Нефть в Европе

Нефтяные карлики Европы

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

Хотя Европу давно списали со счетов в большой нефтяной игре, история нефтедобывающей мировой отрасли зародилась именно в Старом Свете. Привыкнув к 490 млн. тонн добычи российской нефти, интересно читать о “прорывах” с миллиона до миллиона с небольшим тонн в год в любой европейской стране. Как европейские гиганты выуживают из своих недр последние капли “черного золота” и смогут ли они обойтись без помощи остального мира?

На самом деле, когда-то и Франция и Италия вполне комфортно чувствовали себя с такими небольшими объемами. Больше им просто было не нужно. Но, как пишут обычно в таких случаях и про все европейские страны, “бурный рост промышленности повлек за собой невероятное увеличение потребности всех стран в нефти”.

Кормушкой всей Европы долгое время было Северное море. Оно и сейчас кормит, но только Великобританию и Норвегию. О викингах мы уже писали, и их добыча нефти стремится вверх, тогда как соседке везет в этом плане меньше. На сегодняшний момент страна добывает порядка 100 млн. тонн нефти в год. Цифра для Европы громадная, но и она не позволяет Британии оставаться без импортного сырья достаточно долго. Прежде нефть и газ доставлялись в Великобританию в основном с шельфа Северного моря, однако количества этого топлива уже давно было недостаточно для того, чтобы покрыть растущие потребности страны. Только в течение периода с 2003 по 2004 годы, падение добычи составило более 10%. По данным Министерства торговли и промышленности Великобритании – общие запасы нефти на начало 2004 г. составляли 3767 млн. тонн, в том числе доказанные – 3481 млн. тонн. Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Среди континентальных – самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн. тонн нефти. Это будущее страны, но она уже уверенно говорит о том, что статус экспортера нефти ей больше не по плечу.

Извечный противник Британии Франция в деле добычи нефти ей не соперник. Зато именно Франция может похвастать первым опытом промышленной добычи черного золота. Впервые шахтный способ добычи нефти был применен на месторождении Пешельбронн во Франции. Там более ста лет (с 1735 г.) велась промышленная разработка как тяжелой, так и легкой нефти шахтами и скважинами с поверхности. За два века во Франции добыча на этих месторождениях около миллиона тонн нефти. Пусть немного, зато тогда страна была в авангарде добытчиков. В 1963 году шахтная добыча на Пешельбронне была прекращена. Итог этой разработки таков: с поверхности добыто 2 млн. тонн, дренажным шахтным способом на уже истощенной залежи – 1 млн.тонн. Кроме уникальной сейчас добычи нефти открытым способом, стране похвастать нечем. В 2006 году потребление нефти во Франции составило 1,97 млн. баррелей в день, а добыча – 21,5 тыс. баррелей. Всё, что будет добыто за год на французских месторождениях, стране хватит максимум на три недели. Разведанные запасы нефти во Франции не так уж велики – 122 млн. тонн. Сами французы считают, что цена независимости от иностранной нефти для них будет слишком высока. Да и зачем им нефть, если есть вино?

Близлежащая Италия просто нефтяной гигант по сравнению с Францией. Ежегодный объем добычи колеблется в пределах 4-6 млн. тонн. Промышленная добыча нефти началась в стране в 50-х годах прошлого столетия. Достоверные запасы «черного золота» составляют 85 млн. т., которых при существующих темпах добычи хватит всего на 12-15 лет. Самые крупные месторождения на суше – Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, на континентальном шельфе – Роспо-Маре, Акила, Джела. На большинстве морских месторождений Италии добывается тяжелая нефть – 8-22° API, что осложняет ее переработку. В конце 90-х годов на большинстве морских месторождений в связи с истощением запасов добыча нефти прекратилась. В итоге к 2003 г. 90% всей нефти в Италии производилось на суше. Итальянцы не унывают – и по их прогнозам, в стране еще много нефти, которую нужно просто добыть.

Совсем плохо дело с добычей нефти в Испании. Оговоримся, не с добычей нефти испанскими компаниями, а именно в стране. Главное месторождение – Касабланка -на шельфе Средиземного моря. Но добыча на своей территории покрывает только 1% потребностей страны. С 1988 г. (пик добычи) до 2000 г. уровень производства собственной нефти сократился с 1,8 млн. тонн до 300 тыс. тонн. Да и добывать тут особенно нечего – разведанные запасы нефти достигают 1 миллиона тонн.

С Германией ситуация другая – все в стране уверены, что нефти в ее недрах хранится очень много. Гораздо больше, чем любых других ресурсов. Но представляете ли вы себе качалки в центре Европы, вдоль автобанов? Вот и немцы не представляют. Основа нефтяной промышленности Германии – прибрежные районы. Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна, где страна ежегодно добывает два миллиона тонн нефти. По словам экспертов, оттуда еще можно будет выкачать 30-35 млн. тонн, а из расположенных поблизости небольших залежей – еще около 14 млн. тонн нефти. По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 млн. тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной, но из-за роста цен на нефть может стать новым проектом трудолюбивых бюргеров. В прошлом году в ФРГ было добыто три с половиной миллиона тонн нефти, поэтому будущих запасов стране хватит надолго.

Соседка Германии, Австрия, также не может похвастать размахов в добыче нефти. Причем ее падение всего за несколько десятилетий настолько катастрофично, что не позволяет даже обеспечивать собственных автолюбителей бензином. Ее месторождения расположены в северо-западной части Нижней Австрии, близ Вены, но запасы весьма ограниченны. Пик добычи нефти пришелся на 1955 (3,5 млн. тонн), после чего происходило постоянное снижение объема добычи. В 1990-е годы ежегодно добывалось ок. 1,1 млн. тонн нефти. Но австрийцы своей нефтью гордятся – запасы около Вены являются одними из крупнейших в Западной Европе и оцениваются в 95,3 млн. тонн. К преимуществам австрийских нефтяных месторождений относятся относительно неглубокое залегание нефтяных пластов (около 1700 м), близость к индустриальным центрам и высокое качество нефти. Поэтому австрийская нефтедобывающая промышленность является наиболее конкурентоспособной в Западной Европе: ее сырая нефть имеет самую низкую себестоимость. Это вызвано тем, что большинство нефтяных скважин фонтанирует, и поэтому не требуется сложного нефтяного оборудования для добычи нефти. Правда, Австрия не старается форсировать разработку месторождений – экология для страны, которая немало зарабатывает на туризме, все таки важнее.

Гораздо хуже дела в Польше, что сразу объясняет большую активность страны в деле нахождения источников импорта нефти и газа. В соответствии со статистическими данными, в 2003 г. структуры АО “Польская нефтяная и газовая промышленность” добыли около 200 тыс. тонн нефти и свыше 4 млрд. м3 газа. Даже Австрия добывает в десятки раз больше нефти. Правда, в стране и добывать нечего – на конец 1999 г. конкретизировано местоположение 95 залежей нефти, оцениваемых в более чем 12 млн. тонн, в том числе более 10 млн. тонн относятся к категории промышленной разработки. Видимо, здесь у Творца просто кончилась нефть.

В Украине, которая лежит совсем рядом и постоянно ввязывается в газовые войны, с нефтью дела обстоят не очень. Это парадоксально, ведь именно выходцы с этой страны были первыми строителями месторождений Тюмени, наряду с выходцами из Азербайджана. Добыча нефти в стране не превышает 5 млн. тонн в год. Власти говорят, что возможно осваивать шельф Черного моря, только для этого нужно много денег и технологий. Пока же все деньги уходят на газ. Не далеко ушла и Белоруссия, которая добывает порядка 1,8 млн. тонн нефти в год. Для нее “Дружба” не просто слово, а целый нефтепровод.

Европа, обладая крупнейшими энергетическими компаниями мира, превратила весь мир в свои нефтяные колонии по причине того, что в самих странах Старого Света нефти просто нет. Совокупная добыча крупнейшими представителями континентальной части не превышает годового объема работы российских компаний по типу “Башнефти” и “Татнефти”. Порою кажется, что все эти месторождения проще закрыть, но на самом деле они выполняют несколько важных функций – позволяют осваивать новые технологии, являются полигоном для обучения молодых специалистов и позволяют жителям страны с уверенностью говорить, что нефть у них есть. В это же время ВР, ENI, PKN Orlen, Gaz de france бороздят весь остальной мир в поисках действительно большой нефти.

Истощение Европы. Газ, нефть и даже уголь исчезнут в ЕС уже в ближайшие годы.

Природные ресурсы Европы подходят к своим нулевым значениям. Уголь, нефть и газ просто заканчиваются, говорится в докладе британского института GSI. Данный прогноз ставит под большое сомнение планы европейских политиков по снижению зависимости от поставок энергоресурсов из России.

«Уголь, нефть и газ в Европе заканчиваются, и она нуждается в альтернативных источниках», – говорится в докладе британского Института глобального устойчивого развития (Global Sustainability Institute), сообщает BBC .

Так, в Великобритании через три года исчезнут собственные запасы природного газа, через четыре с половиной года иссякнет уголь, а через пять лет – и нефть. Во Франции ситуация в сфере энергоресурсов еще хуже: менее чем через год она исчерпает все три вида полезных ископаемых.

Читайте также:  Климат и растительность Среднего Востока

Доклад нарисовал пеструю удручающую картину по всей Европе. Относительно неплохо дело обстоит с углем. Так, Болгария имеет 34-летний запас угля, Германия – 250-летний запас угля, однако менее чем через год ей совсем неоткуда будет добывать нефть. «Уголь, нефть и газ в Европе заканчиваются, и она нуждается в альтернативных источниках», – подчеркивается в исследовании, передает BBC. Сам доклад еще не опубликован.

Между тем, некоторые эксперты скептически относятся к такого рода прогнозам. Так, Джим Скеа, консультант-исследователь Энергетической стратегии Великобритании, ставит под сомнения выводы института. «Это звучит маловероятно. Более того, это не имеет значения – Великобритания имеет стабильные поставки импортной энергии», – говорит он.

Однако статистические данные последних десятилетий подтверждают на первый взгляд кажущийся апокалиптическим прогноз института GSI.

Газ

По данным BP, за период с 2000 по 2012 год доказанные запасы газа в ЕС сократились более чем вдвое – с 3,8 до 1,7 трлн кубометров. Запасы выросли только в Норвегии – с 1,3 до 2,1 трлн кубометров, указывает глава консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Внутри Евросоюза, по его словам, сильнее всего снизились запасы Англии – с 1,2 до 0,2 трлн кубометров. Для сравнения: в 2000 году запасы Англии и Норвегии были примерно равными, замечает Корчемкин.

За последнее десятилетие добыча природного газа в ЕС упала более чем на треть, а в абсолютном выражении – почти на 70 млн тонн нефтяного эквивалента, отмечает и заведующий сектором ИЭФ Сергей Агибалов.

«При этом с 2000 по 2012 гг. газовые цены выросли почти вчетверо. Не будь этого роста цен, запасы газа в Евросоюзе уже сейчас были бы близкими к нулю», –считает Корчемкин.

Нефть

В сфере добычи нефти еще более негативные тенденции – внутренняя добыча снизилась более чем двое, со 157 до 69 млн тонн, говорит Агибалов. «Внутренняя добыча в Европе дальше будет только сокращаться», – ожидает эксперт.

Добыча нефти в Европе неуклонно сокращается из-за истощения месторождений. И если Россия, где также наблюдается истощение разработанных еще в советское время месторождений, может переориентироваться на новые месторождения и в более отдаленной перспективе на шельфовую добычу, то у Европы таких козырей в рукаве нет.

В Европе сейчас добывают нефть только Норвегия – 1,9 млн баррелей в день и Англия – 0,9 млн баррелей в день. Еще 0,5 млн баррелей в день добывают все остальные страны. Неудивительно, что зависимость Европы от поставок российской нефти даже сильней, чем по газу. Россия поставляет в Европу 5 млн баррелей нефти в день (против 3,3 млн баррелей, которые добывает сама Европа). Всего же еврозона потребляет 9,5 млн баррелей нефти и нефтепродуктов в день. Более половины – благодаря поставкам из России.

Эксперты ОПЕК полагают, что в Европе будет расти только норвежская нефтедобыча за счет ввода в эксплуатацию недавно разведанных участков шельфа Северного моря, но лишь до 2020 года, а после тоже будет снижаться. При этом, надежды стран Центральной и Восточной Европы на повторение у себя «сланцевой революции», как в США, могут не оправдаться. Уже сейчас первые пробуренные исследовательские скважины оказываются пустыми, поэтому пытающиеся найти сланец иностранные инвесторы сдаются, например в той же Польше.

Международное энергетическое агентство прогнозирует, что к 2025 году внутренняя добыча в Европе упадет на 40 млрд кубометров, тогда как потребление вырастет еще на 43 млрд кубометров. Таким образом, потребность европейского рынка в импорте нефти увеличится еще на 83 млрд кубометров газа.

Правда, не факт, что России на этот разх удастся занять большую долю на европейском рынке. «В случае с Россией более вероятно, что в силу политических причин мы сможем ограниченно нарастить поставки газа. А прирост рынка по большей части достанется Африке, в частности, Нигерии и странам Ближнего Востока», – считает Сергей Агибалов из ИЭФ.

Уголь

Уголь в Европе в целом еще имеется. Другое дело, что угля, который залегает неглубоко (открытый способ добычи, остается уже немного, а себестоимость подземной добычи каменного угля экономические невыгодна – слишком дорогой становится энергия. Великобритания, Чехия и Испания в последние годы постоянно заявляют о планах закрыть ряд шахт.

В Польше и Германии – традиционных добытчиках угля в Европе – аналогичная ситуация. Польша в 80-х годах вообще стала четвертой страной в мире по добыче угля, уступив только Китаю, СССР и США. Однако с того момента добыча угля в Польше неуклонно сокращалась. Сейчас в Польше отмечается сокращение добычи каменного угля, при некотором росте доли бурого угля в энергобалансе. Потому что при пересчете на полученный киловатт-час бурый уголь использовать на 35–40% выгодней, чем каменный.

Германия хотела к 2018 году прекратить любую угледобычу. По каменному углю так и произойдет – его добычу остановят к этому сроку. Но вот производство бурого угля будет продолжаться, но только благодаря общественным протестам, которые выступили против закрытия одного из крупнейших буроугольного месторождений в Германии, принадлежащего компании RWE. Сама компания хотела закрыть и эту добычу из-за низкой прибыли.

Энергозависимость от соседей

Таким образом, страны Западной Европы вскоре станут еще более зависимыми от имеющих богатые запасы ресурсов соседей, таких как Россия и Норвегия, а также от Катара, делает вывод директор института GSI Элд Джоунс. «И тенденция будет лишь нарастать, если не принять самых решительных мер», – считает он.

Истощение запасов природных ресурсов в Европе делает ее еще более уязвимой для роста цен на энергоресурсы, указывает другой эксперт. А ЕС и так страдает из-за дорогой электроэнергии, которая подрывает конкурентоспособность европейской промышленности и в целом экономики ЕС.

Профессор института Виктор Адерсон предлагает европейским странам рецепт от энергетической зависимости – начать кампанию по самому активному использованию возобновляемых источников энергии: солнца, ветра, приливных волн. Одновременно с этим надо инициировать поиски новых запасов нефти в Северном море, а также убедить США расширить поставки природного газа.

Однако эти способы могут не помочь. ЕС уже давно сокращает потребление природного газа путем замещения его относительно недорогим углем и отчасти – возобновляемыми источниками энергии. Однако альтернативные источники энергии все еще остаются очень дорогими по сравнению с традиционными.

Политики и энергетические компании уже начали активно выступать за сокращение расходов на возобновляемые источники энергии. Потому что они довольно плохо сочетаются с политикой бюджетной экономии, которая так необходима практически всем странам еврозоны (различается только уровень необходимой экономии).

Министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль недавно заявил, что в ЕС достигнут «предел по субсидиям для возобновляемой энергетики». В одной только Германии компании и потребители вынуждены ежегодно платить 24 млрд евро (32 млрд долларов) за поддержку развития альтернативных источников энергии. ЕС необходимо добиться снижения затрат на энергетику, в противном случае, по мнению немецкого министра, «Европе грозит деиндустриализация».

США дать Европе дешевые газ и нефть не могут. Для начала они пока технически не могут поставлять энергоресурсы в Европу. Прежде всего надо достроить инфраструктуру, те же СПГ-терминалы как для экспорта, так и для приема сжиженного газа, и пустить танкеры в Европу. Но появится другая проблема: у США физически не будет достаточных для ЕС объемов энергоресурсов.

И самое главное, что американцы не смогут, да и не захотят продавать энергоресурсы Европе по низкой цене. Цель США совсем в другом – не помочь Европе дешевыми ресурсами, а завоевать ее рынок. А для этого надо еще потеснить Россию на энергетическом рынке Европы. И именно для этого в том числе разыгрывается украинский сценарий. Так считает и доказывает свое мнение, в частности, аналитик Александр Полыгалов.

Сланцевая нефть в Европе

Каковы шансы Евросоюза стать мировым лидером гидроразрыва.

Европейский бум добычи сланцевого газа оказался не таким, каким некоторые его предсказывали. Мы очень далеко ушли от той ситуации, которая наблюдалась несколько лет назад, когда интерес к фрекингу в Европе только набирал обороты, подогреваемый успехами этой отрасли в Северной Америке.

Казалось, что Великобритания возглавляет это движение, учитывая ведущиеся сланцевые разработки в северо-западной и юго-западной части Англии. Компании стали расхватывать лицензии на проведение геологических исследований по всему континенту, и началась жадная оценка перспектив разработок от Скандинавии до Урала.

Что же с ними случилось, и как прогноз на эти работы в Европе выглядит сегодня?

Западная Европа

Из всех стран континентальной Европы самый большой потенциал добычи нетрадиционных углеводородов методом гидроразрыва у Франции. Считается, что у сланцев Северо-Французской низменности (Парижского бассейна) потенциально большое содержание сланцевого газа и низкое содержание сланцевой нефти, при этом потенциально большое количество сланцевого газа содержится также и в Юрских шельфах на юго-востоке страны. Но с 2011 года существует мораторий на добычу сланцевого газа, который был продлен в 2013 году. Таким образом, на данный момент во Франции ничего не взрывают.

В Германии, как и во Франции, добыча шельфового газа запрещена с 2011 года. Но в отличие от Франции, у нее нет таких громадных потенциальных запасов. Наибольший интерес вызывает добыча газа из слабопроницаемых песчаников и угольных пластов, и в последнее время появились подвижки к тому, чтобы разрешить добычу методом гидроразрыва на глубине более 3 тыс. метров. Единственная страна в континентальной Западной Европе со значительным потенциалом сланцевых газов — это Нидерланды. Однако там существует значительное общественное сопротивление, особенно с учетом того, что традиционная добыча газа всегда связывалась с проседанием пород и стимулированием сейсмической активности в районе города Гронинген. До настоящего момента добыча сланцевого газа гидроразрывом разрешена не была.

Восточная Европа

Польша, с ее явно перспективными сланцами и государственной поддержкой фрекинга, казалась будущим лидером европейского газодобывающего бума. Реальность, впрочем, оказалась довольно отрезвляющей.

Было пробурено много скважин, но только малая их часть показала те результаты, на которые все надеялись, и большинство крупных компаний ушло из страны. В долгосрочной перспективе польский сланцевый газ может оказаться рентабельным, но обширные сланцы и воодушевленные политики не в состоянии гарантировать успешную добычу ресурса.

Читайте также:  Общение на миллион или секреты успешной консумации от EGO agency

Украину тоже воспринимали как одно из главных направлений разработок, с возможностями добычи как на западе, так и на востоке страны. И там, и там начались исследования, но последующие политические потрясения и военный конфликт в Донецкой области определили очевидное: добыча не началась и в ближайшем будущем, скорее всего, не начнется.

Потенциально богатые газом сланцы Западной Украины продолжаются на территории Румынии и Болгарии. Chevron проводил в Румынии исследования сланцевых газов, но из-за неутешительных результатов и протестов защитников окружающей среды в начале 2015 года компания окончательно ушла из страны. Между тем Болгария в 2012 году объявила мораторий на добычу сланцевого газа. Считается, что в Венгрии и в области Литвы и Калининграда в балтийском регионе тоже находятся запасы нетрадиционных углеводородов, но пока было проведено мало исследований.

Скандинавия

Единственная скандинавская страна, в которой сланцы представляют интерес, это Дания, где, по предположениям Геологической службы США, в береговых квасцовых сланцах содержится 75 млрд кубических метров запасов газа.

В 2012 году правительство объявило мораторий на фрекинг, но компании Total было разрешено продолжить исследовательские работы на полуострове Ютландия и острове Зеландия, с планами этой весной пробурить тестовые скважины. Есть сообщения, что правительство может рассмотреть отмену моратория, если Total решит продолжить работу по добыче газа на основании положительных результатов исследований.

Южная Европа

Геология южной Европы имеет сложные тектонические характеристики. Там мало сланцевых пластов, и этот регион не пользовался крайне небольшим интересом в плане газовых разработок. Предполагается, что юрские сланцы в Баскско-Кантабрианском бассейне на северо-западе Испании имеют некоторый потенциал, и определенные работы в этом регионе уже начались.

Что будет дальше?

Понятно, что в очень немногих европейских странах фрекинг может начаться в обозримом будущем, если вообще начнется. Многие европейские сланцы, которые считались многообещающими, оказались в геологическом отношении значительно более сложными, чем представлялись вначале.

Это обусловлено тем, что сланец, несмотря на его исключительно широкое распространение, не становился объектом исследования — по крайней мере, до недавнего времени. Еще многое предстоит выяснить про то, как формируются сланцы, как различаются и как реагируют на гидроразрыв.

Кроме того, конфликт между политическими соображениями и опасениями защитников окружающей среды оказался острее ожидаемого, при этом внезапный спад цен на нефть сделал все затраты в этой области значительно более ощутимыми, чем они были год назад. Для компаний этой сферы изменилась экономика — и в особенности после того, как проявились сложности геологии. И раньше было понятно, что европейские сланцы отличаются от американских. Теперь для больших компаний они выглядят значительно менее привлекательными.

И все же продолжать исследования технологии фрекинга совершенно необходимо. Изучение геологии сланцев все еще находится на начальной стадии. Если разработка сланцев в Европе все же начнется, требуется собрать, проанализировать и сделать публично доступной основную информацию по возможному изменению окружающей среды, которое вызовет фрекинг в предполагаемых местах добычи, равно как и данные долгосрочного мониторинга.

Ученые, изучающие сланцы, должны выстроить конструктивный диалог с общественностью и объяснить, что мы знаем и чего еще не знаем о возможных рисках. В эту работу вовлечен проект ReFINE (Изучение гидроразрыва в Европе), который исследует, насколько глубоко проходят трещины гидроразрыва пласта, насколько сильное землетрясение это может вызвать и насколько велика вероятность утечек из скважин газовой залежи.

Между тем Евросоюз несколько недель назад объявил, что присудит 12 млн евро исследователям, которые изучат экологическое влияние гидроразрыва и риски распространения химических соединений и газов под землей. Может быть, Европа и не станет мировым лидером гидроразрыва, но она может возглавить его научное изучение.

Где в Европе добывают нефть

В 50 км от Лондона, недалеко от аэропорта Гатвик, обнаружено месторождение со значительным запасом нефти. По сообщениям компании UK Oil and Gas Investments (UKOG), запасы могут составить порядка 100 млрд баррелей, что может серьезно изменить расклад сил в мировой экономике. Мы решили выяснить, где еще в Европе добывают нефть.

Л ондон, благодаря новым данным геологоразведки, может выйти на новый уровень мирового рынка нефти, хотя и сегодня Великобритания является одной из ведущих нефтедобывающих стран Европы. Мы составили рейтинг самых крупных нефтедобытчиков Европы, сознательно не включив в него Россию.

Норвегия

Страны, имеющие выход к Северному морю, многие годы были нефтяной кормушкой Европы. С ростом запросов эти страны потеряли лидирующие позиции в рейтинге европейских доноров, однако для себя обеспечили относительную энергетическую независимость.

Лидером Европы по нефтедобыче сегодня является Норвегия, добывающая около двух миллионов баррелей нефти в день. Для Европы это огромные цифры, что позволяет скандинавскому королевству чувствовать себя в экономической безопасности, так как помимо высокого уровня диверсификации экономики, стабильность обеспечивают средства от экспорта нефти.

Для сравнения, весь Евросоюз добывает в день около полутора миллионов баррелей.

Великобритания

Ежедневная добыча нефти в Великобритании, на сегодняшний день составляет около 800 000 баррелей, что является рекордным показателем в Евросоюзе, но и это не позволяет отказаться от импортного сырья надолго.

Прежде нефть и газ доставлялись в Великобританию в основном с шельфа Северного моря, однако количества этого топлива уже давно было недостаточно для того, чтобы покрыть растущие потребности страны.

Наиболее крупными нефтяными месторождениями на британском континентальном шельфе в Северном море являются: Леман-Бенк, Брент, Моркэм и Биззард. Среди континентальных – самым крупным нефтяным месторождением считается Вутч Ферм с запасами порядка 60 млн. тонн нефти.

Дания

Еще одно государство Скандинавии, занимающее третье место в Европе по добычи нефти, имеет в четыре раза более скромные показатели. Дания добывает 200 000 баррелей в день.

В плане энергоресурсов Дания полностью самодостаточна. В последние годы обнаружена нефть на шельфе в Северном море и на юге Ютландии.

Германия

Четвертое место занимает экономический локомотив Европы – Германия. Естественно, что для такой экономки, как в Германии, добыча примерно 170 000 баррелей нефти в день является недостаточной, поэтому страна импортирует значительные объемы нефтепродуктов.

Основа нефтяной промышленности Германии – прибрежные районы. Большая часть германской нефти поступает из самого крупного нефтяного поля в средней части западного побережья Шлезвиг-Гольштейна.

По прогнозам ученых, в недрах Германии хранятся еще около 560 млн. тонн нефти, добыча которой до сих пор считалась слишком трудоемкой и нерентабельной.

Италия

Пятерку замыкает Италия, добывающая 112 000 баррелей нефти в день. Самые крупные месторождения на суше – Трекате, Монте-Альпи, Рагуза, на континентальном шельфе – Роспо-Маре, Акила, Джела. На большинстве морских месторождений Италии добывается тяжелая нефть, что осложняет ее переработку.

В конце 90-х годов на большинстве морских месторождений в связи с истощением запасов добыча нефти прекратилась. В итоге к 2003 году 90% всей нефти в Италии производилось на суше. Итальянцы не унывают – и по их прогнозам, в стране еще много нефти, которую нужно просто добыть.

Румыния, Украина, Франция, Турция

С пятого по девятое место в рейтинге расположились Румыния, Украина, Франция и Турция, добыча нефти, в которых составляет от 50 до 100 тыс. баррелей нефти в день. Замыкает десятку Белоруссия с показателем около 30 000 баррелей в день.

Для сравнения масштабов и понимания места Европы на нефтяном рынке, стоит отметить, что показатели первой тройки в мире превышают 10 млн баррелей в день. В эту тройку входят Россия, США и Саудовская Аравия.

Тем не менее, именно европейские нефтяные компании являются главными игроками на рынке. Отсутствие ресурсов на своей территории не мешает этим компаниям выигрывать право на нефтедобычу в самых разных уголках мира. Дело в том, что европейские компании благодаря многолетней работе на рынке имеют необходимые опыт, технологии и обученный персонал, чем не могут похвастаться страны, в которых эту нефть добывают.

7 наивных вопросов о нефтяном споре России и Беларуси

Переговоры Москвы и Минска об условиях поставок российской нефти в Республику Беларусь вызывают много вопросов у непосвященной аудитории. В нефтяном споре двух стран хватает нюансов и технических деталей, в которых сложно разобраться неспециалисту. Для аналитического портала RuBaltic.Ru на самые частые вопросы о нефтяном конфликте России и Беларуси ответил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь ЮШКОВ.

1. В чем, собственно, суть нынешнего конфликта в энергетической сфере?

Сразу стоит сказать, что конфликт между Россией и Беларусью есть и в нефтяной сфере, и в газовой, и в электроэнергетике. Но основной спор все-таки в нефтяной отрасли.

Смысл противоречий заключается в том, что в России с 2019 года проходит «налоговый маневр» — реформа системы налогообложения нефтяной отрасли, по которой ежегодно экспортная пошлина на нефть будет уменьшаться на 5%, а налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) возрастать.

Решение о такой реформе пролоббировал экономический блок правительства РФ в период низких цен на нефть в 2015–2016 годах. После окончания «налогового маневра» в 2024 году экспортная пошлина будет равна нулю, и вся фискальная нагрузка перейдет «на скважину» в виде НДПИ. То есть облагаться будет 100% добываемой нефти. Отсюда и дополнительные доходы бюджета.

При этом система экспортная пошлина + НДПИ позволяла сохранить низкие цены на нефть на российском рынке и соответственно рынках ЕАЭС (между странами союза нет экспортных пошлин).

А в 2024 году, когда окончится «маневр», нефть сразу после уплаты НДПИ будет иметь мировой уровень цен. Логично, что из более дорогой нефти будут получаться более дорогие нефтепродукты.

Но для того, чтобы топливо на российском рынке не дорожало, в России был разработан механизм «демпфирующей надбавки». Он предполагает выплаты нефтяным компаниям из бюджета РФ субсидий, которые позволят сдерживать рост цен на топливо.

Таким образом, суть конфликта с Беларусью заключается в том, что из-за «налогового маневра» в 2024 году российские цены на нефть для белорусских НПЗ сравняются с мировыми.

А «демпфирующую надбавку» Россия из своего бюджета нефтеперерабатывающим предприятиям другого государства выплачивать не хочет.

Читайте также:  Нефть в Арктической зоне Западного полушария

2. Действительно ли «налоговый маневр» был придуман «против» Беларуси?

Нет, «налоговый маневр» был придуман для пополнения российского бюджета в период низких цен на углеводороды на мировом рынке. И в ответ на требования Минска распространить «демпфирующую надбавку» на белорусские НПЗ Москва обозначила условия, при которых это возможно сделать.

Так, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев еще в декабре 2018 года заявил, что компенсация за «налоговый маневр» возможна лишь в условиях более глубокой экономический интеграции, включающей единую налоговую систему и реализацию других положений договора о Союзном государстве.

3. Нарушает ли какие-то международные или двусторонние договоренности Россия, проводя налоговый маневр в нефтяной сфере?

Нет, не нарушает, потому что ни в одном законе не сказано, что Россия должна согласовывать реформу в области налогообложения с другими государствами ЕАЭС либо Союзного государства.

Изменение Налогового кодекса — это суверенное дело РФ, и нет международных договоров, это оспаривающих.

4. Действительно ли Россия с 1 января подняла цены на нефть для Беларуси выше мировых, из-за чего Минск и отказался покупать сырье?

Нет, это неправда. За счет отсутствия экспортной пошлины между Россией и Беларусью нефть продается существенно дешевле, чем на мировом рынке. В 2019 году белорусские НПЗ покупали российскую нефть сорта Urals по цене примерно на 13–15 долларов ниже, чем эта же нефть продавалась на рынках третьих стран.

Источник: Белстат, Минфин РФ

С 1 января «налоговый маневр» сделал следующий шаг — экспортная пошлина уменьшилась на 5% и возрос НДПИ.

Это ведет к тому, что разница между ценами на российскую нефть для Беларуси и ценами для третьих стран сократится с 15 долларов за баррель до 10–13 долларов за баррель.

Минск пытается сохранить размер скидки, предлагая российским компаниям отказаться от прибыли и продавать нефть фактически по себестоимости. Все российские предприятия являются коммерческими компаниями и должны получать прибыль, поэтому отказываются от предложений Беларуси и перенаправляют нефть на другие рынки.

Только «Русснефть» Михаила Гуцириева поставляет небольшие объемы на белорусские НПЗ. Вероятно, у бизнесмена есть личная договоренность об условиях торговли с президентом Александром Лукашенко.

5. Что такое «премии топ-менеджменту нефтяных компаний», о которых говорит Беларусь, аргументируя свой отказ платить за нефть более высокую цену?

Здесь происходит подмена понятий, так как Беларуси идеологически выгодно представить некоторую сумму как премии топ-менеджменту нефтяных компаний, для того чтобы население России тоже воспринимало эту сумму негативно.

В реальности речь идет не о премии, а о выгоде нефтяных компаний, которая остается после продажи нефти.

По закону РФ все коммерческие предприятия должны быть прибыльными, и в нефтяной сфере также стоимость продукта для покупателя рассчитывается с учетом себестоимости добычи продукта, его транспортировки и некой надбавки, формирующей прибыль. Эта надбавка составляет около 6–10 долларов за тонну (это меньше 1 доллара за баррель). И вот эти деньги остаются в бюджете компании.

Нефтяные компании не торгуют себе в убыток и не будут продавать нефть по себестоимости. Поэтому некорректно говорить, что, продавая нефть Беларуси, предприятия закладывают некую «премию», а в сделках с Европой данной «премии» нет.

6. Может ли Беларусь отказаться или хотя бы сократить закупку нефти у России?

Да, может. Но это обойдется ей дороже по сравнению с российским предложением. Каждый поставщик нефти за пределами ЕАЭС продаст нефть Беларуси по рыночным ценам. После этого нужно будет оплатить перевалку с танкера на сушу и доставку по железной дороге или нефтепроводу до НПЗ.

В 2010–2012 годах Минск, также в рамках конфликта с Россией, демонстративно закупал нефть в Венесуэле и в Азербайджане. Каждая тонна альтернативной нефти стоила более чем в два раза дороже российской.

При этом были опробованы почти все варианты доставки нефти до НПЗ — порты Прибалтики, Одесса и далее по железной дороге, а также нефтепровод «Одесса — Броды» и далее по нефтепроводу «Дружба». Минск прекрасно понимает экономику логистики.

Даже после 2024 года, когда цена на российскую нефть сравняется с мировой, выгоднее будет покупать сырье именно у России за счет короткого транспортного плеча и использования нефтепровода для доставки сырья на заводы.

Использование двух ниток нефтепровода «Дружба», чтобы доставлять нефть через порт Гданьска и далее нефтепроводом, является малореалистичным. По этим нефтепроводам идет нефть из России для польских и немецких НПЗ. При остановке «Дружбы» сырье будет доставляться как раз через порт Гданьска, поэтому там не будет свободных мощностей для Беларуси.

7. Может ли Беларусь компенсировать свои потери за счет увеличения тарифа на прокачку нефти по «Дружбе»?

Так как участок трубопровода «Дружба», который проходит по территории Беларуси, находится в собственности республики (принадлежит государственной компании «Гомельтранснефть Дружба»), такая попытка может быть предпринята. Но чем больше тариф прокачки, тем привлекательнее станут альтернативные маршруты. Россия прокачивает по «Дружбе» около 48 млн т. нефти ежегодно.

Прошлогодняя история с хлорированной нефтью показала, что даже при остановленном нефтепроводе Россия может не останавливать экспорт сырья, перенаправив его через порты Балтийского и Черного морей.

В итоге Беларусь может лишиться грузопотока. Хотя по международным договорам, рост тарифа согласуют обе стороны.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Европейские страны активизируют добычу нефти и газа

Протесты против «зеленой» энергетики

Ориентация Европы на увеличение доли возобновляемых источников энергии в общем энергопотреблении в последнее время сталкивается со все более интенсивной критикой добывающих и коммунальных, а также промышленных компаний. Европейские промышленники указывают политикам на падение конкурентоспособности производственных компаний Старого Света, а ведущие газовые, электроэнергетические и коммунальные компании в прошлом году призвали полностью пересмотреть энергетическую политику Евросоюза, снизив госсубсидии на «зеленую» энергетику. Эти компании выступили против введения цели для доли возобновляемой энергетики на 2030 г. Сейчас в Еврокомиссии идет обсуждение этого вопроса, сообщает сегодня Financial Times, и рассматривается возможность отказаться от установления обязывающей цели (за это выступает, в частности, Великобритания), предложив ориентировочную цель на уровне менее 30%.

На нынешнем этапе энергетическая политика обязует страны ЕС к 2020 г. получать из возобновляемых источников не менее 20% энергии и сократить выбросы парниковых газов на 20% с уровня 1990 г. Масштабные госсубсидии производителям энергии из возобновляемых источников частично объясняют высокие цены на электроэнергию в ЕС. Многие в Европе с завистью смотрят на то, как сланцевая революция в США привела к падению цен на газ в стране на 66% в 2005-2012 гг. (в Европе они выросли на 35% за тот же период), спровоцировав ренессанс в промышленности.

Между тем высокие цены на энергоресурсы заставляют компании и политиков активизироваться и в секторе добычи ископаемого топлива. В попытке создать новые рабочие места и увеличить бюджетные доходы Италия (третья по запасам нефти страна в Европе) предпринимает шаги по наращиванию нефтедобычи в богатом ресурсами, но обнищавшем регионе Базиликата. А французская Total стала стала первой крупной международной компанией, заинтересовавшейся добычей сланцевого газа в Великобритании. Она сегодня сообщила, что купила 40% в двух лицензиях на разработку месторождений сланцевого газа.

Повторить сланцевую революцию в Великобритании?

Total заплатила за них менее $50 млн, рассказали The Wall Street Journal (WSJ) люди, знакомые с ситуацией. Компания не сообщила, сколько намерена инвестировать; по словам одного из людей, знакомых с ее планами, Total потратит $45 млн на бурение разведочных скважин по обеим лицензиям.

Ее партнерами будут Dart Energy (17,5%), IGas Energy и Egdon Resources (по 14,5%) и eCORP International (13,5%).

Хотя планы Total пока не поражают масштабами, ее решение весьма значимо с точки зрения перспектив добычи сланцевого газа в Великобритании, оно также способно оказать поддержку властям страны в их планах по развитию этого сектора и привлечению крупных международных компаний, пишет WSJ. Согласно опубликованному в прошлом году докладу Геологической службы Великобритании (BGS), запасы газа на сланцевом месторождении «Боуленд» на севере страны достигают 1300 трлн куб. футов (36,8 трлн куб. м). Служба не оценивала, какое количество газа можно там добыть, но, по оценкам специалистов, даже если коэффициент извлечения составит 10% (примерно соответствует показателям на месторождениях в США), этих запасов хватит для удовлетворения потребностей страны в газе на 47 лет. В результате оценок BGS Великобритания вышла на первое место в Европе по доказанным запасам газа (почти 4 трлн куб. м).

Но пока коммерческой добычи сланцевого газа в Великобритании не ведется: пробурено несколько разведочных скважин, и лишь в одном месте был применен гидроразрыв пласта. Против использования этой технологии выступают местные жители и некоторые местные власти. Сегодня премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал, что местные власти, которые разрешат разработку сланцевых месторождений, смогут оставлять у себя налоги от работы соответствующих компаний в полном объеме (до сих пор речь шла о 50%).

Правительство намерено выдать от 50 до 150 лицензий на разработку нетрадиционных запасов углеводородного топлива на территории около 100 000 кв. км.

Италия обратилась к собственным запасам

Регион Базиликата на юге Италии благодаря обильным запасам нефти уже давно называют итальянским Техасом. Однако местные власти годами блокировали разработку месторождений, жалуясь, что не получают справедливой доли доходов, и опасаясь проблем для туристической отрасли и окружающей среды. Так, национальная компания Eni потратила большую часть 1990-х гг., чтобы договориться с ними о распределении доходов с месторождения Val d’Agri, которое сегодня является крупнейшим месторождением Европы на суше.

По данным BP, Италия занимает 3-е место в Европе по доказанным запасам нефти (почти 1,4 млрд баррелей).

Ссылка на основную публикацию