы исторические сведения. В системе, помимо актуальных данных на конкретный период, также хранятся исторические сведения за прошедшие года. Разработан инструмент, позволяющий проводить временной анализ по ресурсной базе как по годам (рис. 3), так и по стратиграфии (рис. 4). В данном случае пользователю предоставляется возможность проводить анализ по всей территории производственной деятельности предприятия. То есть система фильтрует и визуализирует только те контура месторождений, пластов (залежей), категорий залежей, которые относятся к конкретному ярусу (группе ярусов).

Рис. 3. Пример анализа ресурсной базы по годам: контур месторождения по состоянию на 2001 и на 2006 гг.

Рис. 4. Пример анализа ресурсной базы по стратиграфии.
Помимо разработанных специализированных инструментов в системе используются стандартные средства ArcGIS: слияние, объединение, пересечение, отсечение, буфер по расстоянию от объекта и другие. Одним из примеров может служить разрезание контура категории залежи по лицензионному участку в случае, когда месторождение находится на двух или более лицензионных участках, для приведения анализа пространственных объектов в соответствии с балансом запасов (рис. 5). В данном случае существует возможность просмотра сведений по запасам как по месторождениям в целом, так и по лицензионному участку. Так как отчетные формы по балансу запасов, например 6-ГР, «разделяют» пласт (залежь) на лицензионные участки и, следовательно, у данной структурной единицы есть свой уникальный идентификатор, то в этом случае им является номер лицензионного участка.

Рис. 5. Система позволяет проводить анализ пространственных объектов в соответствии с балансом запасов.
Поскольку информация по ресурсной базе зачастую является очень сложной и многоуровневой, использование геоинформационных технологий значительно облегчает работу с ней. Например, при создании или изменении контура горного отвода в случае полного занесения пространственной информации по месторождению легко прослеживается общий контур пересечения категорий ABC1, на основе которого создается контур горного отвода. Одновременно с этим можно производить пространственную проверку корректности данных, выявление совпадений между контуром месторождения и горного отвода (рис. 6).

Рис. 6. Пространственная проверка корректности исходных данных.

Для удобства пользователей была разработана методика расчета баланса на следующий год с учетом изменений за текущий год. Помимо этого, также существует возможность создания копии пласта (залежи) в том случае, если у залежей одинаковые фильтрационно-емкостные свойства, физико-химическая характеристика и другие параметры, во избежание дублирования ручного ввода информации по пласту (залежи).
«Система мониторинга недропользования» обладает единым информационным полем по пространственным, атрибутивным и подтверждающим документальным данным, которые необходимы для полного анализа и эффективного развития ресурсной базы. Они условно делятся на следующие блоки:
• Лицензирование – карты недропользования, обзорные схемы лицензионных участков, лицензионные соглашения и дополнения;
• Изученность – поисково-разведочное бурение, сейсмопрофили, схемы изученности, обзорные карты районов работ сейсмопартий;
• Картографический материал – подсчетные планы, схемы корреляции и опробования, карты тектонического районирования;
• Результаты геологоразведочных работ;
• Проектные документы;
• Экология.
Система управления ресурсами дает возможность специалистам компаний решать задачи по повышению эффективности геологоразведочных работ, оптимизации затрат на подготовку новых запасов и вовлечение их в разработку. Система легко масштабируется, имеет развитый набор функций и инструментов, позволяет осуществлять различные виды анализа, создавать высококачественную картографическую продукцию.
В заключение хотелось бы отметить, что «Система мониторинга недропользования» успешно внедрена и эксплуатируется в большинстве крупных нефтегазовых компаний Российской Федерации, таких как ОАО «ТНК BP», ООО «ЛУКОЙЛ – Западная Сибирь», ОАО «Газпромнефть», ОАО «Русснефть».

О цифровой трансформации «Газпром нефти» и технологических трендах нефтяной отрасли

Перевод интервью для агентства Energy Intelligence

«Газпром нефть» первой из российских нефтегазовых компаний объявила о цифровой трансформации бизнеса. Компания рассчитывает в два раза сократить период получения первой нефти с месторождений и уже получила экономическую отдачу благодаря переводу управления своей логистикой в Арктике на автоматизированные алгоритмы. О том, как меняется традиционный бизнес нефтяников и сколько на этом могут заработать мировые мейджеры в интервью агентству Energy Intelligence рассказал директор по цифровой трансформации «Газпром нефти» Андрей Белевцев.

Читайте также:  Гражданство и подданство — отличие понятий

— В чем отличие цифровой трансформации от цифровизации?

— Для нас цифровизация — это локальное улучшение за счет использования новых технологий. К ним относится машинное обучение, блокчейн, квантовые вычисления и другие. А цифровая трансформация — комплексное изменение самих бизнес-процессов компании на основе тех возможностей, которые дают эти технологии. Мы работаем над цифровыми каналами взаимодействия со своими B2B и B2C клиентами, а также стремимся повысить эффективность с помощью цифровой трансформации в таких сегментах как геологоразведка, добыча нефти, ее дальнейшая переработка, логистика и сбыт.

— Зачем нефтяному бизнесу потребовались технологические перемены?

— Цифровая трансформация — это ответ на комплекс глобальных вызовов. К ним относится политическая и экономическая неопределенность, изменчивость спроса, снижение добычи на зрелых месторождениях, освоение трудноизвлекаемых запасов нефти, развитие бизнеса в Арктике и на шельфе. Сейчас ключевым конкурентным преимуществом стало не владение месторождением или заводом, а доступ к технологиям, от которых зависит возможность экономически эффективно работать с конкретным активом. В промышленности уже сейчас начинает формироваться отдельный сегмент бизнеса, связанный с управлением производством на основе цифровых технологий, в первую очередь — машинного обучения и искусственного интеллекта.

— Какие нефтегазовые компании в мире уже прошли цифровую трансформацию?

— Большинство компаний сейчас ориентированы это направление, однако вряд ли можно говорить о том, что какая-то компания полностью завершила этот процесс. Мировые мейджеры, такие как BP, Shell, Equinor, сейчас работают над этим. Какие-то элементы цифровой трансфомрации быстрее всего проходят в относительно небольших компаниях. Хороший пример — австралийская Woodside Petroleum. Также недавно BP сделала заявление, что в краткосрочной перспективе они отдачу от вложений в цифровую трансформацию переоценили, а в долгосрочной — очень сильно недооценили.

— А как трансформацию видят российские нефтяные компании?

— Об этом много говорят, однако единого мнения пока нет. Одни до сих пор считают, что цифровизация это угроза безопасности их бизнеса, другие видят в ней лишь возможность оптимизировать расход ресурсов и численность персонала.

У «Газпром нефти» другой подход — наша цель комплексно управлять всей цепочкой бизнес-процессов на основе поступающих в режиме реального времени данных со всех активов. Работа компании выстраивается, как единый организм, где информация на одном из сегментов производственной цепочки перестраивает работу других взаимосвязанных процессов. Таким образом, повышается эффективность всей системы в целом, а не отдельных ее фрагментов. В конечном итоге все цифровые проекты в тесном взаимодействии между собой формируют цифровой двойник компании. Это позволяет выйти на принципиально новый уровень эффективности.

— Какой период нужен, чтобы пройти путь цифровой трансформации?

— Это задача, на которую нужно время, ее нельзя решить за год или два. Для крупной нефтегазовой индустрии цифровая трансформация — принципиально более сложная, чем для большинства сфер экономики. Наш бизнес состоит из управления сложными физическими и химическими процессами, а также большим количеством сложных производственных и нефтедобывающих активов. Поэтому мы работаем со сложной киберфизической системой, где реальное производство совмещено с его цифровым двойником. Объемы данных, которые создают и обрабатывают наши активы в разы превышают те, которыми оперируют компании в ритейле, банковской сфере и на рынке телекоммуникационных услуг.

— В каких сегментах бизнеса вы видите наибольшие потенциальные эффекты?

— Мы ожидаем, что новые технологии и методы управления позволят, к примеру, ускорить на 40% реализацию крупных проектов добычи и в 2 раза сократить период получения первой нефти с месторождений. «Газпром нефть» фокусируется на применении цифровых технологий, в том числе, на ранних этапах работы с активами, когда создается максимальная стоимость, ведь неопределенности по геологическим объектам еще слишком велики и принятие качественных решений носит критический характер. Сумма экономической отдачи от цифровой трансформации после 2022 года будет составлять 3-5% EBITDA ежегодно (в 2018 г. EBITDA компании составила 800 млрд рублей — примечание редакции).

— В вашей компании уже больше года работает подразделение бизнеса, отвечающее конкретно за цифровую трансформацию. Какие результатов ему удалось добиться за это время?

— В общей сложности проектов по цифровой трансформации у нас более 500 и наше подразделение структурировало их в целевые программы. У каждой программы есть конкретный бизнес-заказчик и четкие критерии эффективности — сокращение затрат, повышение эксплуатационной готовности объектов и другие финансово-технологические показатели. Мы управляем программами через призму экономического эффекта, но и допускаем определенную толерантность к неудачам отдельных инициатив. Задача в том, чтобы выявлять неподтвердившуюся гипотезу как можно раньше, скорректировать ее и учесть в дальнейших проектах, консолидировать в накопленный компанией опыт.

Мы смогли изменить инвестиционные процессы, в первую очередь для цифровых проектов высокой стадии неопределенности. Проекты на ранней стадии у нас идут трехмесячными спринтами. Раньше больше времени уходило, чтобы просто инициировать проект. Сейчас система структурирована таким образом, что на первом этапе создается прототип решения, на следующем — MVP, после чего продукт может переходить к более классическому циклу развития.

Нами разработана стратегия цифрового технологического видения — это такой технологический радар, с помощью которого мы можем расставлять приоритеты в затратах на научные и исследвоательские, определять, чем нужно заниматься сейчас, а какие технологии еще не дозрели. Сейчас мы делаем около 50 исследовательских проектов каждые три месяца. В компании созданы центры компетенций по ML и AI, VR/AR, IoT, робототехнике, блокчейн, видеоаналитике и продуктовому сервисному дизайну. Центры компетенции помогают коммуницировать с бизнес-подразделениями, показывать, что мы можем делать уже сейчас, что можно внедрять в компании, что в целом происходит в технологическом мире. Это мостик между миром технологий и бизнеса. У каждого центра компетенций двойное назначение: по ряду проектов они являются исполнителем, а по другим — точкой консолидации экспертизы по потенциальным экономическим партнерам.

— Можно ли оценить инвестиции в цифровую трансформацию?

— Инвестиции в реализацию нашей стратегии цифровой трансформации на ближайшие пять лет могут составить до 5% общих инвестиций «Газпром нефти» в свои проекты.

— Есть ли уже внедренные компанией решения, демонстрирующие переход на новые бизнес-модели на основе цифровых технологий?

— Уже сейчас внедренные решения дают возможность кратно ускорить анализ данных керна, исследований скважин, данных сейсморазведки. С помощью машинного обучения мы научились находить дополнительные нефтенасыщенные интервалы на разрабатываемых месторождениях, экспертные системы подсказывают оптимальные траектории размещения горизонтальных скважин в пластах, позволяют просчитывать тысячи сценариев комплексных проектов развития активов, выбирая наиболее эффективный. Уже на этапе геологоразведочных работ цифровые технологии начнут дополнительно приносить нашей компании более 6 млрд рублей ежегодно.

Один из наших флагманских проектов в этом направлении — «Когнитивный геолог». Это потенциальный дизрапт-проект для всей индустрии. Сейчас большинство схожих систем работают по принципу: нужно собрать максимальное количество исходных данных — тогда будет построена хорошая модель. В нашем проекте мы смогли найти оптимальный баланс между объемом данных и результатом, мы можем на минимальном количестве данных определить наиболее вероятную концептуальную геологическую модель и выполнить подсчет запасов углеводородов. То есть больше не нужно огромное количество всевозможных исходных данных — программа сама скажет, какие параметры для конкретного месторождения надо уточнить, чтобы она представила высокоточный результат. Имея такой модуль, мы в течение 2-3 дней можем получить не просто заключение, проанализировав информацию, а четкую модель — с какой вероятностью, с какой уверенностью мы можем работать с этим активом.

— Есть ли у компании патенты на свои технологии?

— За последние годы мы получили 80 патентов на свои научные и технологические разработки. Каждый пятый патент уже использовался в реальном произсодственном процессе. В прошлом году компания получила 30 патентов на изобретения, в том числе один патент США.

— Есть ли примеры проектов цифровой трансформации в downstream?

— Один из последних примеров — это запуск цифровой системы управления логистикой в Арктике, которая позволила нам оптимизировать затраты на вывоз нефти сортов ARCO и Novy Port на 10%. Система в реальном времени отслеживает местоположение и параметры движения танкеров и ледоколов, контролирует отгрузку нефти и объемы нефтехранилищ, учитывает изменения ледовой обстановки и другие факторы. Каждый день она анализирует более миллиона возможных вариантов и выдает оптимальные логистические решения. Фактически работа новой системы за счет повышения эффективности расчетов логистики уже позволила нам оптимизировать затраты на транспортировку, сопоставимые с годовой арендой одного дополнительного танкера.

— Ваша компания заявила, что добыла первую «цифровую нефть». Что это за проект?

— «Газпром нефть» тестирует самообучающуюся программу, которая помогает добывать больше нефти на существующих месторождениях без необходимости создания новой инфраструктуры. Проект был разработан совместно с IBM Services. В начале этого года система успешно прошла испытание на Вынгапуровском месторождении. В результате ее применения удалось добиться дополнительной добычи нефти без затрат на дополнительное бурение — поэтому проект и получил название «цифровая нефть». Система позволяет с вероятностью на 70% прогнозировать местоположение залежей нефти, которые сложно или невозможно выявлять традиционными методами. Следующим этапом мы применим эту систему на группе месторождений Ноябрьского региона, совокупный потенциал которых оценивается в 3 млн баррелей нефти. Там мы планируем добыть дополнительные объемы нефти — эти запасы расположены в границах существующей инфраструктуры. Именно поэтому их добыча будет очень недорогой — около 1,5 долларов США за баррель.

— Этот проект может получить более широкое распространение?

— Месторождения нефти, с которыми работает «Газпром нефть» в России схожи по сложности геологии с месторождениями в Восточном Техасе и Луизиане. На этих месторождениях большое количество перемежающихся слоев, а проницаемость аналогична месторождениям Wilcox. В связи с этим новая технология «Газпром нефти» будет очень актуальна и для рынка США, в частности, для компаний-операторов зрелых месторождений типа Wilcox. По этим месторождениям еще в прошлом веке были накоплены базы данных, которые нужно анализировать с помощью современных технологий.

— Насколько сейчас вам необходимы новые партнерства?

— Наша компания изначально ориентирована на партнерскую работу. С точки зрения цифровой трансформации мы смотрим на компании, обладающие перспективынми цифровыми навыками. Это не только российские, но и международные компании, в числе которых IBM.

Наша компания готова делиться со своими партнерами своим уникальным опытом и программными продуктами концептуального инжиниринга, которые позволяют принимать обоснованные инвестиционные решения на ранних этапах освоения месторождений и в ходе разработки.

— Вы видите риски в покупке уже готовых цифровых решений?

— Если существуют готовые технологии, которые можно внедрять с хорошим экономическим эффектом, мы готовы внедрять их. Проблема состоит в том, что во многих сферах готовых решений нашего уровня нет. Кроме того, сегодня мы видим, что идет процесс смены способа создания технологий. Раньше многие крупные IT-продукты создавались компанией-разработчиком и предлагались клиенту вместе с неким шаблоном определенной бизнес-модели. Сейчас над новыми технологиями работают целые консорциумы, в которых специалисты нефтяных компаний работают вместе с несколькими лидерами в различных сегментах IT-индустрии. Такие проекты основаны на глубоком понимании самого бизнес-процесса и на анализе уже накопленных в отрасли данных. У большинства компаний-разработчиков нет глубины знания отрасли, ни накопленного массива данных. И задача нашей цифровой трансформации состоит в том, чтобы научиться вместе с партнерами создавать продукты, основанные на наших бизнес-процессах и опыте. Однако, повторю, мы открыты к рынку и готовы покупать готовые решения при наличии.

Читайте также:  С чего начать эмиграцию: правильный подход к переезду

— Как вы будете действовать, если будут введены внешние ограничения на иностранное оборудование и программное обеспечение?

— Будем принимать решения в соответствии с нашей политикой риск-менеджмента. Мы провели для себя анализ с точки зрения тех областей, где мы видели наиболее критичные последствия, и закрыли эти лакуны собственными разработками и решениями российских партнеров. Сегодня при любом сценарии развития событий мы не видим никакой угрозы остановки деятельности компании.

Анализ деятельности нефтегазовых компаний

Рубрика: Экономика и управление

Дата публикации: 23.12.2016 2016-12-23

Статья просмотрена: 1775 раз

Библиографическое описание:

Шерстобитова А. А., Царева М. В. Анализ деятельности нефтегазовых компаний // Молодой ученый. — 2016. — №29. — С. 549-551. — URL https://moluch.ru/archive/133/37308/ (дата обращения: 26.02.2020).

Нефтяная и газовая промышленность России является основой стабильности и базисом для развития современной экономики. Современный мир невозможно представить без продуктов переработки нефти: бензин и дизельное топливо для автомобилей, топливо для космических ракет, дорожные покрытия и медикаменты. На основе газа также можно сделать удобрения, топливо, краску и многое другое.

Топливные ресурсы обеспечивают энергией не только всю промышленность любой страны мира, но и практически все сферы человеческой жизнедеятельности. Важнейшей частью топливно-энергетического комплекса России являются нефтяной и газовый сектор.

Нефтегазовая отрасль — это обобщенное название комплекса промышленных предприятий по добыче, транспортировке, переработке и распределению конечных продуктов переработки нефти и газа. Это одна из мощнейших отраслей Российской Федерации, в значительной степени формирующая бюджет и платежный баланс страны, обеспечивающая валютные поступления и поддержание курса национальной валюты [2,с.48].

Нефтегазовая отрасль оказывает существенное влияние на экономику России. В настоящее время это основа для формирования бюджета и обеспечения функционирования многих других отраслей экономики. Стоимость национальной валюты во многом зависит от мировых цен на нефть.

Добываемые в РФ углеродные энергоресурсы позволяют полностью удовлетворить внутренний спрос в топливе, обеспечивают энергетическую безопасность страны, а также вносят существенный вклад в мировое энергосырьевое хозяйство. Российская Федерация располагает огромным углеводородным потенциалом.

Нефтегазовая отрасль России входит в число ведущих в мире, полностью обеспечивает внутренние текущие и перспективные потребности в нефти, природном газе, продуктах их переработки. Значительное количество углеводородных ресурсов и их продуктов поставляется на экспорт, обеспечивая пополнение валютного запаса. Россия занимает второе место в мире по объему запасов жидких углеводородов с долей порядка 10 %. Запасы нефти разведаны и освоены в недрах 35 субъектов РФ [3].

Нефтегазовая отрасль России включает в себя 2352 разрабатываемых месторождения нефти. Крупнейшим нефтегазовым регионом России является Западная Сибирь, на нее приходится 60 % всего добываемого черного золота.

Значительная часть нефти и газа добывается в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах.

Объем добычи продукта в других регионах РФ:

‒ Волго-Уральская база — 22 %.

‒ Восточная Сибирь — 12 %.

‒ Северные месторождения — 5 %.

Задача переработки превратить сырую нефть и газ в товарную продукцию. Продукты нефтепереработки включают в себя топочный мазут, бензин для транспортных средств, топливо для реактивных двигателей, дизельное топливо.

Процесс нефтепереработки включает в себя дистилляцию, вакуумную дистилляцию, каталитический риформинг, крекинг, алкилирование, изомеризацию и гидроочистку. Обработка природного газа включает сжатие, амин-очистку, гликолевую осушку.

Процесс фракционирования подразумевает разделение потока сжиженного природного газа на составные части: этан, пропан, бутан, изобутан и газовый бензин. Изначально все крупнейшие нефтегазовые месторождения разрабатывались исключительно государством. На сегодняшний день данные объекты доступны для использования частными компаниями. Всего нефтегазовая отрасль России насчитывает более 15 крупных добывающих предприятий, среди которых известные «Газпром», «Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» [6].

По количеству доказанных запасов нефти Российская Федерация занимает шестое место в мире. Доказанными запасами считаются те, которые возможно добыть с использованием современных технологий.

Доказанные запасы природного газа в России составляют 47,6 трлн кубических метров. Это первый показатель в мире и 32 % от всего мирового объема. Вторым поставщиком газа в мире являются страны Ближнего Востока [5].

Нефтегазовая отрасль в мире позволяет решать важные экономические, политические и социальные задачи. При благоприятной конъюнктуре на мировых рынках энергоносителей многие поставщики нефти и газа за счет выручки от экспорта реализуют значительные инвестиции в национальную экономику, демонстрируют исключительную динамику роста.

Нефтегазовая отрасль Российской Федерации во многом зависит от поведения на рынке главных конкурентов по добыче: Саудовской Аравии и США. Само по себе общее количество добытых углеводородов не определяет мировые цены. Доминирующим показателем является процентное соотношение добычи в отдельно взятой нефтяной державе.

Себестоимость добычи 1 барреля в разных странах-лидерах по добыче существенно различается: самая низкая на Ближнем Востоке, самая высокая в США. При разбалансировании объема нефтедобычи цены могут изменяться как в одну, так и в другую сторону.

Перспективы развития нефтегазовой отрасли Россиивключают постоянное и экономически результативное возмещение внутренней и внешней потребности на углеводородное сырье, составление финансового спроса сфер отечественной экономики. Помимо вышеперечисленных факторов сюда относятся и сбалансированные налоги в финансовую казну государства, предоставление безопасности в энергетическом комплексе, формирование политических интересов.

Опираясь на энергетическую политику Российской Федерации, дальнейшие перспективы развития нефтегазовой отрасли нуждаются в решении следующих вопросов [7, с.107]:

 Обеспечение восстановления ресурсной базы нефтегазовой промышленности;

 Грамотное применение газовых и нефтяных запасов;

 Безопасность энергетического комплекса;

 Уменьшение расходов и потерь на всех стадиях производимых процессов;

 Расширение количества отечественных нефтегазовых предприятий на иностранных рыночных площадках;

 Качественная переработка полезных ископаемых;

 Составление и модернизация новых месторождений.

Перспективы развития нефтегазовой отрасли в России будут основываться на международных ценах, налоговых платежах, количествах внутреннего использования, продвижении транспортной сферы, технологических решениях в исследовании новых месторождений.

Мировая стоимость углеводородного ресурса будет зависеть от степени развития международной экономики и активности введения других источников энергии.

Продвижение нефтегазовой индустрии в ближайшее время включает решение двух задач — это увеличение долговременной стабильности и эффективности проведения деятельности в данной отрасли. Сюда также входит предоставление требуемых инвестиций в нефтегазовую сферу, что даст возможность получить новые пути для экономического развития. Эти задачи полностью взаимосвязаны.

Нефтегазовый сегмент имеет большое значение в решении отечественных проблем и значительно зависит от развития и величины экономики.

Перспективы развития нефтегазовой отрасли в ближайшее время включают решение следующих проблем российской энергетической политики [7,с.108]:

 Продвижение внутренней нефтегазовой торговли;

 Регулирование федеральным ресурсным фондом;

 Создание стабильности в данной сфере;

 Инновационная, научная, техническая и социальная политика в нефтегазовой области.

Решение данных проблем зависит от стабильного и длительного продвижения нефтегазовой индустрии. Это значительно увеличивает вероятность невыполнения поставленных задач. Поэтому к нефтегазовой промышленности необходимо притягивать саму отечественную власть и государственные органы правительства. Только таким образом продвижение нефтегазового сегмента может получить максимальную результативность, эффективно будут применяться все запасы полезных ископаемых.

Пять цифровых концепций для нефтяной отрасли

Российские нефтегазовые компании, как и зарубежные, активно инвестируют в технологии, которые повышают эффективность добычи, переработки и дистрибуции нефти, помогают увеличить рентабельность сбыта. Но цифровизация процессов сама по себе вряд ли кардинально повлияет на эффективность. Перед нефтегазовыми компаниями остро стоит задача повышения эффективности управления и обучения персонала. Технологии дополненной и виртуальной реальности, а также системная цифровизация месторождений могут решить большинство проблем.

1. Дополненная реальность для удаленного консультирования. Многие процессы на месторождениях зависят от квалифицированных специалистов, при этом их постоянное присутствие там необязательно. Но на случай нештатных ситуаций компании вынуждены постоянно держать на платформах дорогих сотрудников. Привозить их туда при необходимости тоже не выход, поскольку их доставка, особенно на труднодоступные месторождения, тоже очень дорогая. Нефтяники также держат на местах штат квалифицированных специалистов (например, инженеров по бурению), чтобы минимизировать риск аварий. Технологии дополненной реальности позволяют сотрудникам на месторождении взаимодействовать с экспертом дистанционно, консультироваться о способах устранения неисправностей и т. д.

2. Обучение молодых специалистов. В нефтегазовой индустрии наблюдается естественный отток опытных сотрудников из-за старения. Поэтому нужно срочно обучать молодых специалистов. Проблему помогают решить технологии дополненной и виртуальной реальности AR/VR. Учебный симулятор может работать в круглосуточном режиме, а сотрудники с первого же занятия получают практические знания.

Почему российским директорам не нужны прорывные технологии

Например, в совместном проекте компаний Schlumberger и PTC системы VR и AR имитируют набор оборудования, профильные функции работника, работу в команде. Они позволяют обучать до 20 000 работников буровых установок в регионах за год. Затраты на обучение на 30% ниже традиционных форм с выездом в учебные центры.

3. Предиктивная аналитика для ремонтных работ. Нефтегазовые компании регулярно проводят ремонтно-профилактические работы, но надежность оборудования может оставаться низкой, а на платформах переизбыток ремонтного персонала. Решение – система предиктивной аналитики. Установка датчиков и автоматизация контроля эффективности ремонтных бригад позволяют уменьшить число ремонтов, снизить время простоя оборудования и сократить персонал.

4. Цифровизация месторождения. С помощью современных технологий можно удаленно изучать месторождение на всех стадиях его разработки. Это серьезно сокращает издержки, в том числе за счет получения более точных данных. Норвежская компания Equinor разработала систему постоянного мониторинга резервуара месторождения в Северном море Johan Sverdup. Было установлено 6500 акустических сенсоров и проложено 380 км сейсмических кабелей. Компания теперь может контролировать процесс бурения на буровой платформе в автоматическом режиме, используя высокоскоростную телеметрию бурильной трубы и виртуальную систему измерения и управления потоком подводных скважин. В результате коэффициент извлечения нефти (КИН) на этом месторождении оказался выше по сравнению со средними показателями других месторождений. Альтернативные способы повышения КИНа типа гидравлического разрыва пластов гораздо дороже, к тому же часто порождают различные нештатные ситуации.

5. Интернет вещей и мобильные приложения. Они позволяют удаленно контролировать режимы оборудования на АЗС, получать глубокую аналитику – вплоть до того, какую продукцию, с какой регулярностью и в каком количестве покупают корпоративные и розничные клиенты. Опираясь на эти данные, можно повысить эффективность поставок бензина в розничные сети АЗС, в автопарки промышленных компаний. Нефтегазовые компании активно внедряют мобильные приложения для розничных потребителей, подобные приложения можно выпустить и для корпоративных клиентов для проверки доступности продукта у производителя и резервирования. Можно консолидировать накопленные данные о спросе и дистрибуции с данными о добыче и переработке. Вырастет эффективность всех процессов при условии комплексной, а не разрозненной цифровизации и грамотного управления персоналом.

Корпоративная ГИС ОАО НК «РуссНефть»

Статья журнала ArcReview 2014

Практически любая информация, а также результаты ее обработки и анализа, связанные с недропользованием, не только имеют большие объемы, но и часто обладают пространственным распределением и связью с конкретной территорией и географическим местоположением. То есть, они могут быть наглядно представлены как картографическое отображение, что, безусловно, подразумевает использование геоинформационных технологий (ГИС), а в рамках большой корпорации – использование Корпоративной Геоинформационной Системы (КГИС). О такой системе и пойдет далее речь.

Читайте также:  Нефть на Среднем Востоке

Сложное устройство нефтегазовой Компании требует четкой организации информационных потоков, обеспечивающих разные ее подразделения единообразной, качественной информацией. Практически любая информация, а также результаты ее обработки и анализа, связанные с недропользованием, не только имеют большие объемы, но и часто обладают пространственным распределением и связью с конкретной территорией и географическим местоположением. То есть, они могут быть наглядно представлены как картографическое отображение, что, безусловно, подразумевает использование геоинформационных технологий (ГИС), а в рамках большой корпорации – использование Корпоративной Геоинформационной Системы (КГИС). О такой системе и пойдет далее речь.

ОАО НК «РуссНефть» – одна из крупных российских нефтегазовых компаний, вертикально интегрированный нефтяной холдинг, чьи интересы охватывают большие территории Российской Федерации. Компания ведет разведку, добычу и сбыт нефти в 7 субъектах Российской Федерации: Саратовской, Ульяновской, Пензенской и Томской областях, Удмуртской Республике, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах. Разрабатывает более 160 месторождений, извлекаемые запасы которых составляют более 600 млн. тонн углеводородного сырья. Ежегодная добыча углеводородов Компании составляет свыше 13 млн. тонн нефти и конденсата и около 2 млрд. кубических метров газа. В состав ОАО НК «РуссНефть» входит 24 добывающих предприятия с более чем пятнадцатью тысячами рабочих мест. Основные операторы по добыче углеводородов: ОАО МПК «Аганнефтегазгеология», ОАО НАК «Аки-Отыр», ОАО «Белкамнефть», ОАО «Варьеганнефть», ОАО «Саратовнефтегаз», ОАО «Томская нефть», ОАО «Ульяновскнефть».

Начиная с 2006 года в ОАО НК “РуссНефть” (в центральном и дочерних подразделениях) в качестве основы КГИС успешно внедряется Системы Мониторинга Недропользования (СМН). Эта информационно-аналитическая система, разрабатываемая ООО «СибГеоПроект» (г. Тюмень), предназначена для оперативного доступа к первичной и аналитической информации по недропользованию, позволяет контролировать выполнение лицензионных соглашений и регулировать использование минерально-сырьевых ресурсов. СМН объединяет разнородные данные в сфере недропользования (лицензионные соглашения, данные геологоразведочных работ, проекты и результаты разработки, данные по ресурсной базе, экологические аспекты, картографическое описание поверхностной и подземной инфраструктур, данные по имущественно-земельному комплексу, топографические данные и др.) и обеспечивает информационную поддержку при принятии управленческих решений в области недропользования на всех этапах: от поиска, разведки и добычи, до транспортировки и реализации углеводородов.

Система построена по распределенной клиент-серверной архитектуре и основана на современных геоинформационных технологиях. Ядро сервера системы функционирует на основе библиотек Microsoft .NET Framework. База данных системы реализована в СУБД Microsoft SQL Server 2008 или Oracle 2012. Картографические проекты СМН публикуются через ArcGIS for Server (при малом числе пользователей пространственной информации возможно и обращение к ней через приложение на основе Esri ArcGIS Engine).

Доступ пользователей к Системе осуществляется либо посредством клиентского Windows-приложения СМН (*.exe файл), либо через WEB-доступ, который помимо интуитивности и удобства использования позволяет разворачивать СМН на любой организационный уровень Компании и легко масштабировать Систему на территориально распределенные подразделения.

Итак, как уже ранее упоминалось, в 2006 году в ОАО НК “РуссНефть” (в центральном и дочерних подразделениях) начинается поэтапное внедрение СМН. Первым был внедрен модуль ведения лицензионных соглашений. Модуль оперирует сведениями по лицензионным обязательствам и их фактическому исполнению, а именно: выполнению геологоразведочных работ и разработки, планированию мероприятий по разработке проектных документов и отчетов по подсчету запасов, стадии освоения месторождения, координаты границ лицензионных участков и горных отводов.

Практически сразу стало понятно, что одного этого модуля для получения исчерпывающей информации о месторождениях, разрабатываемых дочерними компаниями ОАО НК «РуссНефть», контролирующих свыше 750 объектов добычи нефти и газа, недостаточно. Поэтому в 2010 году в Компании было принято решение, масштабировать СМН модулем ведения ресурсной базы. Этот модуль позволяет сотрудникам Компании оперативно получать исходную и аналитическую информацию по запасам и ресурсам подконтрольных месторождений (баланс запасов, подсчетные планы и карты толщин, паспорта структур, протоколы ГКЗ, ЦКЗ, ТКР, контуры категорий залежей, месторождений и подготовленных структур) по годам, начиная с 2006 года. Кроме того, на основе контуров категорий залежей месторождений Система автоматически формирует интегральные контура месторождений (координаты контуров промышленных и предварительно оцененных категорий запасов объединяются в единый контур), которые сохраняются на карте в соответствующем слое и могут быть использованы для дальнейшего пространственного анализа.

Совместной разработкой специалистов ООО «СибГеоПроект» и ОАО НК «РуссНефть» стал инструмент расчета регулярных платежей за поисковые и разведочные работы. В базе данных картографического модуля хранятся координаты контуров лицензионных участков, контуры горных отводов месторождений и построенных интегральных контуров месторождений. На основании этих контуров после загрузки исходных данных в Системе производится автоматический расчет площадей поисковых и разведочных работ. На выходе формируется корпоративный лист согласования в формате Microsoft Word, включающий визуальное представление вышеперечисленных контуров, данные по площадям и размеры ставок со ссылками на подтверждающие документы, для внутрикорпоративного согласования участвующих в расчетах данных. Результатом проведенных расчетов и согласований является Форма расчета платежей в соответствии с приказом Министерства РФ по налогам и сборам №БГ-3-21/98@ от 11.02.2004 г. для ежеквартальной подачи сведений по регулярным платежам в территориальные органы Министерства РФ по налогам и сборам в формате Microsoft Excel.

Новый инструмент позволил объединить совместные усилия по оптимизации платежей за поисковые и разведочные работы таких обычно разрозненных служб, как бухгалтерия, геологические и маркшейдерские службы в рамках как отдельных предприятий, входящих в корпоративную структуру Компании, так и Компании в целом.

В 2011 году в Компании начались работы по внедрению модуля управления данными бурения «WellTracking» в маркшейдерские службы дочерних добывающих предприятий.

Модуль WellTracking был специально разработан компанией «DATAEAST» (г. Новосибирск) в виде расширения под ArcGIS for Desktop для маркшейдерско-геологических служб предприятий с целью создания и управления базами геоданных, содержащими пространственные данные, полученные в результате бурения. Функционал расширения полностью охватывает технологические и бизнес-процессы, сопровождающие жизненный цикл скважины. База геоданных (БГД) WellTracking содержит лицензионные участки, месторождения, пласты, кустовые площадки, батареи скважин, устья, траектории стволов скважин, проектные точки-цели, точки пластопересечений и т.д. Вся эта пространственная информация только после соответствующей проверки системы может быть внесена в БГД из разнообразных источников, таких как текстовые файлы форматов *.txt, *.las, *.inc, *.lst, *.csv, таблицы*.xls и т.д. Координатная информация по скважинам архивного фонда также может быть обработана и загружена в БГД WellTracking. Контроль за целостностью данных при их загрузке в БГД и последующим редактированием обеспечивается заранее заданной схемой БГД. Все отклонения от схемы послужат причиной того, что некорректные данные будут отклонены сразу же при попытке их ввода в БГД.

Внедрение WellTracking началось в дочерней добывающей компании ОАО НАК «Аки-Отыр», и с получением положительного результата сразу же появилась задача интеграции данных БГД WellTracking в Систему Мониторинга Недропользования. Интеграция была актуальна в виду того, что в СМН отработан оперативный обмен данными на уровне корпорации (рис. 1).

Рис. 1. Корпоративная архитектура Системы Мониторинга Недропользования во взаимодействии с БГД WellTracking.

Осенью 2012 года ООО «СибГеоПроект» выполнил на базе ОАО НАК «Аки-Отыр» пилотный проект по разработке модуля интеграции данных БГД WellTracking в модуль Скважины СМН. Был создан автоматический загрузчик информации по скважинам из WellTracking в СМН (общая информация, координаты устьев, забоев и пластопересечений, инклинометрия) с проверкой корректности. Создана единая база данных по всему фонду скважин: инклинометрия, пластопересечения, дела скважин, каротаж, керн, конструкция и результаты испытания скважины. Был также представлен картографический WEB-портал СМН с консолидированной информацией из СМН и Well Tracking по территории ОАО НАК «Аки-Отыр». И при этом была решена задача интерактивного автоматического контроля выхода ствола скважины за границы лицензионного участка и горного отвода. Предполагается, что это решение будет внедрено в 2013-2014 годах во всех дочерних добывающих компаниях ОАО НК «РуссНефть».

Производственная деятельность нефтедобывающей компании всегда напрямую связана с использованием сельскохозяйственных и лесных угодий объектами добычи и транспорта нефти и попутного газа. С 2010 года в Компании внедряется модуль учета и планирования объектов земельно-имущественного комплекса СМН, цель которого – автоматизация функций регулирования земельно-имущественного комплекса, таких как учет, планирование и контроль, ведение информации по земельным участкам и объектам недвижимости, формирование внутрикорпоративных и произвольных отчетов. Внедрение началось с дочернего предприятия ОАО «Томская нефть» и в настоящее время продолжается во всех дочерних структурах ОАО НК “РуссНефть”. Основные задачи, решаемые модулем:

учет земельно-имущественных ресурсов компании, в том числе их пространственного расположения;
хранение и доступ к документальной базе по объектам земельно-имущественного комплекса;
многофакторный анализ данных на основе OLAP-технологий, с возможностью пользовательской настройки и сохранения шаблонов;
основные функции работы с пространственными данными (выборка, масштабирование, идентификация, печать карты и т.д.);
формирование отчетов на основе внутрикорпоративных и произвольных отчетных форм.
Следует отметить, что Система Мониторинга функционально сопряжена с картографическим модулем, который эмулирует работу приложения ArcGIS ArcMap и позволяет отображать пространственную информацию, относящуюся к объектам добычи и транспортировки нефти и газа в связи с информацией, подготавливаемой в других модулях: контурами лицензионных участков, горных отводов и запасов углеводородов, скважин.

Несколько обособленно стоит модуль претензионно-договорной деятельности Системы Мониторинга Недропользования, внедряемый с 2010 года на всех предприятиях Компании в юридические службы. Его задача – оперативное получение и использование с помощью web-технологий актуальной, полной и достоверной информации о претензионно-договорной деятельности предприятий (судебные и досудебные споры, договоры, доверенности, переписка с государственными органами, претензии) в условиях территориально и административно распределенной производственной структуры компании. Тем не менее, этот модуль является необходимым дополнением к уже существующим возможностям КГИС ОАО НК “РуссНефть”.

Таким образом, можно констатировать, что с 2006 года по настоящее время в ОАО НК “РуссНефть” была создана полнофункциональная корпоративная геоинформационная система на основе Системы Мониторинга Недропользования, программного решения ООО «СибГеоПроект», использующего в своей основе технологии Esri и Microsoft (рис. 2).

Рис. 2. Семантическая структура КГИС ОАО НК «РуссНефть».

В ближайшем будущем планируется проведение работ по довнедрению модулей: интеграции данных WellTracking, модулей учета и планирования объектов земельно-имущественного комплекса и претензионно-договорной деятельности Компании. В перспективе ожидается внедрение модуля ведения геологоразведочных работ и обновление картографических данных на территории деятельности Компании.

Литература

  1. Развитие Системы Мониторинга Недропользования в ОАО НК «РуссНефть». Лаврусь В.П., Журавлев В.И., Зарембо Е.Н., Погорельцев А.Г., Истомина Н.А., Погорельцева И.Ю., Полищук И.Н. // – ArcReview № 3 (62) 2012
  2. Развитие корпоративной ГИС ОАО «ЛУКОЙЛ». Козлов В.Я., Долбилин М.В. // – ArcReview № 2 (41) 2007
  3. ГИС для анализа ресурсной базы нефтяных компаний. Шпильман А.В., Дюкалов А.С., Полищук И.Н., Ившин Д.В. // – ArcReview № 2 (41) 2007
  4. Геоинформационная система ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз». Лаврусь В.П., Литус И.И., Коноплев П.А., Скок И.Г., Козориз М.Д. // – Информационный бюллетень ГИС-Ассоциации. №5 (57) 2006. С42-46.
  5. Опыт создания и ведения комплексной геоинформационной системы в ОАО «Газпромнефть – Ноябрьскнефтегаз». Козориз М.Д., Коноплев П.А., Скрипников А.В. Лаврусь В.П. // –
  6. Материалы 10-й Всероссийской научно-практической конференции «Геоинформатика в нефтегазовой и горной отраслях» 2008.
    Управление пространственным положение скважин: новое решение снижает риски при бурении. Вишневская Е.А, А.А. Билык, Н.Д. Долгих, С.Е. Гуляевский, А.Е. Иванов // – Новатор, №30, -С8-13

Лаврусь В.П., Литус И.И.; ОАО НК «РуссНефть»

Шпильман А.В., Колобов П.Н., Истомина Н.А.; ООО «СибГеоПроект»

Ссылка на основную публикацию